[Оглавление]


[...читать полную версию...]


ЕКИШ  И  ПУПЧА

Трагикомедия для взрослых


От переводчика

Имена действующих лиц в пьесах Левина звучат так же дико для русского уха, как и для еврейского. Таких имен ни в иврите, ни в идиш нет.
Впервые пьеса поставлена на иврите в Камерном театре Тель-Авива в 1968 году, в постановке автора.
Пьеса поставлена по-русски и на иврите в тель-авивском театре "Гешер": gesherrus.pionet.com/category/iaki_pup
Другие постановки:
Сантьяго де, вы будете смеяться, Чили:
www.atrapalo.cl/espectaculos/yakich-y-pupche_e38234/


Аннотация

Убогий неудачник Екиш женился на уродке Пупче. А что делать? Другая за него не пойдет. Но вот беда - у него с ней ничего не получается. "Я закрою лицо простыней" - говорит молодая жена.
-Это не поможет. Я же знаю, как ты выглядишь...
А обе пары родителей требуют внуков.
"Семья - ячейка общества. Твой супружеский долг - это твой долг перед обществом"
- Да я то-знаю. Вы ЕМУ это расскажите.
Решили призвать на помощь местечковую проститутку Форседес.
- Вы, наверно, бабушка Форседес?
-Нет. Я - она самая и есть. Я буду делать эротические телодвижения, а ты давай возбуждайся. Только быстренько, меня другие клиенты ждут...
Всю мишпуху приглашает в свой дворец местная принцесса...

Цитаты из русской лит-ры можете считать хулиганством переводчика, но мне кажется, так будет лучше. Напр. герой говорит "Я весь горю", а я пишу "Я весь горю, не пойму от чего". Был бы другой автор, я бы не решился. Но Левин - стебный автор и пьеса такая. Ее в цирке можно ставить, перемежая эпизоды цирковыми номерами. По-моему, до этого еще никто не додумался.
Ударение я бы сделал на втором слоге - Екúш - как Мальчиш Кибальчиш, Плохиш, Мякиш.
Грамматика иврита это позволяет.



Действующие лица

Екиш Хошпиш - бедный уродливый парень, "шлемазл"
Папа Хошпиш
Мама Хошпиш
Пупча Харупча - бедная уродливая девушка
Мама Харупча
Папа Харупча
Хаптон Крутицер - зять семейства Харупча
Либех - странствующий сват
Форседес - старая уродливая проститутка.
Трумпелаз - барон
Турквельт - умирающий старик
Шампинье-Шандилье - принцесса, бля! Красивая, епт!
Шигано Ногаши - уродливый японец
Папа Ногаши
Мама Ногаши
Могильщик
Слуги во дворце


Ну, поехали:


Акт 1

Картина 1

Комната в убогом домишке семейства Хошпиш в городке Плачки. Ночь. Екиш сидит, опустив голову в ладони, вскакивает и начинает орать:

Я одинокий, несчастный, псих. У меня нет женщины, потому что я урод, урод. И денег у меня нет, чтобы прикрыть это уродство. Но я, как назло, здоров и хочу жить как все нормальные люди. У меня, может, тоже есть мечты и намерения. Я, может, тоже хочу ночью звон свой спрятать в мягкое, женское. А не получается. В-общем - с какой стороны не глянь - я шлемазл, неудачник. Папа, мама! Я весь горю, не пойму от чего, а вы храпите!

Мама и папа впопыхах просыпаются, и в чем были - в пижаме и ночной рубашке - прибегают к чаду.

Екиш: Женщину мне! Жену хочу!

Мама: Стоило мне немного прилечь, чтоб отрешиться от забот, как ты тут как тут. Что мы можем сделать, ведь за тебя никто не пойдет. Кому ты нужен - нищий урод.

Екиш: А может, в нашем городке прошелестело новое платье?

Папа: Откуда? У нас даже коты мечтают об эмиграции.

Екиш: А может, появится новый сват с обновленным списком невест? Мне срочно нужна женщина. У меня уже из штанов дым идет.

Мама: Ой, так мы внуков никогда не дождемся.

Папа и мама одеваются.

Мама: Мы отправляемся на станцию посмотреть, не прибыл ли новый сват с уточненным списком невест. Может, у него есть товар, от которого все уже отказались. Но у нас особого выбора нет. Давайте, что есть. И побыстрее!

Екиш: И побыстрее!




Картина 2

Ночь. Улица. Фонарь. Ж/д платформа в Плачках. Мама и папа Хошпиши, дрожа от холода, ждут прибытия поезда. Поезд прибывает.

Мама: А вот и полуночный поезд. Дорогой бог, ну что тебе стоит? Ты раздвинул море, остановил солнце, усмирил потоп - пошли нам, пожалуйста, какого-нибудь свата. Ну что тебе, жалко?

Из вагона выходит сват Либех. Он перегружен чемоданами, сумками, пакетами. Хошпиши и Либех внимательно друг к другу присматриваются. Папа обходит Либеха и наконец:

Папа: Извините, вы сват?

Либех: И оптик. И часовщик. И всякий мелкий ремонт в квартире и во дворе. Спросить Либеха.

Хошпиши не реагируют.

Либех: А также маникюр, педикюр, стрижка, бритье,

Папа Хошпиш: Нет, спасибо, мы сами.

