[Оглавление]


[...читать полную версию...]



Поэтический турнир в Лондоне
"Пушкин в Британии 2005"


19 июня 2005 г. в Лондоне состоялся финал турнира поэтов, где были определены победители текущего года. Но сначала немного об истории турнира. Турнир проводился третий год и носит удивительное название: "Пушкин в Британии". Дело в том, что сам Пушкин лишь мечтал побывать на брегах туманной Темзы. Лишь мечтал... И после него столетиями разные пииты лишь мечтали. И что там Темза, когда даже на Сену или Гудзон ни тунгусам, ни друзьям степей калмыкам не полагалось. Разве что отдельным семитам, в отдельные годы, на отдельные участки Иордана.

По мне, польза от всех вместе взятых перестроек в одной, отдельно взятой за то же место стране, уже в том, что таки домечтались. Теперь наездиться не можем. Теперь ведь можно и туристами, и на работу по контрактам, и на постоянное место жительства на пару лет, и даже насовсем, никого не предупреждая по обе стороны от границы. И скопилось русскоязычного, русско-мыслящего, русско-пишущего и даже русско-читающего народа по разным "заграницам" - видимо-невидимо (да-да, и нелегалов хватает). Говорят, что только в Нью-Йорке нас до миллиона, в Британии до 400 тысяч, в Израиле - сбились со счёта, используя арабскую алгебру, но, уверен, больше всех остальных вместе взятых со всех мест с 1913 года.

Закрома, то бишь "заграницы" - уже не выдерживают такого напора. А если по остальным мировым сусекам поскрести? Скажем, по Франции, Испании, Канаде? И на Мальту заглянуть, ибо и туда пииты попадают. Попадают... А в бывших советских республиках? - они там теперь тоже зарубежные и "русскоязычные". И это только на суше. А если пониже и повыше заглянуть, нырнуть и капнуть? Короче, народу много, с поэтической душой ещё больше, а показать себя, покрасоваться словцом да стилем, и чтоб послушали да по головке погладили, положив на неё венок или корону - негде было.

Но я же не зря упомянул Мальту. Не было бы Мальты, не переехал бы туда поэт Олег Борушко, став тоже "русскоязычным"; не перебрался бы он оттуда в Лондон, не организовал бы он этот замечательный турнир три года назад. А не было бы турнира, где бы и чего бы он был председателем и как бы я стал финалистом этого года, чтобы всё сейчас рассказать глазами очевидца в легкой форме, вполне соответствующей духу турнира, - спросите самого Борушко?!

Вот и собрал поэт, литератор и сподвижник Олег Борушко в 2003 году первый турнир. Победительницей и Королевой первого турнира стала Мария Гордон, наша землячка, радующая телезрителей в Нью-Йорке, и даже рядом, своими репортажами по сей день каждый день. Первый турнир был замечен и освещён по всему миру, благодаря чему второй турнир состоялся при скоплении и напоре спонсоров, важных членов жюри и 300 зрителей в том же Лондоне летом 2004 года. В жюри были такие известные люди, как Рима Казакова, Юрий Поляков, Михаил Попов, Сева Новгородцев, Мария Гордон и другие официальные лица. Королевой турнира была названа Марина Гершенович из Германии. Очень почётный "Приз зрительских симпатий" получил нью-йоркский поэт, тонкий лирик - Михаил Бриф.

