[Оглавление]


[...читать полную версию...]



В окопах ненависти, в джунглях страсти

Андрей Хаданович
Сергей Прилуцкий

Переводы с белорусского языка Игоря Белова



Андрей Хаданович

Родился 13 февраля 1973. Поэт, переводчик, филолог. Пишет на белорусском языке. В 1995 окончил филологический факультет Белорусского государственного университета, а в 1999 - аспирантуру БГУ по специальности "зарубежная литература". Регулярно публикуется в журналах "ARCHE" и "Дзеяслоў", еженедельнике "Наша Нiва". Автор книг стихов "Старыя вершы" (Менск: Логвiнаў, 2003), "Лiсты з-пад коўдры" (Менск: Логвiнаў, 2004), "Землякi, альбо Беларускiя лiмэрыкi" (Менск: Логвiнаў, 2005), "From Belarus with Love" (Київ: Факт, 2005), "Сто ли100в на tut.by" (Минск, Логвинов, 2007) "Берлибры" (Минск, Логвинов, 2008) "Несимметричные сны" (Минск, Логвинов, 2010), а также книг стихов на украинском языке "Листи з-під ковдри" (Київ: Факт, 2002, перевод Сергея Жадана и других авторов, предисловие Юрия Андруховича) и польском языке "Swieta nowego rocku" (Wroclaw: Kolegium Europy Wschodniej, 2006, предисловие Павла Хюлле). Стихи переводились на английский, латышский, литовский, немецкий, польский, словацкий, украинский языки. Преподаватель БГУ: курсы истории французской литературы XVII, XVIII и XIX вв., а также спецкурс "Шарль Бодлер и его эпоха". Руководитель "Переводческой мастерской" в Белорусском Коллегиуме. Переводит с французского, украинского, польского языков. Преподаватель Белорусского гуманитарного лицея им. Якуба Коласа. Куратор нескольких конкурсов молодых литераторов. Член Союза белорусских писателей и Белорусского ПЕН-Центра. Победитель нескольких международных слэмов, организатор и ведущий нескольких белорусских слэмов. С 2008 г. президент Белорусского ПЕН-Центра. Живет в Минске.

 

Сергей Прилуцкий

Родился в Бресте 4 июня 1980 г. Поэт, прозаик, переводчик. В 2002 окончил исторический факультет Брестского университета. Пишет на белорусском языке. Трижды финалист конкурсов молодых литераторов Белорусского ПЭН-центра. Издал книгу стихов "Девяностые forever" (2008) и книгу дегенеративной прозы "Йопыты двух молодых нелюдей" (2009) (под псевдонимом Сирошка Пистончык, в соавторстве с Уласикам Смаркачом). Стихи переведены на несколько европейских языков. Последние два года живёт в Киеве.

 



    Андрей Хаданович



    сто пудов одиночества

          I just called to say I love you
              Stevie Wonder

    сто пудов одиночества не поместятся в лифт
    за окном то дождь то ливень то вовсе уже макондо
    ходят мысли налево и влево склоняют шрифт
    и начинаю с рифмы все остальное для понта

    день нынче равен ночи типа игра вничью
    манны небесной нет ну разве что манка
    утром наступит вечер осень - я зуб даю -
    будет сочиться влагой как нимфоманка

    мокрая будет осень мокрая сто пудов
    и не просохнет как горло и к февралю
    но будь я даже негром преклонных годов
    я возьму телефон и скажу что тебя люблю

    _^_




    * * *

    ты знаешь кто такие боб дилан и дилан томас
    я знаю только то что я твой верный фанат
    что я - когда я с тобою - бываю ручной как тормоз
    а ты со мною - самой ручною из всех на свете гранат

    что я с тобою маленький голый ныряльщик цейлонcкого рая
    когда ты снимаешь номер и трусики слово - ненужный спам
    молния твоего платья бьется как шаровая
    электрическим током по пальцам и по зубам

    что мы собираемся в паззл и пульс - далеко за двести
    что я ложусь а ты сидишь на мне как наркоман
    и слыша твои слова: подожди давай кончим вместе
    кто скажет что мы дочитываем один на двоих роман

    _^_




    Маленький нищий

    Я знаю, никакой твоей вины,
    кого б ни приручил ты алкоголем.
    Сегодня ночью снился пьяный Голем,
    привет из пражской... как ее?... весны.

