[Оглавление]


[...читать полную версию...]


БОЖЬИ  КОРОВКИ  НА  ОБЕД




Сегодня особый день, сегодня гости.

Близнецы Тео и Джейк поняли это по тому, что сразу после завтрака мама принялась убирать из их волос остатки жареных бобов, кусочки яиц и тостов. Затем, когда она торопливо запихивала ребят в китайские шелковые курточки, они отметили еще одну странность: их папа помогал на кухне. А на него совсем не похоже - отойти так далеко от телевизора, особенно утром.

Мальчики выглянули в окно. Начинался прекрасный день для праздничного обеда в саду.

Солнце необычно сияло, а те несколько цветов, которые мальчики еще не отутюжили своим футболом, сияли в туманном утреннем солнце.

Это не какой-нибудь обычный обед, говорил отец, присев на корточки и придав голосу интонацию "слушайте-меня-очень-внимательно". Но - вот незадача - не так давно он стал отпускать бакенбарды, и эти бакенбарды выглядели теперь в точности как две волосатые улитки, примостившиеся на его лице, и Тео и Джейк еле сдерживались, чтобы не захихикать. Выслушивая отца, они украдкой толкали друг друга.

Также поднятый указательный палец отца сообщил им, что гости, Фрезер и Сабина Бисвангер - это очень важные люди, которые занимаются телевизионными передачами. А поскольку наша мама сидит без работы уже больше года, ей очень хотелось, чтобы господин Бисвангер нанял ее.

Отец добавил, что во Франции у Бисвангеров есть вилла с бассейном и слугами, на которой, дабы исчезнуть из Лондона и встретить всех своих знакомых, собираются самые гламурные люди. Мать и отец мечтали получить приглашение в такую модную тусовку. Существовала, однако, одна проблема. Бисвангеры детей любят, но не всегда, а только время от времени. Если наша семья хочет получить приглашение, то мальчикам придется вести себя сегодня наилучшим образом, а также, если нужно, без возражений позволять Бисвангерам целовать себя, тискать и подбрасывать в воздух.

"Образцовое поведение", заверил Тео.

"Мы хорошие мальчики!", сказал Джейк.

Они хлопнулись ладонями с отцом, обменялись шлепками ладоней друг с другом, и убежали в сад.

Возбуждение нарастало целый день. Отец лихорадочно обыскивал дом в поисках одежды, не перепачканной раздавленными бисквитами. Мама охотилась на бигуди. Для этого ей надо было пристально посмотреть на главных подозреваемых, Джека и Тео, дабы "проникнуть в сознание преступника" перед тем, как начать проверять очевидные места. Одна трубочка бигуди нашлась в холодильнике (внедренная в масло), вторая - установлена на передней панели видеомагнитофона, а третья аккуратно помещена в садовую лейку.

Затем, накрутив волосы - голова при этом стала похожа на миску с макаронами - мама, взяв лопатку, пошла в сад, чтобы убрать внушительный объем кошачьих экскрементов. Кошки, жаловалась она, прибегают на участок со всей округи, только чтобы срать исключительно на ее земле. Осторожно оглядевшись вокруг, дабы убедиться, что никто из Комитета по наблюдению за порядком в районе не может ее видеть (а она входила в ядро руководящих членов данной организации), мать перекинула кошачьи экскременты через забор, в соседний сад, и метнулась обратно в дом.

Кошки - единственные представители дикой природы в Шеперд-буш, если не считать людей на улицах. Кошки и, конечно, красивейшие божьи коровки, которые сотнями садились на скамейку в саду, собрались в стайки и обсуждали новости.



Пока мать и отец бегали туда-сюда, нося хлеб и вино, приборы и салфетки, ставя это на покрытый белой скатертьюю трехногий стол, Джейк и Тео играли в уголке сада, и вели себя очень тихо. В любой нормальный день это вызвало бы серьезные подозрения, но сегодня родителям было не до того, и они ничего не заметили.

Тео набрал в руку группу божьих коровок и собирался поместить их на день в картонную коробку, дабы они могли там повеселиться все вместе. Джейк охотился за другими, чтобы отдать их Тео. Когда божьи коровки будут собраны в концертном зале (т.е. в коробке), мальчики, которые обожали играть безумные концерты на своих многочисленных инструментах, принялись бы играть и наблюдать за танцами насекомых.

Не успели мальчики установить коробку, как их позвали.

Фрейзер и Сабина Бисвангер, важные именитые гости, входили в сад, как члены королевской семьи на премьеру фильма. Драгоценности сабины позвякивали, высокие каблуки ее дырявили отцовский новенький газон, а самоуверенный голос Фрейзера раскатывался по всему району. Оба были настолько крепки надушены, что все вокруг мухи немедленно попадали в обморок. Однако божьи коровки были спрятаны в теплоте ладоней Джека и Тео, не пострадали.