Либех: А в свободное время я еще собираю пожертвования на сирот (вынимает квитанционную книжку).

Папа: Да мы сами сироты, кто бы нам пожертвовал...Но вот насчет сватовства. Нет ли у вас на примете кого-нибудь для нашего сыночка единственного?

Либех (долго роется в карманах, достает мятую бумажку): Вам красивую или порядочную?

Папа: Порядочную.

Либех: Это как раз для вас. Свежий товар. Только что с базы. В ее порядочности можете не сомневаться.

Мама: Я так поняла, что за внешность лучше промолчать.

Либех: Зато ее никто не уведет! Я эту бумажку с ее адресом уже лет 10 в кармане таскаю. Надежность - прежде всего!

Мама: Ничего, наш сыночек тоже красотой не блещет.

Папа: Она что, действительно такая уродина?

Либех: Фирма гарантирует. Уродство высшего класса. Увидите - испугаетесь. Так что надежность 100%.

Папа: Только не надо цену набивать, ладно?

Либех: Я не набиваю. Уродство высшего качества, сами увидите. Тем более, что сватовство - это так, хобби. Я вообще-то оптик. И часовщик. И всякий мелкий ремонт в квартире и во дворе. Спросить Либеха.

Папа: Слышали уже.

Либех: Так что я с вас много не возьму. Вот прямо сейчас прыгаю в поезд, еду в Плачинки за товаром, и завтра она уже здесь. Можете готовиться к свадьбе.

Мама: Ша, мы же еще не видели товар.

Либех: Как насчет оплатить мне проезд?

Мама Мы можем в одну сторону оплатить. В другую пусть они платят. Дает деньги

Либех: Ну, поехали!




Картина 3

Убогая комнатушка в доме Харупчей в Плачинках. Ночь. Пупча, дрожа от холода, месит тесто.

Пупча (льет на себя воду): Это чтобы погасить огонь, пылающий внутри. У меня внутри все трубы горят, я прямо на стены лезу (яростно месит тесто, избивает его). Вот попался бы мне сейчас какой-нибудь мужик, я бы ему показала, на что я способна (лепит из теста член, отрывает от теста куски и бросает на стол. Входит мама с ведром воды и выливает на разгоряченную дочь. Та тут же обмякает и успокаивается. Дальнейший монолог ее обращен к тесту) И вот, в результате тесного общения с мужчиной, у меня бы появился ребеночек, я бы пела ему колыбельные, и была бы доброй и хорошей мамой. Ну и что, что с лица я не удалась, зато сердце у меня доброе.

Берет тесто на руки, качает, поет колыбельную воображаемому ребенку, а мама, тем временем уже несет еще одно ведро с водой и выливает. (Как это сделать в театре - я себе плохо представляю) Пупча бросает тесто на стол, рыдает:

Господи, ну чем же я виновата, что родилась некрасивой! Внутри то у меня все устроено так же, как у красивых, но кому это интересно? Я бы была доброй, хорошей женой. Я же все умею, только не для кого.

Либех (входит) Радуйся и веселись, достопочтеннейшая госпожа уродина! Я нашел тебе жениха. Готовьтесь к свадьбе!

Мама: А шо они дают?

Либех: Ну, на этот счет можете не беспокоиться. Полная гарантия, под мою ответственность. Они такие же нищие, как и вы. Зато вы будете в равном положении, никто никому завидовать не будет. Давайте собирайтесь. Поезд в Плачинки отправляется через несколько минут. Кстати, вы мне должны за проезд в оба конца.

Мама: Ша, мужчина, это пустой базар. Мы же еще товар не видели.

Либех: Товар - эстра класс. Фирма гарантирует. И нищий, и урод.

Мама: Я уже легла спать, и тут - на тебе. Переться к черту на кулички. А если ничего не выйдет, кто нам оплатит расходы?

Либех: Мадам, не морочьте голову. Разве счастье единственной дочери для вас не важнее этих копеек?

Мама: Ни фига себе копейки. Они же каждый раз цены повышают.




Картина 4

Ж/д платформа в Плачинках. Ночь. Входит Екиш с папой и мамой. Навстречу им идут Либех, Пупча с папой и мамой и их тесть Хептон Крутицер. Она закутана в шаль, лицо закрыто вуалью. Две команды останавливаются друг напротив друга.

Либех: Радость и счастье пришли в ваши дома! Позвольте представить - Екиш Хошпиш - жених. Пупча Харупча - невеста. Готовьте свадьбу, зовите гостей.

Екиш: Товар лицом!

Либех: Погодите, не все сразу.

Екиш (указывает на тестя): Это что?

Тесть: Тесть. Хептон Крутицер.

Мама снимает с дочки шаль.

Екиш: А теперь - с лица!

Тесть: Ша, куда вы так торопитесь! У вас вся жизнь впереди. Еще успеете насмотреться. Девушка скромная. Она не может так сразу. Вам, бы, кстати, тоже вуаль не помешала.

Мама Екиша: Не морочьте голову. Или вы показываете товар лицом, или мы уходим. (Делает вид, что собирается уходить.

Екиш (подходит к невесте, осторожно открывает лицо и в ужасе отпрядает): Аааа!

Папа и мама подбегают и хватают его под руки, чтоб не упал.

Мама: Ничего страшного, наш сыночек, верно скушал что -нибудь не то.