    Китайским мотылькам толкуем сны.
    Повоем на луну, тылы огóлим,
    и скачем голым королем де Голлем
    кинематографической страны.

    Тепло щеки и костерок усталый
    в сугробе утонувшего привала.
    Утопленник проснулся в темноте.

    Он чувствует, что воздух обезвожен,
    и жабры-лепестки дрожат тревожно
    в разбавленной планетами воде.

    _^_




    Баллада о тридцать восьмом троллейбусе

    Тридцать восьмой троллейбус зажигает свои бортовые огни:
    нечего делать на остановке - что мы стоим, как пни?

    Полеты зимой? Никогда. Ясно и ворону.
    Но у водителя звезды в глазах светят уже во все стороны.

    Погода шепчет - нелетная, правды и в крыльях нет,
    и светофор заикается, включая свой красный свет.

    "Красная Маска Смерти", - сказал бы тут Эдгар По.
    Но тридцать восьмой троллейбус не пойдет сегодня в депо.

    У зевак под зимними шапками волосы дыбом встают,
    когда тридцать восьмой покидает наш ледяной приют.

    Как от вальса, головы кружатся у пассажиров и их дам.
    "Троллейбус летит на небо. Следующая остановка - там...

    Не забывайте оплачивать, - слышится, как пароль, -
    на воздушной линии сегодня работает контроль...

    Не отвлекайте водителя, набирающего высоту.
    Убедительно просим держать леденец во рту.

    Не компостируйте талоны, если есть проездной билет.
    Уступайте ангелам пожилого возраста - правды и в крыльях нет.

    Бизнес-класс для пассажиров с детьми и инвали..."
    Больше объявлений с неба не доносится до земли...

    Троллейбус летит вверху, внизу летит его тень.
    Небесный диспетчер сбился со счета:
          тридцать восьмой троллейбус за день!

    _^_




    Праздник поэзии
    (по мотивам Андрея Родионова)

    Вечер поэзии, увы, переносится -
    автор вчера получил в переносицу.

    Автор хотел быть поэтом-хулиганом,
    и не прочитает теперь ни фига нам.

    Автор читал свои стихи проституткам.
    На третьей строке его назвали ублюдком.

    Молчание - золото, слово - серебро.
    Автор ответил. А ему - под ребро.

    Автор нас баловал изящными строчками,
    пока теплым вечером не дали по почкам.

    Любитель Бодлера, переводчик Паунда
    не продержался до конца первого раунда.

    Для чужих мозгов не жалея пудры,
    на компьютере выдрачивал про любовь все утро,

    держался за мышку на зависть микки-маусу,
    а вот в реальной драке взял и застремался.

    Автору заехали шикарным ботинком,
    поэтому мы отменяем вечеринку.

    Упал на землю, вот и песня вся.
    Вечера не будет. Праздник удался.

    _^_




    Рождественский рэп

    В стране, где полные тормоза нажимают на тормоза,
    по четвертому разу одно Рождество отмечать - совсем не шиза,

    чтобы жители, как наркоманы, снова чувствовали приход
    новогоднего праздника с вечно новым названием "Новый год";

    где фортуна, как снежная баба, улыбнется тебе анфас
    и поздравит с каждой витрины: "с рождеством и колядами вас!" -

    ты не видишь, летишь на оленях северных в сторону Караганды,
    пока Дед Мороз бородой из ваты заметает твои следы.

    И в глазах полыхает север, и звезда - как во лбу дыра,
    и на санках святого Николы заграничные номера.

    И ты пишешь колядку, а выходит декабрьский рэп,
    и ты пел бы, если б не полночь и не минус семь на дворе б.

    Это полночи хватит еще на полжизни, куда б ты ни шел.
    А назавтра в яслях выходной - лишь младенец, ягненок и вол.

          Баю-бай, малыш Иисусе,
          в Вифлееме и в Беларуси.

