[Оглавление]


[...читать полную версию...]


ЭЙ,  ДЖУЛЬЕТТА!

Музыкальная трагедия в 2 актах



Действующие лица:

Ромео Монтекки, 49 лет, преподаватель балета
Лоренцо, 99 лет, францисканский монах
               Эти две роли исполняет один актер.

Джульетта Монтеки, 43 года, из дома Капулетти
Лукреция Монтекки, 14 лет, дочь Ромео и Джульетты
Бывшая няня Джульетты, 90 лет
               Эти три роли исполняет одна актриса.

Покойный Вильям Шекспир, английский поэт и драматург.

Действие происходит в Вероне, Италия, в 1623 г.



Акт 1


Квартира семейства Монтекки, а точнее - убогая спальня, служащая еще кухней и обеденной. Интерьер - в соответствии с эпохой, много картин на стенах. На обломках колонн натянуты бельевые веревки. Все, до последней детали - в самой реалистической манере, но не так уж слишком точно соответствует эпохе. В центре комнаты - большая двуспальная кровать, с набросанными на ней вещами. Она наклонена в сторону зрителя. По обе стороны кровати - табуретки, нагруженные разной мелочью и конфетами. В комнате есть еще обеденный стол и 2 стула. В передней части сцены - маленький косметический столик. Вся мебель - видавшая виды.В углу - железная кухонная плита, на которой - таз с грязной посудой. Перед плитой - бельевая корзина. Обстановка свидетельствует о бедности и вечном беспорядке, следах былой роскоши. Повсюду разбросаны мелкие вещи, - подсвечники, статуэтки, бутылки, и т. д. Сбоку - окно с поломанной шторой под ним - ящик с ненужными вещами. Первая входная дверь - в глубине сцены, по сторонам - вход в комнату Лукреции, и в ванную. Существует возможность входа не через двери для духа В. Шекспира, который проходит, как это принято у духов, через стены.

Одежда действующих лиц - в соответствии с эпохой, но не слишком точно, с намеками на одежду героев пьесы Шекспира.

Утренний сумрак. Луч солнца через окно падает на кровать, в которой спят супруги Монтекки. Они закутаны в одеяло так, что их почти не видно. Музыка соответствующая историческому периоду сочетается с храпом Ромео, и становится ее частью.

На улице кричит мужчина. Музыка продолжается.

Ромео (приподнимается на кровати, долго зевает. Его грузное тело - в цветной пижаме, глаза завязаны носком - от солнца. Он снимает с живота грелку, в одном тапке плетется с полузакрытыми глазами к окну, и ругается):

Porca Madonna! Ma che porcheria puzza! Ma che stupida porca mizeria l"ka messo qua!

Открывает окно и в полусонном состоянии бросает тапок на улицу. Мужчина на улице с криком убегает. Ромео роется в куче грязного белья, ищет носки, но находит лишь 1.

- Где мои носки? Джульетта...

(Джульетта не отвечает. Ромео надевает перевязь со шпагой).

- Где мои носки? Вечером же были, Джульетта, ну были же, ну где?

Джульетта (из-под одеяла): Папашка! Ну не знаю я!

Ромео: Извини, не хотел тебя будить.... Спи, птичка... один носок... один

(Обнаруживает второй на своей шее, заходит в ванную с приступом кашля. Громко чихает).

Джульетта в ночной рубашке садится за косметический столик. Меняет парик, на другой, расчесанный, тоже светлый. Она садится напротив "зеркала", то есть пустой рамы и смотрит в зал, как бы в зеркало. Занимается уходом за лицом. В ванной слышатся крики Ромео.

Джульетта: Папашка! Оставь мне воду! (Подходит к плите) Тебе кофе сделать?

Ромео (из ванной): Да, очень горячий! Очень -очень.

Ромео (Выходит из ванной в полном облачении, в парике с длинными волосами. Делает балетные па с грелкой): Раз два три - шаг вперед, шаг назад. Грациозно! Баланс! Опля! Раз-два...

Джульетта: Папашка, только тихо, ладно. Как бы мне голова с утра не заболела.

Ты будишь Лукрецию. (Готовит скудный завтрак, накрывает на стол).

Ромео: Тоже мне... беспризорная! Вернулась вчера в три часа ночи на четвереньках. Твоя дочка! В усмерть пьяная!

Джульетта (чистит большую редьку. Очистки падают на пол): Она там одна?

Ромео (заглядывает в комнату дочери): Откуда я знаю? Она под кроватью. Беспризорная! Вчера написала углем на белой стене во дворе "Да здравствует ничего!".

Джульетта: Что это значит?

Ромео: По-видимому, снова что-то против родителей.

Джульетта (сердито): Может, ты уже снимешь эту идиотскую грелку, ты собираешься с ней обниматься целый день?

Ромео (бросает грелку): А что такое?

Джульетта (пытается закрыть дверцу духовки, но она все время открывается - в течение всего спектакля): Проклятая духовка! Santa Maria degli spazzamini! Porca mizeria! Папашка, когда ты ее починишь?

Ромео: Завтра (обнимает Джульетту сзади).

Джульетта (силой высвобождается): Папашка, оставь это. Чего вдруг, утро же! Ты же знаешь, что это меня нервирует. Прекрати! Ну что с тобой случилось?

Ромео: Да просто у меня хорошее настроение, дорогая! Что, мне уже и повеселиться нельзя? У меня прекрасная семья, любящая жена, красавица! Господи, я влюблен как тогда, в первый раз, когда мы встретились на балу. Что ты мне тогда сказала? (Садится за накрытый стол. Декламируя, с хрустом жрет редьку)

К чему здесь эти свечи?
Их жалкий свет -- ничто в сравненье с ней!
Из мира снов, созвездий и теней
Она явилась к нам на этот вечер...
Вы ангел, леди, сказочный алмаз,
Надетый гордым мавром напоказ. 1 

Джульетта (садится, невнимательно просматривает нечто вроде пожелтевшей газеты): Папашка! Хватит! Брось эти глупости! У меня на тебя никаких нервов не хватает! Папашка! Снова ты начинаешь?

Ромео: Ну говори же, светлый ангел, говори еще. Ты светишь мне во тьме ночной. Опля! (Выливает на себя кофе)

Пауза. Ромео чистит костюм.

Джульетта: Ты жрешь как свинья! Поэтому ты такой жирный. Втяни пузо!

Ромео (нервно): Я уже давно втянул.

Джульетта: Я не могу каждое утро стирать.Прислуги у меня нет, домработницы нет, я одна...

Ромео (пробует кофе, презрительно): Этот кофе уже один раз пили!

Джульетта (не отрываясь от чтения): Очень смешно!

Ромео: Нюхает кофе: Погоди, что это мне напоминает? Мантуя, яд у аптекаря, которым я хотел отравиться, помнишь?

Джульетта: Снова об этом? Папашка, сколько можно об одном и том же?

Ромео: Погоди, сеньора Монтекки!Какой это был день?

Джульетта: (рассеянно), 9, 9 с половиной...

Ромео: Юбилей! У нас сегодня юбилей, любимая!

Джульетта: Не люблю я спорить по утрам.

Ромео: Мы поженились, дорогая, ровно 30 лет тому!

Джульетта: Ну и хорошо. Вся эта твоя болтовня, это все не так.

Ромео: Да спроси хотя бы у своего духовного отца, этого проклятого мошенника, что усыпил тебя на могиле, Лоренцо тебе скажет, что ровно 30 лет прошло.

Джульетта: Ты можешь заткнуться? Мы покончили с собой 16.10.1594, так?

Ромео: Ну?

Джульетта: А сегодня какой день?

Ромео: Да, ну так немножко меньше... Юбилей 29 лет и месяц...

Джульетта: И еще 2 недели.

Ромео: И еще день. Но это ведь много, да?

Джульетта: Я могу почитать спокойно газету? (читает). Тоже мне, "юбилей".

Ромео: А ты помнишь весь этот балаган на кладбище? Смешно! Если б ты пришла в себя минутой позже, я бы считал тебя мертвой, не приведи Господь, я бы, клянусь Мадонной из Падуи, выпил яд аптекаря одним глотком.

Джульетта (рассеянно читает): Ну, пей уже свой кофе!

Ромео: Чтоб я так жил! Опоздали бы на минуту - и все! Нету Ромео. Ты не слушаешь!

Джульетта: Да слушаю я. Аптекарь, яд, нету Ромео. (Смотрит на него) Папашка, ты хочешь сказать, что если бы я на минуту опоздала, не дай Бог... ты...

Ромео: И нету!

Джульетта (задумавшись): Да, странно. Как ты все это помнишь?

Ромео: Я помню, как будто это сегодня случилось. Ты была такая красивая там, в могиле, в фате, с розмарином, как мраморная статуя... так красиво...

Джульетта (невнимательно читает): Да, это очень важно, этот мрамор...

Ромео: И вдруг ты начала двигаться. Почесала колено. Я так испугался! Я был очень напряжен из-за этого твоего ухажера, что подкрался к могиле, Парис...

Джульетта (заинтересованно): Да, Парис! Какой мужчина был!

Ромео: Давай не будем об этом, ладно? Я убил его в честном поединке (делает выпад шпагой). Дай мне шпагу, юноша! Пасадо! Понте реверсо!

Джульетта: Папашка, ты заколол его со спины, разве нет?

Ромео: Да, я же сказал. Пасадо... Понто... Реверсо... В спину...Кофе уже холодный.

Джульетта: Не холодный.

Ромео: Холодный.

Джульетта: Не холодный.

Ромео: Холодный.

Джульетта: Не холодный.

Ромео: Холодный.

Джульетта: Так ты говоришь - если бы я на минуту опоздала....

Ромео: И нету.

Джульетта: И нету (ставит грязную посуду в тазик). Жаль.

Ромео: Что жаль?

Джульетта: Все жаль. Вообще.

Ромео: Жаль, говоришь? Я помню, что говорил мой отец в ту ночь - "из-за этой потаскушки мой сын чуть себя не убил".

Джульетта: А мой отец покойный говорил: "Впервые в семье Капулетти появился дегенерат".

Ромео: Твой папа еще кое-что говорил. Он рассказывал всем, что лучшая месть семейству Монтекки - это выдать им замуж змею, то есть тебя. Извини, ха-ха-ха.

Джульетта: (кладет вещи в бельевую корзину) У папы было чувство юмора.

Ромео: Было, было. Еще какое было! Правда, кроме этого, у него ничего не было. Приданое? Холера! Только чувство юмора, больше ничего. А твоя старая нянька еще меня подталкивала, черт бы ее побрал.

Джульетта: Оставь в покое эту старую ведьму.

Ромео: Она шептала мне на том скучном балу: "Кому удастся заполучить Джульетту, у того в карманах всегда будет звенеть". Всегда, а? Porca Madonna che fregattura! (Встает, разгневавшись) Я - Ромео Капулетти, из лучшего дома Вероны, вынужден зарабатывать на хлеб уроками балета, в то время как семья моей жены просто лопается от денег!

Джульетта: Я тоже не думала, что выхожу самуж за нищего. "Сын Монтекки - богач". Ха-ха-ха!

Ромео: Куда ты идешь?

Джульетта (одевается): В лавку. Так как ты жрешь, надо мула нанимать, чтобы всю лавку сюда привезти.

Ромео (скучно): Возьми редьки.

Джульетта (скучно): Если мне еще дадут в долг. Помой пока посуду со вчера.

Ромео: Почему я всегда?

Джульетта: Потому что нет домработницы!

Ромео: Все бегут из этого дома.

Джульетта: Потому что ты им не платишь. Какой бардак в доме! Вонь! (Пинает очистки редьки, валяющиеся на полу). Что тебе готовить?

Ромео: Что хочешь.

Джульетта: А все-таки?

Ромео: Я знаю?

Джульетта: Ты уходишь?

Ромео: Может быть.

Джульетта: Куда?

Ромео: У меня тут есть кое-что.

Джульетта: Когда вернешься?

Ромео: Вернусь.

Джульетта: Только не опаздывай. (Целует мужа в затылок)

Ромео: Редьку.

Джульетта: Посуду! (Выходит из главной двери)

Ромео надевает передник и начинает мыть щеткой и тряпкой, но без воды, посуду в тазике. Музыка неаполитанской песни "Вернись в Сорренто". Роме поет с большим чувством, и моет посуду. Начинает петь по-итальянски, или что-то вроде этого, затем переходит на русский:

Ночной эфир струит зефир
Но не отмыть сухой кефир.
А в чайнике сплошной закал.
Но кто же мою щетку взял?

Нет, не отмыть сгоревший жир,
Ко дну прилип сухой кефир,
И все я должен отскребать.
О, где же сил на это взять?

Через дверь ванной входит Лукреция, пьяная и сонная. На ней цветные тряпки, волосы растрепаны, и повязаны ленточкой. За спиной - гитара. Говорит хриплым шепотом.

Ромео (отчитывающим тоном): Вот в такое время встают? Где ты шлялась всю ночь, дорогая дочь? Снова болталась с каким-нибудь орангутангом?

Лукреция (равнодушно): Не твое дело.

Ромео: Что?

Лукреция: Не твое дело.

Ромео: Ты уже уроки сделала? Беспризорная!

Лукреция: Скотина (идет в ванную).

Ромео поет с большим чувством:

Ну почему Вероны знать
Должна кастрюли отскребать?
Я же все-таки Монтекки -
Мне дойти бы до аптеки.

Няня (с шумом входит через главную дверь. Бодрая разговорчивая старушка вооружена большим веером и палкой. На ее шее - большой крест, который она часто целует):

Джульетта дома?

Ромео (чуть ли не падает в зал): Нету! Садись!

Няня: Джульетта дома?

Ромео: Нету! Успокойся, матронита.

