[Оглавление]


[...читать полную версию...]



НАТЮР МОРТ


Любое совпадение с реальными событиями - случайно, произошло не по вине автора, и последний не намерен нести за это никакой ответственности.



1

Проснувшись, Антон Белогорский сразу понял, что со сном ему повезло. Впечатление от сна осталось настолько сильное, что Антон, очутившись по другую сторону водораздела, какие-то секунды продолжал жить увиденным. Возможно, он слишком резво выпрыгнул в утро. Сознание вильнуло хвостом, и гильотина ночной цензуры лязгнула вхолостую. Антон запомнил не очень много, но запомнил в деталях - он не сомневался, что ни единое стёклышко не выпало из капризной мозаики сновидения. Сюжет был прост: какая-то закусочная, он клеит сразу трёх девиц, которые - после недолгих раздумий - согласны отправиться, куда он скажет, вот только подождут четвёртую подругу. Антон записывает их имена в записную книжку - одни лишь начальные буквы имён. Четыре буквы, вписанные почему-то в четыре клеточки квадрата, образуют слово "mort" - смерть, и он, сильно удивлённый, открывает глаза. Ему удаётся сохранить нетронутым полумрак телефонной будки, где он записывал в книжку; при нём же остаются розовый, лиловый и сиреневый цвета платьев, а сами платья, помнится, были легчайшими, из воздушного газа.

Прочие подробности, сливаясь в цельную мрачноватую картину, служили фоном и поодиночке неуклюжим разумом не ловились. То и дело выскакивали разные полузнакомые, размытые лица - на доли секунды, и тут же кто-то сокрытый оттаскивал их назад, за кулисы. Антона эти неясности оставляли равнодушным, ему хватало девиц и квадратика с буковками. Исключительно правдоподобный сон - знать бы, чем навеян. Возможно, этим? - Белогорский поднял глаза и начал в сотый раз рассматривать висевшую на стене картину. Это был натюрморт, изображавший фрукты, овощи и стакан вина. Картина была куплена по вздорному велению души, недорого, и провисела в комнате Антона не меньше года. Накануне - в ночной тишине, засыпая, - он тщился угадать во мраке знакомые очертания груш и огурцов. Конечно, "морт" приплыл оттуда, больше неоткуда плыть. А что касается незнакомых девиц - они, наверно, второстепенное приложение и сами по себе ничего особенного не означают. Итак, разобрались, и хватит с этим, пора отбросить одеяло и заняться каким-нибудь делом.

Дела, собственно говоря, не было. Антон Белогорский состоял на учёте на бирже - его сократили и вынудили жить на пособие. Сократили, между прочим, не как-нибудь в стиле Кафки - не было безликого государственного монстра, который равнодушно отрыгнул мелким винтиком. Бушевали страсти, и вполне живые, во многом неплохие люди так или иначе принимали участие в судьбе Антона, да и сам он скандалил, сражаясь за место под солнцем, и даже - совсем уж вопреки кафкианским обычаям - мог всерьёз рассчитывать на победу. Но только не повезло, и теперь Антону было совершенно всё равно - Кафка или не Кафка. Литературных аналогий было много, а суть свалившейся на него беды нисколько от них не менялась. На первых порах Белогорский ещё держался орлом, но постепенно начал опускаться, выбирая в качестве жизненного кредо апатию и всё с ней связанное. Он слегка отощал, перестал пользоваться дезодорантом, сапожную щётку засунул куда подальше, усов не ровнял и перешёл на одноразовые услуги "бленд-а-меда" - пока не кончился и "бленд-а-мед". С каждым разом, после возвращения с биржи, от него всё явственнее пахло псиной. Из зеркала взирал на него исподлобья угрюмый коротышка с зализанными назад редкими чёрными волосами, неприятно маленьким, острым, шелушащимся носиком и обветренными губами.

Поэтому в то утро, поскольку важных дел и встреч - повторимся - не было, Антон решил вообще не подходить к зеркалу. А заодно и не есть ничего - ну её в парашу, эту еду. Выпил холодной воды из-под крана, как попало оделся и вышел из дома, нащупывая в кармане огорчительные мятые десятки. Он плохо себе представлял, на что стоит израсходовать наличность - в его положении с соблазнами уже не борются, их просто не замечают, а если исключить соблазны - что останется? Крупами да макаронами он предусмотрительно запасся, за квартиру, озлобленный донельзя, не заплатит из принципа, даже если появятся деньги - пусть попробуют выселить. Тут Антон Белогорский поморщился - что за убогие мысли и образы! интересы - те просто насекомьи , а тип мышления - какой-то общепитовский. И в петлю не хочется тоже. Петля как идея обитала в сознании Белогорского с самого момента увольнения, но эта идея оставалась холодной, абстрактной и абсолютно непривлекательной. Будто компьютер, рассмотрев варианты решения проблем, вывел их все до последнего на экран монитора, не забыв и про этот - простого порядка ради.

Короче говоря, Антон направился в центр. В конце концов, туда ведут все пути. Конечно, кинотеатры, "Баскин Роббинс" и "Макдональдс" исключались - в центре Белогорский не мог себе позволить даже стакана чаю. Но он вдруг с чего-то решил, что сама геометрия родного Петербурга подействует на него исцеляюще, хотя многочисленные отечественные писатели не раз предупреждали его об обратном. Дойдя до метро, Антон, после небольших колебаний, потратился на газету бесплатных объявлений и в течение двадцати минут езды с трагической усмешкой штудировал раздел вакансий. От него требовали опыта работы с каким-то ПК, категорий В и С, водительских прав, физической закалки, длинных ног, вступительных взносов, двадцатипятилетнего возраста и принадлежности к женскому полу. Желательным условием было также знание языков, лучше - двух, и вдобавок не худо бы было ему разбираться в бухгалтерском учёте - будучи, естественно, женским длинноногим полом в возрасте до двадцати пяти лет. Плюгавые лысеющие брюнеты спросом не пользовались. "Водительские права! - Белогорский желчно хмыкнул. - Якобы все прочих прав уже полна коробочка - не хватает лишь водительских. Самой малости не хватает".

Тут к нему пристало помешавшееся существо неопределённого пола - как будто женского, но Антон не был в этом уверен. С нескрываемым безумием в голосе существо спросило:

- Ты думаешь, водяной умер? С ним всё в порядке, не беспокойся. Он в Одессе. Сейчас мы поедем к нему на аэродром.

Плюнув, Антон поднялся и пошёл к дверям.

Покинув поезд, он поискал глазами урну, не нашёл и с мелочным злорадством, несколько раз оглянувшись, швырнул газету под лавочку. На эскалаторе вёл себя смирно и лишь провожал мрачным взглядом проплывающие мимо лампы-бокалы, наполненные до краёв тусклым коммунальным светом. Балюстрада глухим голосом соблазняла пассажиров: "Снова в городе пиво Чувашское! Попробуйте только один раз - и вы наш постоянный клиент!" Антон вышел на улицу, шагнул, хрустнул зеркальцем подмёрзшей лужи и принял подношение, которое раз и навсегда решило его судьбу. Обычно подозрительный и осторожный (так ему казалось), он снова, в который раз, зазевался и машинально взял красочную листовку, которую вложил ему прямо в руку какой-то молодой человек. Ни о чём особенном не думая, Антон поднёс листок к глазам, замедлил шаг, остановился. Его начали толкать, он бочком отодвинулся и продолжал рассматривать незнакомую эмблему. Большое, ярко-алое сердце взрывало изнутри опешивший череп и победоносно сияло в кольце из костных обломков.Кости были нарисованы чёрным, а всю картину в целом заключили в белый круг на красном фоне. Белогорский перевернул бумажку и обнаружил текст. Прочитал он следующее:

ВЫ - НИКТО? ВЫ - НЕКРАСИВЫ? ВЫ - ИЗГОЙ ОБЩЕСТВА?
ВАС ВЫГНАЛИ, УНИЗИЛИ, РАСТОПТАЛИ, ОКЛЕВЕТАЛИ?
У ВАС НЕТ РОДИНЫ? НЕТ ТАЛАНТА? НЕТ ДОСТИЖЕНИЙ?
КОРОЧЕ ГОВОРЯ - ВАМ НЕЧЕМ ГОРДИТЬСЯ?
Н Е Т   Н И К А К И Х   П Р О Б Л Е М !
П Р И ХО Д И Т Е   В   "У Ж А С" !
"У Ж А С"   -   Э Т О :
- У Т В Е Р Ж Д Е Н И Е
- Ж И З Н И
- А К Т И В Н Ы М
- С П О С О Б О М !
СОБЕСЕДОВАНИЕ ЕЖЕДНЕВНО ПО АДРЕСУ : УЛИЦА ПУШКИНСКАЯ, Д. 10, В 12. 30

Антон снова перевернул листок и повторно изучил рисунок. Потом посмотрел на раздатчика пригласительных билетов - то был парень лет восемнадцати, одетый в гимнастёрку, галифе и высокие сапоги, затянутый в ремни, лицом неинтересный и с нарукавной повязкой, где красовалось всё то же сердце, взрывающее череп. Помимо листовок, были у юноши ещё и газеты - целая пачка листов, перекинутых через согнутое левое предплечье. Красно-бело-чёрная гамма пробудила в Белогорском совершенно недвусмысленные ассоциации. Однако заложенное в эмблему содержание казалось вполне благопристойным. Разбитый символ смерти, торжествующий символ жизни... Нет - разумеется, Антон не сомневался ни секунды, что ему предлагают посетить очередную западню. Он успел приобрести богатый опыт по части "Гербалайфа", "Визьона", "Ньювейса", сайентологии и прочих структур, где всё начинается с уплаты колоссальных сумм за право деятельности. Но он, как ни грустно признать, сделался своего рода наркоманом и на подобные мероприятия ходил, измученный бездельем, будто на службу. Он знал все уловки и хитрости, на которые пускались устроители презентаций с целью околдовать своих безмозглых гостей; он стал, между прочим, приличным экспертом по части рекламы и именно в этой области мог быть полезным, но общество не испытывало недостатка в подобных специалистах. Антон рассудил, что шокирующая, примитивная аббревиатура "УЖАС" является основной приманкой - не самой, кстати сказать, высокой пробы. Призванная, казалось бы, отпугивать посетителей, она, напротив, оборачивается главным, что будет их привлекать. Но, как бы он ни относился к уровню ловушки, крючок Антон хапнул - жадно и бездумно. У него, во всяком случае, появилось занятие.

Белогорский вернулся к раздатчику.

- Сколько придётся заплатить?- спросил он в лоб, показывая, что зазывала имеет дело с человеком бывалым.

- Нисколько, - ответил тот, не удивляясь, поскольку привык к этому вопросу. Его задавал каждый второй.

- Ну, не надо, молодой человек, - протянул Антон скучным голосом. - Не задарма ж вы тут стоите. Какой вам резон?

Парень ловко выдернул из пачки газет один экземпляр и подал занудному типу со словами:

- Вот, возьмите - почитаете, и всё станет ясно.

Раздатчик дежурно улыбнулся и бросился с листовкой к очередной вороне, глазевшей по сторонам. Антон посмотрел на часы - была половина двенадцатого, он успевал с большим запасом. Криво улыбаясь, Белогорский встал в сторонке и впился глазами в газетный лист. Печатное издание называлось: "УЖАС" России", а передовица была озаглавлена так: "До победы - рукой подать". Антон, прежде чем начать чтение, заглянул в конец и обнаружил, что статья подписана неким кандидатом философских наук по фамилии Ферт. Отметив, что писал кандидат, а не, скажем, профессор, что позволяло косвенно судить об уровне организации, Антон взялся за сам текст. В частности, он прочитал:

"...Социальный статус индивида во многом зависит от самооценки, и если последняя изначально занижена, то это является причиной большинства жизненных неурядиц. Снижение самооценки может быть обусловлено как субъективными, так и объективными факторами. Среди субъективных отметим Адлеровский комплекс, органические заболевания нервной системы, иные физические, конституциональные дефекты - мы не ставим себе целью рассматривать все эти моменты. Наша задача - подробнее остановиться на факторах объективных. Любое общество располагает, в зависимости от господствующей идеологии, теми или иными ценностными стандартами. К ним можно отнести личную инициативу, коллективизм, показатели интеллекта, национальность, принадлежность к той или иной расе, вероисповедание, физическое совершенство, партийность и так далее. Встаёт вопрос: как следует вести и чувствовать себя личности, интеллектуальный уровень которой можно оценить как средний, инициатива отсутствует как таковая, работа в коллективе не приносит удовлетворения, национальность и раса - не поймёшь, какие (к примеру, еврейский отец и киргизская мать, притом оба - наполовину, поскольку бабушки и по той, и по другой линии были хохлячками)? Как жить и чем гордиться субъекту, который не имеет каких бы то ни было достижений и заслуг, не верит в Бога, плюёт на политические партии, а телесно - немощен и слаб, вдобавок же - не отличается внешней красотой в общепринятом смысле? Разве перед нами не человек?"

Антон невольно покачал головой - словно про него написали. Ниже Ферт заявлял:

"Итак - что осталось после удаления шелухи? Нет ни веры, ни идей, ни национального самосознания. Нет ничего, на что мог бы опереться простой человек - человек, каких большинство! Но мы берёмся с этим поспорить. Мы утверждаем, что - есть! есть предмет, которым вправе гордиться действительно любой из живущих! Потому что предмет этот - сама жизнь. Мы гордимся жизнью как таковой, мы превозносим тот факт, что мы попросту живы, и кто обвинит нас в каком-то заблуждении, если больше гордиться нам нечем? Мы не делаем из этого обстоятельства никакого секрета, мы не видим в основе нашего достоинства ничего постыдного..."

Антон, которому выводы Ферта показались нелепыми и далёкими именно от жизни, с нарастающим раздражением перешёл к другой статье. Эту написал некий церковный деятель, чей титул ни о чём не говорил Белогорскому. Белогорский вообще не интересовался вопросами религии, поэтому он лишь бегло просмотрел статью, речь в которой шла об иллюзорности смерти, предстоящем торжестве вечной жизни, равной в сущности самому бытию. Прочитанный бред его успокоил - в том успокоении присутствовала известная извращённость неудачника. Ему не придётся принимать решений. Организация "УЖАС" полностью скомпрометировала себя в глазах Антона, этим психам не поверит даже ребёнок, и значит, Белогорскому не придётся мучиться, гадая - прав он был или не прав, когда отверг предложение. Теперь он со спокойным сердцем мог пойти и поглазеть на бесплатный цирк.


2

До места, указанного в листовке, оставалось пройти квартал; Антону начали попадаться люди, одетые по-военному и с повязками на рукавах. Они оживлённо беседовали друг с другом, курили "Лаки Страйк" и демонстрировали нарочитое безразличие к прохожим. "Стар приёмчик,- улыбнулся про себя Антон.- Дескать, много их. А раз много - не все же они дураки. Присоединяйтесь! Они ещё посмотрят, взять ли нас. А сами спят и видят, как бы окрутить побольше козлов". Он шёл не спеша, готовый потешиться всласть. Возможно, он даст охмурялам надежду, проявит нерешительность. Они возьмутся за него с утроенной силой, начнут уговаривать и убеждать, предложат взять кредит - да прямо у них! Прямо тут же, не отходя! Если нет у него с собой денег на вступительный взнос! Да! Как будто он не знает, что всё упирается в деньги! Иначе зачем наряжаться, как пугала! Печатать газетки и листовочки! А как же! Ясно, у них контора самая лучшая. Только-только открылась. Ваше процветание обеспечено, уважаемые гости! Только доверьтесь! "Хрен вам",- пробормотал Антон мечтательно и переключился на простых прохожих. Сутулые спины и опущенные плечи выдавали потенциальных гостей. Антон приосанился. "Так называемая биомеханика позвоночника,- подумал он.- Человеческая жалкая тварь гуляет не хер гордо выпятив, а задницу отклячив, как предвечно замыслено", - Антон додумывая мысль, закончил её оборотом из только что просмотренной религиозной статьи. Он подошёл к парадному подъезду; там толпился народ - большей частью бесцветные соколы "УЖАСа". Двое торчали у самых дверей, один из них задержал Антона и вежливо спросил, к кому он направляется.

- Не знаю,- пожал плечами Антон, слегка растерявшийся от очевидной наглости вопрошавшего. Даже не скрывают, что нужно прийти не вообще, а к кому-то! Ведь система известна: кто вербовщик, тот и получает куш! Хоть бы подождали чуть-чуть, попытались запудрить мозги , а уж потом показывали истинное лицо компании.

Краснорожая обезьяна в гимнастёрке взяла у Белогорского пригласительный билет.

- Вот же написано - вам к господину Ферту, - медленно, словно дебилу, объяснил часовой.

- Неужели к самому Ферту?- издевательски поразился Антон, обнаружив, что верно! мелкими буквами внизу было приписано - "инструктор Ферт".

- Вы с ним знакомы?- краснорожий благожелательно осклабился.

- Шапочно, - ответил Антон и отобрал билет.- Куда мне пройти?

- В конференц-зал, на втором этаже.