    _^_




    * * *

    верю в прогноз погоды и собственным взглядам беглым
    от жажды не будет отбоя сушняку не скажешь отбой
    словно в запой вхожу в десятидневное пекло
    минус надежда здесь оказаться с тобой

    утром шаманю и разгоняю тучи над головою
    мысли заклинит тогда вся надежда на силу рук
    и тучи идут без конвоя и вышивают небо канвою
    на июльских пейзажах художника шляющегося вокруг

    с первого дня мою голову вырубают пьяные волны
    солнца сорокоградусного но не окончен бой
    я верю что в Вильнюсе прямо сейчас ливень рванет по полной
    и наползет на Тракай и остановится над тобой

    и я не могу заснуть отмороженный жарким летом
    слова которых тебе не скажу плачут не уходя
    а ночь такая большая и неизвестно где ты
    далекая как литовская капля дождя

    _^_




    Несимметричные сны

    будь у меня мобильник, на нем было бы без семи три
    ночь - и мы снимся друг другу, но без симметрии

    тебе снится, что я стихи о тебе пишу, как зверь
    мне снится, что ты мне звонишь, а я звоню - тебе в дверь

    снится тебе, твои предки нам рады, а мне - что их дома нет
    и ты остаешься со мной одна, и я выключаю свет

    тебе снится, что я субтильный, а мне - что крутой и дюжий
    тебе - что люблю я тебя в душé, а мне - что люблю тебя в дýше

    тебе снится, что ты говоришь: на кого, мол, завтра положишь глаз
    а мне - что лови мгновенье, пока оно есть у нас

    тебе снится - звонит мобильник, словно постельный стоп-сигнал
    а мне - что за кайф, если по мобильнику никто тебе кайф не ломал

    мне снится, ты учишь меня такому, чему не учили в школе
    тебе - что самцы вроде меня размножаются и в неволе

    мне снится, что мы с тобой до утра разгоняем грусть
    во сне, где ты просто ню, а я тебе просто снюсь

    _^_




    Оптика

    Утром мою глаза,
    забыв снять очки,
    которых совсем не ощущал
    во сне,
    кроме одного момента -

    когда ты уже сняла
    бикини
    и еще не надела
    обычного лифчика,

    а я уже снял
    темные очки
    и еще не надел
    обычных -

    для близоруких лунатиков,
    что отражаются
    в своих стекляшках,
    как в зеркальце
    заднего вида,
    и потому не могут
    подглядывать за тобой.

    И ты держала меня за руку,
    переключая сны
    и не давая мне
    выпадать на поворотах.

    А потом
    превысила скорость
    и открыла дверцу,
    и я вывалился
    из легковушки твоего сна -

    в одних очках,
    где еще не остыло
    твое последнее
    отражение.

    _^_




    Любовная война

        Как ножки циркуля...
            Джон Донн

    Чертим новые границы,
    пожираем чужие территории.

    И я уже захватил
    половину суши,
    и ты уже захватила
    половину суши.

    А неумелые руки
    все не научатся держать
    своего оружия.

    Как ножки двух циркулей,
    переплетаются твои и мои
    деревянные палочки.

    _^_




    Озерная школа поэзии

    И было озеро,
    конечная остановка городской электрички.

    И было небо,
    конечная остановка его легкомысленных грез,
    шесть дней путешествия сквозь дождь.

    И было солнце на седьмой день.
    И увидел он,
    что шесть предыдущих было хуже.

    И были паруса,
    пароходы и буйки
    с предупреждением "не заплывать".

    И было их двое на целом свете,
    не считая водоплавающих -
    чаек и гребцов-академистов.

    И была она топлесс,
    в модных шортах,
    с яблоком в кармане,
    что выпирало сбоку,
    словно мячик у теннисистки,
    готовящейся к первой подаче...

    Второй подачи не понадобилось.

    _^_




    Зимние игры

    Она любила зимние олимпийские игры - взрывы адреналина
    случались, когда смотрела прыжки на лыжах с трамплина.

    Подумай, ты катишься вниз по наклонной плоскости -
    и вроде хана, как вдруг - летишь, и что тебе пропасти.

    Такого не видел ни батюшка, ни ксендз, ни витебский ребе:
    австрийский ангел завис, словно аист, в японском небе.

    Пока не сообразила, что пофиг ей зимний спорт,
    когда для нее на гитаре берется сложный аккорд.

    Пофиг занятия в школе, пофиг Пушкин и Фет,
    когда свой пробует голос на ней молодой поэт.

    До изнеможения слушать его высокое ми,
    как корпией - раны, заткнув от мира уши наушниками!