Няня (тяжело дышит, усаживается): Стыд и позор! Ее старая няня, которая ее вырастила, мыла ее розовую попку, должна входить в ее дом тайно! Что, я виновата, что вы поженились, скажите, господин Ромео?

Ромео: Сейчас это неважно. Как здоровье моей дорогой тещи?

Няня: Синьора Капулетти?

Ромео: А что, у меня еще одна теща есть, матронита?

Няня: Я просто киплю от возмущения. Кто устраивал тайные встречи ради этой девки, кто заботился каждую ночь о веревочной лестнице? Al diavolo! Ma quardami che merda!

Ромео: Моя теща, синьора Капулетти, больна?

Няня: Что?

Ромео: Больна?

Няня: Что?

Ромео: Больна?

Няня: Что?

Ромео (кричит): Больна?

Няня: Эта потаскуха, Джультетта, дома?

Ромео: Нету.

Няня: Твою Джульетточку тянуло к мужикам с 11 лет. Клянусь святой Мадонной, она высматривала с балкона - нет ли где голого мужчины? Мамма миа! Да она просто была нимфоманкой, твоя Джульетта!

(Ромео сидит как на иголках, вытаскивает шпагу до половины, засовывает, снова вытаскивает).

Няня: Я ее спрашиваю - Джульетточка, что ты там высматриваешь? Ты что, этого не видела на картинах на стенах? Так слышите, синьор Ромео, как раз напротив дома загорал на солнышке совершенно голый служитель нашей церкви. Гонорио его звали. Так я ее спрашиваю - что ты там видишь, что нибудь новенькое? Так она отвечает: нет, нового под Гонорио (оглушительно смеется) - вот что она мне ответила.

Ромео: Моя теща, синьора Капулетти, больна?

Няня: Так эта сучка смотрит с балкона вниз и говорит: Нет, нового под Гонорио.

Ромео (рычит): Basta! Она больна?

Няня: Кто?

Ромео: Сеньора Капулетти, старухе уже 80 как минимум, должна же она быть хоть немного больна...

Няня: Смотрит эта сучка с балкона и говорит: Нет, нового под...

Ромео: Б о л ь н а?

Няня: Да.

Ромео: Слава Богу! Грациас, мольте грациас! (садится рядом с няней). Бедная моя теща! Она очень больная?

Няня: Ревматизм.

Ромео: И все?

Няня: А что это вас так волнует? Каждый день вы задаете один и тот же вопрос. Мои старые ноги уже подкашиваются от ежедневного хождения к ней. (Поднимает юбку). Смотрите, какие вены.

Ромео: Не надо! Она набита деньгами, синьора Капулетти, полная корзина золотых, повсюду, в чулках, в матрасах, под... (кричит) ни слова!

Няня: под Гонорио... Да, она очень богатая, синьор Ромео. Деньги, деньги, повсюду деньги.

Ромео: Джульетта просто идиотка! Она не разговаривает со своей богатой мамашей со дня нашей свадьбы.

Няня: Она не может простить матери, что та недостаточно сопротивлялась ее женитьбе. (Вдруг кричит): Деньги, деньги!

Ромео: Но у нее хоть тяжелый ревматизм?

Няня: Очень тяжелый. Она уже двигаться не может.

Ромео: Мне очень жаль.

Няня: И мне тоже. Деньги. Я должна ее таскать каждый день своими старыми руками, вверх по лестнице, вниз, вверх, вниз.

Ромео: Она тяжелая?

Няня: Вверх...

Ромео: Тяжелая?

Няня: Вверх...

Ромео: Тяжелая?

Няня: Вверх...

Ромео: (Кричит) Тяжелая?

Няня: 25 кило с одеждой. Летом было 20, но она потяжелела. Я ей варила куриный бульон...

Ромео: Так это что, санаторий?

Няня: Если она, не дай Бог, умрет, вы будете единственными наследниками. Деньги, деньги.

Ромео: Она и вам что-нибудь оставит, матронита.

Няня: Думаете?

Ромео:Конечно! Она не забудет вас в своем завещании, я уверен. Скажи, матронита, ты никогда не падала с лестницы?

Няня:Бывало.

Ромео: Вверх, вниз. (Обнимает ее)Небольшой пируэт, она спотыкается, не дай Бог (крестится), катится вниз, (льстиво) нет нового под Гонорио

Няня: Так эта сучка смотрит с балкона а там, слышите, синьор Ромео, как раз напротив дома загорал на солнышке совершенно голый служитель нашей церкви. Гонорио его звали. Так я ее спрашиваю - что ты там видишь, что нибудь новенькое? Так она отвечает:нет нового под Гонорио (оглушительно смеется) - вот что она мне ответила. Господин Ромео! Папашка, что с вами?

Ромео (щекочет ее сзади, няня игриво отбивается палкой): Матронита баловница.

(Веселая музыка, оба поют и танцуют - медленно, учитывая возраст няни)

Раз два три четыре пять
Вышел зайчик погулять
Будет заячий паштет
Хочешь кушай, хочешь нет.

Из зайчихи пожилой
Сварим мы бульон густой
Будем есть и выпивать
И зайчиху вспоминать

Заканчивают петь и весело смеются. Падают на пол.

Ромео: Мамаша, я от тебя просто балдею!

Няня: О, Господи!

Ромео: Вы просто излучаете женственность, матронита. Я вас люблю.

Няня: Мадре миа! А как же жена?

Ромео: Джульетта - это просто клуша. Она мне с самого начала не понравилась.

Няня: Что вы говорите, сеньор Ромео!

(Перешептываются со смешками)

Ромео: Да где там! Не была она девственницей!

Няня: С чего бы ей быть? Столько мужчин...

Ромео (обнимает ее): Парис, да? Он был первым?

Няня: Синьор Парис! Красавец-мужчина был. Не то что вы, синьор Ромео.

Ромео: Да, очень симпатичный был парень. Я его убил. (Крестится)

Няня: Да, да, много, много.

Ромео: Да, было время...Но не Беневолио, да? Мой друг со мной так бы не поступил. Скажи, что нет, ну скажи!

Няня: Да, да.

Ромео: Нет.

Няня: Да.

Ромео: Кто бы у нее первым? Ну, скажи, ты же знаешь, пожалуйста!

Няня: Ладно. Но только между нами. Она здесь? Нет (тянет его в сторону). Однажды, слышите, синьор Ромео, много лет тому, эта сучка смотрит с балкона а там, слышите, синьор Ромео, как раз напротив дома загорал на солнышке совершенно голый служитель нашей церкви. (Ромео рыдает) Гонорио его звали. Так я ее спрашиваю - что ты там видишь, что нибудь новенькое? Так она отвечает:нет нового под Оливо (оглушительно смеется) - вот что она мне ответила. Я вам об этом говорила?

Ромео: Нет

Джульетта (снаружи): Папашка? Ты дома?

Няня в панике подскакивает и бегает из угла в угол: Ой, она вернулась. Если она меня здесь увидит... Господи! Святая Мадонна, помоги!

Ромео (в панике): Не туда! Через окно! Быстро! Мне не нужны потасовки в доме! (Тащит ее к окну и помогает взобраться на подоконник. Она исчезает за окном). Если ты случайно упадешь с лестницы, не дай Бог, так я здесь, уйма денег для нас обоих... под Гонорио.

Няня (появляется в окне): Так эта сучка смотрит с балкона, а там...

Ромео (сталкивает ее обратно): Держись, матронита! Я тебя люблю... приходи завтра в черном платье!..

Ромео поет и танцует с палкой, забытой няней:

Раз два три четыре пять
Вышла няня погулять
У старухи денег - жуть -
Надо стерву подтолкнуть -
С лестниц всех покатится -
Нам добро достанется.
Перейдет нам капитал,
Лишь бы Бог ее убрал.

Джульетта (снаружи): Папашка, ты там один?

Ромео с ужасом обнаруживает у себя в руках палку няни. Он с помощью палки вылезает через окно.

Джульетта: Папашка! Иди помоги мне! Что, я должна одна все это тащить? (Входит с небольшой корзинкой продуктов). Эй, Ромео! (Гитара в ванной издает шумный аккорд. Джульетта орет) Может ты уже выйдешь оттуда? 14 лет, валяешься целый день в ванной! Я в твои годы была уже почти вдовой! (про себя) Бог меня наказал этой девицей! И как она собирается замуж выходить? (Орет) Выйди оттуда! Иди делать уроки! Беспризорная! (Стук в дверь). Ой, я забыла! Лоренцо! (Бежит к двери) Отец Лоренцо! Заходите, его нету.

Лоренцо (в черной мантии, покрывающей почти все лицо. На голове тонзура католического священника. Старик совершенно выжил из ума): Я бы не хотел с ним встречаться, дочь моя (натыкается на стул и оба чуть не падают).

Джульетта (поддерживает его все время): Его нет дома, santo mio padre.,

Лоренцо (усаживается): Я его боюсь. С тех пор, как я вас тайно повенчал - по вашей просьбе, не забывайте! - он со мной не разговаривает. А на улице камешки в меня кидает!

Джульетта: Извините за беспорядок, святой отец! Наша домработница в отпуске за свой счет.

Лоренцо: Как зовут этого босяка, я забыл.

Джульетта: Ромео (подает ему стакан красного вина).

Лоренцо: Да. Когда-то, много лет назад, он был симпатичным. Вечно в черном, ходил по дворцу с книжкой: To be or not to be, that is the question...

Джульетта: Это немного другое, святой отец.

Лоренцо: Так это не он был с черепом?

Джульетта: Нет.

Лоренцо: Почему?

Джульетта: Это длинная история, святой отец.

Лоренцо: Прошло столько времени - всего и не упомнишь. Зачем я пришел? Зачем ты звала меня, дочь моя?

Джульетта (приносит одеяло и садится у его ног): Я хочу исповедаться, святой отец.

Лоренцо: Это можно, это всегда можно. Садись ко мне поближе, дочь моя. Святая церковь требует близости. (Обнимает и лапает ее постоянно). Это дело весьма ответственное, дочь моя. Подъем духа. Как я уже говорил в оригинале, стр. 65:

Две яркие звезды с небес упали
И умоляли, чтоб ее глаза,
Как две звезды, на небе засияли.
Ах, если б было так, то звездный блеск
В сравнении с румянцем этих щек
Поблек бы, словно лампы огонек
При свете дня, и глаз ее огонь
Светил бы сквозь воздушное пространство
Так, что, забыв про ночь, запели б птицы! 2 

Джульетта: Это еще что?

Лоренцо: Не знаю. Что-то про погоду. А что ты меня все время обнимаешь там внизу, дочь моя?

Джульетта: Я хочу исповедоваться, святой отец.

Лоренцо: Так что ж ты молчишь? Я же не могу читать твои мысли. Говори, Офелия

Джульетта: Джульетта.

Лоренцо: Какая разница! Давай!

Джульетта: Святой отец! Я не люблю своего мужа!

Продолжительное молчание.

Лоренцо: И это вся исповедь?

Джульетта: Да.

Лоренцо (рассерженно): И для этого ты меня звала? Об этом надо исповедоваться? А кто любит своего мужа? (Пытается встать). Если в ближайшее время произойдут изменения и ты вдруг его полюбишь, извести меня. А пока (крестит ее), я прощаю тебя во имя отца, сына и святого духа, и всех остальных...

Джульетта: (Встает, усаживает его на место) Нет, святой отец, это не просто так. Я его терпеть не могу!

Лоренцо: Кого?

Джульетта: Ромео.

Лоренцо: Этого в черном с черепом?

Джульетта: Да. (становится на колени) вы знаете, какое это чувство, падре, когда в один прекрасный день выясняешь, что твой муж - полный идиот.

Лоренцо: Нет, я этого еще не испытал. У меня когда-то был датский дог - с большими пятнами под глазами. Когда я говорил ему "Сидеть!", этот идиот подпрыгивал. Его раздавила карета. Бедное животное. О чем мы говорили?

Джульетта: О моем идиоте.Я просто не могу его слушать. Я от него засыпаю, я просто выхожу из себя из-за его полного равнодушия. Вы можете подвинуть руку?

Лоренцо: Почему бы и нет (двигает рукой, которой ее непрестанно ощупывает).

Джульетта: Он всегда был идиотом, даже когда за мной ухаживал.Но все это пролетело так быстро...

Лоренцо: Спешка - мать всех грехов.

Джульетта: Не перебивайте!

Лоренцо: Извини.

Джульетта: Уже на нашей первой встрече, когда он подобрался ко мне в костюме паломника, он уже говорил глупости, помните?

Касаться божества рукою грубой
Смиренному скитальцу не годиться.
На этот случай у меня есть губы,
Готовые к святыне приложиться...

Ну что это такое? Разве так нормальные люди разговаривают?

Лоренцо: Да, помню. Он действительно идиот. Но если я не ошибаюсь, ты тоже в то время несла подобную чушь.

Джульетта: Я была обязана, святой отец, в то время все так говорили, все действующие лица. Тогда это было в моде. Но тогда у него хотя бы были волосы на голове и на 40 кг меньше. А сегодня рыцарь моей мечты выглядит как клоун, жрет редьку днем и ночью как кролик, спит в носках, и вдобавок ко всему мой любимый муженек влюблен в свою грелку...

Лоренцо: Влюблен?

Джульетта: Да. Плотской любовью. Он даже ее назвал: Лиза! Лиза! Грелку! Лиза!

Лоренцо: Лиза! Хорошее имя.

Джульетта: Он спит с ней всю ночь!

Лоренцо: Да, эти датские принцы...

Джульетта: Нет, он Ромео Монтекки, падре.

Лоренцо: Ну да, конечно. (Вдруг кричит) Лежать!

(Джульетта становится на колени у его ног)

Лоренцо: Так что с твоим мужем, дочь моя?

Джульетта: Он импотент, святой отец.

Лоренцо: И ты, Брут!

Джульетта: Нет, это не отсюда.

Лоренцо: А откуда?

