[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ДЕТСКАЯ  БОЛЕЗНЬ  ЛЕВИЗНЫ


Какой дурак придумал брак? Мне кажется, что он был мужчиной. Во-первых, я вообще слабо себе представляю бабу автором такой глобальной идеи. Во-вторых, я согласна с Энгельсом - супружеские отношения имеют сугубо экономическую подоплеку. А деньги в эпоху войн и путешествий, когда показывал свой бородатый смайл патриархат, сосредотачивались у мужчин.

При этом я не считаю женщину пострадавшей стороной. Ведь женщина отродясь не воевала, не странствовала, часто вообще ничего не делала, кроме секса, который у нее был, кроме профессии, еще и хобби. Кому-то больше нравился процесс, кому-то мил был результат. Мужчина выступал как их виновник и орудие. И вдобавок оказывался вынужденным содержать детей.

Вообще, если подумать, то выйдет, что мы тут имеем дело с такой эксплуатацией, когда эксплуатируемый еще и платит эксплуататору, чтобы он продолжал свое черное дело. Понятно, при такой постановке вопроса муж очень беспокоился, его ли это отпрыски. Врывался в спальню с тремя свидетелями, бросал благоверную со скалы в мешке, хлестал узорчатым втрое сложенным ремнем - в общем, вел себя, как лох с порезанной барсеткой. Конечно, женщина, когда она превращает свой пол в профессию - товар. По-другому не назовешь. И товару явно нравится быть товаром. Она хочет продолжать оставаться товаром. Она вошла в базарный азарт и орет о всеобщей свободе торговли. Заставляет поэтов писать ей рекламу, намекая на бартер. Работает над дизайном упаковки. Живет полнокровной жизнью. Быть товаром плохо только для отдельных особей, наделенных чувством собственного достоинства. Но иной мужик проживает долгую жизнь и не встречает ничего подобного. Ведь феминистки получают гранты и, стало быть, продолжают оставаться предметом купли-продажи. Поэтому все сексуальные реформы проваливаются.

Внимание, лав-стори! Юноша и девушка встретились, полюбили друг друга и решили соединить судьбы. Вот они венчаются перед святыми образами, что-то лепечут про "в горе и в радости", кто-то пузатый в кроссовках машет на них кадилом. Потом жена беременеет, крысится, мается токсикозом и требует, чтобы муж приносил домой деньги, а не валялся весь день на диване, пока она страдает. Муж выскакивает на улицу и начинает искать, не обронил ли кто кошелек с миллионом долларов. Ноябрь, холодно. Начинается дождь. Он заходит в кафе. Там сидит будущая любовница №1. Она его жалеет, угощает, ведет к себе. Сексуально удовлетворяет. Устраивает на работу. Беременеет. В это время жена рожает. Муж бросает любовницу, которая, кстати, выходит за крутого пацана. Хэппи четверть-энд. Муж и жена счастливы. Ребенок прелестен, у него мамины глазки, он тянет ручки, крутит фиги и кокетливо улыбается. Но долго находиться с ним в одном помещении невозможно. Поэтому посерьезневший отец ударяется в работу. Работает в две, три, четыре смены. Голодный и в несвежей рубашке. Оказавшись дома, слоняется, как неприкаянный. Рождаются какие-то новые долгожданные отпрыски. Все прыгают на колени, говорят: "Папа", просят купить еще одну лошадку. Ты, мол, лошадка ломовая, а нам надо скаковую. И вот он делает скачок по службе. Становится начальником. Семья покупает дом и радостно вваливается туда с пожитками. Папе выделяют кабинет. Хэппи полу-энд. Появляется секретарша: глянцевая, мосластая, дьявольски молодая и с сатанинскими амбициями. Если она решила переспать со своим шефом, то будь спок, приступит прямо сегодня. Это любовница №2. Они встречаются тайно. Она внушает ему неясный ужас. Он и рад бы с ней не встречаться. Она говорит, что принимает противозочаточные, благополучно залетает и сразу обращается в суд. Жена, трахнув врача, приносит справку, что ее муж - импотент, и уже три года не может жить половой жизнью. Т.к. младшенькому 2,5 годика, прилагается результат экспертизы: биологический отец ребенка неизвестен. Озадаченный папаша вглядывается в невинные детские черты и... догадывается, кто это сделал. Проводятся еще две экспертизы. Секретарша, оказывается, тоже беременна не от него. Присяжные единодушно признают его импотентом. Семья сохранена. Суд выигран. Хэппи тричетверть-энд. Зрители расходятся. Жена обнимает его за плечи. Они идут домой, запираются в спальне и проводят сумасшедшую ночь, полную страсти. Синхронный хэппи-энд... Эпилог: в эту ночь один из них был болен СПИДом.



Лирическое отступление: "Тебе только романы писать!" - Иронически скажет эпатированный таким хэппи-эндом читатель. Да, черт возьми. Мне надо писать романы. Я пишу, да никто их не издает.