    Славянский базар подружек на темы Москвы и Польши,
    а ее вопросов риторика ответов не требует больше.

    И катарсис - комом в горле, и тонет прогулочный катер.
    Судьба - не олимпиада, а боженька - не комментатор.

    Так мишень пораженная пули не слышит свист...
    И аист над крышей штрафные круги мотал, как биатлонист.

    _^_




    * * *

    день настоялся на солнце и ароматных травах
    кружится голова и сейчас раскачает земную ось
    окна распахнуты настежь слева и справа
    птице легко пролететь твой вагон насквозь

    время плывет сквозь тебя правильной чередой
    с миром контакт налажен на всех уровнях и этажах
    даже девица напротив дрыгает стройной ногой
    в такт мелодии что звучит у тебя в ушах

    ты было поверил - жизнь нам нальет по сотке
    дней и ночей выше крыши и счастье само придет
    не успевает за музыкой ножка красотки
    жирный бойфренд на коленку ей руку свою кладет

    _^_




    Лотерея

    "Билеты на завтра! Билеты на завтра!" -
    выкрикивает продавщица на выходе из метро,
    а ты не врубаешься:
    это как - "билеты на завтра"?

    Понятно там, на концерт, на футбол...
    Интересное, должно быть, зрелище это "завтра".

    Либо: на поезд, на автобус...
    Завтра что - конец месяца,
    и они распродают проездные,
    действительные один день?
    А послезавтра придут контролеры и -
    лучше бы ты купил на футбол!

    Так что, заяц, гляди в календарь,
    следи, сколько живешь бесплатно,
    и не пора ли купить
    отвоеванный у безбилетного небытия
    кусок жизни -
    действительный один день.

    Вот так услышишь что-то,
    и врубился, не врубился -
    лотерея!
    Большинство метафор этого мира -
    рекламные слоганы,
    в которые ты не врубился.

    _^_




    Про твое и мое белье

    Кто сказал, что нельзя копаться
    в чужом белье?
    Неправда!
    Когда очень хочется, можно.
    Например, в моем.
    Или в нашем, если ты не против.

    А что, покажем им наше белье!
    Расскажем об интимных похождениях
    наших трусиков,
    к которым иногда - как третий лишний -
    присоединяется и твой лифчик.

    Представь себе, ночь, полная любви,
    а наши трусики лежат
      и смущенно ждут
        на пионерском расстоянии,
    пока мы меньше всего думаем о них.

    Но потом, потом,
    вознагражденные за долгую разлуку,
    они наконец встретятся,
    переплетутся в горячих объятьях
    и будут двигаться, двигаться
    во всех возможных позах
    в нашей стиральной машине.

    А после,
    до предела выжатые любовной горячкой,
    повиснут в ванной на соседних веревках,
    как персонажи школьного сочинения -
    усталые, но довольные.

    _^_




    Интимная гигиена

    Принимая горячую ванну
    с новым акриловым покрытием,
    берешь заодно
    и что-нибудь почитать.

    Сегодня ты внимательно читаешь
    надпись на пластиковом тюбике -
    крем душ для интимной гигиены,
    с нарисованной Афродитой,
    масса нетто 210 гр.

    "Нанесите на мочалку
    или взбейте пену между ладонями
    и нанесите на кожу".

    Может, из этой пены, - думаешь ты, -
    кто-то и родится.
    Стоп, а крем душ - это что?
    И почему тогда наносить на тело?

    Молчит нарисованная Афродита.
    Новое акриловое покрытие
    тоже ничего не поясняет,
    словно дает понять,
    что нечего выпендриваться,
    что твоя задача - просто сделать выбор:
    на мочалку или между ладонями.

    Но, погрузившись в ванну
    по самую эврику,
    ты ощущаешь свою беспомощность,
    отчаянно хлопаешь глазами,
    а буквы все равно размываются,
    пока ты растираешь по лицу
    соленую субстанцию
    для интимной гигиены

    _^_




    * * *
          С.Ж.

    Стихи
    прибывают на твою станцию,
    как поезд Люмьеров,

    как первый
    немой,
    черно-белый кинематограф.

    И ты должен растолковывать фильм,
    договаривать,
    произносить цветные слова,
    складывать субтитры строк.

    А кино -
    звуковое давно:
    цветная рифма
    звучит непристойно.