Джульетта: Это долгая история.

Лоренцо: Жаль. Так ты говоришь, у него сексуальные проблемы? А у кого их нет? Это всемирное явление. Да и я уже не тот, что был в 80, если память мне не изменяет...

Джульетта: Вот уже 29 лет он изображает из себя страстного любовника, а как доходит до дела, так он говорит: "Мне не до того, у меня голова болит".

Лоренцо: Помнится мне, что для этого дела нужна не голова, а...

Джульетта: Вот именно! Я прошу избавления, падре. Я боюсь, что сделаю нечто ужасное.

Лоренцо (обнимает ее): Ситуация нелегкая, дочь моя. Так он тебя не любит, говоришь, этот принц датский?

Джульетта: Он любит только себя, редьку и свою Лизу.

Лоренцо: Этот вечный треугольник.

Джульетта: Я уже вся измучилась. Я - верная дочь церкви, вера - это моя опора, но с другой стороны я просто помираю по мужику.

Лоренцо: Да, пришло время. (Задумывается) С другой стороны, это страшная опасность, дочь моя. Человек слаб, а соблазны велики.Плотская страсть может восторжествовать над человеком, инстинкты воспламенятся. Вот, я снова чувствую (продолжает ее активно тискать).

Джульетта (пытается высвободиться): Лорик, оставь меня, ты что, с ума сошел? Муж может вернуться в любую минуту. Не сейчас, Лорик!

Лоренцо (хватает ее за юбку):Я еще не такой старый, ты можешь меня испытать. Дьявол плотских утех!

Джульетта (высвобождается): Лорик, оставь меня в покое. Я от тебя ждала лишь совета.

Лоренцо (встает): Совета? Ступай в монастырь, Офелия!

Джульетта: Зачем?

Лоренцо: Там есть много монахов, с которыми можно втихаря договориться. (Падает вперед, Джульетта пытается его удержать) Ну, ты видишь, что ты наделала? Я чуть не упал прямо в зрительский зал. (Усаживается) Вообще-то у меня есть в городе несколько приятелей, которые днем с огнем ищут свободных девушек. Погоди, я о таком слышал пару дней тому, у меня феноменальная память... Вспомнил! Монтекки, преподаватель балета! Он как раз искал...

Джульетта: Это мой муж.

Лоренцо: Тогда это не для тебя. Молись, дочь моя, много молись.

Джульетта: Может, вы мне запишете, святой отец, прежде чем уйти.

Лоренцо:Да, это не помешает. Перо!

Джульетта приносит перо и бумагу.

Лоренцо: Молись - это единственное спасение в твоем положении. (Пишет) "Отче наш" - три раза в день.

Джульетта: До еды?

Лоренцо: До. И 5 раз "Аве Мария" вечером. Пока этого достаточно. А если я тебе кого-нибудь найду, мы увеличим количество молитв.

Джульетта: Спасибо. (Целует ему руку)

Лоренцо: Благословляю тебя, Офелия, во имя отца, и сына, и святого духа и всех остальных. (Поет дрожащим голосом "Аве Мария").

Звучит "Аве Мария" Шуберта.

Джульетта проникновенно поет, стоя на коленях. Лоренцо остается позади, подпевая:

Аве Мария! Дева святая!
Как ты справлялась с этим - не знаю
Если меня от мужа тошнит,
Как сохранить достойный мне вид?

Ты доказала, Мария, нам всем
Что можно родить и без мужа совсем.
Санта Мария, тайну открой
И унесу ее я с собой.

Лоренцо: Jesus Christ, Superstar!

Затемнение. Ф-но продолжает играть, переходя к музыке той эпохи. Снова свет.

Вечер

Джульетта (пытается закрыть дверь духовки, но напрасно): Che furbo bastardo! Porca Madonna degli spazzanini!

Стол, накрытый к обычному ужину. Джульетта вынимает из сумки огромную редьку и начинает, как обычно, ее чистить. Шелуха, как обычно, разбрасывается по всему дому.

Ромео (входит): А! (Бросается к грелке на кровати, гладит ее, целует. Джульетта не реагирует). Я сказал "Добрый вечер!" А?

Джульетта: Да.

Ромео (садится): И это все? (Джульетта не реагирует). Муж приходит домой после изнурительной работы, а тебе нечего ему сказать? Хоть бы спросила - может, чего случилось, немного любви к ближнему, а? (Джульетта продолжает молча чистить редьку). Может, есть какие-то проблемы, Может, меня что-то волнует, а? Немного человеческого тепла, заботы, черт побери! Просто спросить как дела, мы же люди все-таки, а?

Джульетта: Ну, что там у тебя стряслось?

Ромео (берет газету): Ничего.

Джульетта (сердито):Так зачем я должна была спрашивать?!

Ромео: Тренировка.

Джульетта: Папашка, знаешь кто ты?

Ромео: Осел, конечно.

Джульетта: Хвост.

Ромео (решает рассердиться): Некрасиво! Называть своего мужа хвостом!

Джульетта: Хвост.

Ромео: А ты - змеюка ядовитая, как твоя мамаша, что пыталась меня отравить.

Джульетта: Неудачно!

Ромео (орет): А, шила в мешке не утаишь!

Джульетта (орет): Можешь его положить туда и снова вынуть.

(Оба орут так, что уже и слов нельзя разобрать).

Ромео: Так не разговаривают с мужем, содержащим семью! Немного повежливей, женщина, я тебе не тряпка! Я твой муж! Заткнись!

Джульетта: А ты не учи меня вежливости, грубиян! Можешь забирать свои вещи и вали отсюда! Я по тебе плакать не буду, идиот! Так разговаривают со слабой женщиной, с давлением? Совести у тебя нет!

(Шекспир входит через стену. Его внешний вид - в соответствии с известным портретом Мартина Драушаута 1623 г. Маэстро весьма сердит. Супруги внезапно обраруживают его и еще некоторое время по инерции продолжают ссору, затем смущенно замолкают. Однако они не очень-то поражены появлению Шекспира).

Ромео: Она первая начала!

Джульетта: Неправда!

Ромео: Сядь!

Шекспир: Мое появление не было бы столь внезапным, господа, если бы не моя мольба к милосердным Небесам. Так что прошу вас прекратить, поскольку я не могу более терпеть этот скандал.

(Супруги продолжают громко ссориться).

Ромео: Как только кто-нибудь появляется в доме, ты устраиваешь скандал! Я этого терпеть не намерен!

Джульетта: Потому что ты идиот! (Бросает на пол тарелку) Ты никогда не умел принимать гостей!

Шекспир: Я прошу вас умерить ваш пыл, господа!

Супруги умолкают.

Джульетта (обращаясь к Ромео): Только этого типа нам здесь не хватало.

Ромео: Все из-за твоих скандалов.

Джульетта: Просто смешно!

Шекспир: Вот уже битый час я мучаюсь, видя это ужасное зрелище, которое вы устроили на сцене без моего разрешения, я от этого просто в могиле переворачиваюсь.

Ромео: Тоже мне, волчок нашелся.

Шекспир: Пусть волчок, добрый человек, но это никак не облегчает моих страданий. Позволю заметить, что вы и ваша супруга несете полную ответственность за мое беспокойное пребывание в могиле. Вашему поведению нет никакого оправдания.

Джульетта: Теперь он будет нудить здесь целую неделю!

Ромео: У него есть право.

Шекспир: Скажу вам откровенно, мои строптивые друзья, вы самовольно и нагло испортили лучшую из моих пьес и превратили ее в пошлый легкий водевильчик, легче пера, вырванного из хвоста какого-нибудь ленивого гусенка, у которого меж зубов еще застряла скорлупа от яйца.

Ромео: У гуся нет зубов.

Джульетта: Послушайте, господин Шекспир, мы весьма ценим, что вы нашли время заскочить к нам, но мы немного спешим.

Ромео: Позвоните завтра, послезавтра...

Джульетта: Будем на связи (выговаривает Ромео) Втяни пузо!

(Между супругами снова начинается потасовка)

Шекспир (с нарастающим гневом): Нет, господа, нет. Я от вас не отстану, пока вы превращаете лучшее мое творение в сплошную фальсификацию.

Джульетта: Что превращаем? Ромео, ты что-нибудь превращал?

Шекспир: Вы превращаете мои классические стихи в базарный треп. Вы превращаете цветы любви, трепетно выращенные мною, в ядовитые сорняки порнографии

Джульетта: Маэстро, при всем нашем уважении к вам....

Шекспир (с нарастающим гневом): Вы об уважении говорите, мадам? (Супруги убегают и влезают в кровать) Господи, послушай! Этот старый идиот - священник, который был здесь несколько минут тому назад, лишь для того, чтобы вывести меня из себя, он даже не в состоянии запомнить имена самых известных героев моих прославленных во всем мире пьес! Вы говорите об уважении, а сами надо мной издеваетесь, милорд!

Ромео: Послушайте, мистер Шекспир, дайте мне сказать хоть слово! Вы ведь сами создали наши характеры.

Джульетта: И вы несете ответственность за все наши проблемы.

Ромео: Так нечего теперь таскаться к нам с жалобами.

Шекспир: С жалобами? Разве я в ваших глазах лишь начинающий обвинитель и сужусь с клиентам о размере вознаграждения? (Встает во весь свой королевский рост посреди комнаты, вытягивает руки. По его могучему корпусу начинают бегать огоньки.) Музыканты, бейте в барабаны! (оглушительный грохот барабанов) Вы получите приказ от властелина мира, низкие люди, приказ, который оспорить можно лишь в могиле. Эй, Ромео Монтекки, эй, Джульетта Капулетти, возвращайтесь к своим первозданным образам, возвращайтесь в мир Мечты и Поэзии, мир, что получили вы от меня! Вот вам мой приказ, подчиняйтесь!

Джульетта: У тебя все?

Шекспир: Да.

Джульетта: Так послушайте, Шекспир... (орет) Тихо там! (бой барабанов смолкает) Уважаемый мистер Шекспир! Мы не в Стратфорде. Если у вас есть профессиональные замечания по поводу сюжета, структуры диалогов и тому подобное, то мы готовы вас выслушать! Но кричать в этом доме могу только я! (Ромео кашляет) А у моего мужа...До этой провинциальной сцены с нашим массовым самоубийством, извините, на кладбище, мы жили по вашей милости. Но с тех пор мы живем сами по себе. Правильно, Ромео?

Ромео: Да.

Джульетта: Так что пришло вам время, маэстро, учиться у жизни, у действительности. Бейте, барабаны!

(Грохот барабанов)

Шекспир (смущенно): Я не подчиняюсь действительности, мадам! Я не сатирик, а прирожденный поэт. Take excuse that dost make in this delay is longer than the table thou dost excuse.

Джульетта (кричит): Перевод!

Ромео: (кричит): Сидеть!

Шекспир (Садится, нервничает): О двух жар-птицах создал я волшебную сказку, о двух ангелах. Вечная любовь представала в моем воображении, а не такое задрипанное семейство.

Ромео: Так что, мы виноваты?

Джульетта: Ведь вы нас поженили в своей пьесе.

Шекспир: Лишь на пару дней, моя прекрасная леди.

Джульетта: Ну и что? Вам жалко, что мы остались в живых? Вам это мешает?

Шекспир: Да, вы живете, но как?

Джульетта (К Ромео): Он своих влюбленных не жалел ни капельки. Антония и Клеопатру он уничтожил...

Ромео: А Отелло и Дездемону?

Джульетта: А Офелию? У него все влюбленные пары помирают!

Ромео: Раз - и нету!

Шекспир (вконец сломленный): Их горький конец, мадам, обусловлен драматургически и это не подлежит аппеляции... меня больше всего волновала проблема сохранения единства времени и места, а не коварные намерения, не приведи Господь...

Джульетта: Это не имеет отношения к делу!

Ромео: Нечего нам мозги пудрить!

Шекспир: Тогда просто смилостивтесь надо мной, безо всякого отношения к справедливости, ведь я желал вам самого лучшего (рыдает).

Ромео (успокаивающе): Ладно, ладно, все это не стоит того, это же всего лишь театр, особых доходов не приносит... (садится рядом). А когда вы, собственно, умерли?

Шекспир: 7 лет тому, да будет мне земля пухом (крестится).

Ромео: (Джульетте) Он выглядит неплохо для покойника.

Джульетта: Я бы ему и пяти лет не дала. Выпьете что-нибудь, господин сочинитель?

Шекспир: Рюмочка водки меня бы приободрила.

Ромео: И мне.

Джульетта подает им рюмки.

Ромео: Выпей, дорогой. Ну как там, в могиле?

Шекспир: Холод собачий. Могильщики болтают без конца. Ваше здоровье! С тех пор как вы поженились, простите, я беспрерывно верчусь в могиле, места себе не нахожу, верчусь как....

Ромео: Как волчок.

Шекспир: (удивленно) Ну, будьте здоровы! (пьет)

Из соседней комнаты доносятся звуки гитары.

Джульетта (с любезной улыбкой): Это наша дочь - Лукреция Мария Беневолио. Музыка. Упражнения. (Орет) Прекрати!

Шекспир (Удивленно): Я вам никакой дочери не планировал.

Джульетта: Господин Шекспир, вы просто не представляете, до какой степени вы были правы! Извините. (Врывается в комнату Лукреции. Орет на нее) Прекрати этот жуткий вой, мне этого зануды хватает! Из за твоей вонючей гитары в доме находиться невозможно! Ты уроки сделала?! Беспризорная!

(Мужчины съеживаются, услышав крик. Едят то, что стоит на столе. Между ними мало-помалу создается интимная атмосфера)

Ромео: Вот так у нас каждый день. С ума сойти можно. Слушай, а ты не можешь меня забрать из всего этого балагана?

Шекспир: То есть?

Ромео: Послушай, Вилли, - можно? - может ты нас перепишешь?

