Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности"
Михаил Бриф. Избыток света. Стихи
Глеб Осипов. Телеграмма. Стихи
Чёрный Георг. Сны второй половины ночи. Стихи
Владимир Гржонко. Три рассказа.
Семён Каминский. Ты сказала... Рассказ
Владислав Кураш. Серебряная пуля. Рассказ
Яков Каунатор. Когда ж трубач отбой сыграет? Эссе
Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод. Рецензия
Белла Верникова. Предисловие к книге "Немодная сторона улицы".


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Редакционный портфель Devotion

[16 января]  
    Юлия Мишанина: учиться обретать.
      сегодня сидит нахохлившись  с возом да на распутье
      гадает на постмодерне  с колядками и постом
      не может определиться какое же время суток
      светлее и мудренее и пламеннее мотор

      не в силах найти отличий  блефуску от лилипутии
      плутая в нонконформизме  ведется на каждый вброс
      кается причащается борщом и кошерной путинкой  
      прабабка в подкорке молится рубинам кремлевских звезд
    А также: Владимир Смирнов: music - postmemory.






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Сергей Сутулов-Катеринич. Стихи



Людмила Некрасовская

Ожог судьбы

Со стихами Сергея Сутулова-Катеринича познакомилась недавно. Сразу для себя отметила сильную энергетику строк и какую-то необычную душевную распахнутость, отсутствие позы, желания покрасоваться, но и разговор на равных с умным и грамотным читателем. Своей искренностью покорили строки:

    В жилах столько кровей -
        ставлю в паспорте прочерк.
    Из фамилий коктейль.
        Но упёрта родня.
    В жизни столько смертей -
        полусерб, полудойче...
    "Ты - русак! Это - факт", -
        убеждают меня.

Они показались мне ключевыми в поэзии Сергея. И вот его книга "Русский рефрен". Рефрен - как повторение, возвращение. Русский рефрен - как основной стержень, как идентификация себя, страны, многократно повторяемая, не дающая сойти с выбранного пути.

    Страшит святая простота
        лица смоленского.
    Страна иконы и кнута.
        Страна Кипренского.

Как жестко и нежно одновременно. Только сильному человеку дано видеть недостатки, но любить. Но столь же бескомпромиссно о себе:

    Ловец сиреневых ворон!..
    Меня побьют, впадая в ярость,
    За моветон и фамильярность
    Деды Брокгауз и Ефрон.

Или:

    Я врагов сосчитал поимённо -
        хватает на целую роту...
    На могилах друзей
        неизбежен паскудный запой...
    Подлеца назову подлецом -
        навсегда потеряю работу:
    Восклицательный знак
        обернётся пустой запятой.

Противоречивые качества на первый взгляд, но лирический герой Сергея тем и притягателен:

    В пророки не рвался, монахом не стал,
    С царями лукавил...
    Три книжки стихов - невелик пьедестал:
    Ни Каин, ни Авель.

Хотя насыщенность разными, зачастую несовместимыми элементами присуща стихам Сергея, о чем бы он ни писал.

    ...Звенел мезон.
    Картавил кварк.
    Жёг фармазон
    колоду карт.
    И дама пик
    глотала дым:
    - Учти, старик,
    пал Третий Рим...
    Финтил нуклон.
    Горел ковыль.
    Мой саксофон
    скулил и выл,
    Визжал и ржал,
    пронзая ночь,
    Сны парижан
    сдувая прочь.

Он мастерски совмещает лубок с изысканностью классической школы, подарив читателю удивительное чувство свободы и раскованности в пространстве и времени, радуя его невероятным по красоте фейерверком образов:

    Нас Гомер обыграл в поддавки -
    На осколки распались эпохи...
    И сонату в четыре руки
    Исполняют в ночах скоморохи.

    На Гражданской тебя разыскал -
    Затерялась в жеманной Гаване,
    Королева разбитых зеркал,
    Амазонка запретных желаний.

И тем пронзительнее среди этого многоцветья:

    Эх, славяне - дворяне, крестьяне,
    Болтуны, бузотёры, мессии,
    Кто из вас по октябрьской пьяни
    Прорыдал о спасённой России?

И о себе:

    И лишь такие дураки,
        как я (нас - тысячи!),
    В ладонь измученной руки
        губами тычутся.

Вот он, рефрен, повторение, возвращение, заставляющее чувствовать себя частицей целого, не перестающее болеть, как ожог. Ожог судьбы.





Обсуждение