    И вся надежда на язык,
    непонятный здесь
    без субтитров.

    _^_




    Трамвай "Желание"

        Остановите, вагоновожатый...
              Н.Гумилев

    Ты сорняком в теплице нашей вырос
    и всех довел до ручки, так и знай...
    И потому сейчас я матом выраз-
    ился, хоть вам и слышится "must die!"

    По свету ты несешь опасный вирус:
    вмонтированный в бомбу самурай,
    ты в черных небесах летишь по миру с
    небелорусским возгласом "банзай!"

    Ты, как забытый лириками топос,
    блуждаешь по ночам, бухой автобус,
    или корабль - в океане слов...

    Отплавав наперегонки с акулой,
    идешь ко дну, а пассажиров - сдуло,
    когда за флейту взялся крысолов.

    _^_




    Полесский цирюльник

                  В.А.

    Солнце ему на коже рисует звезды и свастики,
    а он, наплевав на ожоги словно девочка с лентой,
    показывает высший класс художественной гимнастики,
    разматывая рулон с бумагою туалетной.

    Плыл по течению и стал немного цирюльником,
    неосторожным рыбкам стрижет головы аж до задниц,
    хвосты подстригает русалкам, полесский уникум,
    превращая их в спортсменок-перворазрядниц.

    Шерсть с облаков стрижет и сплавляет вдоль берегов реки,
    остатки кладет под голову в раздумьях, пристроить где бы;
    хлеб, которым он кормит местных девиц с руки,
    пахнет средством от комаров - ангелов, свергнутых с неба.

    Он знает, где березки растут сквозь старые пни,
    словно на голое тело меряют фенечки и мониста.
    Когда он моется в речке, в мыльной воде слепни
    гибнут, словно замерзшие в горных снегах альпинисты.

    По ночам превращает водку в электрический сок,
    который своими молниями греет деревьям кости,
    и кажется - капли сухие, как желтый полесский песок,
    словно друзья и подруги бросили с неба по горсти.

    _^_




    Старый поэт

    Старый поэт
    не имеет вредных привычек,
    ведь от спиртного с утра случалась изжога,
    а от сигарет желтели зубы;
    потом зубов не стало,
    но не менять же привычек на склоне лет.
    Что до наркотиков,
    так он мог бы намекнуть на знакомство с ними
    ради дешевой популярности у молодежи,
    но пусть молодежь сама
    заботится о дешевой популярности,

    а старый поэт
    широко известен,
    хоть и в узких кругах,
    зато настолько широко,
    что юные литераторы
    после поэтических чтений,
    оказавшись в уборной
    у соседнего с мэтром писсуара,
    от волнения забывают расстегнуть ширинку.
    "Вот здорово! - думает поэт. -
    Я б так не смог!"

    Потому что старый поэт
    прочитал в жизни
    сорок восемь книжек,
    двадцать две из которых были его же,
    еще к двадцати двум он написал предисловия,
    а первые четыре он помнит смутно;
    хоть и стоят на полках
    две с половиной тысячи томиков его коллег,
    все, разумеется, с автографами,
    чтоб, Боже сохрани, не сдал в букинистический магазин,
    но он иногда все равно сдает.
    В молодости часто смеялись над его необразованностью,
    с иронией говорили: "Учиться, учиться и учиться!",
    а теперь уже нет, потому

    что старый поэт
    посетил две с половиной тысячи школ,
    чтобы каждая ученица,
    кроме вечера потери невинности
    и выпускного вечера,
    запомнила еще и его творческий вечер,
    но ни одна не запомнила,
    а если какая и узнает его на улице,
    то оказывается
    соседкой по лестничной площадке
    или внучкой.

    Старый поэт
    до сих пор волнуется перед выступлениями,
    думая, будут ли кричать "браво!"
    и вызывать "на бис",
    и потому читает с подчеркнутым вызовом,
    словно спрашивая: "Кто тут против меня?
    Вы за или против?"
    Но все обходится,
    и зал дружно кричит:
    "ЗА!" и "БИС!"

    _^_




    Послесловие

    Ты плавал в стоге сена, словно в Сене,
    с цыганскою красавицей Кармен,
    в ней оставляя собственное семя
    и ничего не требуя взамен.

    Пора собрать рюкзак плодов осенних
    и взвесить их, но сломан твой безмен.
    А ты все бултыхаешься в бассейне
    и думаешь, что тоже супермен.

