[Оглавление]


[...читать полную версию...]


*


 


И  ЧИСТЫМ  ЗОЛОТОМ,  И  ТИХИМ  СЧАСТЬЕМ...

    "А жизнь прошла незаметно".
        А.А. Тахо-Годи.

Он думает, тёмный и душный,
Сам - сорок египетских казней:
Не время разбрасывать камни,
А время разбрасывать душу...
.......................................

Тюрьма, тюрьма...
А думал - благодать.
Так всё отдать
И вдруг очнуться - нищим.
Блажен идущий: небо да сума,
Сам налегке и многого не ищет.
А, в четырёх стенах заключена,
Саму себя не слышит тишина.
.........................................

Но, к тишине затвора сведена,
Кто знает,
Вечность ли тому, сейчас ли,
А - жизнь прошла, вся, в четырёх стенах,
И чистым золотом, и тихим счастьем.

_^_




СКАЗКА  О  МЁРТВОЙ  ЦАРЕВНЕ

    "И я сказал: - Смотри, царевна,
    Ты будешь плакать обо мне"
          А. Блок

1.

Стало сердце болеть ежедневно,
А поплакаться, было б кому...
Постарела, поблёкла царевна
В говорящем своём терему.

Тот, который не назван, а зван,
Позабылся в мучительном звуке.
Упырями туманят слова,
И бескровные падают руки.

Ах, поют на лугу хороводы,
Каждый сон - расскажи, расскажи!
Так и выпили тёмные воды
До конца эту бедную жизнь.

2.

То по нéбу то по вóдам,
То стремглав с высокой кручи,
То ли сны её уводят
Навсегда в свой мир летучий?

Время - полночь, пусто место,
Заресничено оконце.
Чья подруга, чья невеста?
Где ты, солнце? Нету солнца...

Без дорог стремглав несётся,
Мимо Рая, мимо Ада.
Где ты, солнце? Нету солнца.
Нету солнца - и не надо.

_^_




ВЕЩИ

      "Я так люблю слушать,
      как поют вещи"
        Р. М. Рильке

Смотрите, какие разумные вещи
выходят у мастера: чаша, и ложка, и стул.
Они и честнее, и чище людей,
потому что им проще
хранить чистоту.
.........................
Как лёгкая, ладная вещь,
повстречавшись, сама
и льстит нам, и льнёт к нам,
доверчивой лаской к тебе приникая.
На ком из людей
этой вещности вязкой
не сыщешь клейма?
А вещь - отпечатка людского
не носит - какая?
......................................
Вот брошь, и поёт она:
брошена, брошена,
два имени сколоты ею непрошено,
два имени сколоты - золото, золото,
два имени связаны - разные, разные -
Марины и Анны ... подаренной брошью.
........................................................
Чей след
в этом звонком коротком ударе -
браслет?
- Пора повзрослеть!
Ну, зачем ей безделка такая?
Он кожи касался, теплел,
к исступленью её привыкая.
И бился, и путался пульс,
учащаясь до ритма,
и бился браслет,
ударяясь тихонько о стол.
И пусть
этот пульс
в серебристом металле остыл...
Дарите браслеты любимым,
навечно дарите!
............................................
Домашние вещи не могут,
как скалы,
меняться от солнца, от ветра.
Вещам
под руками людскими
стареть и ветшать.
Не требуя платы,
когда-то нарядное платье
довольно, что ветошью служит,
себя причисляя, по-прежнему,
к нужным вещам.
И в сумрачный вечер
не плачут они, что не вечны,
что пятен и трещин
щедрей и затейливей вязь...

А старые люди похожи на старые вещи,
и зреет меж ними незримая связь.


* В воспоминаниях Л.К. Чуковской рассказывается, что Анна Андреевна Ахматова
однажды обратила внимание Л.К. на две фотографии, свою и Марины Ивановны Цветаевой.
"Узнаёте?", - спросила она, а затем пояснила, что у обеих на платье видна
одна и та же брошь, подаренная А.А. Мариной Цветаевой.

