[Оглавление]


[...читать полную версию...]


СПУТНИЦА


 


* * *

Есть праздник в течении буден,
В скольженьи негромких минут,
Когда из небесных посудин
Шершавые дождики льют,

Когда деловито и просто
Всяк маленький в доме сверчок
Картузик повесит на гвоздик
И тоненький снимет смычок.

Таится для сердца отрада
В порядке прожитого дня,
И смирное стойбище грядок
Под вечер отпустит меня,

Сосна головой покачает,
Приветливо глянет звезда...
Вот так бы и жить от начала,
Для творчества, воли, труда!

Разведрило в небе глубоком,
И тень от калитки густа.
И рифмы шуршат в водостоке,
И светится кожа листа.

Под пение крошечных скрипок
Полночные строчки бегут,
А мир переменчив и зыбок,
И полон видений уют...

_^_




В  УСАДЬБЕ

Сквозняк пролетел по прокуренным залам,
Кто спорил о цифрах, а кто - об искусстве!
А солнце, что крышу небрежно лизало,
Скатилось в закатное ложе Прокруста.
Темнеет решительно с каждым мгновеньем.
Домой разбредается клан очеркистов.
Слегка репортёр потоптался в передней,
И в доме от криков и хохота - чисто.

Чернеют стволы в приусадебном парке,
И сад шелестит, на сады не похожий.
И тянет кудель седовласая парка,
И нечто испуганный видит прохожий.
И, сторожем в саван от пыли упрятан,
Вздыхает Бехштейн лакированной грудью,
И люстра в холстине горгульей крылатой
Внимает тоске нерождённых прелюдий.

Вот-вот, и могучие крылья расправит,
И брызнет на кресла сухая извёстка....
Здесь в памятный год призывала к расправе
Над прошлым ЧеКа фанатически жёстко.
Здесь руки ломали в испуге, в смятенье
Бессильные жертвы дорвавшейся клики...
Здесь ночью мерещатся бледные тени,
Служителям снятся неясные крики...

Давно это было. Но раньше - иначе.
Бежали улечься под ноги ступени...
Скакал по паркету резиновый мячик
Вдоль стройных вазонов домашних растений.
Мерцало огромное зеркало справа,
И, ваше пальто подавая прилежно,
В наколке румяная девушка Клава
Носила хозяйкину брошку-подснежник...

А в полдень, когда были окна шир́око
Раскрыты, и кипельно пенились ветви,
Так яблони пахли, как детские щёки,
И сад серебрился от майского света.
Здесь в платье простом белокожая дама
Бродила, о чем-то вздыхая невольно,
Высокий военный наигрывал гаммы
Небрежно, у бронзовой лампы напольной.

Здесь девочки резвой сквозные пассажи
Взлетали стаккато, спадали анданте.
Здесь плакали, пели, любили и даже
Гадали по строфике древнего Данте.
Земное своё утерявши значенье,
Избегнув и Леты, и ада ловитвы,
Струится цепочка имён, и свеченье
Встаёт от угла, где творились молитвы...

И ходят по пятницам дерзкие внуки
Улыбчивой Клавы под своды усадьбы
Поспорить о вечных потугах науки,
Всю суть божества отрицающих, как бы...

...Столетье минуло, жестокое время
Усадьбу от бомб и огня пощадило.
Московский рассвет ставит ногу на стремя,
А кто-то внизу раздувает кадило
Тумана...

_^_




ОТ  ВЕКА

          Игорю Царёву

От века поэтовы корки черствы*,
Зато не бывают поэты мертвы,
Когда бы и пили мертвецки...
И то, что для Дании просто слова,
В России - поэтова с плеч голова,
И кровь на страницах и "рецках"...
Поэт - это выход в гудящий портал,
Быть может, там Ангел Господень летал,
А может, насвистывал демон...
Слова для поэта - что к Небу ключи,
А может быть, Небо стихами звучит
В мерцательном пульсе фонемы.
И всё, что на сердце наносит рубцы,
Что жизнь нанизала на наши венцы,
Вернётся энергией рифмы...
И пусть изречённая мысль не нова,
И тяжко подчас достаются слова,
В приливе толкая на рифы...
Сияет гвоздинными язвами Твердь,
А шагом к бессмертью становится смерть,
И слава легонько стучится...
Как нитью, потомков прошила строка,
Сердца человеков связав на века,
И высветив судьбы и лица...