Пупча: Ах, увезите меня отсюда! Увезите, убейте, но... я не могу здесь оставаться, не могу!

Либех: Да ладно вам. Вы просто хотите мне сбить цену. Нормальный товар. Руки, ноги, нос - все на месте.

Екиш: Нос... но какой!

Либех: Мисс мира за вас не пойдет.

Екиш: Мне не надо мисс мира. Мне надо нормальную. А не эту. Поехали домой.

Мама Екиша: Ничего, как-нибудь утрясется. Он столько дерьма в жизни сожрал, сожрет и это. Не впервой.

Тесть: А я говорил - не надо было ее вуалью завешивать. Так он бы сразу ее увидел, получил бы свой шок и дело с концами. Вы все испортили! Идиоты!

Мама Пупчи: От такого слышу! Придурок! Ты же сам сказал, что ее надо чем-то прикрыть, чтоб жениха сразу кондрашка не хватила.

Пупча: Ах, увезите меня отсюда. Куда-нибудь в темное, сухое и прохладное место. Хочу к моему любимому тесту!

Тесть: Поезд подойдет через несколько минут.

Мама Пупчи: За те деньги, что мы выбросили на поездку туда-сюда, я могла бы себе купить шерстяные зимние трико. Синие или розовые. Нет, все-таки лучше синие.

Две команды расходятся.

Либех: А жаль. Прекрасная пара. Оба уроды и нищие. Стерпится - слюбится.




Картина 5

Дом Хошпишов в Плачинках. Вечер.

За окном появляется Либех. Он везет инвалидную коляску с Турквельтом. Он в пижаме.

Либех: Вы будете смеяться, но я таки нашел Пупче жениха (показывает на Турквельта). Я им дал два дня на раздумье.

Турквельт совсем плох. Рядом с ним - капельница на колесах, из-под штанов торчит катетер.

Турквельт силится что-то сказать, но не может. Не дай бог дожить до такого состояния. Я бы эту сцену вообще убрал. Комедия все-таки.

Либех: Это он хочет сказать: "Дорогая Пупча! Я буду тебя любить до самой смерти". Он еще парень хоть куда. А может, он выздоровеет и они будут жить поживать и добра наживать. Любовь делает чудеса. И она расцветет от любви и станет красавицей. Как Триумфальная арка, пирамида Рамзеса или Кремль (так в оригинале, это не я придумал).

Екиш: Это вы своему товару цену набиваете. Да вы его хоть золотом осыпьте, никому он уже не нужен.

Либех: Я ни на кого давление не оказываю. Пусть сами делают свой выбор. У нас демократия. Мне это надо? Я вообще-то оптик, занимаюсь еще ремонтом, маникюр, педикюр, массаж, заговоры на любовь, нахождение пропавших вещей. Ну и т. д. У вас в доме починить ничего не надо?

Турквельт пытается что то сказать, Либех "переводит".

Либех: Он говорит, что готов заплатить любые деньги, если я ему обеспечу его любовь, его жемчужину в короне - красавицу Пупчу.

Толкает коляску, уезжает.




Картина 6

Плачинки. Ночь. Улица. Фонарь. На заднем плане вывеска аптеки. Пупча везет в коляске Турквельта. За ними плетется Либех. Появляется Екиш. Пупча склоняется над женихом, он пытается поднять руку, но она бессильна. Он что-то пытается сказать.

Екиш (рассуждает про себя): Конечно, он полная развалина. Но ведь она что-то в нем нашла. А я что, лучше? Мне достаточно в зеркало посмотреть, зачем мне еще одна уродина в доме?

... Торквельт пытается что-то сказать.

С другой стороны, через какие-нибудь 50 лет любая красавица станет уродиной. Надо просто подождать. Но это немножко долго. Вот и соперник у меня появился. Если б не он, сидел бы сейчас я дома. (к Пупче) Ладно, давай жениться. Уговорила. (С ужасом подходит к ней, закрывая глаза, открывает, отшатывается назад, шокированный увиденным) Ладно, решено. Стерпится, слюбится. (снова подходит к ней)То есть - ни за что! (отходит) Нет, так издали - ничего. Все равно же умирать рано или поздно - какая разница. (Берет ее под руку. Свадебный марш, внезапно обрыва... Торквельт пытается что-то сказать)

Пупча: Особое мероприятие. Из двух зол выбираем меньшее. Большее получаем в подарок.

... Торквельт в предсмертных судорогах пытается что-то сказать, хрипит, хвтается за горло, умирает.

Пупча: Мой жених умер. Ты вышел в финал. Я вся твоя.

Либех: Желаю паре молодой дожить до свадьбы золотой! (Произносит это с такой помпой, как будто он сам это только что придумал).

Екишу плохо. Невеста поддерживает его, чтоб не упал, не дай Бог.




Картина 8, с Б-жьей помощью

Дом Харупчей в Плачинках. Спальня молодых. Пупча в ночной рубашке, закутана шарфом. Екиш медленно раздевается, как бы пытаясь отсрочить неизбежное.

Пупча: Расскажи что-нибудь о себе. О чем ты мечтал в детстве?

Екиш: Как все - быть директором женской бани.

Екиш, наконец, избавляется от кальсон и рубашки. Наступает, как говорят футбольные комментаторы, самая решительная минута. Он смотрит на молодую жену с отвращением, как на крысу. Та нерешительно вздыхает. Он нерешительно приближается к ней, как бы надеясь, что сейчас случится чудо, и этого делать не придется.