_^_




ПОЭТЫ,  КАК  МЁРТВЫЕ,  СРАМУ  НЕ  ИМУТ

1.

Поэты, как мертвые, сраму не имут.
Другие - смеются и плачут над ними.
Они - в свистопляске - одни недвижимы:
Как Будда, с холма, наблюдая за жизнью.
Не жизнь и не смерть.
Это невыразимо.
Поэты, как мертвые, сраму не имут.

2.

Только Слово есть Бог, Инструмент просветленья печали...
Только Слово есть Бог, Инструмент накопленья любви...
И, сплетаясь в клубок, эти ритмы совсем не случайно,
Приручились слегка, на бумагу послушно легли.

Так легко, точно выдох, они у тебя зазвучали,
Будто отроду жили и жили бок о бок с тобой.
Неужели так просто уходят большие печали?
И уходит из виду, из сердца, из памяти - боль?

Не ищи же ни стиля, ни формы, ни рифмы - не стоит.
Это теннис настольный, и кто-то играет с тобой.
Будь неистов в игре, будь азартен, упрям, будь достоин...
Ты поэт лишь настолько, насколько ты - Бог.

Сотворивший кумира слепец, не ищи себя зло и упрямо:
Ты поэт лишь настолько, насколько ты - Бог.
Мы заброшены в мир, как дитя, потерявшее маму:
Быть собою - и всё! Только кто притворится тобой?

Это путь и исток, где мы все пребывали вначале,
Где мы были собой, и еще - и уже - не людьми.
Только Слово есть Бог - Инструмент просветленья печали.
Только Слово есть Бог - Инструмент накопленья любви.

_^_




А  ЕСЛИ  ЖЕЛЕЗНАЯ  ЛОГИКА  НАШИХ  ЖЕЛАНИЙ?..

А если
железная логика
наших желаний
за гранью оценки рассудка,
пока не сгорела?
А после арену
песком засыпают скорее,
и с новым оружием
вновь закипает игра?
И бросила я удила,
и меня понесла
раздувшая ноздри
кобыла слепых узнаваний.
Храпит, не признает
малейшего права за вами:
ни вашей арены,
ни скачки - на бис -
призовой...

_^_




ЕСЛИ  ПРОЩАТЬСЯ...

Сны-домочадцы
Машут полою плаща.
Если прощаться,
Значит - любить и прощать.

Равнопричастны -
Снятся друзья и враги.
Если прощаться,
То не забыть про долги.

Снами промчатся:
Помнишь про дальних про сих?
Если прощаться,
Значит - прощенья просить.

Тридцать несчастий
Плюс неустроенный быт.
Ночью - прощаться,
Утром - любить.

_^_




КУСОЧЕК  ХЛЕБА  ПТИЧКЕ  РАСКРОШИ...

Кусочек хлеба птичке раскроши:
Что там найдёшь на голых ветках сада?
Как проживёшь последние гроши,
Ты этим крохам тоже будешь рада.

Проснёшься утром: не прошла ли боль?
О чем, в привычном темпе променада
Беззубо шамкает себе под нос любовь?
Небось, теперь ей многого не надо, -

Ни дёшево, ни - просто задарма.
Ну, что поделаешь с её отвычкой?
Желудок ссохся на таких кормах,
И разносолами его уже не пичкай.

А что ты хохлишься - сама...
Озябшей птичкой?..

_^_




ВОЙТИ  В  ДОВЕРЬЕ  К  ЧУТКОЙ  ДВЕРИ...

Войти в доверье
к чуткой двери,
к липучей ткани
темноты,
но их наветам не поверить,
что дом ночной - уже не ты,
что вместо вместе -
время мести
немых свидетелей житья,
что от тебя приходят вести,
как будто ты - уже не я.

_^_




В  ЭТИХ  СУМЕРКАХ  ВСЁ  ВО  МНЕ  ВЫМЕРЛО...