Шекспир: Черт побери, сэр! Минуту тому вы мне доложили, что вы теперь сами по себе, свободны как птицы, и не подлежите более моему перу. Чего же вы изволите? "Жизнь. Дополненное и исправленное издание. Редактор - В. Шекспир"? Так, что ли?

Ромео (удивленно): Я не понял...Может, все- таки можно что-то сделать?

Шекспир: Между нами - я не очень-то разбираюсь в семейных проблемах. Я женился в 18 лет, с женщиной в возрасте 26 зим, со снегами и метелями.

Ромео: Что ты говоришь?

Шекспир: Да, дружок! Через 6 месяцев нас безвременно постиг ребенок и к нему тут же присоединилась пара близнецов, с голосами, подобными иерихонским трубам на жуткой частоте. Так мне удалось смыться в Лондон, и после этого 20 лет я не видел детей и не испытываю к ним никакой тяги, а уж тем более к жене, толстой и рыхлой, каких мало.

Джульетта (внезапно возвращается): Папашка, иди, поговори с Лукрецией, у меня уже никаких сил нету!

Ромео: Дай мне поесть спокойно! Когда я ем, я глух и нем!

Джульетта (Входит в комнату дочери с криком): Вставай! Вставай!

Лукреция: Не хочу! Не хочу!

Джульетта: (появляется в комнате) Скажите, господин Шекспир, почему мы должны все время исполнять по две-три роли?

Шекспир: Моя прекрасная леди, мы с вами - в елизаветинском периоде, когда число этих жалких актеров в театре было минимальным. .

Джульетта: Но это же очень выматывает, маэстро!

Шекспир: Выматывает? В "Короле Лире" у меня 36 действующих лиц, мадам, и в театре "Глобс" не решились это ставить. А вашу роль в те благословенные времена играл подросток, которого я нанял в ближайшем сиротском приюте, выбрав его за нежные черты лица и походку, соответствовавшие моим драматургическим требованиям.

Джульетта: Это действительно роль для мужчины! Извините! (Возвращается в комнату дочери и жутко орет). Хватит! Хватит, я сказала!

(Шум из комнаты усиливается. Мужчины вновь съеживаются и принимаются за еду).

Ромео: (Кричит, стремясь перекричать шум из комнаты) Вилли, спасай! Ты меня придумал, вызволи меня отсюда!

Шекспир: (громко) Нет у меня для вас спасения, друг мой, я уже вам сказал. Я ведь знал, для чего я в свое время распорядился вашей судьбой, придав ей трагический конец. Я придумал для вас идеальный конец в двух могилах -близнецах. Вы стали жертвой напрасной вражды двух семей и я заботился о вас как отец родной. Два могильных памятника из чистого золота соорудил я для вас в центре Вероны. В вашей навеки прославленной смерти и был ваш хеппи энд. Но вы, наглецы, все испортили, теперь вот и расхлебывайте кашу, которую вы сами заварили. Меня ваша судьба нисколько не печалит.

Ромео: Ладно, слышали. Слушай, Вильям, если у тебя есть дела, так ты можешь идти, мы тебя больше не задерживаем.

Шекспир: Нет уж, я остаюсь!

Лукреция (вваливается в комнату, растрепанная, в цветных тряпках, сонная, пьяная, хрипло кричит матери): Я тебя ненавижу, как никого на свете! (К Ромео) Вот разве что тебя я ненавижу еще больше. Господи, где ты?! Дай мне силы ненавидеть!

Ромео: Ты уроки сделала?

Лукреция: Уроки? Какая ерунда! Зачем?

Ромео: Чтобы учиться!

Лукреция: Зачем?

Ромео: Затем чтобы продвигаться в жизни.

Лукреция: Что, это жизнь? Э т о   ж и з н ь?

Ромео (в отчаянии): Джульетта!

Лукреция: Она не придет! Не придет! Как она может прийти?

Шекспир очарован Лукрецией с первого взгляда. Выходит на авансцену и начинает разговаривать сам с собой.

Лукреция и Ромео на заднем плане продолжают ссориться, но без звука, лишь пантомимой.

Шекспир: Я потрясен до глубины души. Сердце мое бьется как барабан. Будто сама 14-летняя Джульетта предстала предо мною в волшебном сиянии своей юности! Та самая Джульетта, прекраснейшая из девушек, та, чей чудесный образ я хранил в своей памяти. Джульетта! (Поет из Вест-сайдской истории). Джульетта, Джульетта!

Лукреция (обнаруживает неизвестного, прекращает скандалить): Это кто?

Ромео: Турист из Англии. Джульетта, ты где? Не оставляй меня одного! (врывается в соседнюю комнату).

Лукреция: Она не придет! Не придет! (Обходит Шекспира, роняет платок).

Шекспир: (поднимает платок, возвращает ей) Любезнейшая девушка, позвольте мне выразить вам мое восхищение вами.

Лукреция: Я Лукреция. Привет, как дела?

Шекспир: Привет. Меня зовут Вильям Шекспир.

Лукреция: Ну?

Шекспир: Но приятели зовут меня попросту Вилли.

Лукреция: Ладно. (Снова бросает платок, но Шекспир не реагирует. Она поднимает платок). Наконец-то в этом сраном доме появился не провинциальный гость. Человек с индивидуальностью и волосами на голове. Ты выглядишь сексуально.

Шекспир: Многие так говорят, Лукреция.

Лукреция: Да ладно тебе! Зови меня Луки.

Шекспир: О, Луки!

Лукреция: Ты чего-то такое делаешь, я слышала...

Шекспир: Я поэт, любезнейшая барышня, сочинаю драматические представления и сонеты с утонченной рифмой.

Лукреция: Так это ты сочинил: "Тот, кто обувь покупает..."?

Шекспир: Нет, барышня. Лавки - это иное ремесло, как это ни прискорбно.

Лукреция: Жаль. Но ты чего-нибудь такого тоже придумай. (Роняет платок. Шекспир не реагирует. Она поднимает платок и сует ему в руку). Вилли, я хочу свалить из этого вонючего дома.

Шекспир: Я вас понимаю, барышня.

Лукреция: Я просто помираю - так хочу стать артисткой. Я не ношу лифчик. Эту штуку еще не изобрели.

Ромео: Это весьма прискорбно для вашей прекрасной фигуры, сударыня. Даже городские слепые ослепляются вашей красотой.

Лукреция: Ты классный! Хочешь свалить со мной?

Шекспир: Если мои молитвы будут приняты на небесах, эта будет первой из них.

Лукреция: Чего?

Шекспир: Да, хочу.

Лукреция: Ты просто прелесть. (Бросается на него и целует затяжным поцелуем)

Ромео: (Внезапно останавливается при виде этого зрелища) Santa Maria? Veccio mascalzone, vatene! Bordello! Al diavolo! Виля! Виля!

Лукреция: (отрываясь от Шекспира) Ну чего тебе надо?

(Шекспир с шумом сморкается в тот самый платок.)

Ромео (вырывает у него из рук платок): П л а т о к!  Отелло! Дорогой господин Шекспир! Ваши непристойные действия в отношении моей дочери тоже вызваны необходимостью драматургического единства времени и места?

Шекспир (идет на авансцену, обращается к публике, Ромео - за ним): "В сторону": Кажется, у меня серьезные неприятности. Как же мне выпутаться из этого неприятного положения?

Ромео: Я тоже "в сторону": это твоя проблема.

Лукреция (садится в йоговскую позу): Папа, у нас с ним любовь!

Ромео: С тобой я позже поговорю! Беспризорная!

Лукреция: Глупости!

Шекспир: Синьор Монтекки, я гарантирую вам, что у меня по отношению к вашей дочери самые благопристойные намерения.

Ромео: Ну, в самом деле, господин Шекспир - дух в вашем возрасте и 14-летняя соплячка.

Шекспир: Она на удивление развита, отец Монтекки, и пробуждает во мне чувства, заставляющие вспомнить далекую волшебную юность...

Ромео (хватает его за руку): Тебе бы лучше уйти отсюда, Вильям. Пару дней остыть тебе не мешает.

Шекспир: Папашка!

Ромео (тащит его достаточно осторожно к двери): До свидания, сэр!

Шекспир (в двери): "Я этому у женщин научился, всегда горит в них пламя Прометея, без них же ничего не совершенно, кто их лишен - дурак или подлец".

Лукреция: Чао!

Шекспир: Чао! (уходит)

Ромео (к дочери): Ты с ним не пойдешь! С кем угодно, только не с ним!

Лукреция: Почему? П о ч е м у?

Ромео: Потому что он - неудачник! Дочь Ромео Монтекки не будет гулять с кем попало!

Лукреция: Ерунда! Он поэт и драматург.

Ромео: Тоже мне, профессия! Почитай, что о нем критика пишет! Где это? (Читает из газеты). "Курам на смех". Рецензия театрального критика Роберта Грина: "Вымученный водевильчик Дабл Ю Шекпира произвел на немногочисленную публику впечатление пустого, бессодержательного, лишенного всякого литературной ценности зрелища". Вот тебе приговор! Я еще должен хорошо подумать, кого я пускаю в дом.

Джульетта: Я хочу уйти с ним!

Ромео: Луки, ты останешься дома! Этот преступник чуть не убил меня и твою мать в своей пьесе.

Джульетта: Нет, я пойду с ним и буду с ним в самых разных позах!

Ромео: Ты уроки сделала?

Джульетта: Я буду ему отдаваться в городе, в деревне, и на каждом заднем сиденье!

Ромео (садится есть): Раньше сделай уроки!

Лукреция: Вы с мамой никогда меня не понимали! Вы - просто стихийное бедствие! Вы жрете, треплетесь, скандалите, и забываете о том единственном, ради чего стоит жить - о любви! Что вы знаете о любви, Ромео и Джульетта?

Ромео (жуя): А мы с твоей мамой неплохо живем.

Лукреция: Вранье, вы терпеть друг друга не можете!

Ромео: Очень даже можем!

Лукреция: Между вами нет никакой коммуникации, вы друг другу чужие, постоянно врете один другому, вы - тупые обыватели.

Ромео (с набитым ртом): Между нами очень даже много коммуникации... мы не обыватели...беспризорная!

Лукреция: Почему вы не разведетесь к черту?! (кричит) Вилли!

Шекспир (появляется внезапно, кружит по комнате, хватает Лукрецию): Мой сердечный привет сеньоре Монтекки! Извинитесь за меня перед ней (исчезают вместе с Луки через главную дверь).

Ромео: Нет! (Пытается кричать, но рот набит, и он стремится поскорее разжевать и проглотить. Бежит к двери и кричит): Лукреция, вернись! Иначе на веревке тебя я притащу! О, горе тебе, дочь-преступница!

Где-то я это уже слышал. А, старик Капулетти. Он был прав. Что я еще хотел сказать? (кричит) Беспризорная!

Джульетта (выходит из соседней комнаты. Говорит тихим, культурным тоном):

Папашка, что ты кричишь на эту бедную девочку? Разве у родителей нет иных воспитательных средств, кроме этих воплей? Это просто ужасно!

Ромео: Она ушла с Вилли!

Джульетта (орет): Как ты это допустил!

Ромео: Это результат попустительства. Этот, твой дружок, который 30 лет тому тебя придумал и в тебя влюбился, когда тебе было 14. С тех пор он испытывает маниакальное влечение к 14-летним девочкам. Псих!

Джульетта (интимно): Этого выражения еще не придумали.

Ромео: Да, я немного опередил время. Ну тогда скажем, что он одержим бесом, какая разница? Меня больше волнует судьба твоей дочери. Она, извини, совсем психованная...

Джульетта: Некрасиво называть свою дочь психованной. Скажи "проблемный ребенок".

Ромео: Звучит неплохо.

Музыка сопровождает песню

Джульетта и Ромео (поют):

Педагоги всех рангов и званий
Жутко боятся этих созданий:
Они брыкаются, они орут
Проблемные дети - так их зовут

С тех пор как это впервые случилось -
Авеля кровь понапрасну пролилась,
Каин у Бога спросил неспроста:
Неужели действительно все суета?

Джульетта: Это все - результат сублимации, появившейся у чувствительного ребенка с комплексами, снедаемого сексуальными импульсами из-за отсутствия теплоты и внимания со стороны отца. Так вот и Каин восстал против семейных стереотипов, которые его мать - госпожа Адам, навязывала ему до развода.

Поют:

Проблемный ребенок - свершившийся факт
А кто же в этом во всем виноват?
виновен отец, виновна и мать
Надо примерно их наказать.

Джульетта:

Дети из неблагополучных семей
В детстве не посещали музей,
У них длинные волосы поотрастали
И все они после бандитами стали

Ромео: Вот вам пример. Некий подросток из неблагополучной семьи, отец которого многие годы жил отдельно от своей любовницы, на содержании своей второй жены, и выплачивал алименты третьей. Чувствительный ребенок запутался и попытался выяснить свое положение в семье, но запутался в своих матерях, и стал пьяницей, хулиганом и онанистом из -за чувства дискриминации, возникшего в результате подавленных сексуальных влечений вследствие сублимации на почве отсутствия надлежащих семейных отношений.

Джульетта и Ромео:

Все знаю, кто во всем виноват,
Как лично так и формально
Отец и мать виноваты в том
Что ребенок был подавлен сексуально.

Ромео:

Детей из благополучных семей
По воскресеньям водили в музей
А потом они травку курить начинали
И все они после бандитами стали.

Джульетта: Вот еще случай с одной девушкой, которая выросла в нормальной счастливой семье, культурной и обеспеченной, но она вдруг стала буйствовать, разбила молотком всю мебель в доме, подожгла город, и в 9 лет уже планировала задушить родителей на финансовой почве и лишь вмешательство домработницы предотвратило нежелательное развитие событий. Все это результат чувства дискриминации, возникшего в результате подавленных сексуальных влечений вследствие сублимации на почве отсутствия надлежащих скандалов и энтузиазма в спокойной семейной жизни.