    Ты мог рвануть повыше пирамиды,
    да вот в компьютере Семирамиды
    твой сад завис еще в палеолит.

    И, разводя крапиву и терновник,
    ты ждешь, когда появится садовник
    над клавишами "ctrl"-"alt"-"delete".

    _^_




    Сергей Прилуцкий



    Из книги "Девяностые forever"


    Девяностые forever

      ...хорошие времена плохие времена - они оставляли шанс
                    Сергей Жадан

    Счастливо добраться - говоришь им - я остаюсь
    и мотаешь назад кассету уличной юности
    где бесконечный гоп-стоп в районах горьких на вкус
    прямоугольники лавок сны малолетних шлюх
    в республике девяностых мы потеряли слух

    Сегодня привычное дело - бунты подростков
    афганская шмаль ненависть побеги из дома
    остались тревоги и фобии яростные и хлесткие
    ужас подкожный разборки обрывки фраз
    старая факин мораль что поимела нас

    Школа нам не дала ничего сплошные уловки
    форма паек навыки вычитания
    синтез наглядной ботаники и физподготовки
    прело за окнами солнце бесилась ртуть
    в девственных венах от пионерского "Будь..."

    Пустые сердца как районный универсам
    дети промзон и больших пустых стадионов
    все как один мечтают судя по их глазам
    стать футболистом банкиром толкователем снов
    в словарях наших душ так мало приличных слов

    От любви остаются две пустые обертки
    затяжная борьба где-то совсем внутри
    смакуя порнооткрытки у себя на галерке
    переходил с девки на девки из класса в класс
    твой протестантский Бог радостно слушал джаз

    Смотри, твои одногодки вскакивают в вагон
    и машут руками - давай не тушуйся пацан
    но тебе-то в другую сторону не покидай перрон
    на вокзальной скамейке голуби спят в нагляк
    все что ты делаешь делаешь абы как

    Жизненный план любой часто грешит софизмом
    мол черепахи скорей достигают вершин
    мол у ахиллов одни понты и харизма
    а в пятках душа подпишите со мной контракт:
    садик школа работа внезапный инфаркт

    Разве об этом люди пишут литературу
    только законы джунглей оказались сильней
    за стеной бухает твой пролетарский гуру
    прогноз не меняется: ливни на смену жаре
    в позе лотоса тупо сидишь во дворе

    опадает листва то ли с сакуры то ли с вишни
    получив грин-карту подруги летят на юг
    вот и новый теракт готовит аллах-всевышний
    позвони напоследок домой не такой уж ты и гондон
    все нормально мама нормально шоу маст го он

    _^_




    11-я заповедь

    покуривая вечером на балконе
    с видом на задний двор продуктового магазина
    не думаешь ни о чем
    просто наблюдаешь как коты
    словно демоны
    дерутся у помойки
    за кусок ливерной колбасы
    а рабочий электролампового завода
    выпив за киоском бутылку плодового
    несет домой мешок лука
    чтоб порадовать жену
    чтоб жена не била
    чтоб жена хотя бы любила
    хотя любовь уже
    20 лет как послала их обоих подальше

    а на скамейке за домом
    под гитарный бой
    девки делают минет
    а пацаны вспоминают Леху с "Мантаны"
    и месть зреет под их
    черными куртками

    докурив сигарету идешь на кухню
    пьешь молоко
    и слышишь как сосед сверху
    твой школьный военрук
    бьет жену головой о кафель

    и что бы ни говорили
    апостолы родители или твой участковый
    забудь все заповеди
    и постарайся полюбить
    этот кошмар

    _^_




    In the death car we’re alive

    середина девяностых.
    за кассой стоит обычный заочник
    факультета физкультуры.
    но из уроков жизни и дешевой литературы
    всем хорошо известно
    что в оазис бензина и нефти просто так не попадают;
    что за поясом его полная обойма;
    что за его душой давно идет охота;
    что за спиной стоит некто и постоянно напоминает -
    "чувак, жизнь, она похожа на бензобак,
    без нашего топлива ты не стоишь ни цента".
    а он молчит.
    как профессиональный гимнаст
    он пробует найти равновесие
    между сегодня и завтра.
    между миром чужих и живых денег
    и своих, но мертвых, корешей.

