[Оглавление]


[...читать полную версию...]


СВЕРХЗВУКОВЫЕ  ДНИ


 


* * *

словно бы радость на тросе
тянешь в смятенье и мрак.
между акриловых сосен
спит вопросительный знак
речки. и сердце - не ропщет.
спи, беспокоиться - мне.
лес - облысевший и тощий.
небо - в закатном огне;

лес - блиндажи и окопы.
небо - и галочки птиц.
кто ты сегодня и что ты?
кто-то и что-то, но цыц!

вот просыпается речка,
сосны гудят на ветру.
словно мгновение - вечно.
словно и я не умру.

_^_




* * *

там снег идёт.
фонарь ещё горит.
мужчина с женщиной проходят не спеша
в подъезд соседний.
словно бы душа
моя проснулась и в окно глядит:

там снег идёт.

там снег, я говорю.
и пусть строка провалится во тьму -
я думаю о том, что не умру.
едва дыша, душа, тебя возьму,
как горсть клубники, полевой букет,
поставлю рядом у окна, на свет,
что падает на стену, землю, на
две тени у холодного окна.

там снег идёт.
а здесь моя семья.
ловлю себя на мысли, как смешно
благодаря рекламе жизнь звучит.
пусть ничего почти не видел я
в недолгой жизни, но открыв окно,
я вижу снег.
фонарь ещё горит.

душа многозначительно молчит,
когда снежинки бьются о стекло.

_^_




* * *

так [берегись!] набирает судьба обороты,
чтобы понять окончательно, кто ты и что ты.
днём или ночью, но смотришь внимательно в оба -
повод для этого, в общем, не нужен особый.

так начинаешь любить безответно - собаку.
раз-два-три-раз. и пошло. и не вкручивай баки.
молча смотреть в тишину и не слышать входящих -
как ни играй и в кого - мы живём настоящим.

Господи, это же ясно, что Ты не при деле.
тут не простили. а там - промолчали, задели.
выбор есть выбор, и я его сделал. и маюсь.
[чёрт бы побрал суету вместе с тополем в мае].

как объяснить этим девочкам любящим [или?],
как я любил и не ждал, чтоб меня полюбили,
как пуританка-судьба, повидавшая виды,
смотрит в глаза и атлантам, и кариатидам?

_^_




* * *

зачем мне это всё? мне этого не надо.
взлетает самолёт. торчит башка луны.
окурок в ночь летит, как в дот летит граната.
и запахами сад и улица полны.

и настроенье - жить, короче - боевое.
минувший день стоит на голове, а за
минувшим веком - век. за памятью - живое.
и верит человек в любые чудеса.

я двести лет живу, по крайней мере, сотню,
но до сих пор, представь, не забирался в сад,
где раньше, говорят, могли, не целясь, - солью,
и яблоки с кулак где раньше, говорят.

не там ли человек ослушался впервые?
не там ли дед мой пас заоблачных овец?
не потому ли мы о чём-то позабыли?
тут с глаз долой луна. и сказочке конец.

_^_




* * *

собака лает, караван идёт.
и альтер эго падает на дот.
не слышно слов, но мы с тобой молчим.
кругом скакалки, обручи, мячи;

ребёнок чертит перпендикуляр.
не знаю, где, но точно Бабий Яр.
и я стою с обеих там сторон.
смешно и страшно в небе от ворон;

и папа с мамой смотрят мимо на,
как мишка вылетает из окна,
как машет лапкой мишка им со дна,
как машет, улыбаясь им, страна,
как топчется на месте костерок.
сюда смотрите, налюбуйтесь впрок:

собака лает, караван идёт.
я, судя по поступкам, - идиот.
смотрю сквозь сон на перпендикуляр,
забытый классом выродок-школяр;

собака лает. любите собак?
учили так - всё новое - нам враг.
уроки иностранного. so good.
глаза в глаза упали. и не лгут.

_^_




* * *

так и будем молчать и смотреть в потолок -
я о праздном, а ты - о своём?
время года - листва, и протиснуться смог
лучик солнца в оконный проём;

это вера, надежда и что там ещё?
я не знаю и знать не хочу.
знаю только одно: плачешь - будешь прощён,
даже если я сам не прощу;

это кукла безрукая с небом в глазах,
паровозик с верёвочкой плюс -
сказка всё - наяву - и реальное - в снах
и когда я домой тороплюсь;

это, в принципе, наш персональный маршрут,
одинокая тень фонаря.
только ангелы в небе и Бог не умрут.
будем жить. никого не коря.