Не обошлось без недоразумений. Дело в том, что по сумме голосов от жюри и зрителей (их общий голос приравнивался к одному) Юрий Юрченко и Марина Гершенович были равны. При этом огромный успех и преимущество были у Юрченко в голосах от зрителей. Почему же Гершенович была названа Королевой? По свидетельству финалистов прошлого года, Олег Борушко высказал мнение, что оценивать надо стихи, а не актёрское исполнение, в чём явно преуспел не только поэт, но и актёр - Юрий Юрченко. А жюри, по мнению О. Борушко, оценивало стихи, отдав предпочтение М. Гершенович. Но общие суммы голосов были равны. Очевидно, для таких ситуаций и нужен председатель. О. Борушко заявил, что, как у председателя, у него два голова и этот (замечу, "вдруг появившийся") голос он отдаёт М. Гершенович. Юрий Юрченко, с удивлением узнав о своём втором месте, прямо на сцене отказался от Серебряной короны и денежного приза и ушёл, заявив: "В поэзии вторых мест не бывает!". Недоразумение переросло в приличный скандал на интернетовских просторах, закончившийся изданием бестселлера "Литературные скандалы XXI века. Турнир поэтов в Лондоне" (Академия, 550 стр. ), подготовленным самим Ю. Юрченко.

Я не был на турнире 2004 года и могу лишь пересказать то, что узнал из сети и уст финалистов прошлого года. Оказывается, что не только сам Юрченко недоумевает, но и несколько финалистов 2004 года. Для многих осталось непонятным, как можно объявлять о двойном голосе председателя, не оговорив это заранее в условиях турнира, и почему один (изобретённый) голос председателя сильнее сотни голосов зрителей, отданных за Юрченко, а не за Гершенович. Какое это всё имеет отношение к 2005 году? Прямое. На мой взгляд, именно скандал с Юрченко, его широкое обсуждение и изданная книга, привели к падению уровня организации турнира в этом году, спонсорства, интереса к нему со стороны самих лондонцев и прессы, в чём был минус. Но был и плюс: в этом году Олег Борушко старался сделать турнир чище, прозрачнее, справедливее. Вы увидите, как на этапе определения победителей всё изменилось в этом году. Вот вам и польза от СМИ в виде интернетовских сайтов, зорко наблюдающих за происходящим. Мы к этому ещё вернёмся, а пока всё по порядку.

Итак, 19 июня 2005 года прошёл финал турниров поэтов, бардов и поэтов-детей. Из 350 рукописей были отобраны следующие финалисты 2005 года:

Поэты (на фотографии слева направо после Олега Борушко с микрофоном): Александр Мельник (Бельгия), Михаил Этельзон (США), Николай Караев (Эстония), Зоя Жаржевски (Франция), Леонид Израелит (США), Марина Алиду (Франция), Ася Гликсон (Израиль), Aндрей Сапожников (Германия), Ольга Табачникова (Великобритания), Михаил Сипер (Израиль), Инокъ (Великобритания). Неприехавшие финалисты: Маргарита Эстерле (Испания), Наталья Бельченко (Украина), Дмитрий Тюльпанов (США), Ирина Акс (США).

Барды: Марианна Тарасенко (Эстония), Александр Танин-Шульман (Германия), Рауль Ратман (Ирландия), Александр Даян (Израиль), Марина Меламед (Израиль), Леонид Ваксман (Израиль), Евгения Голосовская (Швейцария), Андрей Кравцов (Испания), Кирилл Терр и Анна Бондарева (Франция).

Дети: Юлия Панкратова, 14 лет (Великобритания), Даниэла Пикур, 12 лет (Россия), Андрей Серов, 10 лет (Великобритания), Инна Рапопорт, 13 лет (Германия), Далер Болтаев (Великобритания).

В жюри турнира 2005 (на фото слева направо): Юрий Поляков (Москва, вне фото), Александр Городницкий (Москва), Марина Гершенович (Дюссельдорф), Мария Гордон (Нью-Йорк), Александр Бригинец (Киев), Вадим Степанцов (Москва), Александр Вулых (Москва), Сева Новгородцев (Лондон), Олег Борушко (Лондон, председатель).