Мальчики попытались скрыться в кустах, но мама позвала их поприветствовать Бисвангеров. Тео быстро огляделся в поисках места, куда можно было бы упрятать его друзей-насекомых до окончания обеда. Такого подходящего места не было, но вдруг он засек уютно устроившийся на столе пирог, твердый, с корочкой пирог, с ямкой наверху. Туда он и засунул божьих коровок.

"Классная мысль", сказал Джейк, и проделал то же самое.

Тео поспешно прикрыл ямку большим куском выпечки, и затем, подталкивая друг друга, они устремились в распростертые объятия гостей.

Все расселись и принялись за ланч.

Зазвенели столовые приборы, вино наливалось, а голоса становились все громче. Тео и Джейк - на чьих щечках и лобиках сабинины поцелуи отпечатались красными бабочками - вежливо улыбались, в полном согласии с инструктажем. Время от времени Фрейзер и Сабина хватали мальчиков за кончики носов - как будто те были казенными - и неслабо покручивали их. Так они выражали свое дружелюбие, и это, как мальчики понимали, нужно стерпеть во что бы то ни стало, если только хочешь, чтобы тебя на каникулы пригласили во Францию.

В то же время под столом мальчики обменивались пинками. Они понимали, что надо что-то делать с задыхающимися в пироге божьими коровками. Тео прошептал Джейку, что надо попытаться вызволить их оттуда. Но как только Тео потянулся к пирогу, мама хлопнула его по руке:

- Погоди ты, - проворчала она. - Сначала гостям!

- Мама, но... - А что он мог сказать?

- Мама! - эхом отозвался Джейк, когда она надрезала пирог.

Но было уже очень поздно. Через секунду кусок пирога был уже на тарелке Фрезера Бисвангера.

"Ням ням", сказал он, облизываясь. "Я очень голоден!" Он посмотрел на мать. "Все говорят, что вы изумительно готовите".

"Благодарю вас", сказала она с довольной улыбкой, предвкушая новую работу.

Через секунду пиррог окажется во рту мистера Бисвангера. Тео и джейк только и могли, что смотреть на это с ужасом и отчаянием.

Фрезер Бисвангер давно достиг такого значительного положения в жизни, при котором уже можно вести себя некультурно. Тео и Джейк видели, как он взял пирог обеими руками, и откусил такой огромный кусок, что, казалось, весь мир проглотит.

"Очень вкусно", пробормотал он. При этом кусочек вылетевшего из его рта теста угодил Джейку в глаз.

Джейк снял кусочек теста с брови и взглянул на тео. Они знали, что, хотя божьи коровки твердые и хрустящие, внутри они мягкие, как крошечные креветки. С соусом они, наверное, вообще очень вкусны, но все же поедать коровок живьем - не очень хорошая идея, особенно если ты не готов к подобному опыту.

"Вкусно!", повторил Фрезер Бисвангер.

И как столько зубы мистера Бисвангера вновь впились в корочку пирога, божьи коровки вылетели наружу, как бесшумный игрушечный электромобиль. Некоторые улетели, но большинство, привлеченные жаром лица мистера Бисвангера, попросту поползли по его мягким, влажным щекам, и попадали в обморок, поглотив алкоголь, которым он потел. Остальные носились в панике, не понимая, где находятся.

Джейк и Тео заметили, что первым это все увидел отец. Глаза его расширились, и с испугом уставились на мать. Взглянув на лицо Фрезера Бисвангера, она от ужаса чуть не вывалилась из кресла. Никогда уж не видать ей работы!

Затем Сабина Бисвангер, держа вилку у рта, взглянула на всю компанию божьих коровок, передвигающихся по лицу ее мужа.

Мистер Бисвангер так любил поговорить, что не заметил, что розовенькое его лицо усеяно движущимися точками. Некоторые из них даже покачивались на черных волосках, торчащих из его носа (говорят, такие волоски вроде антенн - могут принимать зарубежное радио и телевидение). Все заворожено смотрели как одна из божьих коровок ринулась в его ноздрю, напоминая исследователя, вступающего в тропический лес. Остальные божьи коровки тем временем выстроились в линию, готовые устремиться в загадочные извивающиеся пещеры его ушей, карабкаться через застрявшие там кусочки картофеля и моркови, пока в обширной гостиной его головы не окажется целый батальон божьих коровок.

Джейк в изумлении взглянул на Сабину Бисвангер: она заткнула себе рот салфеткой. Неужели, подумал Тео, она настолько голодна, что хочет съесть салфетку? Но тут же до него дошло, что она старается удержаться от смеха.

Когда мистер Бисвангер увидел изумление на лицах своих друзей, и ощутил, что с ним происходит, то красное лицо его приобрело оттенок чищеной картошки. Скоро до него дошло, что его голова кишит божьими коровками. Он бросил вилку и нож, отпихнул тарелку, и принялся стучать кулаком по голове, раскачиваясь в кресле из стороны в сторону, как дерево при сильном ветре.

"Какая-то чертовщина со мной произошла! - проныл он с подозрением. - В меня вторглись инопланетяне!"