В этих сумерках
Все во мне вымерло.
Отстаёт, бумагой шурша,
Потускневший змеиный выползок -
То, что было - моя душа.
Грубо вывернуто, надорвано,
Никому нипочем не дорого.
Отболевшее и недавнее
Отдирать от себя -
Не даром ли?

_^_




КОЕ-ЧТО  О  ЖЕНЩИНЕ

1.

В зоне мужского азарта,
в зоне мужского хотения -
сверх и помимо -
несыгранной картой,
тонкой игрой светотени...

Мысли её отчаянные...
Били их в стае - влёт.
Кровью вмерзали в лёд -
В тысячный раз оттаяли.
Мысли её, о чём они?

Ласковые, заветные,
Выслежены заведомо
Птенчики желторотые
В лисьем лесу.

У нелюбви в заложниках
Платят сполна за ложное,
За осторожно-мелкое
Золотом, не скупясь...
..............................

Ты всей душой...
Да ты сама - душа,
до пестика, до чашечки, до донца -
в тебя, наверно, закатилось солнце,
отяжелевший от любви
воздушный шар.
Свой горький мёд
на мёртвых пчёл умножишь,
ты можешь
молча, тихо отцвести,
и, чуть заметно,
в теле полусонном
просвечивает гаснущее солнце.
..........................................

И было тело -
Настежь, как душа,
раскрытое до чашечки, до донца -
тогда в него и закатилось солнце,
отяжелевший от любви
воздушный шар.
Бесплотна жертва -
жертвенность бесплодна.
На шаткий плот,
почти что не дыша,
и только взгляд назад,
отчаянный и долгий...
Уже прозрачна плоть,
но стянута душа
и не раскрыться ей
до чашечки, до донца...

2.

Проклята...
Просто, потому что ты женщина.
Просто, потому что ты жертвенна.
Просто так...
Столько отболело - не прожито.
Всё перегорело - не та.
Истового самосожжения
Мёртвая твоя красота.
................................
Мария избрала благую часть:
в мужском пиру - не горькое похмелье,
отравленное завистью веселье,
короткую униженную власть, -
но в мире войн и воспалённых вёсен
задумчивую медленную осень.

3.

Чужая среди чужих
Искала она слова,
И были слова её -
Чужие.

И кто-то, державший свет,
С судьбою её чудил,
И свечи в душе её
Чадили.

Металась её душа,
Не помнящая родства,
И в мутном потоке слов,
Давно бесплодных,

Как смертник - последний шанс,
Искала она слова...
И Слово любви пришло,
И стало плотью.

_^_




РОССТАНИ  (Вы простите мне, князья русские...)

1.

Вы простите мне,
Князья русские...
Тропы узкие
Речек руслами,
Как на копьях-то,
Да со славою,
Что курганов-то
Понасыпано, -
Понасыпано,
Понакопано:
Ваши ратники -
К солнцу - травами...

Вы ли - в Киеве?
Вы ли - в Суздале?
Как завидую
Вашей удали!
Пусть и верую,
Да - по росту ли?
С той ли мерою -
В судьбы росские?..
По-над травами,
По-над росными
По судьбе моей -
Тени -- росстани.
Кони дикие,
Вам покорные.
Ваши клики ли?
Ваши кони ли?
Мчатся, ранены,
Через сны мои
Ваши ратники,
Как посыльные...
Вы простите мне
Речи дерзкие:
Только вас любить
Дело гордое,
Дело горькое,
Дело смелое.
Жены сильные
Дело делали.
И любили вас,
Да не видели.
Редко видели,
Да не выдали.
Не кремневые,
Не железные,
А прощали вас,
А жалели вас.
Вы простите там,
За могилою,
Не о вас пою,
С вашей силою.
Были женщины
Вам заставою,
Позабытые,
По-за славою,
По-за нежностью,
По-за верностью
Были-женщины,
Стали - вечностью.

2.