По условиям конкурса, каждый финалист исполнил стихотворение по обязательной программе, написанное на строчку Пушкина "Британской музы небылицы". В прошлые годы такими обязательными строчками были "Что нужно Лондону, то рано для Москвы" и "Скучая, может быть, над Темзою скупою". Во второй части турнира финалисты исполняли по два произвольных стихотворения, прислав на турнир по девять. Места определялись по сумме мест от всех членов жюри, зрителей (один усреднённый голос) и малого жюри из прошлогодних финалистов (один усреднённый голос). По сумме баллов выше всех была Зоя Жаржевски, на второй ступени - Леонид Израелит и Ольга Табачникова, на третьей ступени - Михаил Сипер и Михаил Этельзон. Учёт особого мнения малого жюри и голосов зрителей определили окончательное распределение мест и призов. Вот вам и плюс упомянутой критики: процедура была оговорена в правилах, никаких изобретений и волевых решений со стороны Олега Борушко. Результат? Никаких скандалов. Зоя Жаржевски (Франция) получила Золотую корону турнира и звание Королевы, поразив жюри и многих финалистов (включая меня) своим зажигательным исполнением эпатажно-иронического стихотворения, которое ниже привожу целиком.

Леонид Израелит (США, Нью-Йорк) получил серебряную корону, оставив глубокое впечатление своим стихотворением "Памяти отца". Привожу лишь начало:

Ольга Табачникова (Великобритания), получила бронзовую корону. Образность и выдержанный тон отличают её стихи. Вот строки из стихотворения о фонарях:

Михаил Сипер (Израиль) получил приз "Поэт и Толпа", прочитав замечательное стихотворение, посвященное отцу. Даже по первой строфе можно проникнуться чувствами поэта:

Ася Гликсон (Израиль) получила специальный приз от Литературной газеты. С удовольствием отмечу, что и на мой вкус её стихи замечательны. Приведу начало и конец стихотворения "Зарисовка":

Николай Караев (Эстония) получил приз ордена куртуазных маньеристов:

Поэт Александр Вулых отметил очень высокий уровень всех поэтов-финалистов по сравнению с любыми московско-питербургскими литературными тусовками, авторитетно упомянув о своей осведомлённости в этом вопросе. Ему никто не возражал.

Бардам повезло меньше. Александр Городницкий выразил мнение, что было слишком много аккордов и мало поэзии, то есть, по сравнению с выступившими поэтами, барды разочаровали жюри уровнем своих стихов, и первое место не присудили никому. Второе место получила Евгения Голосовская (Швейцария), а третье место разделили Марина Меламед и Леонид Ваксман из Израиля. Особого внимания знаменитого атланта (но не приза) удостоился Александр Даян (Израиль): его "уровень" Александра Городницкого порадовал и обнадёжил. На мой взгляд, бардов обидели зря. Если оценивать общий уровень выступления бардов (как пакета-набора-команды), то он, действительно, пострадал из-за нескольких слабо выступивших финалистов. И причины этого уже обсуждались: бардов-финалистов отбирали по текстам песен, но не по звучащим песням. Однако часто хорошо звучащие песни имеют слабые поэтические тексты. Бывает и наоборот: отличные стихи оправлены слабым музыкальным сопровождением. А как можно предсказать профессионализм исполнения песни только по тексту? Вот и получилось, что как раз те авторы, которых Михаил Сипер слышал (он делал предварительный отбор для О. Борушко, а Олег отбирал финалистов), а не только читал, выступили успешно. Уровень упомянутых четверых был вполне профессионален. Слушая уже в Нью-Йорке песни Марины и Лёни, я лишний раз убедился в этом. При этом я думал, что немало отличных бардов осталось за пределами финала, не распознанных лишь по текстам. К примеру, делай такой же предварительный отбор кто-то другой, не слышавший этой четвёрки, а лишь читающий их тексты, он мог бы пропустить наших призёров. Но выводы сделаны: на следующем турнире предполагается прослушивать музыкальные записи претендентов. На этом же турнире барды остались обиженными на жюри.

Среди без сомнения одарённых детей на фоне одухотворённых родителей победил Андрей Серов (Великобритания).