_^_




* * *

всё дело в том, что мы несимметричны,
душа моя. люблю тебя. засим -
что отличает анекдот от притчи?
так вот и я об этом. помолчим.

всё дело в том, что мы эгоцентричны,
душа моя. люблю себя. засим,
ведь не тебя - меня берут с поличным,
включая свет и видя, как мы спим:

всё дело в том, что мы амбивалентны,
душа моя. гневлю тебя, засим
в лесу лежат два дерева валетом -
без слёз не глянешь. лучше - помолчим.

всё дело в том, что дело в шляпе. души
на то и души, чтобы навсегда.
судьба развяжет руки, даст беруши,
как из брандспойта всю любовь потушит,
заставит улыбаться, бить баклуши.
стишки писать при этом иногда.

_^_




* * *

по стенке размажу. сотру в порошок.
развею и брошу им вслед
тебя, не раскрывшийся за ночь стишок,
тебя, ослепительный свет.

тебя, приоконную горе-звезду,
я тоже развею потом.
и двери захлопну. и дрогнут в саду
деревья с разинутым ртом.

и весело скажешь себе - "ни черта",
а что "ни черта" - не поймёшь.
за крайностью крайность. за болью - черта,
которую ты перейдёшь.

_^_




* * *

куда все это делось. цвет и звук.
полёт нормальный. прошлое, приём!
я выбираю третье зло из двух.
так и живём. так и живём - вдвоём.

деревья на ветру шумят и гнутся,
и небо упирается мне в лоб.
и так порой тревожно здесь и гнусно,
что я смеюсь над будущим. назло.

как будто. как бы. весело. смешно мне.
в ночь погляди - и ты увидишь свет.
ты не забыл мой телефонный номер?
ты не забыл, что нас на свете нет?

литература, мать твою. искусство.
амбиции. в конце концов судьба.
пуд соли и собаку съел - невкусно.
и всё же небо мечется у лба.

и что теперь? кому какое дело?
у прошлого правдивые черты.
своя рубаха - знаю - ближе к телу.
я пожалел сто раз.
а умер ты.

_^_




* * *

и всё бы так и всех бы так,
как говорится, жизнь накрыла.
блажен юродивый, дурак.
смешны опущенные крылья.

противна смерть. и на миру
она тщедушна и субтильна.
когда я понял, что умру,
об этом пожалел несильно:

кружится, вертится земля
и мы - по кругу - в этом круге.
всё просто, если всё, что - для
существования друг в друге.

а что касается весны,
которая не за горами, -
она - граница тишины.
между мирами.

_^_




* * *

окна и двери открою - слушать сверчков.
слышу тебя и вижу перед собой -
молод, красив, беспринципен. и без очков -
странно поэтому видеть - вроде живой.

что это было? было ли вовсе оно,
это сверчковое лето, ты за столом?
двери закрою и слышу через окно
чистую музыку - хором спетый псалом.

[это такой перелёт, а скорей, недолёт:
словно безбожник за сына себя выдаёт.
"здравствуй" - хорошее слово, не больше того.
верю, люблю, ненавижу, не знаю кого]

столь очевидная участь: просто смешно.
разве что нечего делать - я говорю.
что это было? было ли вовсе оно?
было, ты отвечаешь.
благодарю.

_^_




* * *

он входит в лес, как в женщину, - с любовью,
ещё ни женщин, ни стихов не зная.
я - за его спиной, и мне не больно
смотреть на свет, который между нами
встаёт столбом, закрыв собой кустарник,
два дерева, упавшие в обнимку,
окоп заросший, муравейник старый...

весь этот вид, подобно фотоснимку,
стоит в моих глазах десятилетье,
а за столбом из света, у оврага,
у края бездны - он - простой, как ветер,
застыл и слился с чёрною корягой.

я подхожу, невольно понимая
его укор во взгляде, и с надрывом
я говорю ему: "быть рядом - мало" -
и я толкаю мальчика с обрыва.

и свет исчез. Он должен был исчезнуть.
деревья расступились - и чуть слышно -
сквозь детский плач - смиренное: "нечестно,
ты был - сейчас - не я - здесь третьим лишним".

я выхожу, ничейный и обмякший,
из проклятого леса на дорогу,
а он со дна оврага ручкой машет.
я был один.
и я его не трогал.