Антон вошёл в здание, спившийся сокол крикнул ему вдогонку:

- Гардероб - сразу направо, за углом! У нас принято снимать верхнюю одежду!

"Обойдёшься",- пробормотал Белогорский себе под нос и начал подниматься по лестнице как был - в грязно-коричневой куртке и вязаной шапочке "Seiko". Поднимаясь, он намеренно разжигал в себе гнев: "Что творится! Явные фашисты - и пожалуйста! помещение в центре города, милиции нет...Рано или поздно доиграемся!" На втором этаже его встретила очередная гимнастёрка. В руках у воина был серебряный поднос с канапе и фужерами, полными белого вина.

- Только куртку придётся оставить внизу,- молвил угощатель с сожалением, но непреклонно.

Антон сбился с шага. Вином его пока что нигде не встречали. После двухсекундного раздумья гонор слетел с него, и Белогорский покорно отправился в гардероб. Оставшись в нестиранном свитере, он вновь поднялся по ступеням, где строгий встречающий с лёгким поклоном пригласил его выпить и закусить. Антон взял фужер, неловко подцепил канапе и оглянулся, не зная, куда со всем этим податься. Бесстрастная гимнастёрка терпеливо ждала. "Он ждёт фужер",- догадался Антон, быстро выпил, поставил посуду на поднос и с канапе в руке проследовал в конференц-зал. Там к тому времени собралось уже много народу - в основном, типичные читатели "Из рук в руки" - газеты бесплатных объявлений. Их затрапезный внешний вид возбуждал желание немножко изменить заголовок и зарегистрировать газету под более справедливым названием - "Из брюк в руки". Динамик величиной с добрый комод гремел незнакомым маршем. Литавры, барабаны и трубы наводили на мысли о седобородых вояках со шрамами, затупившихся мечах и ратной доблести как форме бытия. Мелодию Антон слышал впервые, зато слова на музыку ложились какие-то знакомые. Что-то из школы...Чёрт побери, да это же Блок! "О, весна без конца и без края! Без конца и без края мечта! Узнаю тебя, жизнь, принимаю! И приветствую звоном щита!"

"Однако!- покачал головой Белогорский. - Вот так гимн!" Он хорошо знал, что все без исключения проходимцы, создавая компанию, выбирали в качестве гимна какое-нибудь популярное, заводное произведение. Тот же "Гербалайф" весьма, помнится, удачно использовал вокальное мастерство Тины Тернер. Но "УЖАС" рискнул придумать нечто оригинальное, своё, и марш - надо отдать ему должное - не подкачал в смысле музыки. Стихи, конечно, критическим нападкам не подлежали.

Антон поискал свободное место - чтоб было не слишком далеко и не слишком близко. На заднем ряду ничего не услышишь, а с первого могут дёрнуть на сцену для какой-нибудь идиотской демонстрации. Он был сыт по горло подобными трюками - ему неоднократно мазали рожу лечебными кремами, опрыскивали сексуальными духами и вовлекали в показательные, оскорбительные для человека дискуссии. Место нашлось - в восьмом от сцены ряду, с краю. Устроившись поудобнее, Белогорский проглотил, не жуя, канапе и начал глазеть по сторонам.

Всё вокруг наводило на мысль об очередном жульническом шабаше. Всё, кроме нескольких мелочей - пресловутого бесплатного подноса, военной формы хозяев и...да, конечно! Сцена была абсолютно пуста, если не считать обязательного для всех таких собраний микрофона. До сих пор первым, что бросалось в глаза Антону на презентациях, было изобилие образцов продукции. После всегда предлагался один и тот же сценарий - сперва немного об исключительных достоинствах этой продукции, потом - о фантастической прибыли с её оборота: только и знай, что впаривать ее лохам с утра до вечера. Здесь же не было ничего. "Неужели раздавать газеты?"- подумал Антон в недоумении. Дальше этого предположения его фантазия не шла. Он внезапно почувствовал себя не в своей тарелке при виде задника, изображавшего знакомые сердце и череп. Всмотрелся в лица сотрудников "УЖАСа" - ни одного образчика классической красоты - либо воплощённая серость, либо очевидное безобразие. В этот момент музыка неожиданно смолкла, и воцарилась напряжённая тишина. Приглашённые тупо смотрели перед собой, некоторые осторожно обменивались бессмысленными замечаниями. Ожидание длилось недолго: динамик вдруг рявкнул, и хозяева массовки, до того момента сидевшие, развалясь, и якобы болтавшие о пустяках, вскочили на ноги, вытянулись по струнке и испустили короткий воинственный вопль. Их вид впечатлял, поэтому гости тоже зачем-то поднялись со своих мест и замерли в нерешительности, хотя никто не призывал их вставать. Только стойка "вольно" в какой-то степени извиняла их единодушный порыв. Антон Белогорский ощутил, что ноги его самостоятельно, помимо воли, выпрямились, и он тоже стоит. Рёв из динамика нарастал, потом резко оборвался, и послышалась барабанная дробь. Сзади затопали; зрители начали оглядываться - по проходу к сцене шли шестеро знаменосцев с седьмым - барабанщиком - во главе. В складках обвисших знамён скрывалась уже известная анатомическая композиция. Грозно печатая шаг, знаменосцы поднялись по ступенькам, выстроились в шеренгу и дружно стукнули древками о деревянный пол. Тут же вернулся недавний жизнерадостный марш - слова Блока, музыка народной революции. На сцену вышел упакованный в форму жердяй и отрывисто махнул рукой невидимому дирижёру. Звук приглушили, ведущий вытянул руки по швам и звонко объявил:

- Дорогие гости! Уважаемые дамы и господа! Наше общество горячо приветствует всех собравшихся! Имею честь предоставить слово теоретику нашего движения! Вы услышите уникального человека, незаурядного руководителя, не побоюсь сказать - выдающегося мыслителя наших дней! Приветствуйте - господин Ферт!!

Жердяй, произнося вступительное слово, забирал всё выше и последнюю фразу произнёс в диапазоне, близком к ультразвуковому. Оглушительная музыка хлынула в зал; под грохот аплодисментов по ступеням пошёл высокий полный субъект, который был одет в гражданское платье - строгую синюю двойку и галстук. Человек, изображая лёгкое смущение от незаслуженных похвал, приблизился к микрофону, где ни с того, ни с сего похлопал багровому от счастья конферансье, тут же стал очень строгим и властным и отеческим жестом попросил публику прекратить подхалимаж. Аплодисменты быстро стихли, Ферт удовлетворённо сверкнул очками.

- Как много вас, любезные сограждане! - сказал он громко. Голос у кандидата наук был сытый, задушевный.- Не знаю, как нам и быть! Мы не ожидали такого наплыва...

К Антону вернулась способность судить об окружающем здраво. Тем более, он снова слышал нечто родное, давным-давно надоевшее. "Нашёл дураков! Не ожидали...Вам чем больше, тем лучше. Примитивный блеф для домохозяек..." Ферт озабоченно потёр руки:

- Впрочем, дело не терпит, давайте начнём. Все вы пришли сюда потому, что каждого из вас что-то в вашей жизни не устраивает. Имея некоторый опыт, я скажу с уверенностью, что в подавляющем большинстве случаев виновата тяжёлая финансовая ситуация. И потому, - Ферт слегка наклонился вперёд и значительно поднял палец,- я сразу объявляю, что наша организация в состоянии обеспечить вам прожиточный минимум. Причём не тот, который принято считать официальным...Кроме того, чтобы развеять неизбежные подозрения, отмечу особо, что никаких вступительных взносов у вас не попросят.

Белогорский сидел, навострив уши. Он ничего не понимал. Мошенничество было налицо, но раньше он ни разу не слышал, чтобы проходимцы столь прямо и откровенно отказывались от поборов. Где же зарыта собака? Без собаки не бывает, изъятие денег у безработных баранов является основой существования всякого общества, которое позволяет себе ежедневные "открытые двери". Неужели он ошибся? Неужели - не пирамида? Нет, невозможно. Антон огляделся; на лицах соседей было написано такое же, как у него, недоверие. А также - помимо недоверия - другие чувства: раздражение из-за того, что в кои веки раз их вынуждают чуточку подумать, а не спать, полуживая надежда вытянуть счастливый билет и тяжкая мука по причине самого мыслительного процесса - непривычного и нежелательного.

Ферт, повидавший виды, читал их мысли легко и свободно.

- Это не сказки и не обман, почтенные сограждане. Кое-какими средствами мы располагаем - не скажу, что уж слишком большими, но всё же, всё же... Во-первых, у нас есть щедрые спонсоры из тех магнатов и нуворишей, которые нам сочувствуют. Вот, например,- и Ферт неожиданно заворковал по-иностранному. То ли по-английски, то ли по-французски, а в целом - весьма невразумительно, он перечислил с десяток компаний и фирм. Аудитория вновь насторожилась; кандидат наук поспешно перешел ко второму пункту.- Во-вторых,- сказал Ферт,- мы зарабатываем деньги сами. Вам хорошо известно, что только в мышеловках встречается бесплатный сыр, а потому спешу вас заверить - ничто не свалится на вас за просто так, с неба, и поработать придётся. Я говорю о конкретной, общественно полезной работе.

- Чё делать-то надо?- крикнул кто-то пьяненьким голосом с заднего ряда.

- Вам, боюсь, ничего,- осадил его Ферт.- Конкретно вы мне показались в этом зале посторонним, и я прошу вас удалиться.

Зал накрыла тишина. Никто не двинулся с места. Ферт, немного выждав, укоризненно нахмурился и посмотрел на одного из распорядителей. Двое в гимнастерках поспешили в конец зала, склонились над чем-то в третьем от стенки кресле и очень тихо произнесли несколько фраз. Расхристанная фигура, выбравшись из кресла, проследовала, тиская мятую шапку, нетвёрдой походкой к выходу.

- Прошу прощения,- извинился Ферт и продолжил: - Итак, мы остановились на предмете нашей активности. Возможно, кто-то решит, что в чисто деловой беседе я допускаю излишний пафос, но пафоса требует тема. Я говорю о самой жизни - именно жизнь есть предмет нашего поклонения и нашего служения. Вы спросите, как это может выглядеть на деле? Но ответ пугающе прост: мы боремся за жизнь всюду, где в этом возникает необходимость. Хосписы, больницы, профилактории, диспансеры, суды - короче говоря, множество учреждений, от деятельности которых зависит так или иначе человеческая жизнь, находится под нашей опекой. Не остаются без внимания одинокие пенсионеры, ветераны и инвалиды. Всюду, где только возможно, мы боремся за жизнь. Это тяжёлый труд, и он, конечно, должен быть оплачен. Несколько лет тому назад был учреждён специальный фонд, на средства которого, в основном, и ведётся наша деятельность. Мы остро нуждаемся в помощниках - а откуда же их взять, как не из многочисленной армии безработных? людей, которые не понаслышке знают, почём фунт лиха?

Против слов Ферта трудно было что-либо возразить. Антон Белогорский, к примеру, с возражениями не нашёлся. Ферт между тем счёл нужным доказать прописные истины. Он подошёл к краю сцены, сел на корточки, начал наугад тыкать пальцем в зал и требовать от зрителей сведений об их заработках. Ещё он спрашивал у гостей, приносит ли им их работа - если, конечно, она у них ещё осталась - чувство морального удовлетворения. Большинство, как и следовало ждать, ни тем, ни другим не могло похвастаться. Тогда кандидат наук, как бы неожиданно пресытившись, выпрямился; дружеская улыбка на холёном лице сменилась улыбкой торжествующей. Ферт щёлкнул пальцами, снова грянул послушный марш, а на сцену тем временем гуськом потянулись аккуратные, подтянутые сотрудники "УЖАСа". Всего их набралось двенадцать; Ферт, изнемогая от предвкушения триумфа, воскликнул:

- Расскажите, дорогие коллеги! Расскажите кратенько, что и как изменилось в вашей жизни после вступления в наши ряды!

Вперёд шагнул белобрысый молодой мужчина лет двадцати шести - двадцати восьми. Ростом он был с Антона, лицо покрывали следы былых сражений с гормональными чирьями.

- Моя фамилия - Коквин, - звонким голосом обрадовал он зал.- Вот уже четыре с половиной месяца, как я в "УЖАСе". Сейчас я не в состоянии представить, что когда-то - в точности, как вы сегодня, - сидел в этом зале и про себя смеялся над выступавшими. Я не поверил ни единому слову, но у меня не было выбора. Я не сомневался, что с меня потребуют денег, чтобы заплатить вступительный взнос. Когда я услышал, что платить не надо, то подумал: "Что я теряю? Что я теряю, черт подери?!"

На самовозбудившегося Коквина обрушились аплодисменты. Он их сердито, будто приходя постепенно в себя, выслушал и, состроив суровую мину, поднял руку, как если бы был по статусу не ниже Ферта, но позабыл об этом в пылу откровенности.

- И вот моя жизнь совершенно преобразилась!- закричал вдруг Коквин.- Я нахожусь среди друзей - это раз! Я чувствовал себя ненужным и униженным, теперь я с гордостью заявляю, что я, в отличие от некоторых, жив - это два! Я помогаю людям сохранить и улучшить их жизнь, я не позволяю врагу к ним приблизиться - это три! Я зарабатываю хорошие деньги - это четыре! - Побагровевший Коквин выхватил из кармана галифе пачку чеков и потряс ими в воздухе. Ему снова, в три раза громче, захлопали.

Белогорский слушал выступление скептически. Кое-что, к тому же, показалось ему непонятным. Что это за "некоторые", в отличие от которых Коквин жив? Что он хочет этим сказать? И о каком он говорит враге?

...Вслед за Коквиным выступил кудрявый, дёрганый, веснушчатый тип, назвавшийся Муравчиком. В рот Муравчику набилась, видно, каша, но чёткая артикуляция оказалась не так уж важна. Обрушив водопад эмоций в полную сонного сарказма трясину зала, он уступил место третьему. Вышел косноязычный толстяк по фамилии Свищев - этот ухитрился, вынимая свои чеки, рассыпать их по полу. Ферт сперва разгневался, но тут же догадался использовать неловкость в интересах шоу и преподнести её как следствие понятного, естественного волнения, как доказательство искренности. Содержанием выступления почти не отличались друг от друга, и их тайная сила заключалась в краткости и плохо разыгранном возбуждении. Ферт хорошо это знал.

- Ну, простите их, - попросил он зрителей, когда, под овации единоверцев, вся честная компания удалилась со сцены. - Это же не профессиональные актёры. Они волнуются. Будьте к ним снисходительны. Главное, вы слышали чистую правду. И сейчас я попрошу вас проявить ещё большую чуткость и терпимость. Сейчас я приглашу на сцену несколько человек, которым наша организация - как они сами считают - помогла. Угроза жизни этих людей была вполне реальной, но мы сумели отвести её на некоторое время...Пожалуйста, присоединяйтесь и приветствуйте вместе с нами!

Зал отреагировал на просьбу довольно сдержанно. Распорядители вывели, поддерживая под руки, древнюю старушку. Ферт поднёс бабульке микрофон, та приняла его дрожащей рукой.

- Евдокия Елизаровна!- обратился к ней Ферт проникновенно.- Расскажите нам, как вы сейчас себя чувствуете. Как живёте, как питаетесь...

- Ох, миленькие мои, - прошамкала Евдокия Елизаровна.- Вашему "УЖАСу" дай Бог здоровья...Я ж одна живу, пенсия сто четыре рубля. А ноги не ходят, спина отваливается. В голове поросята хрюкают - гук!гук!гук! В магазин не выйти, комната не убрана. Соседи, прости Господи, все пьяницы, проходу не дают...

- Так, Евдокия Елизаровна,- сказал терпеливо Ферт.- Хорошо. И что же изменилось?

- Так всё изменилось,- старушка с детским удивлением развела руками. - Ребятки, спасибо им, и приберут, и в за хлебом сходят, и в аптеку...

Слов у Ферта не было. Он безмолвно описал рукой полукруг, поклонился и первый захлопал в ладоши. "О весна! Без конца и без края! Без конца и без края мечта!" - завопил динамик. Поднялся лес гимнастёрок, все дружно, ритмично хлопали.

После старушки на сцене появился респектабельный пожилой мужчина. Он оказался бизнесменом, который получал очень серьёзные угрозы от конкурентов. "УЖАС" помог и ему - уладил все дела с МВД, с которым работал в тесном, как принято выражаться, контакте, выделил телохранителей. Именно последние в лихую минуту защитили предпринимателя от пули - благодарный бизнесмен на глазах у публики выписал Ферту крупный чек и крепко пожал руку. Потом пригласили замкнутую, оробевшую девицу - несколько недель тому назад её угораздило попасть под колёса полупьяной "девятки". Понадобилась кровь - "УЖАС" успел и тут: немедленно выслал доноров, и жизнь несчастной была спасена.

"Нечто вроде службы "911"",- подумал Антон Белогорский. В общем, не так уж плохо. Отчего бы и не попробовать? Военная форма, конечно, немного смущает. И вся эта из пальца высосанная идеология - на кой она дьявол? Он, понятное дело, об этом подробненько расспросит, прежде чем принять окончательное решение. Но в целом впечатление, скорее, благоприятное. Хорошо, что говорить ему предстоит с самим Фертом. Если он, Антон Белогорский, наденет форму "УЖАСа", то пусть уж лучше в учителях у него будет человек с понятием, а не какой-нибудь Коквин или Свищев. Да, придётся хорошенько подумать. Возможно, Париж стоит мессы.