Турнир проходил в отдалённом от центра Гринвич парке, в большой палатке на сильной жаре. Рядом расположились торговые лотки с различными сувенирами, картинами, антиквариатом, книгами и дисками, в том числе и самих участников турнира. Продавалась и прекрасно изданная книга стихов финалистов по 8.5 фунтов ($17). И конечно - закуски и напитки, включая российское пиво с лондонской температурой, в общем, было всё, что должно быть на Фестивале Русской Культуры. Ах да, я забыл сказать, что рядом, или вместе, или вместо проходил этот самый фестиваль и совершенно бесплатно за ту же жару. А рядом с Фестивалем, наверное, случайно проходил Турнир Поэзии и совсем не бесплатно:15 фунтов ($30). Повторяю: "за бесплатно" вся русская культура, включая цирк Никулина, а за $30 - отдельные представители русскоязычной культуры, включая О. Борушко. Зрители выбрали "за бесплатно". В результате, на турнире поэтов было не более 30 зрителей. Это я насчитал и был великодушен. А член малого жюри Алексей Иванов видел только 5 (пять!) бюллетеней голосования от зрителей. Значит, я родителей и бабушек детей-поэтов принял за зрителей. Это после 300 болельщиков в прошлом году. Дело не только в соседнем фестивале и платном входе, но и в отдалённости Гринвич парка от центра. Плюс жара, сильная, изнуряющая жара. Это вам не русские морозы с пельменями. Пельмени были, морозов не было. И зрителей. Отсутствие зрителей серьёзно повлияло на приподнятое настроение финалистов. Но выводы были сделаны. Олег Борушко заявил, что такое больше не повторится, и прохладный зал будет в центре города, и бесплатно, и никакой русской культуры за километр от турнира.

Слышал, что на прошлом турнире было множество разных издателей и обилие спонсоров. И в этом году писали, что "Оргкомитет пригласил к участию редакторов крупнейших... (далее 22 издания со всего мира). Здорово!!! Но "пригласить к участию" и "уже таки участвовать" немножко разные состояния. Так мне кажется. Ах, если бы этих редакторов и представителей набить в палатку "за бесплатно", то я бы сбился со счёта.

В этом году были только представители Международной Ассоциации Писателей и Публицистов (МАПП): президент - журналист и писатель Марат Каландаров, и вице-президент, директор Лондонского отделения - поэт Давид Кудыков, которых, кстати, никто никуда не приглашал. И это было замечательно, ободряюще и обнадёживающе для поэтов. Марат и Давид знакомились с финалистами, предлагая сотрудничество в издаваемых ими журналах и альманахах.

Хочу отдельно остановиться на вопросе отбора финалистов. С удивлением я открыл для себя, что финалистов отбирает лично Олег Борушко и никто другой. То есть все 350 рукописей прошли контроль одного человека, вернее, проверку на его личный вкус. Правомерно ли это? Олег утверждает, что умеет отобрать лучших и разных. Это главное, на его взгляд, ведь победителей отбирает жюри, а не он один. А в жюри - утверждает Олег - он отбирает самых независимых, со своим вкусом. Мол, всё в порядке. Повторяю, членов жюри отбирает тоже сам О. Борушко. Мои попытки объяснить Олегу, что не всё в порядке, закончились ничем.