Ромео и Джульетта:

Вывод отсюда очень простой
Каждый ребенок - совсем не простой
Каждый ребенок - проблематичный
Даже если живет в семье он отличной.

(Заканчивают петь и возвращаются к повседневным делам. Ромео пожирает свою любимую редьку, Джульетта надевает ночную рубашку на похожее платье. Садится за косметический столик, намазывает лицо кремом, смотрит в зал через раму "зеркала". Продолжительное молчание. Ромео пьет вино)

Ромео: Ты есть не будешь?

(Джульетта меняет свой парик на ночную модель с бигуди)

Ромео: Ты есть не будешь?

Джульетта: Не хочу. Я обеспокоена, папашка. Если этот твой дружок будет с Луки, от от нас никогда не отстанет. Этот тип - просто чума!

Ромео: Ты права. Нам надо решать наши проблемы самостоятельно. Да, у нас есть проблемы.

Джульетта (рассеянно): У кого нет?

Ромео (пьет вино): Одна из проблем в том, что мне в этом доме осточертело все.

Джульетта (бормочет): Ну, что поделаешь?

Ромео: Лукреция права, между нами нет коммуникации. Я не знаю, как тебе, но я от этого чувствую себя совершенно сломленным. Ведь я тебе никогда не изменял, никогда, даже в мыслях, не притрагивался к другой женщине, лишь к тебе - в мыслях, как правило. У меня это просто не получается, не знаю почему. Я готов принять вину на себя. Раз я на тебе женился, значит, так мне и надо! Я принимаю приговор. Наверно, нельзя было жениться на 14-летней. Надо было как минимум ждать до 15-ти. А лучше всего - вообще не жениться. Ведь вначале у нас все складывалось неплохо, да? В смысле отношений. Наша первая ночь была сплошной радостью. Потом начался крутой спад.

Джульетта намазывает крем.

Ромео (пьет): Юля, моя жизнь без тебя была бы пустой, совершенно пустой! Пустой? (с радостью): Пустой! Нам надо немедленно развестись, свет души моей. Это будет тяжело, даже ужасно, но я этого хочу. Очень хочу развестись. А теперь - твоя очередь. Можешь говорить мне все, что у тебя на сердце. Моя судьба в твоих руках. Я готов к приговору!

Джульетта (поворачивается к Ромео, долго смотрит на него и говорит спокойным будничным тоном): Папашка, мне нужна домработница.

(Ромео смотрит остекленевшим взглядом)

Джульетта: Мне нужна домработница. Я так дальше не могу. У меня только две руки и посмотри, как они выглядят...

Ромео: Ты слышала, что я сказал?

Джульетта: Конечно. Каждое слово.

Ромео: Ну и что же я сказал?

Джульетта: "Ты слышала, что я сказал?"

Ромео: Правильно. Послушай, семейная жизнь - не для меня. Это для женщин, поэтому все женщины замужем. Но мы, мужчины, далеко не все женаты. Мне нужна свобода! Мне нужно много секса, много! Целые пачки! Между нами было интеллектуальное тяготение, не более того.

(Джульетта легонько стучит ладонью по лицу - массаж)

Ромео: Ты меня слушаешь?

Джульетта: Конечно! Что я, глухая? Секс, пачки и интеллектуальная связь.

Ромео: Тяготение.

Джульетта: Тяготение.

Ромео: И что же?

Джульетта: Хорошо, папашка, я готова пойти на компромисс. Три раза в неделю.

Ромео (удивленно): Что?

Джульетта: Понедельник, среда и пятница. Это мы можем себе позволить. С 8 до 2-х. Это выходит лишь четверть зарплаты. Так что не страшно. Мне нужна домработница, папашка, я просто из сил выбиваюсь.

Ромео: Я сниму себе небольшую комнату - неподалеку, на соседней улице, а может в Больцано или в Индии. Я вернусь к тебе гораздо раньше, чем ты думаешь. На коленях приползу. Все тебе остается. Кроме мебели. Мне ведь все равно нужно что-то взять. Но за это я готов уступить тебе нашу дочь. Она твоя, бери! И печку я тебе оставляю. Я могу быть щедрым. Ты еще меня не знаешь. Ну?

Джульетта: Хорошо.

Ромео: Что хорошо?

Джульетта: Она должна готовить завтрак, и подавать мне в постель. Ты согласен?

Ромео (взрывается): Разве с тобой можно не согласиться, свет души моей? Разве можно бороться с саламандрами, продающимися по 20 динаров банка у волшебницы на углу? (Залезает на кровать) Ненавижу кремы! Ненавижу женщин под кремами! Мне нравится только спать с тобой! Я становлюсь несдержанным, если мне есть с кем. Я имел честь уложить в постель всех твоих подруг, всех домработниц, Поэтому они в доме у нас не удерживались - из-за моего сексуального напора. Они все прошли через меня, в том числе и твоя няня в свои лучшие годы. Мне нужна свобода, слышишь! Тот, кто станет на моем пути, поплатится жизнью! Час пришел, это конец! Ты слышишь! (Берет ее за горло) Да простит меня Господь! Это конец, Джульетта!

Джульетта (продолжает массаж): Пониже. Чуть пониже! Левее! Еще левее.

Ромео постепенно переходит к массажу спины Джульетты.

Джульетта: Сильнее! Вот так, хорошо. Теперь левее. Вот хорошо. Это так любезно с твоей стороны.

Ромео (делая массаж): Ma che stupido! Come mi sono arrampicato al sue balkone!

Джульетта (нежась от массажа): Выше! Вот здесь. Спасибо, дорогой.

Ромео (заканчивает массаж): Что же делать? Что делать?

Джульетта: Я же тебе сказала - на полдня. Без ночлега. Так мы съкономим ужин. Готовить по понедельникам, воскресенье - выходной.

(Ромео падает на кровать и засыпает)

Джульетта: Небольшая стирка раз в неделю... договорились? Папашка! В этом доме говорить не с кем (продолжает массаж).

(Музыка той эпохи, постепенно гаснет свет.)

Шекспир входит под свет прожектора:

Вы видели мороку и скандалы
Двух образов, против творца восставших
Неужто полагают они,
Что в силах я что либо в их жизни изменить?

Так пусть они теперь они расхлебывают сами
Свои конфликты, я здесь ни при чем.

Ведь имя мое теперь известно всему свету
Как драматурга бойкого, но после перерыва
Вы все узнаете, что я не только драматург,
Но и актер весьма приличный.




Акт 2


Декорации те же. Утро. Луч солнца падает на кровать. Супруги скрючились под одеялами. Та же музыка, что и в финале 1 акта. Музыка усиливается. Ромео встает, бредет к окну полусонный, ругается по-итальянски. Открывает окно, бросает на улицу тапок. Курица убегает с квохтаньем. Ромео возвращается к кровати, но не ложится, нащупывает грелку, ложится, напевая неаполитанскую песню.

Ромео: Как насчет...?

Джульетта (просыпается, на голове парик с бигуди. Обнимает мужа): Я готова.

Ромео (в смущении): Что?

Джульетта: Я готова, любимый.

Ромео: Чего тебе надо?

Джульетта: Ты так страстно меня обнял. Спросил - как насчет, так я ответила - кавычки - я готова, закрыть кавычки.

Ромео: Но ведь ты всегда отвечала: "Папашка, отстань. Чего вдруг, утром, ты же знаешь, что это меня раздражает, ну прекрати, у тебя холодные ноги".

Джульетта: Это было до сих пор, солнышко. А сегодня утром произошло изменение к лучшему. Вчера ты сумел расположить меня к себе, когда согласился на домработницу со стиркой раз в неделю. Я вся твоя.

Ромео: Понял. Так что же мы будем делать?

Джульетта: Вот так вопрос. Все наши инстинкты воспламенились, и мы возвращаемся к нашей юности. Как в ту ночь, когда я тебе впервые отдалась.

Ромео: Мне не до этих глупостей. (Встает, надевает перевязь со шпагой).

Джульетта (встает на колени, протягивая к нему руки): Уже уходишь, любимый? Уходишь ты? Еще не рассвело.
Нас оглушил не Жаворонка голос,
а пенье соловья. 3 

Ромео: Где мой носок?

Джульетта: Он по ночам поет вон там, на дереве граната.

Ромео: Жаворонок. Не соловей.

Джульетта: Какая разница? Соловей! (встает, одевается)

Ромео: Жаворонок

Джульетта: (садится у косметического столика) Соловей.

Ромео: Это просто смешно. Ты еще тогда спорила полчаса и я тебе точно сказал: "Нет, это были жаворонка клики, Глашатая зари. Ее лучи Румянят облака". Соловей, соловей. Засунь своего соловья себе в... (идет в ванную)

Джульетта (меняет парик): А я тебе еще тогда сказала: "Поверь мой милый, это соловей

поет там в поднебесье". Ты понял, идиот?

Ромео (выскакивает из ванны): А я тебе, дуре, еще тогда сказал: "Нет, это жаворонок - горлодер Своей нескладицей нам режет уши, А мастер трели будто разводить!" Поняла, идиотка?

Джульетта: Соловей!

Ромео: Да ты вообще не можешь их различить без очков. Сова!

Джульетта: Соловей!

Ромео: Жаворонок!

Джульетта: Соловей! Точно!

Ромео: Жаворонок! 100% жаворонок. Вот ты всегда была такая. Лишь бы спорить, лишь бы меня вывести из себя. Черное - белое, сегодня - завтра, соловей - жаворонок. Я так больше не могу!

Джульетта: Папашка, какой ты упертый! Соловей!

Ромео: Где словарь? Bastardo di Jesu! Dov'e questo cazzo di dizzionario? (Берет толстый том, листает) Вот. Жаворонок - певчая птица бурого или серого цвета с коротким хвостом, - поняла?- живет в земляных гнездах, питается насекомыми

Джульетта: Дерьмовый словарь. Соловей.

Ромео: Погоди. Сало, солома, соловей: "Цвет оперения рыжеватый, нос острый, - ха-ха -ха, - строит гнезда на деревьях". Ну? Написано же! (В припадке истерики отфутболивает словарь), Нет, так она мне говорит жаворонок, а? Тьфу ты, Господи! Черт бы побрал их обоих. Нет, я не сдамся! На этот раз нет! Соловей! Соловей! Соловей! Соловей!

Джульетта: (Орет) Вилли!

Шекспир (входит сквозь стену): Будьте благословенны, семья Монтекки.

Джульетта: Пусть этот идиот скажет - жаворонок или соловей? Я уверена, что...

Ромео: Не говори! Не унижайся перед ним!

Шекспир: Я полагал, господа, что когда вы стали плоть едина....

Джульетта: Что ты, не помнишь?

Шекспир: Множество разнообразных птиц слетали с моего пера, госпожа. Я полагаю, что ответил на этот вопрос в своем творении: It was the nightingale anl not the lark.

Джульетта: Перевод давай!

Ромео: Сядь!

Шекспир усаживается.

Джульетта: И вообще, господин Шекспир, у вас в пьесе жуткий бардак. Эта скотина пару часов тому назад убила моего двоюродного брата, и он должен бежать в Мантую, и мы обнимаемся в последний раз в моей комнате. Хлопанье крыльев судьбы снаружи слышно, как грохот пушек, а мы, извините, должны пороть эту ерунду - жаворонок или соловей, как будто нам больше нечего делать. Это, по вашему, извините, драматургия?

Шекспир: Моя прекрасная леди, не вводите меня в грех гордыни. Иллюзии соловья и жаворонка символизируют божественную сущность, которую Господь вдохнул в человека в самый суровый час. (Выходит на авансцену):

"В сторону" - кажется, нечто подобное я читал в одном из исследований, посвященных метафизическим аспектам моего творчества.

Ромео (выходит на авансцену): И я "в сторону" И с какой стати он полагает, что если в последнем ряду его слова слышны, так мы их не слышим?

Шекспир (публике): Я сделаю вид, что я этого не слышал.

Джульетта: Соловей!

Шекспир (супругам): Я готов, друзья мои, решить эту проблему одним взмахом моего пера. Давайте придумаем что-нибудь новенькое (ожидает вдохновения). Луки дома?

Ромео: Нет!

Шекспир: Ну, тогда я попробую в рифму:
Шепот, робкое дыханье, Трели соловья, Серебро и колыханье Сонного ручья, Свет ночной, ночные тени, Тени без конца, Ряд волшебных изменений Милого лица, В дымных тучках пурпур розы, Отблеск янтаря, И лобзания, и слезы, И заря, заря!..

Джульетта: Извините, это какой-то идиотский текст.

Ромео: Разве так разговаривают с гостем?

Шекспир: А по-моему, неплохо получилось.

Джульетта: А в этой сцене на балконе? Это ж можно язык сломать!

"Неситесь шибче, огненные кони,
К вечерней цели! Если б Фаэтон
Был вам возницей, вы б давно домчались" 4 

При чем здесь Фаэтон?

Шекспир: Не знаю.

Джульетта: Я еще тогда сказала - если я встречусь с типом, который написал мне это...

Ромео: А что это у вас все время "О!", "ого-го", "ах", "охо-хо"

Шекспир: Это и мне смешно.

(Супруги смеются)

Ромео: Да это у него просто мания. Вилли, ты ведь болен.

Шекспир: Я - дух (взрывается диким смехом). Одержимый духом.

Джульетта: Очень хорошо!

(Все смеются. Шекспит шепчет "Одержимый, одержимый")

Ромео (прекращает смех, Джульетте): Это он "Гамлета" написал?

Джульетта: Говорят, что кто-то другой написал за него все его трагедии.

Шекспир (становится серьезным, встает): Это клевета, мадам, подлая клевета мелких людишек!

Ромео: Сэр, а вам известно, что ни одной вашей рукописи не найдено?