Это выражение было у Белогорского одним из самых любимых. Когда он так говорил или думал, это означало, что решение уже принято.


3

Шоу подошло к концу. Ферт объявил, что все желающие могут теперь подойти к сотрудникам, чьи имена значатся в приглашениях, и обсудить детали. Зал загудел; часть зрителей ушла, не попрощавшись - не считая тех хамов, что покинули зал ещё во время представления. Оставшиеся разбились на группки, окружив хозяев праздника. Антон, поколебавшись, направился к Ферту, который сидел, закинув ногу на ногу, в первом ряду и принимал своих крестников в порядке живой очереди. Тех было человек пять-шесть, каждому он предлагал заполнить какую-то анкету. Заполнять её никто почему-то не хотел, а потому Ферт преспокойно, с вежливой улыбкой, советовал излишне недоверчивым соискателям попытать счастья где-нибудь в другом месте. Сам он, в свою очередь, не желал ничего объяснять и оставался непреклонен. Ругаясь, обиженные гости уходили не солоно хлебавши. Ферт продолжал беззаботно улыбаться, обнаруживая полную незаинтересованность в чересчур осторожных сотрудниках. Таким образом, Антон остался в одиночестве. Он посмотрел по сторонам: немногочисленные гости из отчаянных сидели, склонившись над листами бумаги. Антон глубоко вздохнул и поздоровался. Ферт сердечно закивал и протянул ему анкету:

- Не сочтите за труд заполнить.

- Да, но я сперва хотел бы...

- Пожалуйста, возьмите анкету, - повторил, словно не слыша, Ферт.

Антон взглянул на него, потом оглянулся на выход - и взял. Ферт, вместо того, чтобы радоваться, что хоть кто-то согласился на его условия, посмотрел на часы.

- У вас десять минут, - известил он Антона.- Достаточно?

- Наверно, - пожал плечами Белогорский, устроился через три кресла от инструктора и принялся изучать текст. Наглые, однако, вопросы. Национальность. Вероисповедание. Образование. Профессия. Возраст. Адрес. Партийность. Группа крови. Спортивный разряд. Печатные работы. Награды. Судимости. Знание языков. Специальные навыки. Вредные привычки. Семейное положение. Размер ежемесячного дохода. Сдерживаемые эмоции. Тьфу ты, холера! Какая гнида это составляла? Не нужно ли отпечатков пальцев?

- А куда всё это пойдёт? - осведомился Антон, перегибаясь через ручку кресла.

- Порву при вас,- улыбнулся Ферт. - Видите ли, я раскрываю карты лишь потому, что вы взяли анкету. Согласитесь - какой смысл тратить время на пустых, трусливых людей, которые её боятся даже взять - только взять, не заполнить! Полное отсутствие любопытства даже перед лицом голодной смерти.

- Так может быть, и заполнять не надо? - спросил Антон.- Если всё равно порвёте, почему нельзя устно?

- Легче прочитать - тогда сразу видно, на что обращать внимание в первую очередь и как строить беседу, - возразил Ферт уже с нотками неудовольствия.- Не хотелось бы в вас разочароваться - смелее! Осталось всего пять минут.

Антон махнул рукой и подчинился. Он трудился не пять, а целых пятнадцать минут, но Ферт ни разу его не поторопил и не сделал выговора, когда тот, наконец, вручил ему исписанный лист.

- Очень неплохо, - похвалил Белогорского инструктор и щёлкнул ногтем по листу, едва не проделав в нём дырку.- Сразу ясная картина!- он выхватил красный карандаш и стал энергично подчёркивать:- Среднее образование, полуеврей-полубелорус с татарскими вкраплениями, беспартийный, ни навыков, ни наград, в Бога не верите и вдобавок затаили злобу решительно на всех. Типичный невостребованный полукровка без предметов гордости. Мне кажется, вам у нас понравится.

- По-моему, вы всем так говорите, - Антон натянуто усмехнулся.

- Только тем, кто заполнил анкету, - рассмеялся Ферт и, как и обещал, разорвал его труд на восемь частей.- Итак, вы любезно ответили на наши вопросы. Я полагаю, у вас вопросов тоже накопилось - теперь вы можете с чистой совестью их задать.

Тот немного подумал.

- Ну...вот, например, насчёт телохранителей...Один на сцене упомянул, что к нему телохранителей приставили. Пули там всякие...Предупреждаю: я на мясо не гожусь. Физическая подготовка оставляет желать...в общем, вы понимаете.

- Конечно, понимаю. Никто вас под пули не отправит. Мы же не идиоты и видим, кто для какой работы создан. Фронт работ широк.

Белогорский с облегчением вздохнул.

- Почему ваши люди носят военную форму?- уже смелее спросил он, слегка прищурясь и ощущая себя в барственной роли покупателя, который пока не решил, брать ему товар или нет.

- Во-первых, форма дисциплинирует,- Ферт отвечал совершенно спокойно, ни капли не смущённый вопросом.- Если людей, которые кровно заинтересованы в сохранении своего места, ещё и по-военному организовать, им не будет цены. Во-вторых - в силу очевидной необходимости. Если существует враг, с ним нужно сражаться. Если нужно сражаться, следует позаботиться о войске. А войско предполагает ношение военной формы.

- Это само собой,- согласился Антон.- Надо же - вы сразу, не дожидаясь меня, перешли к следующему вопросу. О каких это врагах вы говорите?

Ферт снял очки и сунул дужку в широкий лягушачий рот.

- Враг, безусловно, необходим,- признался он тихо и серьёзно.- Без врага не обходится ни одно предприятие - разве что противник искусно замаскируется. Человек всегда испытывал потребность в ненависти. Ненавидят иноверцев, инородцев, иностранцев, классовых противников. На самом деле это чувство является мощным стимулом, двигателем прогресса. Не приходилось сталкиваться с подобной точкой зрения? Не приходилось. Ну, ладно, тогда просто примите к сведению. "УЖАС" тем и выделяется, что не наносит своей ненавистью никакого вреда окружающим.

- Это как же?- осведомился заинтригованный Антон.

- Вы ещё не догадались? Давайте ещё раз: вы - ничтожны. Вы не имеете заслуг. Вам нечем гордиться - ни кровью, ни Родиной, ни верой. У вас есть только жизнь, и сверх того - ничего. Кто же, в таком случае, враг живому? Вижу, что вы наконец-то сообразили. Совершенно верно: наши враги - это мёртвые.


4

Вечером Антон долго стоял перед окном и, словно заворожённый, всматривался в ночной октябрьский двор. Там было безлюдно; холодный ветер неслышно покачивал взъерошенные голые ветви и лениво гонял по чёрной земле опавшую листву. Одинокий фонарь высвечивал недоломанную скамейку, тоже одинокую. Их тандем напомнил Антону больницу, где он был всего один раз в жизни. Будто освещено операционное поле, пациент крепко спит, а мрак, окружающий сцену, предрекает операции печальный исход. Хорошо были видны и мелкий сор под скамейкой, и ворох грязно позолоченных листьев. Фонарь чуть дрожал на ветру, границы тьмы казались зыбкими, подвижными. И в доме, что стоял напротив, одни окна пугающе, навсегда угасали, другие загорались в механической надежде, не помня прошлого и не зная будущего, а небогатый небесный холодильник являл заветрившийся лунный сыр и мелкие электронные точечки звёзд на фоне бесконечной пустоты.

Антон никак не мог собраться с мыслями и окончательно определить место Ферту и иже с ним. Несмотря ни на что, он дал своё согласие и с завтрашнего дня намеревался приступить к работе в "УЖАСе". Ему положили сто пятьдесят долларов в месяц - от них не смог бы отказаться ни один человек, оказавшийся в безвыходной ситуации. Поэтому Антон, скрепя сердце, не стал возражать против странных идей Ферта насчёт мёртвых и их роли в жизни общества. Явным криминалом не пахло, да и не смотрят в зубы дарёному коню. В том, что "УЖАС" - подарок судьбы, Белогорский уже не сомневался.

Когда инструктор нарисовал Антону образ врага, соискатель попросил подробностей. Ферт многословно и талантливо расписал ему все беды, что происходят от мертвецов. Он упомянул беды экономические, напомнив, скольких средств требуют от общества поминки, похороны, кладбищенское хозяйство, церковные обряды и пособия вдовам и сиротам - не говоря уже о страшном уроне, который наносит экономике сам уход из жизни какого-либо члена общества. Рассказал и о последствиях психологических - хронических стрессах, тяжёлых заболеваниях с потерей трудоспособности, попытках самоубийства - что тоже, вне всякого сомнения, отрицательно сказывается на благосостоянии народа. Опять же - если учесть, что истинно верующих крайне мало и вклад их в общее сознание невелик - сама по себе постоянная озабоченность по поводу своей неизбежной, необратимой в будущем смерти весьма отрицательно сказывается на людях. Очень много говорил об эстетической стороне дела, всячески живописуя отвратительные проявления смерти, не забыл про трупный яд и болезнетворные бактерии. "Да и вообще, - добавил Ферт, доверительно подаваясь к Антону,- есть ли у нас выбор? Быть может, вы хотели бы ненавидеть негров или жидов? Но какие у вас к тому основания? Или тех же коммунистов-демократов-масонов? Опять та же история. Не забывайте: жизнь - единственное, чем наградил вас Создатель. Этого у вас не отнять. Так используйте то, что имеете, на полную катушку! И тогда легко поймёте, что смерть, естественный антипод жизни, должна сделаться приоритетным объектом вашей врождённой агрессивности".

Антон прислушался к себе - присутствует ли в нём та проклятая гордость, основанная на чистой, без примесей, жизни? Удивительное дело - да! Ему удалось различить какое-то смутное, далёкое, бесшабашное удовольствие. Бездумную радость инфузории, невинное белковое торжество. Простая арифметика давала законный повод к гордости: достаточно сосчитать живущих ныне и умерших за всю человеческую историю. Последних наберётся гораздо больше - а у меньшинства всегда найдётся оправдание для чувства превосходства. Но главное не в теоретических обоснованиях. Главное - в чувстве самом по себе, поскольку Антону никогда прежде не приходилось его испытывать. "Вы живы и уникальны,- сказал ему Ферт на прощание. - Не то, что эти разлагающиеся, теряющие индивидуальность органокомплексы". Он прав, если судить беспристрастно! Конечно, своей откровенной простотой позиция Ферта может оттолкнуть интеллектуалов, неспособных и слова сказать в простоте. Но обычному человеку из толпы такие мысли придутся по вкусу. Они доступны, понятны, универсальны, не требуют мучительного анализа, вдохновляют на подвиги, труд и процветание...

Может, ему и карьеру удастся сделать? Ах, напрасно он так вот с ходу, не подумав, отказался от должности телохранителя! Конечно, телохранитель из него никакой. Но Ферт мог заключить, что он вообще не пригоден к использованию в каких-либо рискованных проектах. Антон почему-то не сомневался, что такие существуют, но держатся в тайне. А Белогорский не настолько хил, как можно с налёта решить! И форма - верно подмечено! - мобилизует, умножает силы... Он сходил в прихожую к зеркалу, которое ещё недавно, утром, обошёл вниманием. Нет, не так он плох! А в форме будет смотреться и вовсе замечательно. Ведь это ж надо - до чего сильна мёртвая сила, если даже очевидный, глаза режущий физический потенциал она способна принизить и внушить ощущение совершенного несовершенства!

Возбуждённый, раскрасневшийся, Антон Белогорский вернулся к окну. Под фонарём на скамейке кто-то сидел. Неизвестный человек был полностью неподвижен, на лицо его падала тень. Когда он успел - Антон отошёл буквально на полминуты? Человек сидел с прямой спиной, положив на колени руки в перчатках. Час был поздний; кроме застывшей фигуры во дворе не было ни души, - даже собак не выгуливали. Почему-то Антон дал себе слово, что никто, никогда, ни за что на свете не заставит его выйти из дома и подойти к этому типу. Тут он с досадой сообразил: какая дурацкая блажь! никто и не просит его так поступить. Чертыхнувшись, Белогорский отправился спать.

...Ночью он сильно захотел пить, проснулся. В кухне, глотая из высокого стакана отдающую хлоркой воду, как бы нечаянно взглянул в окно - скамейка была пуста, и мёртвые листья, словно пешки на доске, подтягивались ветром друг к другу.


5

Радость Антона по поводу работы плечом к плечу с самим Фертом была преждевременной. Обнаружилось ещё одно отличие от компаний и фирм, с которыми ему приходилось иметь дело до того: вербовщик, привлекая в "УЖАС" новичка, получал от организации единовременное скромное вознаграждение, но в дальнейшем не стриг уже никаких купонов. "УЖАС" содрал с той же сайентологии лишь форму набора - для удобства первой беседы и поощрения активных вербовщиков. Поскольку "УЖАС" ничего не производил и не продавал, то и ощутимых выгод от последующей деятельности новичков начальникам не было. Так что Ферт с лёгкостью определил Белогорского в звено Коквина.

Антон отметил про себя, что это ещё не худший вариант. Угрюмый, пещерного вида Свищев, к примеру, вызывал у него куда меньше симпатий. А в Коквине был фанатизм - нерассуждающий, тупой - и только. Ни страха, ни почтения он с первого взгляда не внушал. Помимо Коквина, в звено входили Холомьев, Недошивин, Злоказов и Щусь.

Форма уравнивала этих, в общем-то, не похожих друг на друга людей. Лицо Холомьева не оставляло ровным счётом никаких надежд на познание личности. Антону никогда не встречалась столь невыразительная, поблекшая физиономия. Он затруднился бы вспомнить, спроси его кто, какого цвета у Холомьева волосы, какого - глаза. В памяти удержался лишь рот - вернее, то обстоятельство, что рта не было. На месте рта находилась узкая щель для магнитной карты. От Недошивина со страшной силой несло дешёвым одеколоном, а на плечи его гимнастёрки, словно манна небесная, осыпалась перхоть. Лоб и подбородок Недошивина угрожающе выпячивались вперёд, а нос, глаза и губы казались вмятыми в полость черепа мощным резиновым ударом. Злоказов, вопреки традициям "УЖАСа", мог бы гордиться своей внешностью - он был безупречен и прекрасен, как небесный херувим, однако - на свою беду - не ценил и не видел собственной красоты, а значит, подпадал под общее правило никчёмности. И, наконец, оставался Щусь, который в совершенстве соответствовал юркому, мышиному звучанию своей фамилии - был он маленький, увёртливый, с безбровым крысиным личиком и постоянной бессмысленной улыбочкой на губах.

Сделав эти наблюдения, Белогорский с горечью представил, каким, в свою очередь, отражается он сам в глазах новых товарищей. И почувствовал укол злобы - ясное дело, каким. Вот что объединяло шестёрку - одна и та же обида на мир, одни и те же истоки злости. Без этого светлого чувства их дружный коллектив развалился бы в мгновение ока.

Новому сотруднику Коквин обрадовался.

- Наконец-то,- сказал он и скупо улыбнулся. - А то нас, понимаешь, пятеро. Сидим тут с одним банкиром, а с ним в одиночку непросто, надо по двое. Пришлось установить, так сказать, параллельный график. Ну, теперь всё будет нормально - три пары, и баста, никакой путаницы.

- А зачем вы с ним сидите?- спросил Антон.

- Узнаешь скоро, не пыли,- буркнул Недошивин. И обратился к Коквину:- Может, сразу и пошлём? Я уж вконец с ним заманался.

Звеньевой ответил отказом.

- График есть график,- заявил он со вздохом.- Раз нарушишь - и пошло-поехало. И он, к тому же,- Коквин указал на Антона,- ещё совсем зелёный. Банкир его сожрёт. Пусть для начала сходит к Польстеру.

Тут пришла очередь Щуся радоваться.

- Правильно, начальник! Польстер - это то, что ему надо.

- Вот-вот,- кивнул Коквин.- Пусть понюхает пороха. А дальше уж банкир, никуда не деться. Завтра - моя смена, вместе и поедем.

Недошивин что-то проворчал и отвернулся. Начальство, понятно, нигде себя не обидит - даже в "УЖАСе". Коквин обратился к Белогорскому:

- Теперь пошли обмундирование получать. Тебе как - в торжественной обстановке, или обойдёмся?

- В торжественной - это что значит?- не понял тот.

- Это такая лажа, - раздался голос молчавшего до поры Холомьева.- Из вещевой поднимаемся в зал, пускаем гимн. Ты до трусов раздеваешься, а после все тебе жмут руку, напутствуют, и ты одеваешься.

- Не надо ничего,- сказал Антон.

- Как хочешь. А тёплые вещи ты взял?- спросил вдруг Коквин.

- Тёплые вещи? Зачем?

Звеньевой рассерженно плюнул.