Что ж, перейдём к образам и метафорам, которые ближе миру поэтов. Допустим, я устраиваю конкурс красоты и на мой вкус все рыженькие некрасивы изначально (пусть простят меня все рыженькие, я только для примера). Тогда в финале моего конкурса красоты рыженьких вообще не будет. И жюри будет выбирать из тех, кого я отобрал. И пусть кому-то из членов жюри как раз нравятся именно рыженькие, но их уже в финале нет. А не откину ли я каких-то рыженьких, которые своей красотой или обаятельностью поразили бы других членов жюри, обычно нейтральных к рыженьким? Ещё кто-нибудь меня не понял? Усилим: пусть мне и блондинки не нравятся, и их не будет в финале. Как теперь? Поняли. Полагаете, это надуманный пример? Как бы не так. Оказалось, что Олегу Борушко вся гражданская поэзия - не поэзия. Вот вам "рыженькие"!А ещё ему нравятся простые стихи, и не нравятся разные накрученные, надуманные, с красивостями. Вот вам и "блондинки"! Ну, скажем, Королю поэзии Серебряного века Игорю Северянину не светило бы попадание в финал турнира Олега Борушко. Лермонтову со своим "Бородино", Некрасову со стихами о народной доле, Твардовскому с Тёркиным тоже не высовываться в финал. Ну, и автору "Слова о полку Игореве" надо хорошо подумать, чего он тогда написал. И не важно, что кому-то в жюри мог бы понравиться Лермонтов или Северянин. Они до жюри не доползут.

Это ладно. Но ведь и со своим вкусом, твёрдо усвоенным и отстаиваемым, одному перемолоть 350 рукописей и не ошибиться весьма сложно. И думаете, что казусов уже не произошло? Кто-то дал на форум турнира стихи Ирины Акс, не указывая полного имени. Олег выразил свой восторг по поводу стихов и воскликнул: "Я люблю Вас! Ирина, откройте тайну. Как хоть ваша фамилия и где вы живете? Конкурсное - блестящее, на мой взгляд". Ирина оказалась моей хорошей знакомой из Нью-Йорка, и я решил помочь Олегу, сообщив её адрес и телефон, мол, свяжись и пригласи в финал - она, действительно, достойный автор.

Ответ Олега? - "Я не тяну никого насильно, если хотела, могла прислать стихи на турнир". Так ведь посылала, и лично Борушко прислал ей и свидетельство о приёме стихов, и, чуть позже, отказ в прохождении в финал. После очередного шума на сайте турнира и МГИМО приглашение было выслано, но всего за 5 дней до турнира. А на получение визы нужно 3 дня (нет у неё паспорта), и цены на перелёт и гостиницу за пару дней до даты резко взлетели. И не поехала финалистка Ирина Акс на турнир. Вот такая история. И тут уже дело не во вкусе на блондинок или рыженьких. Ведь Олег заявил, что стихи отличные. Значит, просто пропустил отличные стихи и отличного автора. А если бы финалистов отбирал другой член жюри, по определению уважаемый председателем Борушко? Был бы список финалистов тем же? Конечно, нет. Хотя, кто-то мог бы и повториться в обоих списках. А третий член жюри кого бы отобрал в финал? Опять других?Но ведь и победители бы вышли другими. Вот и понял я, уже вылетая в финал, что система очень далека от совершенства, почти лотереей определяющая финалистов.

Что же в финале? 9 членов жюри независимо прочтут все 9 стихотворений в подборке каждого автора и совсем не случайно, именно по стихам, определят победителей? И я так думал. Выяснилось, что не читали, а лишь слушали те 2 стихотворения, что авторы исполняли со сцены. Можно ли при этом в полной мере оценить авторов и сравнить их уровень, отстранившись от эффекта самого исполнения (помните суть скандала с Юрченко? - мол, артист, исполнил хорошо, а стихи так себе)? Думаю, что нельзя. У меня не получается. Те же стихи Зои Жаржевски на бумаге не произвели особенного впечатления на многих. Ну, стихи, неплохо, всё на месте, но не более. А когда она исполнила их со сцены, у меня вырвалось: "Ах, умница! - явный претендент на победу!" И одно, я уверен, одно, с блеском исполненное стихотворение, определило победителя. А как бы исполнила одно стихотворение не успевшая на турнир Ирина Акс? А Сергей Бор? Вы не знаете Сергея Бора? Я знаю его и его стихи три года. Замечательный автор из Канады, он же Сергей Плышевский. Но лишь пару дней назад я узнал, что и он посылал стихи на турнир, но остался незамеченным Борушко. Он не попал не только в финал, но и в 75 лучших претендентов на сайте турнира. А на мой вкус, он выше многих финалистов и призёров. И несколько финалистов, которым я посылал его стихи, это признали. Пропущен, прохлопан.

