[Оглавление]


[...читать полную версию...]



POCKET-STORY*


* Карманный рассказ (англ.)


Есть известное поверье: если бросить монетку, допустим, в фонтан или даже канал - Обводный ли, Грибоедова, - то непременно туда вернешься. Бросать, конечно, лучше лишь при желании вернуться. А то есть такие места...

С монетами, вообще, сопряжено многое: монетаризм, нумизматы, мелочь, орел или решка - это когда подбрасыванием монеты решают, какое глупое дело из двух совершить. Быть или не быть, например, или пан или пропал. Умным же деланьем монетка распоряжается редко, ибо разумные мужи не полагаются на слепой, как кишка, случай.

Да у разумных мужей и монеток-то нет: либо бумажки, либо вовсе ничего. Ну и хорошо.

Итак, один человек имел постоянную дыру в кармане брюк как приданое нерадивой жены. Частицу инь в яне. Другой же карман жена по давней влюбленности, которая повлекла за собой заботу и после прошла, специально зашила, чтобы отучить мужа почесываться в паху и ниже.

Всякий раз, отправляясь на службу, сей человек опускал в дырявый карман пятачок, и пятак терялся прямо в автобусе, сразу на входе. Он не возвращался к владельцу, как пишут в сказках, а возвращал самого владельца в то самое место, куда того высаживали к чертовой матери за безбилетный проезд. И наш герой шел на службу пешком. Понятно, что он вечно опаздывал и бывал бит.

Ясное дело: такому растяпе не полагались ни премии, ни повышения - а значит, и новые брюки.

Однажды он попытался залатать прореху самостоятельно, но все было шито такими белыми нитками, что карман обладателя пятака был мгновенно распорот транспортным вором, и пассажира высадили в знакомом пункте прибытия, а карманник впоследствии постоянно то выигрывал, то проигрывал пятак прямо в очко и не выходил из тюрьмы.

И вот растеряхе сделали крупный подарок по случаю солидного юбилея: ему даровали в вечное пользование новый костюм. Вечное-то как раз и не состоялось. Юбиляр так обрадовался - мол, останется без дыры и не будет стоять с разинутым ртом, - что остался моментально скончался от обширного инфаркта.

Его, конечно, свезли в крематорий - в старых брюках, ибо вдова пожалела новые.

Там, в ледяных коридорах, его укладывали и перекладывали поудобнее, пока из брюк не выпал пятак - один из тех, что когда-то затерялся так хитро, что не был изъят и не переломил карму.

Монетка покатилась по крематорию и провалилась в щель, как за ней ни гнались, чтобы прикрыть усопшему левый глаз. Она затеяла новое возвращение. Неважно, чье. Хотя бы этого, в лоснящихся брюках.


октябрь 2004




© Алексей Смирнов, 2004-2017.
© Сетевая Словесность, 2004-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]