_^_




* * *

и тут, над шахматной доской,
два кулачка, мол, отгадай.
и вспоминаю я с тоской
другое детство. друг, прощай.
тоска по человеку, но
мы все по-прежнему живём,
как будто в прошлое окно
открыто настежь, словно в нём,
в проёме этого окна
сидит усталый человек
и долго смотрит на меня.
и молча щурится на свет.

мол, отгадай, в какой руке,
и я мучительно смотрю -
сквозь пелену, туман, боке, -
молчу, а словно говорю,
что в правой - пешка. цвет какой
не разглядеть - сиди-гадай,
а после - вспомнится с тоской
всё то, что было. друг, прощай.

прощай и главное - прости.
я тоже вышел, я в пути.

_^_




* * *

схватил меня и держит чемодан.
рюкзак повис ленивцем на спине.
случится очутиться на войне -
единственную жизнь свою отдам.

но что война? - я тоже рядовой,
пехота, дезертир и самострел.
куда бы я вокруг ни посмотрел:
мне попрощаться хочется с тобой.

но что прощаться? мы и так простим.
в глаза посмотрим, за руку пройдём.
я обернусь на твой уютный дом,
и мы одновременно загрустим.

но что грустить? я вышел и пошёл.
тень от столба пересекает путь.
махну рукой. окну. и будет пусть
все у тебя предельно хорошо.

и да простит мне воин и солдат
сравнение нелепое моё.
а ночь поёт прозрачным соловьём.
лес на горе угрюм и бородат.

_^_




* * *

погода - мразь. в душе спокоен, как,
как если бы сейчас я ждал цунами.
как будто жду его уже века.
но жизнь благоволит, любуясь нами.

смакуя слово, так его и так,
я, в пятый раз произнеся "секвойя",
увидел двор, сарай, а в нем - верстак.
и дверь в сарай выскрипывает: двое.

откуда знал ты в той пустой глуши
вот это слово, дерево такое?
и говорил мне: ты пиши, пиши.
я записал. запомнил. да: секвойя.

и было интересней, чем про дуб,
тем более, про липу и осину.
нас двое было. дверь скрипела: дубль.
и ты мне говорил, как сыну сына.

и дождь хлестал по крыше. по стеклу.
заканчивалось лето. этот дворик
с сараем я запомнил, полумглу
и дверь, что повторяла: двое, двое.

_^_




* * *

леса и болота мои непроходимы.
два человека спасут меня и спасали.
ты знаешь, о ком я, Дима.
ты знаешь, о ком я, Саня.

темна и сыра берлога.
проснулся - башкой упёрся.
ищет не тот, кто ищет только предлога.
находит лишь тот, кто смеётся последним и после.

это блуждает стишок по моим болотам.
это слова заблудились и прячутся в ельник.
жизнь начинаю с нуля. в понедельник.
уши горят. и мучит икота.

_^_




* * *

длинные-длинные дни, как очередь в кассу
в каком-то плохом, но с претензией супермаркете.
спасибо тебе за открытку с картиной Пикассо -
что-то знакомое есть в этом маленьком мальчике.

собственно, я не о нём, и уж точно не стал бы
лазать по дебрям - детство и прочая ностальгия.
я просидел весь июнь будто писарем в штабе -
вроде, при деле, пишу, а на сердце - гиря.

длинные-длинные дни и короткие ночи.
хочется всех мне позвать - не к себе, но по имени -
что там и кто. суета и вода камень точат,
а одиночество - душу. душу мою - вот именно:

нет никого, говорю, никого, кто мне близок. и рядом
нет ничего, говорю, лишь водные знаки и числа.
и на вопрос "как дела?" отвечаю с улыбкой "так надо" -
знаю: со мною уже ничего не случится.

сверхзвуковые дни. бесконечные ночи.
мальчик с открытки похож на меня не очень.
это совсем не письмо. не записка, тем более.
это отчет пустоты. о победе над болью.

_^_




* * *

нет, нет, я не об этом - я о том,
что жизнь и смерть находят компромиссы,
когда заходишь в опустевший дом
и видишь тень, застывшую над миской,
вполне миролюбивого кота.
дом, опустел, я повторюсь, но это
скупые доказательства, приметы
того, что жизнь идёт, пускай не та?

такие, брат, сегодня пироги.
за окнами монтируют опору -
да будет свет, не видно тут ни зги,
но, впрочем, сколько нужно света взору,
чтоб не застрять на полпути к своим?
и никому здесь, в общем, не предъявишь.
одно спрошу - Ты жить меня заставишь?
и смотрим друг на друга. и молчим.

_^_



© Максим Бессонов, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]