И сколько таких в тех 350 претендентах, о которых мы не в курсе. Идеала быть не может. Но результат будет надёжнее, если уже на этапе выбора в финал этим занимались бы несколько человек из того же будущего жюри или прошлых призёров, и независимо друг от друга составляли бы списки 30-40 лучших авторов из 300-400 претендентов. Любой автор, попавший в любой список, получает один балл, и 10-14 авторов с максимальной суммой баллов по всем спискам (скажем, от 5 до 4, при 5 отбирающих) попадают в финал. Тогда список финалистов будет менее случаен, с разными стилями и темами стихов. Надёжнее и престижнее будет итог турнира. И в финале обязать членов жюри прочесть все стихи авторов, расставив предварительные места в бюллетенях до выступления на сцене (тогда придётся читать всю подборку стихов!). После чтения со сцены члены жюри смогут скорректировать оценки, и оценки могут измениться, но они в меньшей степени будут следствием исполнения, а в большей - самих стихов. По крайней мере, так будет у большинства членов жюри. Но в бюллетенях членов жюри должны сохраняться предварительные оценки, что может сыграть роль в спорных случаях и ограничит членов жюри от резких, чисто эмоциональных решений. Ну а зрительный зал вынужден будет реагировать, как и сейчас, - только на исполнение. Но ведь и голос зала сводиться всего к одному или нескольким в общем зачёте. Не так страшно.

Но вернёмся к жюри. "Я приглашаю с независимым мнением", - утверждает Борушко. Возможно. Но со вкусом, близким самому Борушко. Ведь признал Олег, что мнение того же Евтушенко или Вознесенского о поэзии ему безразличны, он их, как поэтов, не ценит. Стоп. Но тогда им, Евтушенко и Вознесенскому, в жюри турнира приглашение не светит, ибо их вкус не совпадает или противоположен вкусу Борушко. Тогда и вкус жюри изначально формируется самим Борушко, путём приглашения близких ему по духу членов жюри. Они, может быть, и "независимы", но "с тем же вкусом" за тем же столом. То есть независимы в пределах того же вкуса. Нет, "рыженьким" на турнире точно ничего не светит. Кстати, я ставлю мнение Евтушенко и Вознесенского выше, чем мнение Борушко. И очень люблю стихи И. Северянина. Но это уже мои личные проблемы.

Какие ещё предложения? - старые и уже не раз высказанные самому председателю. Откуда у западного конкурса такая советская закрытость? Почему не обнародуются бюллетени голосования членов жюри, что и порождает слухи, поводы для новых обвинений в адрес турнира? Есть причины? Год прошёл с прошлого турнира и несколько недель после этого. И были обещания. Но воз и ныне там. Кстати, об обещаниях. Читал я в интервью Борушко по прошлому турниру, что все финалисты едут на выступления в Россию. Здорово! Но никто никуда не поехал. Обещали финалистам прошлого турнира, что все будут опубликованы в Литературной газете. Здорово! Но не опубликовали. Много было разговоров о бешено раскупаемых билетах на этот турнир и самых почётных гостях. Я понимаю, что почётные гости не покупают билетов. Тогда бешено раскупили всего 5 билетов?

Почётные гости и издатели? Мы уже об этом говорили. Кроме пришедших по собственной инициативе представителей МАПП - никого. К чему ведёт эта неправда, закрытость, необоснованные обещания? Как это напоминает комсомольские мероприятия. Повышает ли это всё авторитет турнира? Не думаю. Ведь местные "русскоязычные" уже не идут. Остались приезжие. А ведь жаль. Турнир важен, полезен и может быть праздником для зарубежных и российских поэтов. И за проведение турниров Олегу честь и хвала. Ведь это совсем не простое дело - организовать такой турнир. Но над этими "мелочами" надо бы работать, эти "досадности" нехорошо повторять из года в год, иначе четвёртый турнир в 2006 будет лишь продолжением уже наметившегося спада в престижности турнира. Поэтому так подробно я разбираю здесь увиденные мной недочёты, надеясь, что это поможет организаторам Турнира и в первую очередь самому Олегу Борушко.