Джульетта: Никаких подробностей, никаких фактов - это не кажется вам странным?

Шекспир (защищаясь): Клянусь.

Ромео: Кто настоящий автор? Признавайтесь! Френсис Бекон?

Джульетта: Кристофер Марло?

Ромео: Я хочу знать, черт побери - кто написал пьесы Шекспира?

Шекспир (падает в кресло): Нет!...

Джульетта: Я так и знала!

Шекспир: Я вам все расскажу! Вы имеете право знать правду. Вы просто не представляете, как я страдаю от этой клеветы! С тех пор, как я безвременно покинул этот мир, эти крысы все время копаются в этом....Все хотят знать - существовал Шекспир или нет?

Джульетта: И что же? Где же правда?

Шекспир: Правда? Чтоб я так жил! Никакого Шекспира не существовало!

Ромео: Что?

Шекспир: То, что вы слышали. Исследователи правы. Вильяма Шекспиро не существует.

Джульетта: Я так и знала!

Ромео: Al diavolo! Che furbo bastardo!

Шекспир: Так пусть же истина выйдет на свет из темных подвалов, и принесет гибель во вратах справедливости...

Джульетта: Вилли, прекрати! Ты ведь уже разговаривал как нормальный человек!

Шекспир: Ладно. Тогда так - все великие пьесы Шекспира писал не Шекспир, а другой человек. Он же играл в "Глобсе" вместо него, и управлял этим театром вместо него и все делал вместо него. Это был двойник Шекспира.

Ромео (удивляется): А как его звали?

Шекспир: Вильям Шекспир.

Ромео (совершенно сбитый с толку): Еще раз.

Шекспир: Шекспир. Этот, другой, носил то же имя... случайность...так бывает, что два человека родятся с одинаковыми именами.... Вильям Шекспир...

Джульетта: Так кто же вы тогда?

Шекспир: Вильям Шекспир.

Джульетта: Так вас трое было? Двойник, Шекспир и вы?

Шекспир (встает с театральным видом): Перед вами, мадам, несчастный мошенник. Я - настоящий Вильям Шекспир! Горе мне, шарлатану! Финита ля комедия! Падает на кровать и "умирает". Быть или не быть - тоже мне вопрос.

Это конец, господа! Могила зовет меня...Стратфорд... я иду... конец... финита... нет больше.... вот... все... (кричит) Стратфорд! The end (помирает).

Ромео садится на него верхом и прикладывает ухо к его груди. Аплодирует. Джульетта тоже.

Шекспир встает и раскланивается, выпрашивает аплодисменты, уходит через стену.

Джульетта: Слабенько.

Ромео: Это не пойдет. Ты куда?

Джульетта: В лавку. Так как ты жрешь...

Ромео: Принеси редьку.

Джульетта: А ты помой посуду со вчера.

Ромео: Почему я всегда?

Джульетта: Потому что у нас нет домработницы. Найди мне домработницу.

Ромео: Ладно.

Джульетта: Ты уходишь?

Ромео: Может быть.

Джульетта: Куда?

Ромео: Есть кое-какие дела.

Джульетта: Когда вернешься?

Ромео: Вернусь.

Джульетта: Не опаздывай.

Ромео: Хорошо.

Джульетта: Какой балаган в доме! Вонь! Что тебе готовить?

Ромео: Что хочешь.

Джульетта: И все-таки?

Ромео: Не знаю.

Джульетта: Купить редьку?

Ромео: Да.

Джульетта: Сколько?

Ромео: Сколько есть.

Джульетта: Так купить?

Ромео: (Рычит): Да! Купить! Редьку!

Джульетта: Так сказал бы (выходит).

Ромео (кричит ей вслед): Я уже сам редька! Толстая и запленевелая! Нет у меня жизни в этом доме, нет никакой радости! (Обнаруживает грелку Лизу на кровати и пихает ее в штаны) Только ты, любимая, извини, только тебя я люблю...

Ромео проникновенно поет в лучшем стиле любовных песен:

Огненными буквами на небе
Имя я любимой запишу.
Образ прекрасный Лизы любимой
Вечно, вечно в сердце я ношу.

Лишь с нею, лишь с нею, лишь с нею
Ромео Монтекки будет жить!
Маленькая грелка, милая подружка
Вечно буду я тебя любить!

Io te amio! Я вспоминаю прошедшую ночь, когда я наполнил ее водой в первый раз. На улице был дождь, и собачий холод. Я положил ее у кровати, и мне стало тепло на сердце. Я больше не был одинок! Amore!

Мягкая и гибкая,
теплая и нежная,
Ты - ведь это вся моя семья.
Ты совсем наивная,
Словно сказка дивная
Маленькая грелочка моя!

Тебя одну повсюду разыщу
И вновь сюда, к себе я притащу.
Маленькая грелочка моя!

I love you! Ты - всегда та же самая Лиза, тихая, преданная и послушная, ничего не просишь, кроме стакана теплой воды. Перед тобой не нужно оправдываться, объяснять, тебе не нужно врать, с тобой не нужно разговаривать. Ты не ревнуешь, тебе не нужно каждые 5 минут повторять, что я тебя люблю. Ты никогда не обижаешься. Ты -идеальная любовница - для женатого.

Лиза! Amore! Однажды я тебе изменил. Я не люблю этого вспоминать. В позапрошлом году, зимой, Лиза начала течь. Я хотел тебя сделать еще теплее и влил почти кипяток. Замыкание, язва.

Я побежал с ней в магазин - чинить, и случилось ужасное. Вечером - мне тяжело продолжать - в магазине мне дали совершенно незнакомую грелку. Тебя подменили! Я до полуночи бегал по городу, как сумасшедший, пока не нашел мою Лизу! В постели одного жирного банкира! Mamma mia!

Мягкая и гибкая,
теплая и нежная,
Ты - ведь это вся моя семья.
Ты совсем наивная,
Словно сказка дивная
Маленькая грелочка моя!

Тебя одну повсюду разыщу
И вновь сюда, к себе я притащу.
Маленькая грелочка моя!

Это меня сильно задело, это меня ранило. Я накрыл ее с этим толстым в постели! Мне было очень тяжело! Amore! Я пытался развлекаться с другими грелками, чтобы забыть о моей Лизе. Но это было напрасно! Но все они валяются в ящике. Мне до них дотронуться противно. Я - мужчина одной грелки.

Огненными буквами на небе
Имя я любимой запишу.
Образ прекрасный Лизы любимой
Вечно, вечно в сердце я ношу.

Лишь с нею, лишь с нею, лишь с нею
Ромео Монтекки будет жить!
Маленькая грелка, милая подружка
Вечно буду я тебя любить!

(Ромео выходит. Лиза остается на стуле) Бона ноте! Чао, Лиза, любимая!

(В комнате Лукреции звучит гитара. На сцену через главную дверь врывается Джульетта. В руках у нее корзинка с огромной редькой. Джульетта направляется в комнату Лукреции. Визжит):

Я не хочу слышать этот шум! Ты уроки сделала?

Лукреция: Я вас ненавижу! Я ненавижу этот дом! Я отсюда сбегу!

Джульетта: Ты с этим писакой гулять не будешь! Папа не разрешает! (Звук пощечины). Ах так?! Ты осмелилась поднять руку на родную мать, которая вместе с отцом произвела тебя на свет?! Я поняла - это Вилли морочит тебе голову. Беспризорная! Потаскуха! (Садится на Лизу) И ты здесь, сволочь! (встряхивает грелку) И ты тоже потаскуха! Я тебе покажу, как у меня мужа отбивать! Я тебе покажу, как разрушать счастливую семью! (рассматривает грелку со всех сторон) Что же в тебе есть такого, чего нет у меня? В чем же твой секрет, сволочь раздутая? Я тебя убью! Беспризорная! (бросает Лизу на пол и топчет ее ногами) Вот тебе! Вот тебе!

Лоренцо (в том же ритме влезает через окно): Оп-оп-оп!

Джульетта (удерживает его от ухода со сцены. Усаживает его, целует руку): Извините, святой отец, эта Лиза вывела меня из себя. (Отфутболивает ее под кровать)

Лоренцо: Сильна, как смерть, ревность, и стрелы ее - стрелы огненные. Или наоборот?

Джульетта: Падре! Эта семейная жизнь мне уже вконец осточертела! Надо с этим кончать.

Лоренцо: Какие преступные мысли свили гнездо в твоем сердце, дочь моя...как тебя?...

Джульетта: Офелия.

Лоренцо: Ну да. Зачем я пришел?

Джульетта: Святой отец, я в этом доме не живу - я здесь госпитализирована! (приносит одеяло) Утром он орал как жаворонок, а вечером он наводит на меня смертую тоску. Вчера я из-за него чуть не сдохла. Он часами сидит за моей спиной и трындит мне в уши, как ветряная мельница! Угадайте, о чем он трепался вчера весь вечер?

Лоренцо: Забыл.

Джульетта: Домработница! Домработница! Вот его главная в жизни проблема. Больше его ничего не интересует. Нет, я так больше не могу! (становится перед ним на колени на одеяле) Падре, неужели вы полагаете что такая жизнь - это нормально?

Лоренцо: Конечно. У вас совершенно законный брак. Я же вас и повенчал.

Джульетта: А если я докажу, что он - не христианин?

Лоренцо: Кто?

Джульетта: Мой муж (быстро) ну этот, в черном, с черепом. Святой отец - его мать, говорят, до брака с синьором Монтекки была богатой еврейкой...

Лоренцо: А, этот, из Венеции? Шейлок?

Джульетта: Нет, Ривка-Магдалена Лифшицци. Она крестилась в Риме у какого-то кардинала, однако представитель святого престола не присутствовал до конца церемонии, потому что заразился холерой с высокой температурой. Так я полагаю, что по законам христианства она все же считается еврейкой, и тогда наш брак недействителен...

Лоренцо: Нехорошо, нехорошо. Но есть статус кво. Сейчас невозможно ретроактивно...

Джульетта: Так, значит, все законно?

Лоренцо: Да, дочь моя.

Джульетта: А если он импотент?

Лоренцо: Законно. К сожалению.

Джульетта: Святой отец, помогите мне!

Лоренцо: Тяжело. Если б он был преступником, другое дело. Скажи дочь моя, может, он задушил кого-нибудь, этот мавр...

Джульетта: Это другая история, падре.

Лоренцо: Длинная?

Джульетта: Сложная.

Лоренцо: Это лучше.

Джульетта: Погодите, кажется, что-то есть. Соблазнение 14- летней!

Лоренцо: Кто это сделал?

Джульетта: Мой муж.

Лоренцо: Скандал! А чего вы, собственно от него ожидали? Это не пройдет. Сексуальная связь в рамках законного брака не является поводом для развода.

Джульетта: Но мне же нужно от него избавиться! (засовывает руку глубоко под мантию Лоренцо). Скажите, святой отец, может, у вас осталось немножко яду из той, старой пьесы?

Лоренцо: Что ты замышляешь, преступница? Я просто боюсь за тебя. Быстро три раза "Аве Мария".

Джульетта (поет ему в ухо): Аве...

Лоренцо (прерывает ее): Хватит! Терпеть не могу эту песню. Ты меня щекочешь! Зачем тебе яд, Офелия?

Джульетта: Чтобы усыпить моего мужа. (Поет колыбельную "Спи, спи..."

Лоренцо бормочет слова вместе с ней). Если этот идиот снова начнет нудить насчет домработницы или полезет ко мне, я волью ему несколько капель в его стакан вина, и удостоюсь, в конце концов, отдыха... "Спи, спи..."

Лоренцо: А, так это для самозащиты? Ладно, немножко дам (достает маленькую бутылочку. Джульетта пытается ее схватить, неудачно). Вот!

Джульетта: Сколько это стоит?

Лоренцо: Договоримся. Это, дочь моя, как любовный напиток, если ты понимаешь, о чем я говорю.

Джульетта: Вперед! (Входит в ванную)

(Лоренцо с поразительной быстротой снимает свою мантию и остается в белой ночной рубашке).

Лоренцо: Грех я беру на себя, большой грех, она такая красивая, господи, прости мои грехи.

Звучит "Алилуйя" Гайдна с внезапным участием большого хора.

Лоренцо (поет старческим голосом):

Алилуйя, алилуйя
Алилуйя, алилуйя
Алилуйя, алилуйя
Алилуйя, алилуйя
Кто раньше пришел, тот выиграл
Милостью Божией
Алилуйя! Алилуйя! Алилуйя!

Хор: Алилуйя! Алилуйя! Алилуйя! Алилуйя!

Лоренцо:

Тот, кто раньше придет,
Выиграет парочку женских грудей.
Алилуйя! Алилуйя! Алилуйя!

Хор: Алилуйя! Алилуйя! Алилуйя!

Голова Джульетты высовывается из ванной. Она свистит ему.

Лоренцо (к небесам): Господи, прости! (Проворненько прыгает в кровать с пузырьком) Я иду, Офелия! Алилуйя! Алилуйя!

Голос Ромео, снаружи, издалека: Джульетта, ты дома? Джульетта!

Лоренцо (проворно бежит к своей мантии, одевается): Ну, это очень раздражает! Он мешает мне каждый вечер в этом месте! (Исчезает в окне)

Джульетта (выходит из ванной, закутанная в шарф, похожая на фею. В ее руке - желанный пузырек. Она выливает его содержимое в одну из бутылок, стоящих на ящике):

В третий раз мяукнул кот.
Ежик писк свой издает.

Жаба, в трещине камней
Пухнувшая тридцать дней,
Из отрав и нечистот
Первою в котел пойдет.

А потом - спина змеи
Без хвоста и чешуи,
Песья мокрая ноздря
С мордою нетопыря,
Лягушиное бедро,
И совиное перо,
Ящериц помет и слизь
В колдовской котел вались!