Екиш: Господи, хоть бы война началась. Или пожар (тянет время. Закрывает ставни, снова открывает)

Пупча (призывно) Луна так романтично светит сегодня. Полнолуние.

Екиш: Чтоб она пропала вместе с ...

Пупча: Ладно, вырубай свет (накрывает лицо простыней).

Екиш: Это не поможет. Я же знаю, как ты выглядишь.

Пупча: А ты представь на моем месте кого-нибудь другого.

Екиш: Тогда зачем ты мне нужна? (кладет на жену кучу подушек и одеял) Красавицы всего мира, придите мне на помощь.

Из-под подушек и одеял доносятся рыдания.

Екиш: Воет как шакал.

Пупча (выглядывая из-под одеял) Сейчас как возьму тебя за членик и потяну к себе.

Екиш: Это тебе что - носок? Полицейская дубинка? Не смей называть его члеником! Теперь из-за тебя он у меня съежился и спрятался внутрь. Ничем его оттуда не выманишь.

Все из-за тебя. Как корабль назовешь - так он и поплывет.

Пупча: Большому кораблю - большое плавание.

Последние две реплики я придумал. И что? Хуже стало? Не зря лауреат Госпремии Израиля Эфраим Кишон говорил, что мои переводы лучше его оригиналов.




Вы будете смеяться, картина 9

Там же. Утро. Входит мама Пупчи, ее так и подмывает спросить: Ну как?

Екиш стоит с видом наказанного ребенка у окна. Пупча занимается рыданием. Завидя мать, бросается к ней.

Мама (с надеждой): Ну что, этот сексуальный маньяк надругался над тобой?

Пупча (не прекращая рыданий): Нет.

Мама: Как нет? Как он посмел?

Пупча (рыдая): Стрелка... на 6.

Мама: Какая стрелка?

Пупча: Часовая, минутная, какая разница.

Папа (входит): А чего ты рыдаешь? Ты себя плохо чувствуешь? Ой, ты не беременна часом?

Пупча: Да я же говорю - у него стрелка на 6. Выше не поднимается.

Крутицер (входит): Какая стрелка?

Папа: Какая стрелка?

Пупча, рыдая, показывает на нужное место мужа и пальцами показывает 6.

Крутицер: Да, часики-то китайские. Конечно, не у всех есть швейцарские, как у меня. Завод на 24 часа. Безотказные. (в зал) Кто хочет удостовериться?

Папа: Мерзавец! На других, небось, поднимается до 12.

Звонок. Папа идет открывать. Входят родители жениха.

Папа невесты, указывает на то же самое место: Вот, полюбуйтесь. Стрелка на 6.

Папа жениха: Какая стрелка?

Мама жениха: Какая стрелка?

Папа невесты: Та самая! На 6!

Пупча: Членик!

Екиш: Опять ты за свое!

Пупча: Как хочу, так и называю. Теперь это моя собственность.

Папа Пупчи: Наша собственность.

Пупча: Стоит на 6.

Крутицер: Не стоит, а висит.

Екиш (печально) Максимум на 7.

Папа Екиша: Что вы напали на человека? Первая ночь. Мы еще увидим небо в алмазах.

Мама Екиша: На такого крокодила и у Господа Бога не поднялось бы до 12.

Мама Пупчи: Женщина, шо вы такое говорите? Да у моей дочери десятки человек в очереди стояли с заводом на 12.

Мама Екиша: Ай, не надо мне рассказывать. Они в руках держали.

Мама Пупчи: Мошенники! Подсунули нам испорченный товар!

Мама Екиша: А надо было проверять товар, не отходя от кассы. А иначе нечего претензии предъявлять. У вас гарантийный талон есть? Погодите, а может она инструкцию не соблюдала? Неправильно пользовалась?

Пупча: Соблюдала. Не покладая рук (заходится в рыданиях. Екиш подходит к ней, нерешительно обнимает, хочет утешить. Какая- никакая, а жена. У других и такой нет). Дайте нам еще шанс, мы будем стараться.

Либех (входит в приподнятом настроении): Поздравляю молодых. Ну, как прошла первая брачная ночь? Хорошо повеселились? Давайте рассчитываться, дорогие родители.

Мама Пупчи: "Повеселились". Сволочь! Еще и денег требует. Ты нам неустойку должен заплатить.

Пупча: Членик! Все дело в членике! Он на 6!

Либех в испуге ретируется.

Екиш: Скоро снова ночь и снова мучиться. Иисус Навин остановил солнце, чтоб ночь не наступала. А мне что делать? Я просто слишком нежный. В этом брутальном мире надо быть скотиной.




А вот и картина 10

Дом Харупчей в Плачинках. Возле спальни молодых вся мишпуха - обе пары родителей, и тесть.

Папа Пупчи (подглядывает в замочную скважину и ведет репортаж): Разделись.

(Возбужденный шепот присутствующих). Тихо! Не спугните! Начали обниматься.

Мама Пупчи: Даст Бог, на этот раз получится.

Папа: Обнимаются.

Тесть: Дальше давай. Прогресс есть?

Папа: Тихо вы.

Мама Пупчи: Ему надо привыкнуть. Мы в войну и не такое пережили.

