[Оглавление]


[...читать полную версию...]


ИЙЮ


 


ТАЁЖНАЯ  БАЛЛАДА

Чиркнула спичка - причинная связь:
надежда на то, чтобы спичка зажглась;
но сталось иначе, поскольку сырым
был коробок - в коробке отсырела
последняя спичка - ушел от расстрела
смельчак, но в бегах на заимке замёрз.

Коченея, он думал "я крест свой несу":
конвоиры по следу, держа на весу
карабины, медведей в глубинах берлог
пугали - подножия сосен чернели
и на каменистых проплешинах ели
барабанили кованой дробью сапог...

Но замерзшие струны дремучего леса
пробудились, и заупокойная месса
вне религий явила крещенскую милость:
в январе загудели ветра буреломные,
и осыпался иней со скрипом бездомным;
и ель об сосну, словно колокол, билась.

_^_




* * *

О проникающая мудрость тишины
в молчании келейного отшельника
и в блёклости заснеженного ельника
сквозь крепостную толщину стены.

В худой избе зимующего мельника
(он овдовел - тоскует без жены)
у печки сушатся фуфайка и штаны
и вонь портянок времени Коперника.

В обзоре лунном над таёжным лесом
в бессонном бдении изба и монастырь
смиренно миротворничают с бесом

и с ними сопок пробудившаяся ширь,
и даль космическая в саване белесом,
и на снегу - щебечущий снегирь!..

_^_




ВОСКРЕСНОЕ

Морок, ты и тишина.
Полусонная окраина.
Холод. Жаркое свидание.
Полногрудая луна.

Выше звездное мерцание
и парение окна.
Глинобитная стена.
Низких домиков сползание

до заснеженного рва.
На холме ютится мельник -
жерновам нужны ветра.

На носу уже сочельник.
Эх, дожить бы до утра
и проснуться в понедельник.

_^_




В  БЕЛОМ  СВИТЕРЕ

Над разъездом освещение не гасло -
пахло Русью, сорняками, битумом,
древесиной - шпалами, пропитанными
креозотовым, чернее дёгтя, маслом.

Но ежедневно появлялся в белом свитере
обходчик путевой - глазами ястреба
напоминал он, прочим видом - прясло*
(щит богатырский в мареве москитов).

Он в кровососном кружеве без роздыха
бил молоточком - проверял на трещины**
ЖД-колеса (на тональность отзвуков

в диапазоне от обычных до зловещих),
и белый свитер соткан был из воздуха
на участке перегонном в Благовещенск.

______________________
* прясло (областное) - звено, часть изгороди от столба до столба.
** путевой обходчик идет вдоль вагона и, постукивая молоточком по колесам,
проверяет их на наличие возможных трещин и дефектов износа.

_^_




* * *

Опасности подстерегали пичугу -
она щебетала с заметной оглядкой,
ей небо дырявой казалось заплаткой:
ниже - изморозь посеребрила округу.

Мы в этой дыре занимались наладкой
в желании злобном собрать центрифугу,
и в запарке такой мне поведал, как другу,
чернорабочий с чугунной ухваткой,

что от лютости съёжилась даже рябина
и ещё, что подкормкой пичугу спасала,
смысл жизни его - крановщица Альбина...

Здесь только в обед нас теплом обдувало
и сквозь запахи в нас проникало резины,
и наших фуфаек - чесночное сало!..

_^_




* * *

Флюгер. Скрипение. Ветрено.
Пар из ноздрей лошадиных.
Загрустила торосная льдина
о красотах вершины Ай-Петри.

Перестуки. Промчалась дрезина.
В звуках эха мелькание кедра...
Горы... Снежная стереометрия.
Неужели сорвется лавина

с оранжевых сопок? Меж ними
деревушка, никак, заблудилась
(обозначена цифрой, без имени).

Даль, полярно мерцая, светилась.
Ан-2!.. Приземлился!.. Вестимо,
в яви явлена Божия милость.

_^_




* * *

Опустились низко небеса -
утонули в них антенны-спицы.
Моросила осень над станицей
и на белом подоконнике оса

задубела, ей уже не снится
летний дождик и в траве роса,
и за речкою лесная полоса,
где обитала певчая синица.