Так оно и было. Божьи коровки любят повеселиться в компании, Тео и Джейк знали это. Сейчас эти насекомые, наверное, уже комфортно расположились в мозгах господина Бисвангера, а совсем скоро они будут качаться на люстре, слушать пластинки, смотреть видео, курить и даже танцевать.

Еще близнецам было совершенно ясно, что невозможно извлечь насекомых из головы, стуча у себя над ухом. Глухой тяжелый шум, напротив, напугает божьих коровок, они будут убегать все дальше внутрь, и, может быть, в зону памяти. Так что любое воспоминание прошлого у мистера Бисвангера будет присыпано божьими коровками, как омлет перцем.

Катастрофическое положение. Что мальчики могут сделать? Вот муравьев в саду мама выводила, поливая кипятком. Но близнецы понимали, если плеснуть горячей водой в нос или уши господина Бисвангера, то шансы поехать на каникулы в Францию вряд ли возрастут.

Внезапно - они даже ничего не сказали друг другу - их осенила одна и та же мысль.

Тео, повалив назад свое кресло, ринулся в дом за бубном, металлическим барабаном и ложками. Джейк вскочил и помчался в дом за синтезатором на батарейках. Затем они оба выскочили во двор, и заиграли крутую босса-нову. Эта мелодия у них была хорошо отрепетирована. Одна из их любимых. Тем не менее, Джейк и Тео нервничали. Мама и папа пристально смотрели на них, на их лицах было написано "ну погодите, вам за все это всыпят".

Тео и Джейк знали, что насекомых, как и детей, музыка волнует. Приятнейшие мальчишеские голоса птицами взлетели в воздух, и по всему Западному Лондону покупатели навострили уши. Люди даже бросали свои сумки, чтобы ощутить проникновение этих приятных ритмов.

Музыка "качала" так, что даже Сабина Бисвангер покачивала ногой и прихлопывала в ладоши. А господин Бисвангер, онемевший от своих неприятностей, сидел совершенно неподвижно, пока божьи коровки резвились на шестеренках и рычагах его мозгов.

Через пару мгновений все увидели, что из его волосатой ноздри высовывается черно-белая головка божьей коровки.

Джейк яростно мотал головой, Тео зверски колотил в железный барабан. Если раздавят одну божью коровку, то ведь все остальные не решаться вылезти. Понимал ли это Фрезер Бисвангер? Временами взрослые бывают такими глупыми...

Словно следуя предостережениям Тео и Джейка, господин Бисвангер воздержался от убийственных действий. По мере того, как ритм музыки нарастал, божьи коровки стали вылезать из его ушей и носа на солнце, потрясывая попами и дрыгая ножками. Некоторые из них выглядели несколько ошеломленно, что естественно для любого, кто провел хоть сколь-нибудь продолжительное время в туманном лабиринте мозгов господина Бисвангера. Но большинство из них все-таки танцевали, выбирались господину Бисвангеру на лоб, где прыгали и скакали, напоминая ожившие биллиардные шары.

Вскоре ни одной из них не осталось внутри, и лицо господина Бисвангера приобрело свой обычный цвет, цвет смородинового сока "Рибена". Сабина снова смеялась и выпивала. Мама и папа почувствовали такое облегчение, что даже улыбнулись друг другу. Мальчики, устроившись под столом, заиграли спокойную марокканскую мелодию, чье исполнение как раз сейчас шлифовали.

- А мальчики ведь действительно умеют играть, - сказала Сабина, щелкая пальцами и борясь с желанием схватить их за носики.

- Но бывает, что они ведут себя очень тихо, - твердо сказал отец. - Иногда часами... и часами... до упора.

- Да! - подтвердила мама.

- Ну, я надеюсь, что не такие уж они тихони, - сказал Сабина. - Потому что на каникулах во Франции они бы отлично могли развлечь гостей, если только возьмут с собой свои инструменты!

- А мы всегда просим их заткнуться, - сказала мама.

- Зря, - сказала Сабина. - У ребят талант.

- Талант! - замурлыкал Фрезер. Он закурил большую сигару и расслаблялся после столь нервного события. "Талант" было его любимым словом, которое ему нравилось произносить, но гораздо больше нравилось находить. Особенно в собственном районе, за обедом. - Я устрою мальчиков в телешоу. Они ведь мне помогли - эти божьи коровки так щекотали мои мозги, что я чуть с ума не сошел.

- И все-таки интересно, - мурлыкала Сабина, - Как же они попали в пирог?

- Понятия не имею, - сказал отец, напряженно вглядываясь в невинные личики своих детей-близнецов. - Но, говорят, - божьи коровки идут туда, где талант.

- Как и я, - сказал Фрезер Бисвангер, отпивая и поглаживая мальчиков по головкам. - Джейк и Тео, поиграйте, пожалуйста, еще!

И они, взяв свои инструменты, запели.




© Hanif Kureishi, 2007-2017.
© Александр Беляев, перевод, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]