Папа Пупчи: Ну, давайте там! Господи - делов то! Сунул, вынул, и свободен до утра.

Тесть (поет Марсельезу, остальные присоединяются и маршируют):

Вперед, сыны родного края,
Для нас день славы настает!
Насильем право попирая,
На нас кровавый враг идет!

Папа Пупчи (не открываясь от замочной скважины): Тихо там, спугнете!

Дверь спальни открывается. Выходит Пупча, опуская глаза, грустная.

Мама Пупчи: Попытка не засчитана? (Папе) Ты же отец, что ты стоишь? Сделай что-нибудь!

Папа: А что я могу сделать?

Тесть: Прекратите истерику! Давайте лучше подумаем, что мы можем сделать. У меня есть идея! Надо вызвать Форседес.

Мама Пупчи: А кто это?

Тесть: Это наша местная местечковая прости...

Папа: Простите, где мы ее найдем?

Тесть: Только нужно немножечко ей заплатить.

Папа: Опять платить? Пусть они платят! Это их импотент.

Тесть: А красотка чья?

Екиш (выходит из комнаты) Я не импотент. Могу доказать. Просто у меня на вашу... не стоит вопрос.

Тесть: Ладно, две трети за счет их импотента, треть за счет нашей красотки.

Мама: Ну и молодежь пошла. Да, наша доченька не такая уж красавица. Но семья -это ячейка общества, и каждый должен выполнять свой семейный долг перед обществом. Но они же об этом не думают. Им главное - удовольствие получить, а там - хоть трава не расти

Тесть: Где бы нам взять, простите... такую женщину, которая...

Папа Екиша: Да была в Плачинках одна.

Мама Екиша: А ты откуда знаешь? Ты к ней ходил? Признавайся! Чистосердечное признание облегчит твою вину.

Папа Екиша: Господи, да это было 40 лет тому.

Мама Екиша: И кто лучше, я или она? Сколько ты ей заплатил? Я за эти деньги могла бы купить себе две пары новых шерстяных голубых трико. Нет, все-таки лучше розовых. Все пропало! 40 лет супружеской жизни насмарку!

Папа: Ой, да ладно тебе. Мужчина должен раз в 40 лет развлечься на стороне.

Мама: Какая-то проститутка украла мои новые розовые трико! Никогда тебе этого не прощу! Ты загубил мою жизнь! Сейчас она танцует в моих трико! Все наши сбережения ушли насмарку. Все проститутки танцуют в моих трико!

Тесть: Я слышал, в соседнем местечке Полюшки есть одна...

Все обращаются к нему.

Папа Пупчи: Полюшко-поле. Что-то знакомое.

Тесть: Что вы понимаете? Полюшки - это центр Вселенной. Там есть культурное, интеллигентное население в лице аптекарши. Это вам не местное жлобье. Там не жрут простую картошку и макароны, как вы тут привыкли. Там уже дошли до лягушачьих лапок.

Мама Пупчи: А картошку и макароны там уже совсем не едят?

Тесть: Я не знаю, но ехать надо. Все в Полюшки! (Поет) Полюшко поле! (Вы будете смеяться, но это классический канторский распев. Кантор в нашей синагоге его любит).

Екиш: А как выглядит эта, о которой вы говорили, простите?

Тесть: Ну, я же говорю - они уже дошли там до лягушачьих лапок. В чесночном соусе!

Екиш: Да нет, меня не это интересует, простите.

Тесть: О чем вы говорите? С ней работал прошлый генерал-губернатор.

Екиш: О!

Тесть. Вернее, его помощник. Секретарь помощника. Второй.

Мама Пупчи: Ладно, тесть. Мы пошлем вас на разведку. Вернетесь- доложите.

Тесть: А деньги?

Все: Опять деньги?

Тесть: Она без денег не примет.

Папа Екиша: Мы вам потом вернем. Под налоговую квитанцию.

Екиш: Знает ли она там, какая высокая миссия на нее возложена. Государственная, если хотите. Семья- ячейка общества.

Тесть: Ладно, поехал я. Поезд в Полюшки отходит через минуту.

Все выходят с маршем: "Солдаты - в путь, в путь в путь! А для тебя родная, есть почта полевая. Прощай, труба зовет! Солдаты - в поход!"

Кому не нравится? Так ведь комедия! Ну, не хотите, не надо. По-моему, смешно. Кстати, есть идея. Ввести роль комментатора-переводчика. В цилиндре и смокинге.




Часть 2

Картина 11

Темный переулок в Полюшках. Это, кстати, такое же убогое местечко как Плачки и Плачинки. Я бы тут дал убогие облупленные избы и лужу на переднем плане. Вся мишпуха дрожит от холода, воротники подняли, кутаются, застегнули все пуговицы. Все идут за Тестем.

Папа Пупчи: Да... Не Париж. И вот это ваш центр мира? Или здесь темень, хоть глаз выколи, потому что вся ночная жизнь в тайне происходит.

Мама Пупчи: Может, у них тут траур сегодня. Кто-то умер?

Мама Екиша: У меня впечатление, что у них тут такой траур всегда.

Вдали мелькнула тень человека.

Тесть: Тихо! На ловца и зверь бежит.

Это Либех.

Тесть: А, это вы? Массаж?

Либех: Педикюр. Отремонтировать ничего не надо?