Итак, продолжим. Банальное рассуждение, почему мужу можно ходить налево, а жене - нет, теряет смысл, когда мужчина перестает содержать семью. Если муж сидит у жены на шее, то какое его собачье, чьи дети. Тогда и дети могли бы спросить, откуда взялся этот чувак, и где у него отчество. Если женщина должна быть верна благоверному лишь потому, что иначе может "принести в подоле", то получается, что она имеет право заниматься оральным сексом. "Дорогой" - Могла бы сипеть супруга, схваченная домашним отелло за горло: "У нас ничего такого не было! Я только сделала ему минет!".

Действительно, бастардов больше нет - сейчас эра противозачаточных средств и технологий. И аборт стал нормальным делом. Теперь в семью измены приносят не хорошие гены, а плохие болезни. Которые, конечно, лечатся, но если люди верны друг другу, то откуда им взяться. Один кто-то (причем, чаще - муж) подцепил, и пошло, и поехало... на руинах семейного очага резвятся саблезубые бактерии.

Я всегда придерживалась мнения: измена, это когда твой партнер нервничает, швыряется предметами, таскается по коридору с чемоданами и бьется головой о входную дверь. Когда всего этого не происходит, то и говорить не о чем. Какая измена? Нужно помалкивать, и все обойдется.

То есть, супружеская измена - это, конечно, зло, с которым нужно бороться. Иначе брак вообще превратится в какую-то порнографию, где мечутся испуганные дети. Но если бороться будет не с чем, то семейная жизнь - и без того безумное предприятие - окончательно утратит смысл. Любовь - это динамика. Верность - статика. Нельзя удержать любовь, сохраняя верность. Пока живешь, приходится играть с огнем. Один гуляет, другой нервничает, и какие же казаки без разбойников?

Самое неприятное во всей этой истории, то, что общество грубо лезет в интимные дела людей. Именно от общества идет приказ: узлом завяжитесь, умрите, гуляйте, но брак сохраните! Из каких-то смутных побуждений вроде: ребенку нужен отец, иначе у него не разовьется эдипов комплекс. Хотя эдипов комплекс как раз свидетельствует: по природе отец в семье - лишний. Все беды именно от этого. Он лишний, а его держат. Зачем, спрашивается?

А вот зачем: выгодно. Консервативное супружество - это когда родители торгуют детьми. Поженят их, получат башли и следят, чтобы бедняжки дальше размножались. Не только девочку, но и мальчика норовят выгодно сбыть, особенно если он - элитный кобель.

Теперь настала демократия, и родители угомонились. Урбанизация, квартиризация и разделение поколений. Но возбудилось государство. Оно ревниво нависает над влюбленными, нетерпеливо топчется и ждет, когда ему заделают нового налогоплательщика. Если что, подбадривает, дает советы и пишет коллективные жалобы. Ах, если бы оно могло отодвинуть самца и занять его место! Увы, пока нельзя. Можно только писать в газеты истерические статейки про то, что нация вымирает, давайте запретим контрацепцию и всех девок привяжем к кроватям. Ну а семейные роли распределены, как и прежде. Тетенька - родильный комбайн, дяденька - оплодотворяющий конвейер.



Лирическое отступление: "Ты что, хиппи?" - Спросит кто-то грамотный. Нет, я сижу в офисе глянцевого журнала и пишу эссе на служебном компьютере. При этом на мне агрессивный кожаный ошейник. Потому что я ненавижу людей, и хочу, чтобы они знали об этом. Еще вопросы есть?



И все-таки, счастливый брак бывает. Один мой приятель (но не друг, заметьте это) выдал афоризм: "Дружба между мужчиной и женщиной возможна. Но сначала они должны переспать". Примерно такие отношения должны быть между супругами, раз уж их угораздило пожениться. Не нужно относиться к высоким чувствам потребительски. Любящий человек может многое простить. И еще больше любящий человек способен натворить. Муж и жена - это уже, считай, родственники. Их любовь больше похожа на товарищество, и если один из членов семьи оступился, другой обязан его поддержать. Если одного из них застукали с любовником, второй должен кричать: "суки, не ваше дело!". А если один хочет уйти, то другой должен его отпустить и не обязан принимать обратно. Потому что никто никому ничего не обязан.

Это по поводу отношений в браке. Забавно, что любовники тоже ведь что-то себе думают. Они даже качают права. Они - монолитная безликая сила вроде государства, но только со знаком минус. Материализовавшаяся воля к свободе от общества. Духи пустыни обоего пола. И сами не знают своей сущности. А посреди всего этого хаоса мерцает "грозное чувство". Кто-то что-то об этом слышал, а кто-то даже читал. Кому-то оно приснилось. Мало кто испытывал наяву. Остальные путают "грозное" с "грязным". С помощью сексуальной связи люди часто надеются изменить свою жизнь. Малолеток притягивают состоявшиеся, то есть окольцованные, люди. А у тех, в свою очередь, "детство в жопе играет", жены и мужья им заменяют родителей, собственные дети - братьев и сестер. Получается вселенский праздник непослушания. Что с этим сделаешь? Можно знать себя триста лет и быть мудрым, как Тора, но в один прекрасный день выйти из дома и, как маньяк, приседая от ужаса, пойти налево. Да еще как налево! Чем дольше ты держался, тем острее будет форма "заболевания". Чем достойнее твоя вторая половина, тем гаже будет объект грешной страсти. Потому что нельзя... б-бл..ыть на свете красивой такой.




© Евгения Чуприна, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]