- Ферт, как обычно, витает в облаках, - заметил он.- Ну конечно, сам-то форму не носит. Мы же пальто и шуб не надеваем,- объяснил он Антону.- Зимой и летом - одним цветом. Если на улице холодно, поддеваем под гимнастёрку свитер или два, под галифе - кальсоны...понятно?

Белогорский встревоженно заявил:

- Но я же не знал. Мне не сказали...

- Значит, пойдёшь так, налегке,- вмешался Недошивин, проявляя отдалённое подобие удовольствия. Но Коквин взглянул на него осуждающе:

- Мы же жизнь утверждаем - забыл? Что, если наш товарищ простудится и сляжет? Не переживай,- сказал он взволнованному Белогорскому.- Поищем на складе - как-нибудь сегодня перебьёмся. А завтра - завтра уж будь добр, не подкачай. За город поедем.

...С тёплыми вещами вышло не так просто, как хотелось. Ничего подходящего на складе не нашлось, и Антон был вынужден надеть три гимнастёрки вместо куртки, которой отныне отводилось почётное место дома, в платяном шкафу. Он подумал было натянуть обмундирование прямо поверх неё, но получилось слишком уродливо. Новенькая нарукавная повязка с черепом и солнцем немного улучшила настроение; по вкусу пришлись Антону и высокие шнурованные башмаки. Он извивался и изгибался, рассматривая своё отражение в зеркале, а Щусь поминутно глядел на часы, тревожно причмокивал и, в конце концов, не вытерпел:

- Ну, хватит, друг, пора. Старик отвратный, душу вынет. На секунду нельзя опоздать.

- Это что ж - мы вроде как сиделками будем? - уже сообразил Антон.

- Вроде! - передразнил его Щусь и саркастически фыркнул.- Как посмотреть. Сиделки у него не задержались - мало тебе не покажется.

Они вышли из подъезда и зашагали в сторону станции метро. Прохожие оглядывались на их повязки, и Белогорский ловил себя на желании идти со скрещенными руками, прикрывая эмблему ладонью. Он понимал, что это будет выглядеть нелепо, и потому задирал подбородок, а шаг начинал вдруг печатать, хотя в армии никогда не служил и терпеть не мог военных. Щусь сосредоточенно семенил рядом, размахивая руками. Задыхаясь, он на ходу рассказывал:

- Атасно поганый дед. Угодить невозможно. Завёл себе, знаешь, тетрадочку, и пишет в неё - кто и во сколько явился, что принёс, да как посмотрел. Не дай бог что-то пообещать и не сделать! Вонь подымется до небес. Попробуй, вякни в ответ!

- А зачем такого обхаживать?- удивился Антон.

- Живой, вот-вот помрёт,- Щусь с осуждением покосился на Антона.- Должны - и всё, и все вопросы побоку. Жизнь - святая штука, её беречь надо.

Белогорский, никак не ожидавший от пройдошеского Щуся высоких сентенций, смущённо замолчал. Но и Щусь, в свою очередь, испытал неловкость. Говорил он искренне, однако говорил не до конца, и чувствовал себя обязанным досказать правду.

- Ну, и квартиру обещал оставить тому, кто утешит на старости лет,- признался Щусь.

Антон закатил глаза.

- А-а! Вон оно что! С этого и начинал бы!

Его спутник хотел возразить, но не смог, понимая, что иной реакции и ждать не приходилось. Вспомнив, что "УЖАС" чрезвычайно ревностно относится к идейной чистоте движения, Щусь выругал себя последними словами.

- Но ведь не нам же будет квартира?- развил мысль Антон.

- Ха! - только и мог ответить Щусь, качая головой.

- А кому? - не унимался провокатор. - Ферту?

Тут уж Щусь не сдержался:

- Много болтаешь, друг! И к тому же - не по делу. Да Ферт - шестёрка! Над ним - ты знаешь?..Ладно, забыли. Короче, движению, а не нам. И не Ферту. Жалованье - как считаешь - из чего тебе заплатят?

- Тоже верно,- Антон пошёл на попятный.- Какое моё собачье дело? Бабки капают - и хорошо.

По дороге к метро напарники не забывали делать добрые дела - подавали попрошайкам, удаляли с тротуара бутылочные осколки, мягко журили малышей, норовивших перебежать дорогу, где не надо.

Им несколько раз попались на пути коллеги, одетые по уставу. Друг друга полагалось поприветствовать вежливой улыбкой и небрежным поклоном; Белогорский внезапно отметил, что шедшие навстречу сотрудники "УЖАСа" поздоровались с ним от души, не ради протокола, и в сердце его постучалась нежданная весна. Ему наконец-то повезло вписаться в некий клан, стать членом социума - а до вчерашнего дня его раздражало само по себе понятие общества. Колесо кармы всё-таки провернулось - возможно, в последний миг; возможно, тогда уже, когда призрак самоубийства готов был шагнуть за пределы положенной пентаграммы и материализоваться.


6

Польстер оказался древним пергаментным старцем; у него был блестящий сахарный череп и серьёзные, карего цвета глаза, смотревшие невинно и грустно. Жил он попеременно то в постели, то в инвалидном кресле, из квартиры выезжал разве что на балкон.

- Добрый день, товарищи, - заявил он с порога.- Товарищ Щусь, вы обещали мне...- Польстер нацепил очки и суетливо полез себе под плед.- Сейчас, сейчас, обождите...- На свет появилась аккуратная тетрадочка, в которой - помимо хронологических данных - мелькнули разноцветные графики. Как выяснилось позже, каждая кривая соответствовала тому или иному сотруднику "УЖАСа" и каким-то труднопостижимым образом выявляла эффективность его работы. Антон содрогнулся, уверившись в полном помешательстве старца. Но он ошибался - будь помешательство полным, всё стало бы намного проще. Безумие, однако, затронуло только отношение Польстера к окружающему миру, но формальная логика нисколько не пострадала.

- У меня записано: десять сорок пять,- объявил старик недовольным тоном.- А сами пришли в одиннадцать ноль четыре.

- Мирон Исаакович, - Щусь хотел что-то объяснить, но Польстер остановил его жестом.

- Товарищ Щусь, поймите правильно, - и в клятвенном заверении он прижал к груди коричневые тонкие руки.- Я не хочу говорить про вас дурно. Но войдите в моё положение! Я,- и Польстер стал тыкать в раскрытую тетрадочку скрюченным пальцем,- я человек старого воспитания, привык к дисциплине. Если мне сказано ждать кого-либо во столько-то и во столько-то, я подчиняюсь. Я планирую свой распорядок дня, испытываю положительные эмоции, во мне просыпается известный интерес к жизни...Однако проходит время, мои ожидания напрасны - как же мне быть? Плюнуть на всё и не брать в расчёт? Но я не могу, вы понимаете, я не могу,- Польстер почти перешел на визг.- У меня внутри всё обрывается, я пью валокордин , мне ничего не помогает...

- Я все понял,- скорбно прошептал Щусь и невольно тоже прижал к груди руки.- Впредь, Мирон Исаакович, это не повторится. Вы уж извините - сегодня у нас появился новый товарищ, и мы, конечно, с учетом тяжести и сложности вашего состояния, должны были его подробно проинструктировать. Ведь ваш случай особый, мы не могли привести к вам неподготовленного человека...

Антон только диву давался - откуда взялся у Щуся такой слог? Польстера услышанное удовлетворило, хотя он всячески старался этого не показывать, - с недовольным лицом развернулся и молча покатил в гостиную.

- Включи ему Скрябина,- шепнул Антону на ухо Щусь.- Кассета - в кассетнике, я - на кухню.

Антон деловито обогнал ездока и уверенно вдавил клавишу. Польстер, не обращая на его действия никакого внимания, подъехал к письменному столу, спрятал тетрадочку в выдвижной ящик и запер на ключ. Поморщившись, он потребовал убавить звук, Белогорский подчинился.

- Как вас величать?- осведомился Польстер начальственным тоном. Из того, что тетрадочку он убрал, Антон сделал вывод, что память у деда отменная и записи он делает из нездоровой любви к этому процессу. Антон назвался, Польстер сделал вид, что не понял, и переспросил - уже выше на тон или на два, стажёр отрекомендовался вторично.

- Товарищ Белогорский,- попросил Польстер умиротворенно,- приоткройте, пожалуйста, дверь на балкон. В комнате нечем дышать.

Антон подскочил к балкону, слишком сильно дёрнул за ручку, державшуюся на честном слове, и та осталась у него в руке.

- Щусь! - закричал дед злобно.- Немедленно идите сюда! Немедленно!

В комнату влетел перепуганный Щусь.

- Вон отсюда! - орал Польстер.- Это настоящее издевательство! Я сию же секунду позвоню товарищу Ферту!

- Быстро уматывай,- прошипел, не глядя на Антона, сквозь зубы Щусь.- Жди меня на лестнице.

Белогорский, весь дрожа от ярости, выскочил из квартиры. Он навалился, тяжело дыша, на перила и с полминуты тупо рассматривал лестничный пролет. Потом, немного успокоившись, закурил, спустился по ступенькам и пристроился на подоконнике. С ситуацией всё было ясно, с последствиями - нет. Идти ему, в любом случае, было некуда. Оставалось дождаться Щуся, как Щусь и велел, и Белогорский запасся терпением. Ждать пришлось довольно долго; за сорок пять минут по лестнице поднялось и спустилось не меньше пятнадцати человек, и каждый смотрел на повязку и форму Антона недобрым взглядом. "Черт меня попутал,"- подумал тоскливо Антон, кляня на все лады услужливый "УЖАС". Наконец, вышел Щусь, в руках у него была огромная продуктовая сумка.

- Погань плешивая,- выдавил из себя он, щуря глаза.- Не бери в голову, он такой номер уже откалывал. Выше голову, коллега! А что ты думал - есть такие дураки, кто за просто так заплатит тебе полторы сотни?

- Он застал меня врасплох,- покачал головой Антон Белогорский.- Теперь-то я учёный. Ну, не приходилось мне раньше...с такими...в общем, ты меня понял.

Щусь в который раз посмотрел на часы и подтолкнул его:

- Хоть до магазина проводи, раз такое дело. Нет, ты только подумай: вчера забили холодильник доверху. Слон - и тот бы треснул по швам. Сейчас открываю - шаром покати! Ни хрена себе, думаю!

- Может, нарочно в сортир спустил,- предположил Антон, поразмыслив.

- Кстати, запросто,- согласился, прикинув, Щусь.- Или, как недавно, померещились какие-нибудь точечки чёрненькие в жратве...

Морозный воздух несколько освежил обоих; до ближайшего гастронома новые тимуровцы дошли в молчании.

- А мне куда?- спросил Антон, останавливаясь у входа.

- Не знаю,- пожал плечами Щусь. - Хочешь - загляни на базу. Может, кого и найдешь. А не хочешь - ступай домой. Это, наверно, будет правильнее, отдыхай. У нас же не какие-нибудь церберы, ты ж не виноват.

- Не виноват,- повторил вслед за ним Белогорский. Помедлил и поинтересовался:- Вот ещё насчет идеологии,- он криво усмехнулся, ему было неудобно беседовать на возвышенные темы.- Эта самая...жизнь,- проговорил он с трудом.- Жизнь и этот старый хрыч - как они друг с дружкой вяжутся с точки зрения конторы?

Лицо Щуся сделалось, словно высеченным в мраморе.

- Никогда т а к не спрашивай,- сказал он, чеканя слова. - Никогда. Жизнь священна, даже у хрыча, всё остальное - ничто. Есть ещё вопросы?

Антон замотал головой.

- Тогда я пошёл,- заявил снова знакомый, из мяса и костей, Щусь.- Тебе оплошать простительно, а мне - нет. Ферт мне голову откусит.

Антон поднял руку, прощаясь, и только некоторое время спустя, уже в вагоне метро, ему пришло в голову, что он использовал нацистский жест.

Он вошёл в родную,пропахшую дешевым табаком, тёмную даже днем квартиру, включил свет. Обвёл взглядом разбросанные там и сям вещи, немытую посуду, старый календарь на стене. Активным ли, пассивным ли способом утверждал он жизнь в своём собственном доме, но с "УЖАСом" она покуда не имела ничего общего. События последних двух дней воспринимались как сон - неизвестно только, дурной или хороший. Сны, как правило, такими и бывают - неопределёнными в этическом отношении. Белогорский вспомнил, что человек отводит сну добрую треть жизни, и подумал - с несвойственной глубиной мысли, - что третью часть жизни человек проживает вне знания плохого и хорошего.


7

Поудобнее устроившись на сиденьи автобуса, Антон втянул голову в плечи, сунул руки в гарманы галифе и изготовился дремать. Ночью он спал неважнецки: снова привиделось нечто дурацкое, с гоголевскими вкраплениями. Антон был гостем на украинских почему-то посиделках, где собрались всякие девицы и утешали свою подругу, которой в чём-то крупно не повезло. Они её баюкали и заговаривали ей зубы до тех пор, пока не уронили прямо на руки какому-то парубку - те тут же обвенчались, совершили коитус и куда-то целенаправленно пошли. По дороге молодой супруг грубо ругал новобрачную - всё пуще и пуще; сам же он делался всё гаже, уродливее. Наконец, своими словами он превратил жену в куклу, обломал ей руки-ноги и бодро - будучи уже не поймёшь, чем,- зашагал дальше, размахивая какой-то частью её тела. На этом месте картина сменилась, и Антон увидел себя, одинокого и потерянного, среди неподвижных голографических носов, выменей, голеней и предплечий.

Но в пасмурном Антоновом огне, который жёг угрюмо и лениво ему сердце, виновен был не только мерзкий сон. Перед тем, как лечь, Антона угораздило вновь - совершенно случайно - поглядеть в черноту окна. Он, между прочим, успел напрочь позабыть о своём вчерашнем наблюдении, но вспомнил о нем очень быстро - в ту же секунду, когда опять узрел на холодной скамье неподвижный силуэт с затененным лицом. Мысль о совпадении Антон отбросил. Совпадение чего и совпадение с чем? Оцепеневшая фигура приковывала взор и наводила страх. От всей души желая себе не делать этого, Антон отвернулся, сосчитал до пяти и снова бросил осторожный взгляд на окно. Скамейка опустела, россыпи желтых присмиревших листьев были покрыты тончайшим слоем первого снега.

И подремать никак не получалось - глупые страхи питали и умножали и без того невесёлые думы. Антон открыл глаза и обречённо уставился на запись, сделанную чернилами по обивке переднего кресла. Слова "Ingermanland" и "Annenerbe" красовались в окружении варварских разрезов и просто дыр. Белогорский видел подобное не впервые, но не имел представления, кто и зачем это пишет и режет.

Коквин сидел по левую руку от Антона и занимался дыхательной гимнастикой по какой-то незнакомой широким кругам системе. Лицо его было абсолютно спокойно, веки полуприкрыты, кисти ровно и неподвижно покоились на коленях. Ритмично раздувались ноздри, мерно вздымалась и опускалась отутюженная гимнастерка, увешанная неизвестными пока Антону знаками отличия. По бокам грудной клетки были аккуратно протянуты два тонких кожаных ремня, замыкавшихся на тугой пояс. Смотреть на звеньевого было не очень приятно, и Антон переключил внимание на окно, за которым увидел мокрый хвойный подлесок и свежий снег-полуфабрикат. Автобус разогнался, но пейзаж не баловал разнообразием. В памяти Белогорского всплыл намозоливший глаза домашний натюрморт, и он подумал, что пейзажисты - народ тоже ограниченный и убогий. Секундой позднее Антон - одновременно и тревожно, и лениво - попытался вообразить, что ждёт его впереди. Была у него такая скверная привычка - время от времени уноситься памятью в былое, вспоминать себя в какие-то определённые день и час и делать безуспешные попытки воспроизвести незнание сегодняшних событий. Он старался не заглядывать в прошлое слишком далеко, иначе груз уже свершившегося будущего становился непомерно тяжёл. Если его ненароком заносило в годы отрочества, то немедленно, без всяких усилий, возвращалось ощущение театральной премьеры, когда свет уже погашен, занавес освещён огнями рампы и вот-вот поднимется, сопровождаемый пением скрипок. При мысли о том, что случилось с ним в последующие годы, Антон стискивал зубы в ярости и тоске. В пятнадцать лет, ожидая подъёма занавеса, он никак не предполагал увидеть за ним раскалённое сердце, уничтожающее своим появлением чёрный череп. Вот и теперь: что вспомнится ему - не скажем, через десять лет, но хотя бы сегодняшним вечером? Но ко времени, когда ответ уже будет получен, сей праздный вопрос лишится смысла окончательно.

До больницы было около часа езды. На берегу моря, среди сосен, расположился полусанаторий-полухоспис. Отведённое под хоспис крыло создали, исходя из неприкрытых коммерческих соображений. Сутки в отдельной палате, с уходом и кормлением, стоили баснословно дорого, но для пациента, к которому ехали Коквин и Белогорский, это не имело значения. Во-первых, он был видным банкиром, а во-вторых, для него больше - по причине заболевания - вообще ничего не должно было иметь значения. Но с последним мог согласиться лишь человек наивный, с банкиром не знакомый. Потому что на деле для банкира имело значение решительно всё, и в этом Антону предстояло убедиться на собственном опыте.