Брось в него акулы хрящ,
Хворост заповедных чащ,
Запасенный в холода,
Печень нехристя-жида,
Турка нос, татарский лоб,
Матерью в грязи трущоб
При рожденье, миг спустя,
Удушенное дитя,
Погребенное во рву,
Чтобы обмануть молву. 5 

Ха-ха-ха!..

(Джульетта проходит сквозь стену и исчезает со смехом колдуньи)

Шекспир (в длинном плаще. Длинный черный шарф тянется за ним. Он ведет себя как интриган Яго из "Отелло". Тащит под руку Ромео): Странные и удивительные вещи случились ныне, Ромео, и тебе выпало первому о них услышать. Срочный гонец принес мне эту весть и я велел тут же отрубить ему голову.

Ромео: Ну чего там случилось?

Шекспир: Мне тяжко передать тебе это известие. Крепись, мой друг!

Ромео: Да кончай ты выпендриваться, зараза! Ну, что там стряслось?

Шекспир: Да будет воля ваша, милорд. Передаем новости. Главное событие дня: Ваша почтенная теща из дома Капулетти сегодня утром поднималась, как обычно, по лестнице в сопровождении старой няни (рот Ромео расплывается в улыбке). Усталые ноги няни подвели ее и ваша достопочтеннейшая теща покатилась по лестнице и растянулась внизу как старая жаба, пораженная ревматизмом в конечной стадии.

Ромео: Так несчастная преставилась?

Шекспир: Боюсь, что так оно и есть, друг мой. Крепитесь.

Ромео (сияет): Какое несчастье! Ах, какое несчастье!

Шекспир: Несчастной было всего лишь 85. Душа ее в раю, и все ее деньги

ей не помогли. Неверный шаг - опля! И все.

Ромео: Опля!

Шекспир: Опля!

Ромео: Опля!

Веселая музыка. Оба пускаются в пляс.

Раз два три четыре пять
Вышел зайчик погулять
Будет заячий паштет
Хочешь кушай, хочешь нет.

Из зайчихи пожилой
Сварим мы бульон густой
Будем есть и выпивать
И зайчиху вспоминать

Танцуют за кулисы и возвращаются оттуда, пританцовывая, с няней, одетой в черное. Она включается в танец:

Мы старушку поминаем
Завещанье вспоминаем
Будут тыщи золотых
Нынче радовать других.

Няня: Что?

Ромео: Бедная старушка.

Няня: Что?

Ромео: Бедная старушка

Няня: Что?

Ромео: Баста!

Все снова поют и танцуют:

Мы старушку поминаем
Завещанье вспоминаем -
Будут тыщи золотых
Нынче радовать других.
Мне и вам достанется
И еще останется!

(Музыка и танцы внезапно прерываются)

Няня (очень быстро): Так эта сучка смотрит с балкона, слышите, синьор Ромео, как раз напротив дома загорал на солнышке совершенно голый служитель нашей церкви. Гонорио его звали. Так я ее спрашиваю - что ты там видишь, что нибудь новенькое? Так она отвечает: нет нового под Гонорио (оглушительно смеется) раз два три четыре пять....

Музыка и танцы возобновляются.

(Все трое переходят на танец типа народного американского, под музыку стиля диксиленд. Шекспир - распорядитель танцев)

Шекспир: Take your partner, take her around, All are dancing, all around!

(Все трое танцуют за кулисы, возвращаются Ромео и Шекспир)

Ромео: Ужас! Ужас! Ужас!

Шекспир: Деньги! Деньги! Деньги! Ваша замечательная теща, синьора Капулетти, сейчас парит меж облаков, как пожилой ангел небесный. Следует предположить, что единственные наследники ее состояния - вы, мой друг, а ваша почтенная супруга.

Ромео: Господи, тьфу ты черт, а я еще собирался с ней разводиться.

Шекспир: Если вереница несчастных случаев не закончится к концу спектакля и если, к примеру, случится что-нибудь ужасное с вашей достопочтеннейшей супругой, не приведи Господи, то вы останетесь единственным наследником, Ромео Монтекки.

Ромео (шепотом): Об этом даже думать нельзя!

Шекспир (шепотом): Правильно, надо не думать, а действовать, сэр! Быстро, пока солнце не закатилось. (Вынимает красный пузырек) Вот!

Ромео (в ужасе): Что это?

Шекспир: Как раз то, что тебе нужно. "Напиток веселый, острый и приятный".

Ромео: Откуда это у вас?

Шекспир: От "Ричарда 3-го" осталось. Перед финалом я обычно беру себе парочку. Бери, бери, не бойся!

Ромео (Берет нерешительно): А где инструкция?

Шекспир: Есть. (Читает надпись на пузырьке): Капните каплю в любой напиток, выпейте до конца и душа ваша улетит к небу.

Ромео: Это не про меня...

Шекспир: Это мне известно, сэр! Вестник несчастья скажет вам: "Ужасное случилось нынче ночью!"

Ромео: Вы знаете, я вас начинаю побаиваться.

Шекспир: Я на погибель вашу пришел, а не на славу!

Ромео: Нет, я боюсь....

Шекспир: Не дайте же страху затмить все ваши чувства, милорд!

"В сторону": Этим ядом я завершу свою миссию. Я верну эту пьесу к ее правильному концу, который эти двое самовольно изменили. Их смерть покой мне принесет. Batter later than spatter! (К Ромео) Влейте этот яд, сэр, в глотку вашей достопочтненнейшей супруги! До последней капли! Жаль оставлять хоть каплю!

Ромео (совершенно испуганный): Но... ведь она - мать моей дочери...

Шекспир: Крепитесь! Кто отец - вот вопрос!

Ромео: Слушайте, Вилли, вы выглядите просто чудовищем.

Шекспир (ядовито): Нет, не я чудовище, а кровожадная публика, охочая до убийств и кровопролития. Она пожирает глазами каждое убийство, как горячие пирожки, свежесть которых охраняет королевская стража!

(Ромео убегает в страхе. Сцена темнеет. Свет концентрируется на Шекспире, что обращается к публике):

37 пьес вышли из под моего пера и трупов в них более 600. Однако не думайте, что я сожалею хоть об одном из погибших. Я убил их одним росчерком пера на потеху толпы, которая не понимает и не желает ничего, кроме драк, скандалов и убийств, и все это в виде пантомимы. Сказать по правде, немало драгоценного времени прошло, прежде чем я понял, что сцену надо превращать в кладбище и я начал убивать своих героев одного за другим. Именно это принесло мне славу великого драматурга. Так знайте же, синьор Монтекки, и все его коллеги- актеры, что ваш удел - умереть на сцене неестественной смертью, в жутких судорогах. Ибо нет ничего, производящего на публику большее впечатление, чем зрелище убийства и долгого умирания героя на сцене, актеров их ничего не ограничивает в показе процесса умирания. Они, умирая, издают страшные звуки, молотят руками воздух в предсмертных судорогах, и все это лишь для того, чтобы удовлетворить низменные инстинкты нескольких почтенных зрителей. Попытайтесь в меру ваших сил выглядеть психованными или бесчеловечными - публика это любит- пьяницами, инвалидами, жестокими секс-маньяками, ибо лишь эти качества действующих лиц привлекали и будут привлекать публику, а не халтурный показ страстей. Людям хотят видеть самую отвратительную карикатуру на самих себя. Кроме того, попытайтесь привить себе свинский характер речи, наполнить сцену мерзкими словами, взятыми с рыночной помойки. Вот что любит публика. И вам будут обеспечены комплименты уважаемых и почетных идиотов, пишущих бессодержательную критику, и бурные аплодисменты публики. Ибо неизвестно, кто более презираем - тот, кто жалуется на свою судьбу на подмостках или тот, кто это делает в зале. Сегодня представление о людях перевернулось с ног на голову и в зале и на сцене - красота стала уродством, а уродство - красотой. Может, я вынужден продолжать работать в устаревшем стиле, ибо у меня нет способностей быстро приспосабливаться сообразно меняющимся обстоятельствам. Я, в меру своих скромных сил, постараюсь вам показать, как мне удалось завоевать в конце концов сердца публики, посеять в ней страх и напряжение при помощи моих хитроумных построений и словесных конструкций. Я все сделаю сам.

(Шекспир надевает исповедальное покрывало Джульетты. На сцене полумрак. Вечер)

Шекспир (громко): Гремите, молнии! (Гром, молнии), вздрагивай, земля! Пусть бушует море (шум прибоя)! Часы пробили 12. (Бьют часы) Бейте в барабары (барабаны). Джульетта! Джульетта!

Джульетта (вылазит из ванной на четвереньках с ведром и тряпкой - моет пол): Кто это?

Шекспир: "Я - дух родного твоего отца!"

Джульетта: Ну?

Шекспир: Я дух родного твоего отца,
На некий срок скитаться осужденный
Ночной порой, а днем гореть в огне,
Пока мои земные окаянства
Не выгорят дотла. Мне не дано
Касаться тайн моей тюрьмы. А то бы
От слов легчайших повести моей
Зашлась душа твоя и кровь застыла,
Глаза, как звезды, вышли из орбит
И кудри отделились друг от друга,
Поднявши дыбом каждый волосок,
Как иглы на взбешенном дикобразе.
Но вечность - звук не для земных ушей.
О, слушай, слушай, слушай!.. 6 

Джульетта: Хорошо. Так тебе и надо. (Чихает)

Шекспир: На здоровье! Но я здесь при чем? Ведь не я женил тебя на этом дегенерате.

Джульетта (продолжает мыть пол): Извините, немного внимания, немного такта и можно было бы меня удержать от погружения во все это дерьмо.

Шекспир: Не спорь со мной, дочь моя, я должен передать тебе известие.

Джульетта: Ну, только быстро, времени нет.

Шекспир: Джульетта, ты должна избавиться от Ромео!

Джульетта: Привет! С чего это вдруг?

Шекспир: Он гомик.

Джульетта: Кто?

Шекспир: Папашка.

Джульетта: Нет, серьезно? Ну, это ты загнул.

Шекспир: Да еще как! Ты что, забыла, как он дефилировал под ручку с дружком в роще сикомор? Меркуцио! Беневоли! Еще не хватало, чтобы они прямо на сцене...Кроме этого, замечу, что Беневоли был красивый. (другим тоном) чувства наши сильны и сердца бьются в унисон... Короче - гомик.

Джульетта: Прекрати! Я уверена, что ты преувеличиваешь как всегда. Папашка, он...ну максимум... немножко бисексуал.

Шекспир: Пусть так. А что это?

Джульетта: Ну, двухсторонний, пассивный и активный. Тот, кто и тот, кого.

Шекспир: Странно!

Джульетта: Он по сути, даже не би- а три-сексуал, с этой Лизой...

Шекспир: Ага - тот, кто; тот, кому и тот, кого.

Джульетта: Ну, поняли (двигает его ноги, моет под ними) Ну, все?

Шекспир: Нет, дочь моя. Я должне всего лишь выполнить формальную миссию. На меня возложена задача устранить вашего мужа с максимальной эффективностью, ибо ваша богачка -мамаша полетела со всех лестниц и присоединилась ко мне.

Джульетта: Упокой, Господи, ее душу! Не ходи мне по мокрому!

Шекспир: Извините. Убери своего супруга, дочь моя, устрани его со своего пути! Меня мучает мысль о том, что этот идиот станет моим наследником. Неужели вся недвижимость достанется этому Ромео? (орет во гневе) Все царство для коня?

Джульетта (вскипает): А как же "Не убий!"?

Шекспир: Извините...

Джульетта: А чего это ты только сейчас приперся? 30 лет молчал как рыба, и тут вдруг - на тебе, явился! С чего бы это ты сейчас вдруг стал так обо мне заботиться, а! У меня свои методы есть (проверяет свой пузырек). Я, слава Богу, справлялась без тебя все эти годы и дальше обойдусь. Без потусторонних сил. "Джульетта, Джульетта!"

Шекспир: Джульетта, Джульетта!

Джульетта: Извини, не до тебя! Испарись, исчезни, превратись в облако, как это у вас принято, и оставь меня в покое! Спокойной ночи, сэр! (возвращается в ванную). Вы никогда не были хорошим актером, занимались лишь писаниной (выходит).

Шекспир (стоит с несчастным видом, смущенно покашливая): Луки дома? (ввиду отсутствия ответа, направляется в комнату Лукреции) Луки! Лукреция!

Лукреция: Сейчас, дорогой! Я только переоденусь.

Шекспир (публике): Разрешите мне использвать этот краткий перерыв, чтобы поблагодарить театр ....., который, наконец, представил живого, настоящего народного Шекспира, Шекспира, спускающегося в массы. How are you? Nice to neet you! (Идет в зал, беседует и пожимает руки зрителям).

Лукреция: Вилли!

Шекспир (публике): Извините! The show must go on! (Поднимается на сцену) Эй, Луки!

Лукреция: (в брюках, с короткой прической, в рабочей фуражке, в руке письмо): Вилли, привет, как дела?

Шекспир: Спасибо. (Публике) "В сторону": Какой замечательно выстроена интрига пьесы! Моя любимая переоделась мальчиком, чтобы ввести в заблуждение публику и преследователей и затеряться в лесах (К Лукреции, мужественно): Ты куда собрался, парень?

Лукреция: Какой еще парень? Ты что, совсем с приветом, не видишь, что я - Луки?

Шекспир: Так зачем же ты переоделась?

Лукреция: Глупости. Это я раньше была переодета в эту дерьмовую юбку. А это - моя нормальная одежда. Я вижу, что и ты, наконец, стал одеваться как нормальный человек (указывает на одеяло на его плечах) Пончо тебе идет. Класс!

Шекспир: Стараюсь, птичка моя.

Лукреция: Давай убежим отсюда!

Шекспир: С удовольствием Луки. Еще немного.... Уже заканчиваем...