    из портативного радио словно привидение
    выползает lou reed да это он
    гениальный старина lou reed
    студент открывает фляжку виски
    и делает большой глоток

    потом, как в гангстерском кино,
    подъезжает авто
    на ходу расстреливая витрину,
    школьника, молодую женщину
    и нескольких дальнобойщиков,
    что зашли за бутербродами и молоком.

    "суки" - рычит студент,
    выползая из-под прилавка.
    "сука" - рычат гангстеры в своем шестисотом
    и исчезают за поворотом.

    волшебное радио переходит на iggy pop’a
    его слышат собаки, что ебутся на помойках
    слышат копы
    его слышат даже мертвые в торговом зале
    слышит харон что приехал за ними
    на своем потустороннем автомобиле
    in the death car we’re alive - повторяют они
    не совсем понимая
    что это вообще значит

    и вдруг в дальнем конце стоянки он замечает пару.
    она поправляет чулки, будто у нее только что был
    секс, а секс у нее был,
    секс у нее был точно -
    в ближайшем пролеске, если съехать с трассы.
    об этом мечтаешь в 14 или 16 -
    чтобы было тревожно и грустно,
    обязательно должно быть грустно.
    как это обычно бывает в жизни.
    как обычно бывает в дешевой порнухе.

    им хватает двух выстрелов двух коротких мгновений
    выживает сильнейший говорил дарвин
    выживает сильнейший повторял киплинг
    студент вырубает радио закуривает сигарету
    и едет туда где
    стоит прохладное утро осени
    и солнце как газовый выхлоп
    растворяется в воздухе

    _^_




    TABULA RASA

    I. Per mortem

    акушеркой
    она присутствовала при моем рождении
    худощавая молчаливая женщина неопределенного возраста
    с паутиной розовых прожилок
    на мраморном черепе
    и красивым лицом мулатки
    без косы с короткой прической
    принимая роды
    она была похожа на суккуба
    что выследил жертву

    я вспомнил ее
    ведь это она перекусила мне пуповину зубами
    она вытащила из темной и теплой конуры
    в этот мир идиотов и ментов

    но
    все и всегда
    вспоминают руки матери
    этот импровизированный "Титаник"
    что убаюкивал на неспокойных волнах
    и старый советский роддом становился твоей alma mater
    твоим первым флэшбэком что зреет зиготою боли

    там каждый месяц
    по длинным и холодным кафельным коридорам
    на железных тележках вывозили
    маленьких красных крысенышей
    похожих на кусочки свежего мяса
    на пурпурные грозди паприки на блестящем подносе
    но вблизи
    в белых мутных банках кунсткамеры
    они устрашали разум
    погружая в сон

    хотя какой там был разум у меня сопляка
    что писал в пеленки и сосал сиську
    самим своим присутствием претендуя на неведомое
    и только черный балахон старой мулатки
    моей гостьи из будущего
    ее высохшие руки-веточки и круглые глаза
    властно гипнотизировали
    забирая медленно по кусочку
    сначала пальцы потом ногу левую правую
    руку левую и правую гениталии почки печень легкие
    желудок потроха
    мячик сердца
    и только в последний момент
    от нехватки кислорода от страха
    изнутри
    вырывался спасительный крик


    II. садик

    он зашнуровывает непослушные ботинки
    сидя на полу в прихожей перед огромным зрачком зеркала
    что словно воспитательница
    следит за каждым движением

    он идет к шкафу
    берет свою шапку ветровку носовой платок
    и по дороге в садик
    догнав смуглую и подвижную
    светку юльку машку
    сконфужено и застенчиво бредет рядом
    словно собачка

    он не любит когда ему говорят глупости
    (как правило взрослые
    склонные все упрощать)
    строить в углу пирамиду намного интереснее
    чем все их утренники и елки
    все эти тихие часы
    несъедобные и пресные каши

    он смотрит как его одногодки
    юрки андрюшки сережки
    дерутся бегают жалуются няне
    и думает какие ж они все придурки
    (так однажды папа сказал слушая новости)

    он ждет когда придет осень
    чтобы с большим букетом и в белой рубашке с галстуком
    войти наконец
    доверчивым неофитом
    в тот неведомый и таинственный (о иллюзии)
    панельный дом знаний