ИНГИГЕРДЕ - ИРИНЕ -
ЖЕНЕ ЯРОСЛАВА МУДРОГО


По-меж нас - пелена густая -
Под размахами крыл растает
Не Ахматовской белой стаей, -
Серым клином сошлись слова.

А князья и доныне - те же:
Им бы плоть свою сладко тешить,
Им пунцовые губы любы,
Им - вина, да бряцать железом,
А жена - на глаза б не лезла,
Пусть монашенкою в хоромах
Сердце раненое хоронит.

Может, плакала, может, пела -
А - любя - не любя - терпела,
Ради Русской земли терпела
Королевна земли чужой.

Не такой - ожидал сурово.
Не мукой -- замесила слово.
Для него прозвучало слово
Непредвиденно и свежо.

Разве женщину красит слава?
Слава мудрости Ярослава.
Переплавлена боль на славу:
Переплавлена в славу боль.

_^_




НЕ  ПО  ВОЛЕ  ГРЕШНИЦА,  СХИМУ  НЕ  ПРИМУ...

Не по воле - грешница.
Схиму - не приму.
Не идет Утешница
К дому моему.

Все ж во тьму кромешную
Не толкай, постой.
Может, кто-то грешную
Назовет святой.

Может, где-то теплится
За меня свеча.
Оттого и терпится
Каина печать.

Больно взгляд твой колется -
Я гляжу во тьму...
Может, кто-то молится
Лику моему.

_^_




ГДЕ  У  СЛОВ  ОТ  ЛЮБВИ  ЗАПЛЕТАЮТСЯ  КОРНИ...

Я уже там была,
Где со взятком пчела
Проползает сквозь сумерки сот.
В том звенящем саду,
Где у слов от любви заплетаются корни,
Где играет их суть
И дрожит, как под ветром листва,
Ежедневно меняя скользящие формы,
Где летит без опаски сова
Мне на руки.

Те слова...
Только в древнееврейском похожие звуки.

Вспоминая, бреду
По слежавшимся остовам формул.

Но туда я ещё попаду
И любимого я подожду
В том саду.

Примечание: в некоторых источниках указано, что древнееврейский язык
наиболее приближается к языку ангелов.


_^_




МЫ  СТАНОВИМСЯ  СОЛИДНЫМИ  И  ГРУЗНЫМИ...

Мы становимся солидными и грузными,
А глаза все отрешенней, все седей.
Даже ангелы в Раю бывают грустными,
Если думают подольше о себе.

Даже ангелы, на что ребята праведны,
Если думают подольше о себе,
Забывают про усвоенные правила
И за это низвергаются с небес.

Там у них и небеса бывают разные:
И повыше, и пониже - по судьбе.
Ну а нам с тобой - до ангелов - не рано ли? -
Если думаем все больше о себе...

_^_




ДРУГОЙ

      С.С. Аверинцеву

Там, где сольются
Высота и низость,
И по ночам
Разводятся мосты...
Близки до боли,
И до боли "близость
Есть теснота
И мука тесноты".
В медлительные
Огненные ночи,
Под покрывалом
Липкой духоты,
За пазухой - душой
Исповедально:
Не ближний - дальний!
И сон наш рядом
За семью печатями,
С желаниями, болями,
Печалями,
В зародыше, рождении,
Начале,
Отчаянно друг другу
Замолчали,
Отчаянно цепляясь за себя.
И головы с подушки не поднять,
Тяжелый сон...
В начале было слово...
- Что сделал в этой жизни
Для Другого
Ты сделал для Меня.

_^_




Я  ЕЁ  ПРОНЕСЛА  ЧЕРЕЗ  ГРЯЗЬ...

Я ее пронесла через грязь,
Опустила на землю в саду.
Может, это не сад,
О котором мечтала Марина?
Снег на цыпочках шел,
Он боялся обидеть траву,
И усталая жизнь
Принимала холодное чудо.
Ну, откуда
Здесь птицам запеть?
Мотылькам появиться откуда?
Этот легкий, летящий
Творящий безмолвие снег...

_^_



© Ирина Фещенко-Скворцова, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]