________________

*Марина Цветаева, "Чердачный дворец мой, дворцовый чердак!.."

_^_




ЗЛАТО  СКИФОВ

Червонное золото блещет в листве
Cокровищем штолен, Кощеевой страстью...
Да проку найдёшь ли в таком божестве -
Оно облетит под осенним ненастьем...

Леса - в тридевятого царства шелках,
Лишь привкус рябины пророчески горек...
Шепнула осоке прибрежной река,
Что пиршество красок окончится вскоре.

Щедры октября сундуки и лари,
Но день ото дня всё беднее берёзы...
Пусть нынче поэзия всюду царит -
Предзимью по нраву высокая проза.

Польётся рассказ об уснувших домах,
Дымки протянувших в свинцовое небо...
Под спудом укрыто зерно в закромах -
Румяное золото русского хлеба.

_^_




ВЕКОВУХА

Ниткой золотою - по канве луча...

- Чья ты, Несмеяна?..
- Я теперь ничья...

Батюшка, за море, за зелёный дол
князь мой мыкать горе год уж как ушёл...
Есть за Синегорьем сонная земля -
дальняя Недоля, дикие поля.
Ни креста, ни свечки... Тьма - хоть глаз коли...
Царюшка, словечко молвить мне вели,
разыщу я князя на краю земли!

- Что ты, Несмеяна, Бога устрашись!
Князь твой у царицы в сказочной глуши,
На шелку-атласе, пьяного пьяней...
Нет тебе согласья, нет тебе коней!
Слушай, Несмеяна, старого отца.
Жди о скорой свадьбе нового гонца!

- Видно, суждены мне посох да сума.
Я могилу князя разыщу сама.
Крест в ногах поставлю, в пояс поклонюсь.
Он в бою прославил красной смертью Русь.

- За другой он славой в тот ушёл в поход,
непокорный нравом и к мольбам глухой.
Он слезы не стоит на твоей щеке,
твой Аника-воин в дальнем далеке...

- Нет, твоим указом, царюшка отец,
под высоким вязом князь обрёл венец...
Не отдам я сердца боле никому,
вечною невестой в ца́ревом дому.

Каплет золотыми слёзками свеча.
Монастырь Покровский странницу встречал...

_^_




СПУТНИЦА

Голу́бит воздух горьковатый
Стволы озяблые берёз.
Быть может, осень - час расплаты
За безрассудство летних грёз?..
За малочисленность примеров,
С кем платье новое надеть?
За бред подстрочников, за веру
В её тоскующую медь,
В её нищающее злато?..
День, два и - быть ей без рубля!
За всплеск холодного заката
В тяжёлых веках октября.
За ло́скут неба над плечами
Раздетых лиственных лесов,
Иноязыкие печали
Прощальных птичьих голосов...
За то, что всё ещё надеясь
Успеть до счастья добрести,
В неё впадаю, словно в ересь,
И пропадаю на пути!
И пусть сожжением стращают,
Стою без страха налегке...
И вдруг с волненьем ощущаю
Ладонь шершавую в руке!
Двух соплеменниц, двух союзниц
Дорога к жертвенным кострам
Ведёт вдоль узких дачных улиц,
И всё-таки приводит в храм,
Кирпичный, древний, с колокольней
Под шапкой сизых облаков,
Где всяк торопится невольно
Под Богородицын Покров...
И всё, что иглами кололось,
Бросало в жар, к перу звало
Сейчас кончается, как повесть,
Легко, смирённо и светло.

_^_




* * *

Огради меня, Стенонерушимая,
От сомнений и тревог разреши меня!
Там, где нечисть без креста колобродится,
Путеводной стань Звездой, Богородица!
От прельщенья сбереги, Одигитрия!
Отвори моим глазам слёзы мытаря,
Укажи мою вину, Клеще Таинства,
Не покинь меня одну в тьме окаянства,
Просвети и за собой поведи меня,
Матерь, девством в Рождестве невредимая!
Состраданью научи и смирению,
Только в них мои ключи ко спасению.

Ишаки кричат, пески осыпаются.
Чудо-девочка, гляди, просыпается.
Умиленье на лице старой матери,
Только б на ноги поднять...
Силы хватит ли?..
...Осень. В воздухе листва хороводится.
Нынче Праздник - Рождество Богородицы.

_^_




ТАЙНА  РЕКИ

За осокою река глубока,
Дни за днями, здесь сочатся века.