    III. первая любовь последняя четверть

    начиналась школа с линейки и пионерской зорьки
    пропуская всех через плавильный тигель столовки
    где стирались границы между вкусным здоровым и горьким
    и все наши знания были бесплатной мышеловкой

    мы упрямо зубрили что гансы далеко не андерсены
    но на контрольной опять начиналась игра на вылет
    все эти миклухи маклаи мазаи и амундсены
    вечно путали карты и зачем-то куда-то плыли

    для чего нам сдались иксы игреки интегралы
    в аттестат? для престижа? может быть, для родителей?
    вновь подкинут подлянку взрослые - и все им мало
    но домашний параграф мы назло им в упор не видели

    да какой там уж на фиг on duty today и училки придирчивые
    если в башке одно баскетбол и красивая одноклассница
    у которой ты видел не только трусики-лифчики
    и которую любишь давно а за что без разницы

    _^_




    Мечты, мечты...

    Так небрежно, как этому учит реклама,
    мужичок-с-ноготок залезает в свой джип.
    "Погляди на мерзавца!" - ругается мама.
    Я же взглядом к железу мустанга прилип.

    А в машине - конечно же, телка, и с нею
    он поедет сейчас в нефиговый night club.
    Мама снова ругается, мама краснеет
    и не видит такой красоты - а могла б.

    Что ты видела в жизни, усталая мама,
    протолкавшись за хлебом и колбасой?
    Вот пежо, ситроен и любимый мой самый
    порш-карера, похожий на сон золотой.

    Вот он мчит, пробивая небес оболочку.
    Звезды дисков. Волнующий внутренний гул.
    Я продал бы за это последнюю почку.
    Это - вкус. Это - стиль и престиж. Это - cool.

    Путь земной не прошел я и до половины.
    Мне шестнадцать с каким-то там фигом всего.
    Представляю - однажды сажусь я в машину,
    да еще с такой девкой, с такой... ого-го!

    Как по маслу, мы будем лететь автобаном,
    мы завалим в берлинский ночной магазин,
    граппу выпьем в Марселе, коньяк - под Миланом,
    вместе с юностью нашей сжигая бензин.

    Только все это кажется мне, недобитку.
    Завтра снова ведь в школу - и снова диктант.
    Получу аттестат и поеду класть плитку,
    иммигрант, гастарбайтер, непризнанный Дант.

    Здесь я буду никто, в лучшем случае - лузер,
    и на дне на стеклянном осядут года.
    Моя родина там, где грохочет ленд крузер,
    чтоб уже не приехать сюда.

    _^_




    пена будней

    идешь домой с работы
    и вечерний город как старый торчок
    пускает тебя по своим венам
    и вроде ничего - вроде все складывается
    хотя вообще-то ничего не складывается
    никогда ничего не складывается
    все разваливается - как этот дом на углу
    как соседская семья с пятого этажа
    где мать сдали в дурку и ищут причину
    но причины нет причины никогда нет
    есть алкоголь и боль -
    возможно единственное что спасает от иллюзий
    и действует не по правилам
    мировой общественной уборной:
    "мертвые - налево живые - направо
    и большая просьба смывать за собой"

    _^_




    Супермаркет одиночества

                Ирене Карпе

    Сестра, мы с тобой росли под знаменами нежности.
    Пили все что могли, даже пиво не первой свежести.

    Мы жили в окопах ненависти, в джунглях страсти.
    Мы прошлое разрушали, перекраивая отчасти.

    Мы держали грусть в клетке со злобой вместе.
    Мы несли городам безликим плохие вести

    о свободе и прочем бесценном вздоре.
    Мы не знали меры, ведь в сердце шумело море

    нерастраченной нежности. Сестра, мы стали
    чем и хотели стать - зарубками на забрале

    у бездарных кихотов, у пафосных идиотов.
    Не нужны нам для бунта стволы от девятой роты.

    Набросала в корзину жизнь ерунды - никому не легче.
    Да, мы знаем теперь - время только калечит.

    У нас лишь сейчас открывается третий глаз:
    до победы - полшага, как она далека от нас.

    _^_



© Андрей Хаданович, 2010-2017.
© Сергей Прилуцкий, 2010-2017.
© Игорь Белов, переводы, 2010-2017.
© Сетевая Словесность, 2011-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]