И тем не менее, осталось ощущение отпуска, праздника. Появились новые впечатления, новые знакомые. Авторы из разных уголков земли встретились в одном месте и, как я, увидели друг друга в первый раз. Например, я встретил в Лондоне хорошо известного мне лишь по интернету другого финалиста, замечательного поэта из Бельгии Сашу Мельника. Поэты, во многом как дети, радовались общению с единомышленниками, продолжая общение уже после турнира по интернету. Остался прекрасно изданный сборник стихов финалистов. Остались впечатления от Лондона и замечательной прогулки по Темзе всех финалистов, членов жюри и организаторов. Осталось воспоминание о катаниях на воздушных шарах! Стоп! - катаний не было. Обещание о катании было, но не катание. Значит, исправляем: "осталось воспоминание об обещаниях покатать на воздушных шарах". Осталось ощущение, что поэзия нужна и важна в современном мире.

Поэтому вопрос не в том, нужен ли такой турнир - ещё как! - а в том, чтобы его улучшать и проводить подобные турниры в других столицах мира. Ну, например, чем Нью-Йорк хуже? Правда, Пушкин о Гудзоне не писал и не мечтал. Но писал и даже бывал Маяковский с Есениным. А Бродский (наше всё!), хоть и не из арапов, но из Нью-Йорка. Название? "Маяковский на Гудзоне", "Бродский в Америке", "Русские идут"? Нет. Нужно проще: "Нью-Йорк, Нью-Йорк!".

Статья была почти готова, когда я взял в руки газету "Вестник фестиваля", привезённую из Лондона. Признаю, впервые прочёл её внимательно. В интервью газете Олег Борушко несколько раз вместо ответов цитирует строки знакомого мне нью-йоркского поэта Александра Соколова. Запали его строки в душу Олега: других финалистов цитирует по разу, всех победителей - ни разу, а Соколова - дважды. Но нет Соколова ни в числе 11 финалистов, ни в числе 75 лучших поэтов-претендентов, опубликованных на сайте турнира. И недоумевает Александр, как это объяснить. И я не знаю. И с Ирой Акс - не знаю. И с Сергеем Бором - не знаю. И это лишь несколько имён из 350, не ставших финалистами, о которых мне стало известно почти случайно. Ведь все стихи опубликованы не будут.

И что мне остаётся, как не принять, что и я был в финале случайно, и относиться ко всему с вынужденной долей юмора, что и сказалось на стиле этой статьи. Но мне очень хочется написать вполне серьёзно, без анализа "отдельных недостатков", о следующем турнире, где бы он ни состоялся, и кто бы его ни проводил, включая "Пушкин в Британии - 2006". И зачем я тогда так в меру "за здравие", и так много об "отдельных недостатках"? Ну, как бы, чтобы, наконец-то и окончательно на благо нам всем и им тоже, - всё учесть, предотвратить и не опуститься. Чтобы и сам Олег Борушко улучшал свой турнир, и другие учли, затевая свои турниры, конкурсы и фестивали. И чтобы авторы в будущем лучше понимали суть данного Турнира. Впрочем, я начинаю повторяться...



Июль, 2005, Нью-Йорк.



PS. 3 июля 2006 года состоялся следующий турнир "Пушкин в Британии - 2006", на котором было 122 заявки и Сергей Плышевский (Сергей Бор) был отобран в финал. Сергей занял второе место на турнире. Интересно, какое бы он занял место в 2005, если бы его просто не пропустил мимо глаз О.  Борушко, как и других.




© Михаил Этельзон, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]