Ранним утром, принимая Белогорского в центральном офисе, Коквин провёл детальнейший инструктаж. Щусь немного приукрасил положение вещей, когда заявил, что Антону, как новичку, ничего не сделают. Его не урезали ни в деньгах, ни в правах, но выговор был настолько строгим и жёстким, что, право, Антон лучше бы заплатил какой-нибудь штраф.

Коквин, разбирая его поведение, давал понять, что, случись такое ещё хоть раз, к виновному применят санкции исключительно строгие. Хоть он ни разу не сказал о смертной казни, но могло показаться, что она - пока ещё в иносказании - с неумолимой неизбежностью вытекает из его слов.

Поэтому настроение Антона было испорчено. Закончив выговаривать, Коквин подробно рассказал ему о своенравном банкире. Выходило, что под Петербургом, в курортной зоне, обосновалось мифическое чудовище, взалкавшее ежедневных кровавых жертв. Дни (кто знает? может быть, и часы) монстра были сочтены, но ему самому никто об этом не говорил. Похоже, он был до зарезу нужен кому-то важному, этот банкир. О высоте его положения можно было судить уже по тому, что в посетителях у него значились губернатор города, несколько депутатов Федерального Собрания, вице-премьер и прочие авторитеты. Он был нужен если не живым, то во всяком случае, полным надежд на выживание. Это позволяло высосать из него дополнительно ещё сколько-то денег; Антон не сомневался и в мотивах "УЖАСа" - предприимчивый Ферт вряд ли прошёл бы мимо такой соблазнительной возможности урвать побольше. И вот семидесятилетний бизнесмен, страдавший поначалу раком предстательной железы, а вскорости - и раком практически всех внутренних органов, включая позвоночник, лежал без движений, парализованный, не способный пошевелить ни рукой, ни ногой, и требовал знаков внимания от многочисленной армии холопов. Его феодальное мышление нашло, наконец, благодаря болезни, наилучшее практическое применение. Чуть что было не так, деспот приказывал соединить его с кем-либо из великих и, жалуясь на дерзких ослушников, нагло врал - соответствуй действительности хоть четверть его претензий, виновники были бы достойны пожизненной ссылки на урановый рудник. А потому не приходилось удивляться тому, что в конечном счёте все до последнего, даже самые нищие сотрудники больницы наотрез отказались иметь дело с хулиганствующим барином-смертником.

Врачи и медсёстры с непроницаемыми лицами, молча, оказывали ему положенные услуги, но не больше. Что касалось сиделок, массажистов, методистов и психологов, то все они разбежались, и банкир очутился в положении, когда некому было вынести за ним судно. Но он не извлёк из случившегося никаких уроков, и только яростно названивал в правительство.

Всё больничное окружение откровенно желало ему скорейшей смерти, но та не шла, а пациент пребывал в полной уверенности, что рано или поздно встанет на ноги. На фоне прочих "УЖАС" повергал медицинских работников в изумление: терпению и выдержке его сотрудников не было предела, и неказистые лицами, но в форме весьма привлекательные молодцы хоть и сетовали порой на очевидные трудности, искренне желали своему подопечному долгих лет жизни. Однажды некий санитар попробовал рассмешить их предводителя циничной, грубой шуткой, имея в виду упования пациента на выздоровление. Звеньевой ( им в тот день оказался Свищев) посмотрел на шутника таким взглядом, что тот моментально сник, а через пару дней и вовсе подал заявление об уходе.

...Час пролетел быстро; Коквин тронул Белогорского за плечо. Антон выбрался в проход и некоторое время топтался без дела, так как почти все пассажиры выходили у больницы, и образовался затор. Потом, уже стоя снаружи, он проводил взглядом озабоченную, деловитую вереницу людей, нагруженных сумками и пакетами. В глубине души Антон заранее им позавидовал - несмотря на печальные обстоятельства, неизбежно сопряжённые с посещением лечебных учреждений. У входа их встретил Недошивин, и по лицу его несложно было догадаться об изнурительной, бессонной ночи. Коквин поздоровался с ним за руку, потом поздоровался и Антон. Недошивин протянул ему руку небрежно, глядя не на него, а на звеньевого.

- Докладывай,- приказал Коквин и пригладил ладонью жидкие светлые волосы.

- Клиент безнадёжно плох,- отозвался Недошивин.- Врач считает, что состояние ухудшилось. Возможен любой вариант.

- Даже сегодня?- Коквин изогнул бровь. Антон уловил в его вопросе - наряду с понятным страхом допустить смерть клиента - необычное возбуждение.

Недошивин шмыгнул носом и кивнул.

- Может, через пять минут; может, через неделю.

Коквин презрительно скривился:

- Медики есть медики. Чёрт с ними. Какие-нибудь эксцессы были?

- Из ряда вон - ничего. Но на его характере ухудшение общего состояния не сказалось.

- Ясно,- Коквин поправил ремни и весь подобрался.- Свободен, разрешаю идти!- объявил он Недошивину и перевёл взгляд на Антона. Тот невольно вытянул руки по швам - Коквин, оказывается, умел гипнотизировать подчинённых.

- Вперёд,- скомандовал он строго, пропустил Антона первым, и следом пересёк порог больницы сам.


8

В палате было нестерпимо жарко, пахло - в первую очередь - мочой, а после уж всем остальным: капустными объедками, камфорой, экскрементами, сердечными каплями. На столике возле окна стоял небольшой телевизор "Samsung". В углу тарахтел холодильник, но банки и латки со снедью, которые в него не поместились, занимали весь подоконник. Пол, свежевымытый, оставался покрыт пятнами; на столе покоилась коробка, доверху набитая ватой, бинтами, пластинками таблеток и склянками с успокоительным. А в удалённом от окна углу находилась одна-единственная кровать, где неподвижно возвышался колоссальный живот, укрытый тремя одеялами со штампами больницы.

- Наберите номер Ферта, - пророкотало с кровати вместо приветствия.

Коквин предупредительно выставил ухо:

- Что-нибудь не так, господин директор?

- Вам сказано набрать номер, - повторил голос.- Суки проклятые, почему никого не было ночью?

- Но как же, господин директор! - даже Коквин опешил.- Наш сотрудник только что сдал мне дежурство.

- Блядь набитая ваш сотрудник,- сказал живот.- А это что за дурак?

Антон шагнул вперёд. От неожиданности и негодования у него затряслись колени.

- Наш опытнейший работник - Белогорский, - представил Антона Коквин. - Специалист по уходу за пациентами, страдающими таким заболеванием. Товарищу Белогорскому нет равных в его деле.

- Пусть он сядет здесь, - приказал голос, не уточняя, где именно.

Коквин указал глазами на изголовье, плохо видное из-за живота. Антон приблизился и осторожно сел на край кровати.

- Я вам всем здесь кишки выпущу,- пообещал банкир.


*****

Полчаса спустя Антон почувствовал в себе способность ползать на коленях перед Польстером. "Мама, роди меня обратно",- подумал он, рисуя перед собой благополучные роды прямо в инвалидное кресло, на колени к чуть капризному, но в общем очень и очень милому старичку. Банкир, в отличие от Польстера, не был человеком капризным. Он также не был из числа несчастных, которых болезнь изуродовала и сломала психологически. Он оставался в здравом, пакостном рассудке, каким был всегда, и намеревался на все сто процентов использовать открывшуюся возможность издеваться над окружающими, большую часть которых считал своими холуями, а оставшихся причислял к врагам и строил в их отношении фантастические планы расправы.

Коквин отправился в аптеку покупать какое-то новое снадобье - дорогое и бесполезное, а заодно - новые порции снеди.

- Вызови старую гниду, - надумал банкир, глядя в потолок.

Антон, морально опустошённый, смотрел на него с тупым равнодушием и молчал. Невозможно было догадаться, кого имел в виду банкир - Антон уяснил себе, что в устах последнего подобное определение могло быть дано каждому.

Банкир тоже безмолвствовал, по-прежнему уставив взор вверх. Он словно забыл про свой приказ, а может быть, и выдохся. Однако внешность больного наводила на мысли о солидных запасах здоровья - даже рак не справился с исполинским брюхом, короткой мощной шеей и тремя упругими подбородками. Банкир был совершенно лыс - возможно, он облысел после нескольких курсов лучевой терапии. Лицом он был не то свинья, не то гиппопотам - подобный тип людей встречается часто, и банкир ни на йоту не отходил от канона. Маленькие, в щеках утопленные глазки, три глубокие морщины на лбу, широкая обескровленная пасть с плотно сжатыми губами. Веки умирающего полуприкрылись; теперь он лежал с выражением коварного удовольствия, замышляя новые каверзы.

- Почему она не идёт?- спросил банкир, когда уже казалось, что желание видеть кого-то переварилось и улетучилось вместе с очередным смрадным выдохом.

- Кто, простите?- спросил Антон дрогнувшим, тихим голосом.

- Не слышу!- крикнул банкир, распахивая глаза и наливаясь ненавистью.- Когда ко мне вызовут ЛОРа? Я три недели требую ЛОРа!

Белогорский знал, что ЛОР был не далее, как накануне, промыл банкиру уши, удалил из них массивные серные залежи.

- Вызвать ЛОРа?- переспросил Антон почтительно.

- Громче говорите! - крикнул больной.

Антон нагнулся, повторил вопрос громко и по складам.

- Я же велел привести старую гниду, - проскрежетал банкир, знаменуя скрежетом наступление следующей стадии бешенства.- Совсем обалдел, идиот, ни пса не смыслишь! Вытри мне рот!

Антон потянулся за тряпкой, пациент зорко следил за его движениями.

- Не этим!

Тот заозирался в поисках чего-нибудь более подходящего; взял, в конце концов, вафельное полотенце и промокнул банкиру рот. Едва Антон над ним склонился, деспот оглушительно рыгнул ему прямо в лицо, затем выдал серию газовых залпов и мрачно потребовал:

- Есть давай.

Белогорский покорно взял со стола тарелку с недоеденным овощным пюре, пошевелил в нём ложкой и начал кормление. Банкир жевал медленно, с гримасой омерзения, потом неожиданно выплюнул картофельно-морковную кашу прямо на одеяло.

- Что вы делаете?- изумился Антон.

- Придут - уберут,- буркнул банкир невнятно.

- Кто уберет? - не удержался тот.

- Кто-нибудь, - сказал банкир.- Всё равно им больше нечего делать, всей этой срани, недоноскам.

- Будете есть дальше?- спросил Белогорский, выждав немного.

Подопечный молчал, пережёвывая пустоту. Антон откинулся назад, упёрся в простыни и тут же отдёрнул руку: из-под банкира текло.

- Хо-хо! - слабо усмехнулся магнат.- Не нравится, гадёныш? К ногтю вас, каждого, уроды...Другого языка не понимаете...Я сколько раз говорил тебе позвать старуху?

- ЛОРа?- Антон в изнеможении обмяк.

- Не ЛОРа, кретин! Ту уборщицу, что меня якобы лечит!

Дверь отворилась, в палату вошёл Коквин с тремя пакетами.

- Вашему Ферту я хвост накручу, - злорадно обратился к нему банкир.- Час прошёл, а меня не перестилают. Куда ты встал? Я не вижу тебя, стань здесь.

Коквин щёлкнул каблуками, пару секунд постоял навытяжку, а после бросился менять замаранные простыни. Банкира пришлось перевернуть на бок; Белогорский вжал ладони в немытую хрячью шкуру, туша завалилась и стала истошно орать на одной ноте гласные звуки один за другим.

- Что?- спросил Антон, отдуваясь и сдувая с глаз волосы.

- А-а-а-а-а! - орал банкир, тараща глазки и до предела выгибая светлые редкие брови.- Сучьи отродья, засранцы! Больно, вашу мать!!

- Не обращай внимания,- сказал еле слышно Коквин. И продолжил, бормоча вполголоса, чтоб больной не услышал: - Надо же, до чего могучая штука - жизнь! Сколько её в нём, ты посмотри! Зауважаешь, куда денешься! Другой бы давно коней двинул, а этот нас переживёт!

В шёпоте Коквина Антон и вправду различил неподдельное уважение. Да, в который раз подумал он, здесь целая идеология. Чёрт его знает - может, и в самом деле за два дня ей не научишься, придётся привыкнуть, обтереться...Антон всё больше убеждался, что в "УЖАСе" не лгали - во всяком случае, в отношении к жизни, которая явно не была для сотрудников пустым звуком.

- Я вас урою! - хрипел банкир, пока двое с остервенением, из последних сил тянули из-под него простыню.- Ферт...вам...не поможет, не думайте...Я и его урою, не дам ни гроша...

Антон внезапно выдернул свой конец и попятился. Вслед за ним настала очередь Коквина, и паралитик, по инерции перекатившись обратно, вновь занял исходное положение на спине. Он часто дышал, лицо его исказилось.

- Позовите мне дуру! Быстро!..- просипел банкир.

- Сию секунду,- выдохнул Коквин, поправил причёску и выбежал в коридор к телефону.

- Вот же телефон, сотовый! - крикнул ему, не подумав, вдогонку Антон.

- Только тронь!- донёсся с кровати змеиный свист.- Вшивыми лапами чужое добро!

Белогорский оглянулся по сторонам, подошёл к банкиру поближе и спросил:

- Которое ухо лучше слышит?

- Это,- ответил тот, морщась от боли.

Антон нагнулся наугад, к левому, и внятно, отчётливо произнёс:

- Давай, распоряжайся, паскуда! Кишки нам думаешь выпустить? Только раньше они у тебя сами вывалятся, без нас. Сдохнешь ты скоро, понял? И попробуй, пожалуйся - хрен тебе кто поверит! Ты тут всех заколебал!

То ли ухо было не то, то ли банкир услышал, наконец, знакомую, принятую в деловых кругах речь, но ответа не последовало. Антон внимательно вгляделся в круглое, голое лицо: больной, судя по всему, заснул, как животное - прерывистым, не зависящим от времени суток сном. Через две минуты Коквин ввёл в палату перепуганную врачиху лет шестидесяти. Она тряслась за своё место, благо её в любой момент могли сократить за безграмотность и глупость, и потому она бестолково суетилась, не зная, с чего начать. Её сверхъестественный, мозолистый зад, бравший начало от затылка, проворно поворачивался направо и налево, мешая Коквину и Белогорскому эффективно выполнять свой долг.

- Надо сделать укол, - тупо изрекла врачиха, подслеповато глядя на сотрудников "УЖАСа" и мелко тряся зарастающим шерстью подбородком.

- Вы слышите, господин директор?- обратился Коквин к банкиру.

- Здесь одни кретины, они не умеют колоть!- Банкир очнулся и, против ожидания, следил за ситуацией.

- Почему?- Во врачихе взыграли остатки достоинства.- Анальгинчику...

- А-а, в жопу вас всех! - завыл банкир.- Наберите номер! Наберите номер!

- Наберите шприц!- рявкнул Коквин в ухо врачихе.

- Он отказывается от всех уколов,- пролепетала та и покрылась пятнами.

- Наберите, покажете ему потом ампулы!

Врачиха поспешно вышла.

- Номер!! Последний день тут работаете!- не унимался банкир.

Белогорский малодушно взялся за телефон, и Коквин резко, с силой хлопнул его по руке.

Банкир неожиданно выпучил глаза, начал хрипеть новым, особенным хрипом, отчётливо посинел. В Коквине свершилась разительная перемена: тот самый фанатизм, что бросился в глаза Антону на первом свидании, вырвался наружу, оставляя далеко позади подтянутость, корректность и исполнительность. Звеньевой распахнул дверь.

- Быстро сюда!- заревел он не своим голосом.- Ему плохо!

Едва не растянувшись во весь рост, влетела медсестра со шприцем. Она вонзила шприц в сведённый судорогой окорок, но дело оттого не улучшилось. Банкир уходил. Никто не верил, что событие, которого ждали - кроме выдвиженцев от "УЖАСа" - решительно все, уже при дверях. Выяснилось, как это обычно и бывает, что до реанимации слишком далеко, а нужной аппаратуры в отделении нет. Коридор наполнился топотом; никто ни за что не хотел отвечать, и только изображали активность. Впрочем, медикам было ясно, что помочь - если долгожданный конец и вправду собрался наступить - ничем нельзя.

Коквин держался иного мнения.

- Неужто?! - звеньевой заломил руки в настоящей, искренней панике.- Нет, не допустим!

Он бросился на постель, распластался поверх умирающего банкира и впился ртом в фиолетовые резиновые губы. Чёрным пауком лежал он на казённом одеяле, раздувая щёки и отчаянно вталкивая воздух в футбольный мяч головы. Коквин на миг оторвался и крикнул Антону:

- Разотри ему ноги! Чего ты ждёщь?

Понимая, что от его расторопности зависит очень многое, Антон одним движением отшвырнул одеяло и начал теребить холодные ступни с крючковатыми, жёлто-бурыми когтями. Энтузиазм, с которым Белогорский взялся за дело, удивил его самого - не иначе, заразился от звеньевого. Тот продолжал дыхание "рот в рот"; широко раскрытые глаза банкира медленно, но верно стекленели, зрачки разъехались по углам. Коквин отпрянул от мертвеющих губ - теперь он сидел верхом, будто в седле, и перешёл к массажу сердца. Однако все его толчки напрасно сотрясали дряблую, бледную грудь без пяти минут покойника.