Мама Пупчи: Так это Либех, чтоб я так жила? Что вы здесь делаете?

Либех: А то вы не видите. Маникюр давно делали? Кручусь, чтоб заработать пару копеек.

Мама Пупчи: И как?

Либех: Таки пока никак.

Папа Пупчи: Это тот самый Либех?

Мама Пупчи: Тот самый. Сват.

Тесть: А мы тут ищем эту самую... специалистку...

Либех (роется в карманах, достает мятый потертый клочок бумаги): Вам нужна шведка или француженка:

Мама Пупчи: Да господи, какая есть.

Либех: Нет ни той, ни другой. Только местная.

Мама Пупчи: Судя по вашей бумажке, у нее большой стаж работы по специальности.

Либех (обиженно): Вам нужен профессионал со стажем или девочка с улицы?

Мама: Ладно, давайте вашего про... профессионала. А поднимать на 12 она умеет?

Либех: Еще как! Это же профессионал высокого класса. Только нужно будет заплатить.

Мама: Опять платить! Да за эти деньги я могла...

Тесть: Это мы уже слышали.

Либех: Это не женщина. Это пожар, землетрясение, стихийное бедствие.

Мама: Ой, да ладно вам!

Либех: Я ведь не из за денег. Просто ради выполнения заповеди "Плодитесь и размножайтесь". Но бесплатно она работать не будет. Ну, и мне за комиссию. Я ведь по специальности оптик, а это у меня так, хобби. Чтоб помогать людям.

Мама Екиша: Вы должны нам сделать скидку. Она же не будет работать по настоящему, только демонстрировать возбуждающие позы.

Либех: Вы не понимаете ничего в этом деле. Это и есть настоящая работа. Короче - треть сейчас, остальное по окончании работы. С вас 240 талеров. (протягивает руку к родителям невесты)

Мама Пупчи: Мы даем треть, они пусть дают остальное.

Мама Екиша: А кто у нас красавица?

Мама Пупчи: А кто у нас импотент?

Мама Екиша (со стоном и вздохом вынимает из лифчика деньги, дает Либеху): Ну, давайте вже вашу специалистку.




Картина 12

"Рабочий кабинет" Форседес. Койка, тумбочка, обшарпанные стены. Входит вся мишпуха, осматривается.

Входит Форседес. Пожилая некрасивая женщина, опирается на палку.

Мама Екиша: А где знаменитая Форседес?

Папа Екиша: Вы - ее бабушка?

Мама Пупчи: Боюсь, что это она самая и есть.

Вся мишпуха оборачивается на Либеха.

Либех: Ничего страшного, это она просто так выглядит, а в деле она - профессионал.

Форседес (старческим надтреснутым голосом): Ну, с кем будем работать?

(подходит к Тестю, полагая его клиентом, хватает его за яйца) Что, не работает?

Тесть: Да не у меня. Вот у него (показывает на Екиша) У меня-то все нормально.

Екиш: У меня тоже. Вот в ней все дело (показывает на Пупчу)

Пупча: Нашли крайнюю тоже. Сами разбирайтесь.

Форседес: Так с кем работать?

Мама Екиша: Мой сыночек из нормальной семьи, только вот невеста подкачала.

Форседес: Короче, краник висит (хватает Екиша за яйца)

Екиш: Скажите ей, пусть не хватает.

Мама Екиша: Вы, простите, полегче с ним. Он из приличной семьи.

Форседес: Всем покинуть помещение! Остаюсь только я и счастливые новобрачные.

Мама Екиша: Вы все-таки поосторожней с ним.

Екиш: И пусть не хватает.

Форседес: Дверь закрыть! И не подглядывать. Я буду тыкать остро заточенным карандашом в замочную скважину. Кому в глаз попадет, я не виновата.




Ну, а теперь картина 13
Cool & Mination

Форседес: Объявляю программу. Обнимаемся и смотрим на меня. Я буду делать эротические телодвижения. Как только краник поднимается, осуществляем введение и делаем возвратно-поступательные движения с нарастающей частотой и амплитудой до наступления эякуляции. Всем ясно? Приступили. Раз, два, три.

Прижимает счастливых новобрачных друг к другу, для верности обвязывает их веревкой. Делает движения, похожие на производственную гимнастику, причем заметно, что у нее радикулит, движения даются ей с трудом.

Форседес: Ну, возбуждаемся, быстренько. Не задерживаем сами себя. Раньше закончим, раньше уйдем. Сделал дело, гуляй смело. Раньше думай о родине, а потом о себе.

Екиш: Орать не надо только. У меня так не получится.

Форседес: Получится. Если захотим, это не будет сказкой. Вперед и с песней. Ну? Меня другие клиенты ждут, а я тут с вами вожусь.

Пупча: Моему мужу нужна атмосфера.

Форседес: А ты заткнись, шимпанза. Чья бы корова мычала. (Трясет старческими грудями у лица Екиша) Ну?

Екиш: Я так не могу.

Форседес: Ты никак не можешь, идиот. Даже с такой секс-бомбой как я. У меня возбуждались даже телефонные столбы (хватается за поясницу).

Екиш: А я не столб.

Форседес: Ты хуже. (Пупче) Расстегни ему штаны и бери инициативу в свои руки.

Пупча: Брала уже. И в руки и в ....