За рекою протянулись леса,
Эхо топит в них людей голоса.

Дни за днями то снега, то стога
Покрывают вдоль реки берега.

Водомерка нарезает шаги,
Плещет рыба, умножая круги.

И румянится над лугом закат,
Как вчера, и как столетья назад.

Я по бережку босою бреду,
Всё тебя ищу, себе на беду.

Где-то есть родной очаг и уют,
Там годами люди счастье куют.

Где-то церкви есть, огни и дома.
Вышел месяц, но сгущается тьма...

Лишь в моём дому не светит окно,
Тятя с мамой на погосте давно.

Из кустов взлетела птица, шурша...
Не моя ли то беглянка душа?..

Я не знала, как река глубока,
В камышах её изгиб и бока,

Разбегаются круги по воде...
Я скольжу по ней, кругов не задев.

Мой венец держал дружок жениха,
(У него теперь немеет рука).

Над твоей держал невестой младой,
Опоившей приворотной водой.

У отца её крепки ворота́...
Что могла тебе я дать, сирота?..

Берегов не хватит - слёзы вместить.
Только слёзы у реки не в чести.

Ох ты, матушка ведунья-река!
Пена волн твоих кудрява, легка!

Устелила изумрудной травой
Донный камень под моей головой.

Занимается заря вдалеке...
Осыпается мой след на песке,

На краю родимой русской земли,
Где для нас цветы и песни цвели.

Крест нательный на ладони держу.
Сонных рыб своей молитвой бужу...

Как сумел меня ты, милый, забыть?
Только я не уставала любить.

Ты придёшь, опустишь пальцы ковшом
И омоешься моею душой.

А глоточек пожелаешь испить,
От любой волшбы смогу исцелить!

Неспроста осока так высока.
Неспроста в тумане дышит река.

Неспроста молчат глухие леса.
Я зову тебя, смотри, я - русал...
            ...ка

_^_




* * *

На кукушкиной зорьке начинается путь.
Оттого ли так горько отзывается грудь?
Оттого ли лесная тянет сыростью даль?
Оттого ль и весна мне обещает печаль?
Оттого ль на болоте при ущербной луне
Голос серенькой плоти
          словно плачет по мне?..

................

24 марта - Кукушкина зорька (народный календарь)

_^_




БАБКИНО  ДЕРЕВО

        Владимиру Квашнину

Пахнет ладаном, пахнет старостью,
Чистотой и опрятностью дней,
Вековою крестьянской усталостью,
Что не в брёвнах, а в рёбрах больней.

Пахнет домом, но в чудо не верится.
И тянусь я хоть что-то понять...
Я - всего только бабкино деревце
И могу лишь листвою линять.

Да, от ветра дугою, неистово
По намокшей скворешне хлестнуть.
Промелькнуло вчерашнее быстро так.
Знаю я, что его не вернуть.

Здесь и внуки успели уж вырасти,
И хозяйка - на том берегу.
Этот домик болеет от сырости.
Жаль, спасти я его не могу.

Ни укрыть от дождя зарядившего,
Ни метёлкою вымести двор...
Я - лишь ветка, к оконцу приникшая.
Обо мне ли теперь разговор.

Вот, удачной покупкой утешенный,
Затворил покупатель окно.
- Понаделала бабка скворешен,
Да птенцы разлетелись давно.

_^_




НИКОЛАЮ  РУБЦОВУ

Бегут и бегут перелески,
Стемнело в вагонном окне.
Глядят семафоры-подвески:
Куда это вздумалось мне?..

Уютно звенит подстаканник,
Стучит под ногой колесо.
Я нынче счастливый изгнанник,
Избранник полей и лесов.

Зовёт меня рай комариный,
Угорье и храм над рекой
С проросшей на крыше осиной,
Щемящий вечерний покой...

Черёмуха манит в овраги,
В окошках горят огоньки.
Мне здешнего хлеба в сельмаге
Предложат из серой муки,

Напоят чайком и расспросят
В последней у речки избе:
- Надолго ль? а может, не гостем?..
Нашёл бы работу себе...

Хозяйскую скатерть разглажу
И тихо промолвлю в ответ,
Что рад бы, но с бытом не лажу,
И денег отстроиться нет.

Пора мне... Чуть стукнет калитка...
Дорога. Туман. Тишина.
А в небе свернулась улиткой
Над спящей деревней луна.