- Уходит!! - дико, в ужасе, прокричал Коквин. По лицу его катились слёзы.- Нельзя! Он же живой! Это же жизнь, придурок, что ты на меня смотришь, как баран?

- Я же стараюсь,- взволнованно попытался оправдаться Антон. - Но что я могу?

- Позови кого-нибудь! Его надо колоть адреналином, в самое сердце!

Антон соскочил с постели, высунулся в коридор - там не было видно ни души.

- Пусто,- сказал он Коквину, который уже ничего не слышал. Как заведённый, он раскачивался вперёд-назад, то вдыхая в переставшего дышать банкира последние, резервные запасы собственного кислорода, то побуждая вернуться к работе холодное земноводное сердце.

Белогорский ничего не мог с собой сделать: он отошёл в дальний угол, откуда молча наблюдал за стараниями Коквина. Он видел, что тело банкира окончательно прекратило какие-либо самостоятельные движения и сотрясалось лишь усилиями седока.

- Товарищ Коквин, он умер,- робко подал голос Антон.

Коквин повернул к нему лицо, которое ничего не выражало, и продолжал работу.

- Умер он, умер, - шепнул Белогорский, делая выразительное лицо.

Активность звеньевого начала понемногу снижаться. Антон выжидающе смотрел ему в глаза; те бесстрастно смотрели сквозь подчинённого. Наконец, фигура, оседлавшая бездыханного банкира, застыла, словно вдруг почувствовала истечение трупного холода и напиталась им.

- Слезай, ему уже не поможешь, - сказал Антон, стараясь придать тону серьёзность и торжественность.

Коквин глядел на него, не мигая. Сознание постепенно возвращалось в его зрачки - возвращалось и несло с собой нечто новое, прежде Антоном не виданное. Придя в себя, звеньевой уставился на труп, не веря своим глазам. Медленно, грациозно перекинул через покойника левую ногу, медленно сполз и замер возле постели, изучая то, что в ней охлаждалось.

- Умер,- повторил он с замиранием.- Мёртвый!- И звеньевой повернулся к Антону, отчего тот разинул рот и вжался в стену.- Мёртвый!- воскликнул Коквин с восторженной угрозой.- Гнусь какая, а?

Антон кивнул, не зная, что ответить.

- Трупашок - запашок,- сказал Коквин ласково и провёл ладонью по щеке банкира. И вдруг впился ногтями в безответную мякоть. А после этого другой рукой вцепился в губы мёртвого, сграбастал их в кулак и яростно дёрнул - раз, другой, третий... Потом оставил и эту затею, на шаг отступил и с размаху ударил тяжёлым ботинком в бок. Схватил использованный шприц и хищно, упоённо воткнул иглу сначала в горло, затем - в студенистое глазное яблоко.

- Ты...ты что делаешь?- Антон настолько струсил, что даже не ощутил страха.

- Это ж мертвец!- Коквин оскалил мелкие жемчужные зубы. Их перламутровый блеск ассоциировался почему-то с блеском сухожилий и фасций.- Ты просто ещё не уяснил, что мертвец - это враг! Это альфа и омега всякого зла!

"Стоит ли мессы Париж?" - пронеслось в голове у Белогорского. Коквин расстегнул галифе и начал мочиться на покойника.

- Увидят,- беспомощно простонал Антон.

- Он и так был мокрый,- возразил Коквин и визгливо хихикнул.- Становись рядом! Давай-давай, не тушуйся! Будет тебе боевое крещение.

Белогорский замотал головой. Звеньевой нахмурился:

- Живо встал! Не то в два счёта вылетишь! Если в скрытую оппозицию не запишут...тогда другой разговор пойдёт!

Антон, не веря, что это делает он, Антон Белогорский, приблизился к ложу усопшего. Коквин уже закончил выделение мочи и выжидающе, с одобрением глядел на него.

- Можно запереть дверь?- спросил Антон жалобно.

Коквин презрительно плюнул, притворил дверь и встал к ней спиной, широко расставив ноги.

- Начинай же! - приказал он нетерпеливо.

И Антон подчинился.

...Домой он вернулся за полночь: шлялся по городу, где-то пил, на что-то глазел - без формы, в обычном гражданском платье. Вошёл в свой дом подшофе, с разбегающимися мыслями и при деньгах. В окне увидел ту самую фигуру, сквозь зубы выматерился и отправился спать, не желая вмешиваться в очередной малопонятный спектакль. Перед тем, как лечь, обнаружил на полу и на сиденьях стульев лужицы прозрачной холодной воды. Взяться им было неоткуда: кран был плотно завёрнут, потолок не протекал, окна и двери надёжно заперты. На душе сделалось совсем паршиво, и сон - на сей раз без снов - не сулил облегчения.


9

После ухода банкира из жизни Антону решили дать выходной день. Неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая судьба, окажись он и в самом деле предоставлен сам себе в тот понедельник. Однако Ферт назначил на семь часов вечера торжественную инициацию - именно это слово употребил он нечаянно, после - спохватился, переименовал церемонию в торжественный приём или во что-то ещё, невинное по звучанию. И Антон пришёл, ошибочно считая, что будет какое-то формальное, незатейливое собрание вроде того, с раздеванием и рукопожатиями, о котором говорили в его звене. Белогорский терзался сомнениями; в глубине души он был уже на добрую половину вне "УЖАСа". Он до сих пор не сумел разделить с новыми товарищами их беззаветную преданность живому и агрессивное неприятие мёртвого. И он не знал, сколь долго сможет продержаться на этой денежной работе. Он был готов наплевать на всё и, по окончании торжеств, отказаться от дальнейшего сотрудничества. Однако дело пошло не так, как он предполагал.

Собрание было назначено в помещении одного из ведущих театров города. И, когда всё уже закончилось, Антон не мог во всех подробностях восстановить происходившее на слёте. Содержания выступлений он не помнил совсем. Запомнились ужасная духота, разноцветные фейерверки и оглушительная, гремящая "Весна". Ещё сохранился в памяти мутный бассейн, в который была преобразована треть сцены. Жара и духота, царившие в зале, объяснялись необходимостью поддерживать воду тёплой. Зал был полон бесновавшихся, ревевших утверждателей жизни. У Белогорского хватило ума сообразить, что дальше будет заурядное, многократно испытанное на деле зомбирование. Но он уже, во-первых, был захвачен действом, а во-вторых, не смог бы, даже если б пожелал, протолкнуться к выходу. Поэтому, когда Ферт, теперь облачённый в форму с аксельбантами, рванул на себе ворот и бросил клич: "В воду! Все - в воды Леты!", Антон, как и все собравшиеся в зале, сбросил с себя обмундирование и босиком заспешил вниз, к тяжело колыхавшейся воде. Купальщики ныряли, как заведённые, спеша не менее десятка раз окунуться с головой, так как всё это плавание символизировало погружение в воды небытия и последующее счастливое выныривание - в уже просветлённом, обновлённом состоянии, с презрением к смерти и твёрдым намерением утверждать истину жизни. По тёмному амфитеатру зала метались лучи прожекторов; на авансцене, перед бассейном, образовался хоровод из неестественно ломающихся сотрудников. Они задирали лица и в пляске высоко поднимали колени - большей частью острые и тощие. Последним, что запомнилось Антону, был, конечно же, апофеоз праздника: абстрактные конструкции, сооружённые позади бассейна и напоминающие строительные леса, бесшумно сошли в машинный Тартар, откуда, в свою очередь, выплыл на сцену гигантский снежный череп из гипса. В чёрных глазницах начал разгораться красный свет, он с каждой секундой становился всё ярче, и вот - из раскалённых дыр выстрелили ослепительные лазеры - провозвестники близкого освобождения. Череп покрылся сетью трещин, сквозь которые пробивалось багровое свечение. И вот он внезапно рассыпался, обнаружив начинку - громадный, в виде сердца выполненный стеклянный сосуд, наполненный красной водой и щедро подсвеченный снизу.

И, когда мероприятие закончилось, Антон внезапно понял, что его сомнения, подозрения и страхи - хоть и остались как были, в целости и сохранности,- больше его не волнуют. Просто-напросто не интересуют, и всё, сделались неважными, убрались на обочину, подальше, тогда как главная магистраль жизни, освещённая ярким солнечным светом, уносится за горизонт - прямая, накатанная, с обещанием славы в конце пути.


10

Месяц пролетел незаметно. Белогорский втянулся в работу и не заметил, как наступила зима. Она и так уже давно обосновалась в городе, а смотреть на календарь у Антона не было времени. Новые поручения, которые ему давали, больше походили на активное утверждение жизни, чем первые два. Антон склонялся к выводу, что Польстер с банкиром были, слава Богу, скорее исключением, нежели повседневной рутиной. Он совершил впечатляющее количество добрых, исполненных человеколюбия поступков, - правда, не бескорыстно, но есть-то надо всем. К тому же в тайниках его души не назревало никакого протеста против сложившегося положения дел; Антон это чувствовал, расценивал как признак внутренней склонности к добру и считал, что вполне сумел бы делать то же самое и бесплатно. Таким образом, поводов к угрызениям совести совершенно не оставалось. И отношение к жизни формировалось здоровое, положительное, безразличное к мишуре и суете - а мишурой и суетой было всё, в чём жизнь так или иначе проявлялась. Проявления, как и положено по определению, считались вторичными и малоценными, а их источник - голая, абстрактно-живая жизнь - главным, незапятнанным благом.

Вдохновляло Антона и то обстоятельство, что "УЖАС" быстро разрастался, завоёвывая выгодные позиции. Ферт строил планы участия в местных выборах; появились разнообразные группы поддержки, подготовительные курсы для кандидатов и даже первичные молодёжные подразделения. Вскоре Белогорский обратил внимание на странные синяки и ссадины, что стали появляться на лицах коллег. Дня не проходило, чтобы кто-нибудь не заявился в общее собрание с подбитым глазом или рассечённой губой. Поначалу Антон не придал этому большого значения, но увечья множились, а сами пострадавшие не спешили с объяснениями. Так что Антон, не в силах разгадать загадку, обратился с вопросом прямо к Ферту. Тот не стал ничего скрывать:

- Мундир обязывает, коллега. Организация показывает зубы. Мы готовим акцию под общим девизом: "Пусть мёртвые хоронят своих мертвецов". Приходилось слышать?

Антону не приходилось.

- Это Иисус Христос сказал, - сообщил Ферт менторским тоном.- Один юноша, собравшийся отправиться с Ним, попросил повременить, так как хотел похоронить отца. И Христос ответил ему именно это,- Ферт по привычке снова сунул очки в рот.

- Что - убиваем кого-то?- спросил Антон шёпотом.

Ферт расхохотался:

- С ума вы сошли, молодой человек! Забыли, где работаете?

- Тогда с чего у людей морды битые?-с тупым недоумением воззрился на него Белогорский.

- Всякому действию есть противодействие,- пожал плечами Ферт.- Настоящий этап нашего развития предусматривает борьбу со всевозможными проявлениями культа смерти. Общество инертно и косно, оно не желает расставаться с традициями, которые успели уже превратиться в инстинкты. Вот и дерёмся,- молвил инструктор с неожиданной простотой.- И до вас, коллега, очередь дойдёт, не беспокойтесь.

- Я не беспокоюсь,- ответил Антон недовольно и отошёл.

Часом позже его подозвал к себе Коквин.

- Завтра у нас запланирован рейд,- сообщил он озабоченно.- Можно сказать, разведка боем. Я буду нужен здесь, в центре. Звено поведёт Недошивин. Без нужды ни во что не ввязывайтесь, но если уж вынудят - спуску не давайте.

- А поподробнее нельзя?- спросил грубовато Антон.

Коквин смерил его взглядом.

- Почему нет, пожалуйста. Нужно будет взять под контроль морг, крематорий и церковь. Действовать по обстановке - конечно, при возможности действия. В случае численного перевеса противника - отступить. Ну как - ясно в общих чертах?

- Что-то вырисовывается, - согласился Белогорский.

- Завтра не забудь принести пальто, шапку и брюки попроще,- предупредил его Коквин.


*****

Следующий день - морозный и солнечный - начался с мелкого самодурства.

- Построиться, - хрюкнул Недошивин, враждебно глядя на группу.

- Чего?- протянул потрясённый Холомьев.- Видали - калиф на час!

Глаза у ангелоподобного Злоказова сделались - как по Ерофееву - отхожими. Щусь наморщил нос, Белогорский напустил на себя непрошибаемый вид.

- Осади,- процедил Злоказов.- Не то, когда меня поставят...

- Чёрт с вами,- Недошивин еще больше насупился, хотя больше было уже некуда.

- То-то,- успокоился Холомьев.- А то - "построимся"...

- Слушай маршрут,- Недошивин повысил голос, не желая уступать ни пяди сверх потерянного.- Пункт первый - морг Мариинской больницы. После - церковь, за ней - крематорий или погост, куда повезут. И там, и там попытаемся отбить. Вопросы?

Команда молчала. Антон, как самый зелёный, счёл нужным всё-таки спросить:

- Я не совсем понял - что отбить? Покойника?

- Покойника,- прохрипел Недошивин.

Белогорский широко раскрыл глаза:

- Да? А зачем?

Тут Злоказов толкнул его локтем:

- Чего ты пристал? Время придёт - увидишь. Это ж враг, бестолочь!

Антон замолчал.

- Форму снять, переодеться в гражданское,- приказал Недошивин.

Дотошный Антон собрался снова влезть с расспросами, но в этот раз его остановил Щусь:

- Куда ж нам светиться-то, подумай?

Уже потом, когда акция осталась в прошлом, Антон нашёл вполне естественным, что "УЖАС" не афиширует эту сторону своей деятельности. Если существование врага ещё могло быть принято как обязательное условие, то методы борьбы с ним могли показаться непосвящённым недостаточно привлекательными. Однако Белогорский уже не видел ничего зазорного в выражении "на войне как на войне" и безропотно переоделся.

По дороге в морг Антон сморозил чудовищную глупость: предложил купить цветы - с единственной целью замаскироваться в толпе скорбящих. Но даже обычно доброжелательный Щусь поднял его на смех.

- Для сотрудника "УЖАСА" принести на похороны цветы - примерно то же, что вдове явиться в подвенечном платье,- сказал Щусь Антону.- Или обожраться окороком еврею. Как ты не понимаешь, что все наши силы направлены против идиотских, сатанинских ритуалов?

- Понял, понял,- огрызнулся Антон.- Что вы все на меня набросились?

...Возле морга уже переминались с ноги на ногу озябшие родственники покойника. Их собралось десятка два человек; вновь прибывшим не составило большого труда затеряться среди тёмных курток, пальто и шуб. Перед тем, как слиться с толпой, звено рассредоточилось. Сотрудники "УЖАСа" подходили по одному, ничем не выдавая знакомства друг с другом. Как и следовало ожидать, никто не спросил незнакомцев, кто они такие и откуда взялись. Отсутствие цветов тоже осталось незамеченным.

Наконец, их пригласили внутрь: в холодном, бедном помещении стоял средней пышности гроб с жёлтым, окоченевшим мертвецом внутри. Усопшего обступили разреженным кольцом, начались всхлипывания, сопровождавшиеся испуганным шушуканьем. Антон скосил глаза на Злоказова, державшегося в отдалении - тому с трудом удавалось удерживать на лице приличествующее случаю выражение. Недошивин глядел преимущественно в пол и лишь изредка зыркал исподлобья колючими глазками. Щусь, входя в роль, повесил голову; время от времени он быстро, непродуманно крестился. Холомьев стоял, словно проглотил аршин, и глазел по сторонам, взглядом плавая над поникшими головами собравшихся.

К общему облегчению лазутчиков, прощание, больше похожее - с учётом предстоявших обрядов - на первую встречу, не затянулось надолго. Гроб закрыли крышкой; Злоказов, уже не таясь, недобро фыркнул при виде его траурной отделки. Но мало кто обратил внимание на демарш неизвестного. Груз затолкнули в ископаемый ледяной автобус, ближайшие родственники расселись внутри по периметру, а все остальные потянулись во вторую, более комфортабельную, машину.

- Вы, простите, кем ему приходитесь? - тихо и боязливо спросила там у Холомьева безутешная дама в старомодной вуали.

Холомьев поднёс палец к своему щелевидному рту и возмущённо зашипел. Дама замахала руками, прослезилась и присела на краешек сиденья в уголке.

Ехали чинно, без слов. Возле церкви высадились, мужчины сдёрнули шапки. Антон, не имевший привычки посещать храм, испытывал смешанное чувство почтения и раздражения. Его спутники тоже ощущали себя не в своей тарелке. С одной стороны, "УЖАС" приветствовал религию как способ пропаганды активного утверждения жизни. С другой стороны, отношение церкви ко всему, что было связано со смертью, казалось ему неприемлемым.