Форседес: Лучше синица в руках, чем... (подходит к Екишу, запускает руку ему в штаны. Тот орет).

Екиш: Папа! Мама! Спасите! Она мне его сейчас оторвет, и тогда уже ничего не поможет.

Вбегает вся мишпуха. Екиш бросается за спасением к родителям. Она меня так напугала, что у меня уже никогда не будет на 12. Даже на 9.

Мама Екиша: Это все из-за Тестя! Это его идея.

Тесть: что бы ни случилось - обвинят тестя. Антитестизм!

Мама Екиша: А чей он тесть, кстати? Ведь не наш.

Мама Пупчи: И не наш.

Мама Екиша: Откуда же он здесь взялся?

Тесть: Да какая вам разница? Я всехний тесть. Общий.

Мама Пупчи: Это все из-за Либеха.

Папа Пупчи: А где он, кстати (в зал) Вы не видели Либеха?

Мама Пупчи: Сбежал. Взял деньги и сбежал. А ведь за эти деньги я могла бы ....

Все, хором, скандируют: Купить себе шерстяные зимние трико.

Папа Екиша (указывая на Форседес): А ведь он сказал, что она красивая. Лягушек ест.

Форседес: Тьфу на вас! Вы все темные, невежественные, некультурные люди. Да, я красивая. (становится в боевую стойку) Кто-то хочет возразить? Меня все любят. Подарки дарят.

Тесть: Бывший помощник губернатора.

Форседес: Я здесь вообще случайно оказалась. Я, вообще-то сейчас должна быть в Париже.Я - вовсе не то, что некоторые думают. Все судят по внешности, а может у меня ранимая душа.

Пупча: О! У меня тоже.

Форседес: Заткнись, дура! Ну, давайте еще разок попробуем. Счастливый жених смотрит на меня, возбуждается, осуществляет введение, пару возвратно-поступательных - и все свободны! Расплачиваемся и расходимся по домам (рыдает взаправду)

Тесть (Екишу):Давай, не обижай человека. Ей домой надо.

Екиш: Да пробовали уже, сколько раз.

Тесть: Еще раз давай. Попытка не пытка. (Обвязывает счастливую пару веревкой).

Форседес рыдает.




Картина 14

Перерыв




Картина 15

Те же, там же.

Пупча (Форседес)Ладно, успокойся. Мне, думаешь, хорошо? (Екишу) Она права. (в зал) Если бы вы, мужчины, могли заглянуть в наш внутренний мир, вы бы увидели нас таких, какие мы на самом деле. А вас только форма задницы интересует.

Екиш: Я не хотел вас обидеть. Но в данном случае, решаю не я, а

Пупча: Членик.

Екиш: Сколько раз говорить - не смей называть его члеником!

Пупча: А как?

Екиш: Ну, например, тигр. Он спрятался в свою норку, и ничем его не выманишь. Так что все претензии - не ко мне, а к нему. Можете жалобы писать. (опускает голову) Эй, ты слышишь? Совесть у тебя есть? Почему ты меня подводишь? Тебя внутренний мир женщины совершенно не интересует! Тебе важна лишь форма задницы. Эгоист! Шовинист! Встань, когда с тобой хозяин разговаривает! Ни стыда, ни совести.

Пупча: У меня впечатление, что он еще и глухой.

Форседес: И немой.

Екиш: Да, тут разговаривать не с кем.

Пупча (приседает перед Екишом, обращаясь к членику): Ну чего тебе надо, сволочь? Что ты всех изводишь?

Екиш: Нашла с кем разговаривать. Он тебя имел в большом виду.

Пупча: Но я все-таки попробую. Послушай, так нечестно. Ты спрятался там внутри, в темноте. Выйди, поговорим по-человечески.

Равлик, павлик, высунь рожки,
Дам тебе кусок картошки
Ну, а если будет мало,
Дам тебе кусочек сала.

Тихо, тихо ползи
Улитка, по склону Фудзи
Вверх, до самых высот

Екиш: По-моему, ты его этим не соблазнишь. Тут что-то другое нужно.

Пупча: Молчи уже, специалист

Екиш: Мама, папа, заберите меня домой, уложите спать.

Тесть. А меня кто уложит? Я ведь не родился тестем Я тоже когда-то был чьим-то сыночком. У меня был папа, который укрывал меня одеяльцем, и мама рассказывала сказку и пела колыбельную, и я лежал еще с открытыми глазами и слушал радио из той комнаты и разговоры взрослых, особенно когда они про меня говорили, а потом я закрывал глаза и летал между гор. И с меня опадала детская одежда и вдруг как-то незаметно оказалось, что я уже взрослый.

Папа Екиша: Да, и у нас такое было, можешь маму спросить. Мы тоже были детьми. А твоя мама как сейчас кочан кислой капусты, такой и в молодости была.

Мама: Да, была.

Папа: Но я на ней женился. Слава Господу Богу, который в своей неизъяснимой мудрости придумал темноту. Иначе ты бы не появился. Когда я хотел открыть рот, засовывал туда трубку и смотрел на дым. Так и прожили. А она была капустой.

Мама: Да, кислой капустой.

Папа: Так что посмотри на свою жену. Посмотри на этот мир. Это же дерьмо. И все как то живут. И производят, стиснув зубы, новое дерьмо. Так что давай, продолжай дело отцов.