Лукреция: Нет, сейчас, сейчас! Я не могу ждать до конца спектакля! (Кладет письмо на стол) Давай, дорогой, начнем новую жизнь, полную ненависти! Будем пить, курить травку, блевать! Вот это жизнь! (Тащит его к окну) Наплюем на весь мир, да? А если захочешь, будешь писать свои пьесы, как ты маме писал, но я надеюсь, что главные роли...

Шекспир (с кислой миной): У меня проблема со средствами...

Лукреция: Так напиши мюзикл. Ведь это же ради нас, ради нашей любви! Это же замечательно, Вилли! Я только сожалею, что из-за меня мы не сможем участвовать в финале.

Шекспир: Ничего, все уже устроено...

Лукреция: (смотрит назад, мечтательно): Знаешь, Вилли, я ведь выросла в этом доме, нелегко покинуть его просто так... (берет аккорд на гитаре, потом вдруг, презрительно) Тьфу, уходим, можно уходить (выходит через окно)

Шекспир (лезет за ней): А теперь - финал, приготовленный мною! Эй, духи!

Лукреция (снаружи): Вилли!

Шекспир: Иду! (Вылезает в окно)

Ромео (пробирается в комнату через главную дверь): Джульетта! Ты дома? Эй, Джульетта! (выливает содержимое своего пузырька в другую бутылку, декламирует дрожащим голосом):

Эй, кипи, кипи, бурда!
А последнею сюда,
Чтоб бурлила наверху,
Бросим тигра требуху!

Ну, что теперь? (кричит в направлении комнаты Лукреции) Что ты там делаешь? Иди делать уроки, а то получишь от меня! Беспризорная! Не хочу ничего слышать! Почему ты не отвечаешь? (Врывается в комнату Лукреции и тут же выбегает оттуда в панике) Луки! Лукреция! Где ты? Где ты! Лукреция! Где ты? Где ты!

Джульетта (выходит из ванной): Чего ты орешь?

Ромео: Луки пропала! (обнаруживает письмо). Хорошая девочка, хоть письмо оставила.

Джульетта: Она бы не ушла, не известив нас.

Ромео (читает взволнованно): "Мои отвратительные родители, - ах, доченька, - я убежала с Вилли, чтобы познать настоящую любовь. Когда вернусь - не знаю, если вообще вернусь. Но я очень надеюсь, что вы тем временем подохнете в муках, чего вы так друг другу желаете. Всегда ненавидящая вас и брезгующая вами - за неимением другого выбора - ваша дочь Луки (падает) Ах, она ушла, она покинула нас...с этим подонком.

Джульетта: Не надо было его в дом пускать. К чему бы он ни прикоснулся, получается трагедия.

Ромео: Отнял у нас родную дочь... теперь удерет с ней в Америку. (Думает) Уже открыли Америку?

Джульетта (нервно): Да.

Ромео: Жаль (орет) Где единство времени и места, драматург хренов?

Джульетта (вконец сломана): Луки! Моя маленькая беспризорная девочка! Мой проблемный ребенок!

Ромео: Ну почему, почему?! Мы так о ней заботились, так ее баловали!

Джульетта: Мы же ей дали все! Что еще можно было дать ребенку?

Ромео: Не знаю.

Джульетта: Мы больше не услышим ее гитары...

Ромео: Нет.

Джульетта: Слава Богу! (Наливает из "своей" бутылки) Выпей, папашка, выпей, бедняжка! Это тебя успокоит.

Ромео: (наливает ей из "своей"): И ты выпей, дорогая, тебе тоже нужно успокоиться... пей, пей...

Джульетта: Нет, только с тобой, дорогой!

(Чокаются и с подозрением смотрят друг на друга)

Ромео: Твое здоровье!

Джульетта: Твое здоровье!

Выпивают.

Ромео: Она больше не моя дочь... нет, она не моя дочь. (спрашивает с подозрением) Она не моя дочь?

Джульетта: Какое это сейчас имеет значение? Пей, пей на здоровье.

Оба становятся навеселе.

Ромео: Ну, будь здорова, жена (пьют). Послушай, я начинаю серьезно подозревать, что Джульетта - не от меня. Она на меня не похожа, я совсем не такой - тихий, не скандальный, солидный...

Джульетта: Женственный.

Ромео (смеется): Хорошо. Так от кого она, а? Ты можешь мне рассказать, что было, то было. Ну, от кого? От кого? А? Скажи.

Джульетта: (поднимает бокал) За здоровье присутствующих!

Ромео: Какое еще здоровье? Может, Меркуцио? Он все время крутился в вашем саду...

Джульетта: Да, (подчеркнуто) с Беневолио.

Ромео (подпрыгивает от волнения): причем здесь Беневолио? С чего это ты вдруг его вспомнила? Нет! Нет! НЕТ!

Джульетта (поет): Беневолио, Беневолио, Беневолио!

Ромео: Ты просто его ревнуешь, ты фальцифицируешь историю! Не может быть! Беневолио не изменял мне с тобой, этого не может быть! Вилли!

Джульетта (пьяная, смеется): Нету.

Ромео (тоже пьяный, сердито): Что за веселье? Не смейся надо мною, Джульетта! Ты меня не уважаешь! Хочешь знать правду?

Джульетта: Почему нет?

Ромео: Лукреция - не от тебя!

Джульетта (вдруг трезвеет, прекращает смех): Что?

Ромео: А, сюрприз? Я тебе не хотел говорить, но пришло время раскрыть эту тайну: Луки - не твоя дочь! М о я,   но не твоя! Ее родила другая!

Джульетта: Как это может быть?

Ромео: Бывает! Факт! Ты только взгляни на нее, она как две капли воды похожа на другую женщину.

Джульетта: Santa putanna! Porca Madonna! Это годится, папашка!

Ромео: Что годится?

Джульетта: Это - причина для развода! Наша дочь не от меня. Любой папа римский это проглотит. Папашка, это замечательно!

Ромео: Ты хочешь развестись?

Джульетта: 29 лет, папашка, только об этом и думаю! Забирай свою редьку, свою Лизу, и можешь идти на все 4 стороны! Я хочу развода!

Ромео: Нет, не сейчас, дорогая!

Джульетта: Почему?

Ромео (пьяно): Потому что у меня богатая жена, с наследством, которую ее муж, то есть я, любит до безумия.

То есть я
- безумия....
рифма...

Джульетта: Пьяница! Ты мне противен!

Ромео: Взаимно, дорогая! Молодец, дорогая женушка... но развод - нет! С наследницами состояний не разводятся!

Джульетта: Ты сволочь, папашка, ты скотина!

Ромео: Но - богатая сволочь. Я - скотина с деньгами. Что я могу сделать, дорогая, если я в тебя влюблен по уши? А? Чего мы там трындели на балконе?

Джульетта: Ненавижу!

Ромео: Нет, мы тогда другое говорили:
Не умолкай, мой ангел! Ярким светом Ты озаряешь эту ночь, подобно Крылатому посланнику богов Над головами удивленных смертных, Что широко открытыми глазами Следят, как он парит под небесами Вдоль медленно плывущих облаков. 7 

Джульетта: Идиот! Двуличный ханжа! Ты вообще не мужчина! Не трогай меня! Я ненавижу тебя и твои идиотские стишки!

Джульетта убегает от мужа, что гонится за ней вокруг стола, забирается на

кровать и оттуда проклинает его. Ромео гонится за ней, яростно декламируя:

Я прилетел сюда на легких крыльях
Любви - она не ведает преград.
Она на все возможное пойдет.
Что мне за дело до твоей родни? (падает на кровать)

Джульетта садится верхом на мужа, гневно:

Не будь мое лицо под маской ночи, сволочь,
я б покраснела от стыда за то,
Что ты услышал. Я была бы рада
Быть строгою с тобой и отрицать
Все сказанное мной -
- но прочь приличья!
Чтоб ты сдох, скотина!

Их странная потасовка почти незаметно переходит в балет. Оба пьяны, движения становятся мягкими, интонации голоса - из проклинающих в нежные. И вот Джульетта лежит на кровати и Ромео - у нее на коленях. Оба с большим чувством вспоминают поэзию своей юной любви. Они уже совсем не пьяны - такие, как были 30 лет тому, на балконе. Свет постепенно гаснет.

Джульетта: Скажи мне прямо - - любишь или нет? Не сомневаюсь, ты ответишь "да" И я поверю... Но не надо клятв! Над ними сам Юпитер, говорят, Смеется. Благородный мой Ромео! Уж если любишь - - будь со мною честен. А думаешь, что я легко доступна - - Обижусь и, пожалуй, откажу, Но если нет, то я принадлежу Тебе навеки. Честно говоря, Я слишком влюблена, синьор Монтеки. Ты мог не то подумать про меня... Доверься мне, ведь я честней, ей - богу, Чем умницы, что строят недотрогу. Я слишком быстро страсти уступила, Но все, о чем я нынче говорила - - Святая правда, так что извини И не прими доверчивость мою За неразборчивость в любви. 8 

Ромео:

Клянусь Божественной луной, что в час ночной Деревья покрывает серебром...

Джульетта:

Нет, не клянись обманчивой луной В любви до гроба деве молодой! Иль будешь, как луна, непостоянен...

Ромео:

А чем же мне поклясться?

Джульетта:

А ничем Самим собою - - тем, кого отныне Я, словно бога, буду почитать.

Ромео:

Клянусь...

Джульетта:

Не надо... Ты, конечно, радость Моя, но договору между нами Совсем не рада я. Все слишком скоро, Внезапно, словно молнии отсвет, Что вспыхнет - - и не знаешь, то ли был он, А то ли нет. Спокойной ночи, милый! Бутон любви, созревший знойным летом, Успеет распуститься пышным цветом. Прощай! Приятен сон пусть будет твой, Как сладок на душе моей покой.

Ромео:

Мне страсть мою не удовлетворить...

Джульетта:

Не рано ли об этом говорить?

Ромео:

Я не о том... Давай пообещаем Сердца соединить на много лет.

Джульетта:

Тебе без спроса данный мной обет Хотела б взять назад.

Ромео:

Так, значит, нет? Но, солнце, почему?

Джульетта:

Чтоб снова дать Обет любви Ромео моему. Моя бездонна щедрость, словно море, Моя любовь, как море, глубока. Им меры нет - чем больше трачу я, Тем больше остается у меня. Любимый мой!

Ромео:

Моя Джульетта! Божественная ночь! Беда в одном - - Все так невероятно хорошо, Что может оказаться только сном.

Молчание.

Джульетта (всхлипывает): Папашка, я тебя отравила!

Ромео (обнимает ее): Я тебя тоже.

Джульетта: Вилли был прав. Надо было закончить всю эту историю еще 30 лет тому, как он написал.

Ромео: Тогда, на кладбище, глядели друг на друга двое влюбленных детей.

Джульетта: Я и сейчас тебя люблю, папашка.

Ромео: И я тебя! Я одну лишь тебя любил - целую ночь.И у меня в жизни не было других ночей. Ой! Яд начал действовать! (Хватается за сердце, падает на

кровать)

Джульетта: (Тоже падает) Папашка!

Ария из сцены расстрела из оперы "Тоска"

Svani per sempre il sogno mio d"amore
L"ora e fuggita
E muoio disperat.
E non ho amato mai tanto la vita!
Mai tanto la vita!

Ромео и Джульетта обнимаются, фитиль их жизни угасает.

Вся сцена проходит как в замедленной съемке, пока свет не погас.

Шекспир входит во время арии, в луче света. С пафосом:

Нам утро невеселый мир несет,
И солнце не торопится всходить.
Пойдем и потолкуем обо всем --
Кого предать суду, кому простить.
Нет и не будет горестней напева,
Чем песня о Джульетте и Ромео.

Шекспир уходит, довольный, через главную дверь. Вдруг яркий свет.

Ромео (поднимает голову): Ушел?

Джульетта: Ушел, слава Богу. Графоман!

Ромео: Я уж было думал, что мы от него никогда не избавимся!

Джульетта: Главное, что он вернулся к себе в Стратфорд насовсем. Слушай, папашка, что это за гадость ты мне в вино налил?

Ромео: Ну, как договаривались - что наливают в театре, когда нет денег - малиновый сок.

Джульетта: Если это был малиновый сок, так я перпетуум мобиле.

Ромео: Опять ты начинаешь? Моя редька весь вечер была заплесневелая, я чуть не задохнулся!

(Оба вдруг начинают орать и скандал постепенно превращается в неразборчивый поток ругательств).

Джульетта: А ты не жри, как свинья, сколько тебе говорить?! Втяни пузо!

Ромео: Не надо меня учить! Ты - худшая хозяйка во всем городе, над тобой вся Верона смеется!

Джульетта: А что ты мне можешь сделать, идиот?

Ромео: Очень хорошо, настоящий Шекспир! Как тебе не стыдно? Я проклинаю ту минуту, когда решил на тебе жениться. Домработница тебе нужна? Увидишь ее, когда у меня на ладонях волосы вырастут! Фигу тебе, а не домработницу! Беспризорная!

Джульетта: Вы со своим Шекспиром можете меня поцеловать в задницу! Дегенерат! Мне нужна домработница, я тебе в прислужницы не нанималась. Иди обжирайся своей редькой, идиот!

Веселая музыка того периода, постепенно усиливается, перекрывая крики скандалящих.



The quonets


Перевод с иврита, права на постановку пьесы на русском языке по всему миру: - Марьян Беленький (C) 2002
Тел. в Израиле 0507-415301, 02-6237838
ioffen@yandex.ru

Запрещается публичное исполнение, публикация, использование или переделка для сценариев фильмов, мюзиклов, мультфильмов, издание на бумажных, электронных, магнитных, а равно любых иных носителях, а также любое иное коммерческое использование настоящего перевода или его фрагментов без письменного разрешения правообладателя.





© Марьян Беленький, перевод, 2002-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.





(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]