Вдобавок пришлось долго ждать, пока закончатся разнообразные молебны и песнопения, непосредственно с отпеванием не связанные. Пятёрка пришельцев разбрелась по храму и занялась равнодушным созерцанием икон. В церкви было жарко от огня и людского дыхания; запах ладана и воска безуспешно пытался напомнить Антону о чём-то давным-давно позабытом. Тем не менее, в душе его установилось нечто сродни гармонии, и отпевание он встретил хоть и в штыки, но все же не так неприязненно, как остальные.

Недошивин - на сей раз до самого конца процедуры - уставился в пол, дабы никто не увидел его глаз. Кулаки вице-звеньевого были крепко стиснуты. Холомьев, напротив, далеко вытянул шею, чтобы ничего не пропустить и после иметь право предъявить счёт по всем статьям ущерба его моральному "я". Злоказов стоял отвернувшись, а Щусь перебегал с места на место, испытывая нужду в разнообразии вообще. Когда ему это надоело, он незаметно подошел к Антону и, еле сдерживаясь, шепнул: "Анекдот. Идут похороны. Стоит толпа. Выскакивает мужичонка, подбегает к гробу, что-то суёт и спешит на место. А там объясняет: "Цветов не было, так я шоколадку положил"".

Щусь слегка согнулся, уткнулся подбородком в шарф и крепко зажмурился - его стал душить хохот. Он изредка вздрагивал и после каждого содрогания вытягивал по швам до предела напряжённые руки.

Батюшка, махая кадилом, что-то задумчиво пел. Справа и слева опять раздались всхлипы, но теперь они были тише, чем в морге, сдержаннее. Антон сделал несколько шагов и очутился рядом со Злоказовым.

- Долго ещё? - спросил он вполголоса.

- Уже почти всё,- ответил тот несколько громче, чем требовала конспирация.- Любопытно - сколько он с них содрал, этот исусик?

Антон - ни к селу, ни к городу - хотел сказать про Париж и про мессу, но Злоказов заговорил снова:

- Нельзя ему спускать, козлу. Как закончит служить, я к нему подойду, потолкую. Пойдёшь со мной?

- Сколько угодно,- отозвался Белогорский. Ему сделалось интересно, как Злоказов станет вразумлять попа.

Тот сдержал свое слово, подошёл, когда покойник был отпет, к священнику и, показывая на свечи и образа, спросил:

- А скажи-ка, друг любезный, во сколько вся эта кухня обошлась родственничкам?

Поп, снявший было золоченые очки, нацепил их обратно и внимательно посмотрел на необычного вопрошателя. Решив, что отвечать не обязательно, он отвернулся и хотел идти по своим делам, но тут каблук Злоказова наступил ему на длинную, до пола, рясу.

- Ты куда?- спросил Злоказов шёпотом.- Ты кем себя вообразил?

- Выйдите из храма Божьего,- с кроткой угрозой предложил батюшка.- А я помолюсь, чтоб Бог вас вразумил и простил грехи.

- Смелый, да?- Злоказов ухмыльнулся.- Погоди, дойдёт до тебя очередь. Ишь, обкурили все, обрызгали, трупы облизываете...

- Уходите отсюда,- повторил тот более твёрдым голосом.

- Оборзел?- прошипел почитатель жизни.- Крышу позовёшь? А какая у тебя крыша?

Батюшка безнадёжно снял очки, протёр носовым платком и улыбнулся краешком рта.

- Наша крыша - небо голубое,- сообщил он доверительно.

Неизвестно, во что бы все это вылилось, но вмешался Недошивин и увел Злоказова из храма. Взбешённый Злоказов щурил глаза, хищно скалил зубы и бормотал, что не прощается, что сделает батюшке рэкет, превратит его жизнь в кошмар, какого тот и во сне не видел. Следом за ними вышел и Антон. Гроб с телом вернули в автобус, и тот, забрав с собой ещё двоих сопровождающих, покатил в крематорий, где покойника надеялись завтра спалить. Эти планы были подслушаны и приняты к сведению звеном Недошивина. Народ не расходился и праздно топтался у дверей храма. Обстановка изменилась, люди успели устать и сделались более разговорчивыми. Необычное поведение незнакомцев в церкви не укрылось от внимания многих, а дама под вуалью проявила настойчивость:

- И всё-таки - кто вы будете? Мы просто никогда вас прежде не встречали...

Нехотя Холомьев отозвался:

- С работы мы будем, с его работы.

Настырная особа пришла в удивление:

- Да что вы говорите! Но он уж лет двадцать, как не работал...

- Мы не из тех у кого память короткая,- сообщил ей Злоказов.

- Да-да, это замечательно, конечно...

Воцарилась тишина, и только мотор продолжал своё нелёгкое механическое дело.

- Но позвольте,- опомнилась дама, немного подумав,- вы, как будто, довольно молоды...Как же вы могли с ним работать?

- Это называется эстафета поколений,- молвил Щусь с серьезной миной.- Дело покойного не забыто. Нас, так сказать, делегировали.

- Странно,- дама поджала губы.- Ведь он руководил хором ветеранов войны.

- Мы - внуки ветеранов войны,- вмешался Недошивин и посмотрел на нее столь свирепо, что у дамы моментально пропало желание спрашивать дальше.

Многие слышали эту беседу, и лица их выражали сомнение. Антон напрягся, готовый к любому повороту событий, но события носили слишком печальный характер, чтобы свернуть куда-либо с назначенного пути. Недошивин отвел свою группу в сторонку и негромко сказал, что здесь им больше делать нечего. Надо отправляться в крематорий и прозондировать почву. Если всё у них получится, то безутешную родню новопреставленного ожидает завтра большой сюрприз. Возражений и вопросов не было, и часом позже служители жизни благополучно, без приключений достигли местного Дахау, деловито попыхивавшего свежим дымком. Горение, как было некогда подмечено, есть форма жизни, к которой (форме) полагается стремиться всем порядочным людям.

- Давайте поживее!- прошипел Недошивин.- Куй железо, пока горячо - жмура, наверно, еще не успели оформить.

Они обогнули здание крематория и ворвались в какой-то темный коридор, где шли вдоль стен массивные железные двери, запертые на засовы, а также стояли неприкаянные металлические тележки. Немного подумав, командир выбрал Щуся и велел ему воздержаться от участия в рискованных переговорах. Если что-нибудь пойдёт наперекосяк, завтра его пошлют присматривать за церемонией кремации с заданием разузнать, как думают родственники распорядиться урной с прахом - оставить в колумбарии или закопать на кладбище. А потому никак нельзя являться на церемонию со следами свежих побоев на лице.

- Есть тут кто-нибудь?- крикнул Недошивин нетерпеливо.

Антон рассчитывал услышать эхо, но голос вожака прозвучал гулко и глухо, словно говорили в какую-то толстую трубу. Никто не откликнулся; Недошивин крикнул ещё раз.

Тогда в конце коридора возникла приземистая, обезьянья фигура в тёмно-синем комбинезоне и вязаной шапочке. Стараясь ступать торжественно и бесшумно, работник приблизился и сумрачно оглядел гостей.

- Командир, слушай и не перебивай,- пророкотал Недошивин.- Только что к вам привезли клиента. За сколько ты можешь нам его продать?

Работник вытер нос тыльной стороной ладони.

- Валите отсюда,- сказал он.

Недошивин вынул из-за пазухи пачку денег и сунул собеседнику в лицо.

- Все твоё,- пояснил он. - Сделаешь доброе дело. Вместо того, чтоб за бабки размалёвывать чучела, мыть трупам задницы и лобки, тебе заплатят за подвиг во славу жизни. Это даже не сделка, это гимн бесконечной весны!

Видимо, человек в комбинезоне очень хорошо уловил суть предложения. Он не стал спрашивать, зачем Недошивину понадобился труп. Он полуобернулся, махнул рукой и позвал:

- Эй, кавалерия! Ну-ка, дуйте сюда!

Наверно, в голосе его присутствовали особые нотки, потому что пять мужчин, одетых в точности в такие же комбинезоны и шапочки, поспешили на зов, держа в руках кто лом, кто лопату. Недошивин покрылся пятнами и сделал шаг назад. Антон, Злоказов и Холомьев придвинулись к нему ближе и стали плечом к плечу. Работник стал наступать:

- А ну, исчезли отсюда, вашу мать! Три секунды даю!

- Иначе - что?- спросил Злоказов.

Работник, не ответив, вытянул руку назад, принял лом и замахнулся. Недошивин сунул пальцы за пазуху, выхватил газовый баллончик и прыснул нападающему в глаза. Тот выронил лом и опустился на колени.

- Паскуды!- заорал Недошивин.- Нет бы пойти хотя бы в зоосад работать, за живностью смотреть! А им, шакалам, подавай убоину!- Он отступал, рабочие надвигались всё стремительней. Недошивин споткнулся, упал. Лёжа на каменном влажном полу, он истерически запел: - О, весна, без конца и без края! Без конца и без края мечта!!..

Ему досталось ломом по ноге; Холомьев, белее снега, вырвался вперёд и с силой толкнул в плечо звероподобного верзилу. Тот ответил затрещиной; секундой позже никто со стороны не смог бы уже разобрать, кто кого бьёт. Недошивин командовал с пола, лёжа, пока носок чьего-то ботинка не въехал прямо ему в зубы. Тогда вице-звеньевой завыл и начал кататься, мешая и без того безыскусным бойцам. Победило не уменье, а число - минуты через три-четыре сотрудники "УЖАСа" смирились с поражением и обратились в бегство. Антону разбили левую бровь и надорвали рукав - новобранец прикрывал отступление более опытных Злоказова и Холомьева, которые волоком волокли командира подальше от места сражения.

Выбравшись, наконец, из несчастливого коридора, четвёрка остановила первый попавшийся автомобиль и приказала шоферу гнать куда подальше от враждебных крематорских стен.

- Дьявол,- рычал Недошивин с заднего сиденья.- Ох, попомнят они меня! Придёт время - я их контору с дерьмом смешаю. Зарою бульдозером!

- Послушай, - зашептал Белогорский на ухо Злоказову.- Зачем мы все это устроили? Ведь ясно было, что побьют.

- Это первая экспедиция такого уровня, - тихо ответил Злоказов.- Пробная вылазка. До сих пор, понимаешь, мелочились, разменивались на пустяки. А теперь решили попробовать по-крупному, ударить, знаешь, в самую цитадель. Жируют, суки, на своих цветочках, веночках и музычке!- бросил он с ненавистью, глядя в заднее окно машины.- Ну, первый блин комом. К тому же Щусь остался.

- Да на кой мы прицепились к этому жмурику? Зачем нам разведка? Покойников же пруд пруди - выбирай любого, раз не вышло с одним. Не говоря уж об урне.

- Ну нет, - возразил Злоказов.- Так рассуждает несознательная шпана. Мы - люди ответственные; мы, если за что берёмся - доводим до конца.


11

Антон Белогорский завёлся; мертвецы и кутерьма, связанные с ними, разбудили в нём неожиданно сильную злобу. В самом деле - живым жрать нечего, экология никуда не годится, заводы стоят, а этим сволочам всё мало! Им бы только деньги сосать из беззащитного народа! Если бы покойники получали то, что им положено с точки зрения справедливости, по заслугам, то насколько краше, счастливее стала бы человеческая жизнь!

Вечером состоялось собрание под председательством Ферта, где подробно обсудили всё случившееся. Инструктор подтвердил слова Злоказова: раз начатое должно быть доведено до конца.

- Мы отрабатываем шаблон,- объяснил Ферт.- Конечно, можно плюнуть и пристроиться к любой другой похоронной процессии, какая подвернётся. Но нельзя забывать о главной задаче: изменить стереотипы, укоренившиеся в общественном сознании. Люди должны отказаться от институтов почитания мертвечины. Они должны сознавать, что с самых первых шагов, которые они сделают на этом гибельном пути, их будут неотступно преследовать наши контролёры. Начальный этап сей глобальной реформы неизбежно связан с насилием и террором - если уместно употребление слова "террор" применительно к покойникам. Мы заставим морги, церкви, крематории и кладбища считаться с нашим мнением. Постепенно, путём всё более явного запугивания, а где возможно - подкупа, мы дадим понять администрациям этих учреждений, что они имеют дело с реальной силой. Поэтому сегодняшний мертвец никак не может быть оставлен в покое. Он - рано или поздно - получит своё; слухи об этом событии начнут расползаться по городу. Затем последуют новые акции, и всё это в конечном счёте заставит считаться с нами и алчных попов, и отмороженных могильщиков.

По окончании этой речи Ферт выразил звену благодарность от лица руководства "УЖАСа", выписал премиальные, а пострадавшим - в том числе и Антону - велел ходить с красной нашивкой, знаком ранения при исполнении. Нашивка представляла собой узкую красную полоску в чёрную ёлочку, носить её полагалось на левом рукаве, над самой повязкой с эмблемой.

Наметили планы на завтрашний день; Ферт посоветовал заменить Щуся другим наблюдателем. Не исключено, что присутствующие на церемонии лица каким-то образом узнают о сегодняшней потасовке, увяжут появление Щуся с действиями четвёрки неизвестно откуда взявшихся молодых людей и...Короче говоря, на кремацию делегировали самого Коквина. Участники операции во всех подробностях описали звеньевому всех, кого запомнили, отдельно остановившись на прилипчивой завуалированной даме, не забыли и про агрессивный похоронный пролетариат. Коквин держался спокойно: его никто не видел, он не собирался лезть ни в какие разбирательства, и его единственной задачей было выяснить, куда отвезут урну с прахом. Фамилия умершего была известна, об этом позаботились ещё в больничном морге. Так что Коквину оставалось лишь придумать убедительную легенду, чтобы не опростоволоситься, как опростоволосились возле храма его несмышлёные солдаты.

На душе у Антона сделалось полегче - повлияли и премия, и устная благодарность, и почётная ленточка на рукав. Домой он шёл чеканя шаг, бодро и с удовольствием видел, как прохожие уже не косятся на его форму, но опускают глаза и норовят посторониться. Да, теперь сомнениям места нет - он нашёл свой социум, он стал полноценным, уважаемым членом коллектива, носителем перспективной, научно и нравственно оправданной идеи. Теперь Белогорский понимал, что мундир и в самом деле дисциплинирует человека. Его былое презрение к людям в форме - явление инфантильное, ошибочное. Он представил свой дом и впервые подумал, что изменилось и жильё. Отныне в нём не было кавардака, исчезла паутина, опустела некогда доверху набитая кухонная раковина. Очистилась ванна: ещё совсем недавно Антон швырял в неё грязную одежду, а когда мылся под душем, ногой отпихивал груду в дальний угол, где вещи намокали, гнили и распространяли невозможный, убийственный запах.

Правда, вода продолжала разливаться то тут, то там, хотя по законам физики ей было взяться неоткуда. Правда, появился полтергейст - с каждым вечером стучало, шуршало и позвякивало всё сильнее; всё чаще обнаруживались на полу разные мелкие предметы вроде вилок и ножей; бесились часы, без спроса включались электроприборы, перегорали пробки. Но Антону полтергейст не мешал, и фигура за окном, полюбившая грязную дворовую скамейку, тоже не мешала несмотря на то, что Белогорский по-прежнему не мог заставить себя выйти за дверь, спуститься по лестнице и просто посмотреть, кто это такой сидит во дворе вечер за вечером, терпит и дождь, и стужу, да к тому же наделён талантом исчезнуть, когда сочтёт нужным, в мгновение ока .


*****

...Урну решили подхоронить в семейную могилу на загородном кладбище.

Коквин блестяще справился с поручением: его ни в чём не заподозрили. После того, как гроб бесшумно уехал под пол, символизируя отбытие куда и полагается, в преисподнюю, звеньевой поучаствовал в распитии чекушки в компании с престарелым однополчанином праха. Тот, хлебнув, всё и выложил, Коквину почти не пришлось его расспрашивать.

- Встретим у ворот,- предложил Недошивин.- Со словами про мёртвых, которые мертвецов хоронят. Если не поймут, то мёртвыми и станут, а другим будет наука.

Ферт рассердился.

- Никого не убивать! - воскликнул он крайне возмущённо.- В кого мы превратимся, если станем убийцами! Мы же - "УЖАС"! Мы - хранители жизни!

Недошивин, видя гнев начальника, испуганно хлопал глазами.

- Мы не будем отбивать урну,- подвёл черту Ферт.- Пусть закопают, пусть побрызгают водочкой - мы появимся потом, когда разойдутся пьянствовать. Между прочим, все эти поминочки - тоже, знаете...Сыпануть бы чего в бутылки. Ну, всему своё время, Бог с ними. Придём вечером, к ночи поближе, сделаем всё, как положено, а утречком разошлём телеграммы с приглашением посетить могилку и извлечь уроки.

- Мы не знаем адресов и имён,- напомнил Белогорский.

- Знаем,- возразил Коквин.- Я настрелял штук шесть-семь телефонов, так что проблем не возникнет.

Ферт одобрительно хмыкнул:

- Воистину, не место красит человека, а наоборот. Ну, коли так, поощрим и звеньевого. Звено, надеюсь, со мной согласно?

Все зашумели, дружно выражая поддержку.

- Людей маловато,- сказал потом Коквин задумчиво.- Никогда не знаешь, как обернётся.