_^_




ЛЕТО  НА  СЕВЕРЕ

        А. Болгову

Лето северных островов,
Час блаженства природы нищей.
Этот край к чужакам суров,
Для своих здесь - и дом, и пища.

Дедов остров* хранит вода,
Что не только на вид студёна.
Тащит Су́хона лес, суда.
Баржа тянется вдоль затона.

Здесь по солнцу идут часы.
Здесь текут в Заполярье реки.
Над разливом, испив росы,
Облака закруглились "в греки".

Здесь затихла моя тоска.
Чья-то лодка плывёт к причалу...
И верней не найдёшь куска,
Лишь его заслужи сначала.

Разгрузи от леща баркас,
Рыбу - в вёдра, и вымой днище.
Здесь народ на улов глазаст
И спокойной воды не ищет.

Здесь, на острове, долгий день
Над рыбацкой избой курится,
А рукав подлинней надет
Не к тому, чтоб складней лениться.

Ветерок поутру кусач -
Стылый пасынок океана.
Горький привкус от неудач
Выдувается покаянно.

Был на Троицу звон густой,
А к Успению - звон печальный.
Здесь на Божий взяты постой
Скит да пу́стынька изначально.

Здесь мошкой именуют гнус,
Здесь не жалятся, но жалеют,
А ненужная роскошь - грусть
Лишь под утро кольнёт: болею...

Здесь морошки наешься впрок
И забудешь огни столицы.
Здесь привычней свистит юрок
Голоска городской синицы.

Лето северных островов
Отцветёт по-девичьи кратко,
Но запомнится, как любовь,
Всё отдавшая без остатка...

__________
*Дедов остров - хутор в Тотемском районе Вологодской области.
Расположен на острове посередине реки Сухона. На нём находится
заштатный мужской монастырь Троицкая Дедова пустынь.

_^_




ВЕНОЧЕК

Не для тебя я венок плела,
Обед несла не тебе.
Не для тебя я жила-была,
Хранила очаг от бед.

И шёпот свой не мешала с твоим,
В окне не зажгла огня...
Одной руки не подать двоим,
Да ты и не звал меня.

Мой дом не помнит твоих шагов,
Ни рук, ни весёлых глаз.
Моя тропинка узка с боков,
Вместить не смогла бы нас.

Ни в боль, ни в радость,
Ни в смех, ни в грусть,
Ни в осень, ни в свет весны -
По лунной дорожке мне выпал путь
В твои пробираться сны...

Слова ли песен моих влекут?..
Но ты, гуцул, погоди...
И если вдруг к столу позову,
То с краю, где дверь, садись...

Смотри, дружок, не распутать пут,
Увязнешь - заест тоска!..
А русские реки текут, текут...
Они так текут века.

Дорога тебя приведёт к реке,
Волна там легка, как шёлк!..
И вот венок мой в твоей руке.
Зачем он тебя нашёл...

_^_




* * *

Душа истомилась по снегу -
Всё мороси серые льют...
А где-то - успела Онега
Сквозь лёд продышать полынью.

Там - чьё-то крыльцо завалило,
Рыбалка рискнуть позвала.
Развёрнуты снасти, грузило:
Ну с Богом, была - не была!..

А где-то уральские дали
Буранные песни поют,
И милый застенчивый Палех
Под иней запрятал уют.

На вздохи наложено вето!
Душе испытанием - жизнь.
Дожить бы скорей до рассвета,
До позднего света дожить...

Взглянуть бы достойно и просто
На мысли свои и дела.
Ведь самый заснеженный остров
Не бел, раз душа - не бела!..

Всё, данное Господом, нужно.
И - верю! - по силам дано.
День-два - и над Яузой - вьюжно,
И смотрит синичка в окно!..

_^_




ЗИМНЕЕ  ОКНО

В разгаре средне-русская зима.
День тонет в облаке. С небес струятся хлопья.
Ольшаник у забора поднял копья.
По самый нос укутаны дома.

Метёт с утра... Из форточек - парок.
Ждёт на столе распахнутая книга.
Взвилась в окне метельная квадрига.
Анфас сосны внушителен и строг.

Весь мир - театр!.. Дают большой балет.
Берёзки дружно встали на пуанты.
Жасмина куст на брови тянет плед.
Январь готовит с видами буклет,
И слышится: Чайковский.
          Вальс.
            Анданте.

_^_



© Ольга Флярковская, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]