Теперь не оживить осу, согрев
брюшкa колечки выдохами "фи",
и глаз её, - скукоженное эФ...

Сочувствую я голоду совы,
и птичке в клетке, где её напев
настроен беззаботно: цир-ци-фи!..

_^_




ОНО

В невидимости зримой запредельных схем
Божьих ипостасей Едино богохульных
сакральностью научно известных теорем

по каким понятиям, отсутствуя ходульно,
везде Оно и всюду?.. В повторностях зачем
необозримо зримых тусуются безрульно

дворы - витрины - окна - осенняя водица,
смешавши с глиноземом слетевшее манто
разноцветных листьев?.. И мыслей долото
до кучи докучало - зачем Ничто искри́тся?..

И правда, рано утром заи́скрилось Ничто!..
Но ведь Оно в материи не может проявиться, -
подумал человек, нахохлившись, как птица,
и, выходя на улицу, он застегнул пальто.

_^_




КАРАКУМСКАЯ  БАЛЛАДА

Грациозно поставив на голову глиняный
гладкий кувшин, чтоб к обеду лава́ши
испечь, ублажив этим мачеху даже,
воду несла меж барханными дынями.

В это время на осыпь взбиралась букашка,
озирая пространства безмерной пустыни:
согреваться оливам придется, иль стынуть -
так и эдак душа у олив нараспашку...

Вслед за ящеркой, надо же, без экивоков
муравьи полосой заструились - ползут,
сливаясь по цвету с желтеющим мохом.

И шайтаны!.. И там они в пекле, и тут,
где колючки, бывает, настолько засохнут,
что в конце сентября от жары - опадут...

_^_




ИЙЮ!..

Вырос (не чудо ли) град Беэр-Яков*
вдали от заснеженных омских бараков...
Вспомнился мне вне времён, вне "когда"
простор ледяной - я на насыпь взбирался
и там, замирая, с ветрами срастался -
ийю! - провожал и встречал поезда.

Ийю! - вспоминаю "Ньютона бином"
(профессора кличку), и - "Перекуем
мечи на орала" - плакат над забором,
и в цеху заводском: "Разгильдяйство долой!"
Дым над чаном чугунным с кипящей смолой,
и Утёсова голос - "У Чёрного Моря"...

В общем, райская жизнь - не мелю, не кую;
средиземные песни бездумны... Ийю!..

__________________________
* Беэр-Яков - город в Израиле.

_^_




* * *

И снова солнечно освещены дома
за исключеньем теневых сторон,
но именно оттуда слышен стон,
вдруг, на тебе, лишившихся ума.

Я вижу, что свезли без похорон
их в общую могилу - не тюрьма,
и даже более - просторная весьма:
безумью быть с безумием резон...

Они без имени и отчества - без Я,
и не для них с утра цветет сирень,
но есть и в горечи заветная стезя.

Им больно, остальное - дребедень.
В дни солнечные их винить нельзя,
что в полдень исчезает - светотень!..

_^_




* * *

Из всех фигур мне треугольник по душе,
где исчезает он, я ломано-вольготных
фигур держусь и сторонюсь пехотных
мин, прозревая их оскал на вираже...

Машина мчит. Шуршанье шин. Шоссе.
Мой страх велик: доходит до икотного,
до озверевшего, до трения животного
резины об асфальт (созвучно с "шшэ").

Дорожный знак мне говорит о многом
и голос внутренний (мистическое "да",
и "нет" такое же, не подведут в дороге

при том, что клацает зубами руль, когда
с ним в той же тряске ударение и слоги
от жи́да вечного - до Вечного Жида́)!..

_^_




* * *

Моя отрешённость - земное мерило.
Я ни вправо, ни влево его не сдвигал.
И мой смех без кривых обходился зеркал.
И кривился я там, где и вправду горчило.

Не любил я вопросов (я их не искал).
И ответов не ждите. И судей на мыло
(нет, не по мудрости, просто фартило)
я ни разу, как помнится, не посылал.

И, когда становился кубическим мяч,
набивал он мне шишки во время игры
от ударов точнейших моих и подач.

Я покорно терпел. Не бежал от хандры.
Если был бы сферическим тёртый калач,
мир немедля скатился бы в тартарары!..

_^_



© Александр М. Кобринский, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]