- Это верно,- кивнул Ферт.- Ну, этот вопрос решается просто. Припишу к вам звено Свищева. И,- Ферт запнулся, так и сяк оценивая родившуюся мысль,- я пойду с вами тоже. А то на руководящей работе есть риск оторваться от корней...


12

Спустя два дня Щусь ни свет, ни заря приехал на кладбище и занял позицию. Точный час погребения урны известен не был, и он настроился на долгое ожидание. Одетый не по уставу, в пальто и шапку, Щусь запасся плоской бутылочкой с горячительным и спрятал её в накладной карман: морозы грянули нешуточные. Ему приходилось прятаться то за деревьями, то за мусорными кучами; уходить куда-то дальше Щусь не мог из боязни прозевать посетителей, а попроситься в сторожку не решался - начнутся разговоры за жизнь, что да как, всякие ненужные вопросы...К двум часам пополудни он совершенно закоченел, невзирая на выпитое. Щусь не был злым человеком, но сейчас из черт его лица исчезли малейшие признаки добродушия. Когда он, наконец, дождался, и чёрная стайка людей прошла сквозь печальные ворота, Щусь готов был погнаться за поднадзорными и навешать пинков. С трудом переставляя замерзшие, разболевшиеся ноги, он короткими перебежками следовал от дерева к дереву, пока родня не дошла до могилки, где на месте надгробья поселился аккуратный сугроб. Дальнейшее Щуся не интересовало; какое-то время он осторожно пятился задом, потом повернулся и пустился бежать, мечтая поскорее очутиться в электричке. В привокзальном ларьке купил пол-литра какой-то хмельной дряни и в тамбуре выпил в три глотка, не отрываясь.

В штаб-квартире его встретили деловито, с искренним сочувствием по поводу обморожений. Коквин мягко упрекнул разведчика в чрезмерном увлечении спиртным, что не приветствовалось здоровым "УЖАСом", но выговор был формальный, дружеский. Рядом с Коквиным сидел на стуле шарообразный Свищев, который был не очень доволен тем, что его, звеньевого, поставили под начало равного по званию. Однако, стоило начаться обсуждению предстоящей операции, Свищев втянулся в общую оживлённую дискуссию и забыл про обиду. Речь его была грубой, неграмотной, но предложения - дельными. Учитывать старались всё - температуру воздуха, освещённость, присутствие посторонних, подступы и пути отступления. Особое внимание уделили зданию администрации - так, оказывается, называлась отпугнувшая Щуся сторожка. Разгорелся спор, поскольку в ночное время суток там дежурили два или три "секьюрити", и Свищев с Недошивиным предполагали разделаться с ними жестоко, как и положено поступать с вражескими часовыми. Они особенно подчёркивали, что лица, переметнувшиеся на сторону нежити, исключаются из Книги Жизни и не должны пользоваться снисхождением "УЖАСа". В защиту стражей снова выступил Ферт, который был категорически против любых умерщвлений. Сошлись на том, что пятёрка наиболее развитых физически бойцов ворвётся в сторожку и обездвижит охранников, как сумеет - с единственным условием: не убивать. В пятёрку вошли Недошивин, Свищев, Злоказов, а также Саврасов и Тубеншляк, люди Свищева.

За два часа были решены все вопросы, и участники грядущей вылазки разошлись по домам - подкрепиться, выспаться и потеплее одеться. Пить строжайше запрещалось, замеченные в этом грехе подлежали немедленному выведению из операции. Их дальнейшая судьба не уточнялась, но всем было понятно, что игра не стоит свеч и физическая работа согреет их гораздо надёжнее.

Ближе к одиннадцати часам вечера тринадцать человек сошли на пустынный, вымороженный перрон. Светила полная луна, стояло безветрие, до кладбища было пять минут хода. Когда до ворот оставалось шагов пятьдесят, Ферт негромко отдал приказ рассредоточиться. Сам он, закутанный в шарф по очки, в глубоко нахлобученной шапке-ушанке, привалился к одинокому дереву и бросил взгляд на часы. Окна в сторожке были освещены, в одном из них виднелся работающий переносной телевизор. Пятёрка пошла; Свищев, опустив на лицо чёрную, в двух местах для глаз продырявленную шерсть шапчонки, с силой ударил ногой в дверь и первым ворвался внутрь.

- Лечь, уроды! Руки на затылок!- заорал звеньевой. Надо отметить, что четыре эти слова были им произнесены, против обыкновения, очень чётко, и вообще вся речь вышла складной, грамматически безукоризненной.

Схватка, вопреки ожиданиям нападавших, закончилась, практически не начавшись. Налёт боевого авангарда стал полной неожиданностью для двух средней трезвости парней, нарядившихся в синюю форму. Они почти не сопротивлялись, что сильно разочаровало противника. Свищев и Недошивин, связывая сторожей по рукам и ногам и затыкая им рты, сделали попытку помять их несколько усерднее, чем требовалось, но апатия противника гасила всякий интерес к физическому воздействию. Для Тубеншляка, Злоказова и Саврасова работы не было; Саврасов неторопливо, вразвалочку вышел на крыльцо и махнул рукой. Ферт отделился от древесного ствола и поспешил, чуть пригибая голову, к воротам. За ним устремились остальные; через минуту молчаливый возбуждённый отряд быстро шёл по кладбищенской дорожке. Не хватало только Тубеншляка - его оставили в здании администрации караулить "секьюрити".

Ферт сделал знак Щусю, тот выскочил вперёд и возглавил процессию, указывая путь. Долго искать ему не пришлось; Щусь, проторчавший полдня на кладбище, мог теперь ориентироваться с закрытыми глазами. Свернули направо, потом ещё раз направо. Послышался громкий радостный шёпот проводника:

- Вот она, голубушка! Пришли, товарищ Ферт!

- Зажечь фонари!- скомандовал инструктор.

Замельтешили, вспыхнув, огни карманных фонарей. Немного пометавшись, они сосредоточились на обледенелой раковине, косо обрезанном камне памятника и бесполезной ограде. Было видно, что могилу только что навещали, поскольку снег был расчищен, а в раковине разложены тронутые первым тленом тюльпаны.

- Прошу слова,- Ферт ослабил петлю шарфа, высвобождая рот, протёр очки и выступил вперёд. Свищев и Коквин, хотя никто от них этого не требовал, построили своих людей. Луна улыбалась, думая о чём-то своём, поскрипывали прихваченные стужей деревья, бесшумно клубились облака выдыхаемого пара.- Ребята,- обратился Ферт к налётчикам, и те немало удивились такому панибратству: за вожаком такого не водилось.- Давайте по-простому, без вывертов. Вот вы - нормальные, крепкие мужики - разве не чувствуете, сколько здесь падали? Я так просто копчиком ощущаю, как тонны гнили тянут под землю мегаватты, гигаватты нашей энергии. Чего там книжные вампиры - вон их сколько!- Ферт обвёл погост рукой. Потом ткнул пальцем в направлении разгромленной сторожки: - Подумать жутко, что жизнь тех парней пропадает понапрасну, зря. Сколько бы они могли сделать полезного, доброго! А сколько денег тратится на эту помойку - с ума сойти! Денег мало, денег живым не хватает - но только попробуй, не выдели кладбищу: оно враз о себе заявит - размоет его дождём или ещё что-нибудь, и тогда отрава, которая хуже любого биологического оружия, хлынет в водоёмы, проникнет в наши дома и приведёт нас сюда же, где кончаются все пути. Сегодня мы делаем первый шаг на пути освобождения от пагубных суеверий и диких традиций. Успех придёт не сразу, и нам придётся ещё много, много раз повторить начатое, но капля камень точит. В сознании масс народится и окрепнет мысль, что лучше им будет держаться подальше от склепов и могильных крестов. Это, повторяю, произойдёт не скоро. Но настанет день, когда враг будет разбит, и нас, первопроходцев, вспомнят добрым словом, и слёзы благодарности прольются нашими потомками. А значит - к бою! Товарищ Холомьев - обеспечьте музыкальное сопровождение - чтоб с огоньком работалось!

Холомьев извлёк из-под полушубка портативный магнитофон.

- Мороз крепковат,- заметил он озабоченно, нажал на клавишу, и из маленьких динамиков грянула родная "Весна".

Ферт подошёл к памятнику, размахнулся и ударил носком ботинка точно в чёрточку, пролегавшую между годом рождения и годом кончины. Камень не дрогнул; иного от него и не ждали. Вооружившись украденными в сторожке ломом и лопатами, цвет и гордость "УЖАСа" молча набросился на надгробье. Оно недолго продержалось, бессильное против железа и бешеного натиска громил.

- Урну не забудьте!- крикнул Коквин.

Антон подсунул лом глубоко под раковину, навалился; к нему поспешил на помощь Злоказов. В два счёта справившись с задачей, ударили в твёрдую землю остриями лопат. Копать было не так уж трудно, так как землю рыхлили не далее, как днём. Вывернули урну; Щусь, ликуя, схватил её, поднял высоко и показал товарищам. Его окружили кольцом, завыли, закружились в хороводе.

- Не дожгли! - выговорил запыхавшийся Коквин, глядя на урну.- Ну что - исправим, спалим?

- Нет,- улыбнулся Ферт,- это неправильно. Надо, чтоб всё было видно. Спалим - и что останется? Рубите её в щепки! - приказал инструктор.

Вновь взметнулись лезвия лопат, раздался треск. Горстка тёмного порошка высыпалась на снег, Ферт кивнул Свищеву;- тот спустил штаны и, кряхтя, пристроился над обломками. Саврасов встал сзади - в очередь, но Ферт посоветовал ему поберечь добро для других.

- Краску!- велел инструктор.

Ему подали большую жестянку с торчащей малярной кистью, Ферт лично пошуровал внутри, приблизился к поваленному памятнику и чёрной краской намалевал свастику.

- А почему не что-то другое? - спросил, как всегда, любознательный Антон. Его пытливый разум не любил неясностей.

- Потому что свастика - жупел, пугало для людей,- растолковал ему Ферт.- Страх перед ней - генетический, она уже сама по себе устрашает. Нам ведь наплевать, кем нас сочтут - главное, чтоб была достигнута цель. Когда враг будет уничтожен повсеместно, тогда мы откроем, что не имеем никакого отношения к идеологии свастики.

Общими стараниями могилу было не узнать. Отряд, окрылённый победой, не собирался останавливаться на достигнутом.

- Ломай дальше!- крикнул Недошивин, и его призыв был услышан, и даже командиры подчинились, приветствуя инициативу снизу.

Разбежавшись кто куда, взялись за новые памятники и кресты. Разбивали вдребезги фотографии, мочились и оправлялись на свежий, искрящийся в лунном свете снег. Рисовали свастики и шестиконечные звёзды, писали шестёрки числом по три, крушили ограды, рубили лопатами кусты. Разогревшись, поскидывали в кучу шубы и пальто, а Недошивин, имевший обыкновение купаться в прорубях, и вовсе разделся - прыгал голый от креста к кресту, нанося точные, разрушительные удары.

- Свеженькая!- послышался из-за кустов восхищённый визг Щуся.- Вчера схоронили!

Бросив всё, как есть, поспешили на его зов; Щусь нетерпеливо подпрыгивал, показывая на увешанный венками деревянный, на время установленный крест. Но табличку уже приладили, Ферт осветил её своим фонарём и присвистнул:

- Двадцать девять годков - всего-то!

Свищев облизнулся.

- Какие будут идеи?- спросил он голосом одновременно и сиплым, и звонким.

Коквин хихикнул и, не справляясь с переполнявшими его чувствами, забился в причудливом, собственного сочинения танце.

- Копаем?- осведомился Антон, который перестал понимать что-либо помимо действия, действия и ещё раз действия.

- Спрашиваешь! - воскликнул Щусь и первым вонзил штык лопаты в припорошенный песок.

Трудились долго; гроб вынимать не стали - просто отодрали и выбросили крышку. Покойницу выволокли за волосы, и Ферт склонился над ней, принюхиваясь.

- Как из морозилки, - похвалил он её.- Совсем не испортилась.

- Спряталась, сука, - уйти от нас думала,- молвил Злоказов, пожирая умершую глазами.

- Погодите, у неё брюлики! - крикнул кто-то из звена Свищева.- Руби пальцы!

Действительно - женщину похоронили, не снимая колец, и сотрудники "УЖАСа" не стали медлить с изъятием преступно упрятанных ценностей.

- А теперь,- сказал Ферт, трогая труп ботинком,- напомним ей о жизни, которую не задушишь, перед которой бессильны смерть и тление.

Одежду на покойнице разодрали в мелкие клочья; первым пристроился Недошивин со словами:

- Нравится, не нравится - спи, моя красавица!

Ферт, когда звеньевой насытился, вынул тесак, вонзил женщине в рёбра и начал кромсать ей грудь и живот.

- Правильно, начальник! - прохрипел Свищев.- Мы её и в печёнку поимеем, и в селезёнку!

- Потроха-то выдерни сначала,- предложил Холомьев. - Будем уходить, я на берёзу повешу, у входа.

Антон Белогорский, чувствуя, что пока ещё плохо себя зарекомендовал, сказал, что тоже пойдёт поищет чего посвежее, и Ферт одобрительно закивал, сверкая очками. Но отличиться не удалось - Антон не встретил ни одной свежей могилы и завидовал Щусю, которого теперь обязательно отметят или повысят. Он долго бродил среди снежных надгробий, потом вернулся, намереваясь принять участие в поучении усопшей, но опоздал - её уже некуда и не во что было поучать.

- Трупный яд по-научному - кадаверин,- сказал ему зачем-то Злоказов, утирая губы перчаткой.

Возле разорённой могилы творилось непонятно что: коллеги Белогорского рычали и дёргались, их движения постепенно теряли целенаправленность, сжатые кулаки рассекали пустое пространство, сапоги и ботинки бездумно пинали снежную пыль, перемешанную с костным крошевом. Партайгеноссен выдыхались, и Ферт, как более опытный, уловил это первым.

- Отбой, товарищи!- крикнул он, сложив руки рупором.- Глушите музыку, одевайтесь и продвигайтесь к выходу. Не забудьте захватить сувенир для нашего коллеги, который, увы, очень много потерял, сторожа тех бездельников,- Ферт имел в виду Тубешляка.

Свищев, подчиняясь, нагнулся, поднял что-то с земли и положил в карман.

Собирались обстоятельно, неторопливо; по мере готовности - уходили в сторону сторожки, обмениваясь на ходу замечаниями и делясь впечатлениями.

- Ты-то успел хоть что-нибудь?- спросил у Белогорского Ферт, поправляя шарф.

- А то нет,- ответил Антон бесшабашно.- Жаль, что холодно. Летом, наверно, будет поприятнее.

- Гораздо поприятнее,- подхватил Ферт, и они пошли бок о бок по направлению к станции - догонять основные силы, ушедшие далеко вперёд.


13

Дома творилось такое, что смутился даже Антон, привыкший ко всякого рода необычностям. Всё железное било его током, на обоях разрослись незнакомые грибы - жидкие, синюшного цвета; ванную и туалет безнадёжно залило. Подозрительно быстро тикали часы, шкаф оказался распахнутым настежь, и выброшенная одежда валялась на полу бесформенной грудой. В щели - дверные и оконные - струился пронырливый холод. Лампочка взорвалась, стоило щёлкнуть выключателем; что-то круглое, непонятное покатилось по полу и скрылось за кухонной плитой. Обстановка не радовала глаз, но и не пугала - скорее, нагоняла тоску и наполняла раздражением.

Вдруг Антон сообразил, что за субъект повадился во двор на скамейку. И в тот же момент он заметил, что беспричинный страх испарился, будто его и не было. Спокойно, без тени волнения подошёл Белогорский к окну, спокойно изучил безлюдный квадрат двора. Нет, не безлюдный - кто-то стоял в телефонной будке. Антона немного тревожило лишь одно - не банкир ли набирает номер. Но тут он вспомнил, что незнакомец появился в бесконечно далёкие времена, когда банкир был ещё жив.

Потом зазвонил телефон. Сняв трубку, Антон услышал печальный, приглушенный голос:

- Для чего ты нас гонишь, Антон? В чём мы перед тобой провинились?

Антон не отвечал и ждал, что скажут дальше. Дальше сказали:

- Ты же ничем не лучше нас. Ты такой же, как мы. Вот выйди на минутку, и увидишь.

Белогорский положил трубку, оделся и вышел на улицу. Человек, говоривший с ним по телефону, сидел в своей обычной позе на скамейке. Когда Антон приблизился, он убедился, что перед ним не банкир - в сидевшем было нечто от банкира, но было и от Польстера, и от кого-то ещё, а в целом получался совершенно незнакомый экземпляр.

Как только Антон остановился в двух от него шагах, человек встал.

*****

Утром Антон опять пришёл на Пушкинскую улицу, к Ферту. Тот оглядел его с ног до головы, взял двумя руками запястье. Пульса Ферт не нашёл, и в тот же день поставил Белогорского звеньевым.

октябрь-ноябрь 1998   



© Алексей Смирнов, 1998-2017.
© Сетевая Словесность, 1999-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]