Форседес: Погодите, вы же со мной не рассчитались.

Екиш убегает, все бегут за ним.




Картина 16

Темные переулки в Полюшках. Екиш убегает, все бегут за ним, задыхаясь. Говорят, тяжело дыша, между перебежками.

Мама Пупчи: Ишь, как бежит.

Папа Пупчи: Конечно, он же на жену сил не растрачивает.

Тесть: А вот мне как раз по этой же причине бежать тяжело. То есть наоборот.

Форседес: Ничего, добежит до реки, там мы его и поймаем. (Переходят на марш, поют):

Вперед, сыны родного края,
Для нас день славы настает!
Насильем право попирая,
На нас кровавый враг идет!

Мама Пупчи: Никогда раньше не пела, пока вся эта история не началась.

Пупча: То ли еще будет! Ой, я подвернула ногу!




Картина 17

Полюшки. Берег реки. Ночь. Вся мишпуха окружает Екиша, который прячется в кустах.

Форседес: Импотент! Сдавайся, ты окружен.

Папа Екиша: Уроды окружают тебя со всех сторон, тебе просто некуда деться. Выходи, подлый трус!

Мама Пупчи: Сдавайся! Сопротивление бесполезно. Мы обещаем тебе хорошее отношение - питание, лечение, уход!

Форседес: Импотент! Считаю до 10, потом будем брать штурмом.

Пупча: Не смейте называть моего мужа импотентом!

Мама Пупчи: Ты перешла на сторону противника? Иуда! А ты же ко всему еще и хромая! (в зал) Она хромая! Видели? А ну, пройдись!

Пупча (рыдает) А что я, виновата? Это вы меня такой родили.

Мама: Вранье! Мы не планировали рожать хромую уродку. У нас в планах была красавица, Гретя Гарбо, Жида Лолобриджида. А нам тебя просто подсунули. Откуда ты вообще взялась на нашу голову?

Папа Пупчи: Я не виноват, ты не виновата, он не виноват, мы не виноваты, вы не виноваты, он, она, они не виноваты. А кто?

Мама Пупчи: Либех! А где он, кстати? Сколько денег мы ему отдали! Плакали мои новые розовые шерстяные трико!

Папа Пупчи: Где же он? Надо его разыскать, пусть ответит за все! Сволочь! Все из-за него!

(Краснеет, бледнеет, хрипит, хватается за горло, за сердце, падает, собирается умирать)

Мама Пупчи (склоняется над мужем): Прекрати! Ты не смеешь оставлять меня одну! Вставай! (родителям Екиша) Это вы убили моего мужа! Вы за это ответите! За что вы его убили? Что он вам сделал? А сейчас предстоят расходы на похороны. А на эти деньги я могла купить...

Все: Шерстяные голубые трико.

Мама Пупчи: Или розовые.

Папа Пупчи: Все пропало... все расходы зря... если б я знал, что я умру, не надо было тратить... можно было сэконо... (теряет созна)

Екиш вылезает из кустов, весь мокрый, в росе, отряхивается.

Мама Екиша: Видишь, что ты наделал? Из-за тебя отец умер.

Екиш: Почему это из-за меня?

Мама: А из-за кого же еще? Теперь давай, обеспечивай продолжение рода.

Екиш: Прямо сейчас?

Мама: А что? Нам нечего скрывать от народа Ну, давай, люди ждут. (жест в сторону зала). Надо жить и выполнять свои обязанности. Нести свой крест.

Екиш: Прямо здесь, при всех? При умирающем папе?

Мама: Ты ему только удовольствие доставишь. И всем остальным. Давай, начинай. Где Пупча?

Екиш: Щас! Я весь мокрый, бежал. Ночью, в незнакомом местечке, при людях. Этого ты хочешь?

Мама: Да. Давай, кончай разговоры - и за дело. Делу время, потехе час. Семеро одного не ждут. Один с сошкой... нет, это не отсюда. Короче - давай. Это последняя воля отца.

Пупча нерешительно подходит к Екишу.

Тесть: Давай, ну! Общественность требует. Глас народа - глас божий.

Папа Екиша (поднимается из последних сил) Давай! (падает и снова умирает).

Тесть Видишь? Это было его завещание. Екиш, давай! Екиш, давай! (пытается завести зрителей на скандирование)

Екиш: При людях?

Тесть: Люди только этого и ждут. Они для этого пришли. Деньги заплатили. (Спрашивает у зрителя первого ряда - сколько стоит билет? После ответа обращается к Екишу) Вот видишь?

Либех (входит в приподнятом настроении): А что тут у нас происходит? Я работаю, пока вы тут на пикнике прохлаждаетесь. Папа жениха отдыхает на травке.

Папа Екиша (из последних сил поднимается на смертном одре): Чтоб ты так отдыхал (снова умирает).

Мама Екиша: Я не поняла - ты умер или нет? Если умер - не морочь людям голову. Если нет - вставай и не морочь людям голову.

Папа Екиша. Я еще не решил.

Либех: Кстати, похоронным бизнесом я тоже занимаюсь.

Тесть: Пикник, сволочь? Сейчас мы тебе покажем пикник. "Столица мира". "Лягушачьи лапки". Сволочь!

Все набрасываются на Либеха, он убегает. Все гонятся за ним.




Картина уже 18

Там же. Ночь.

Екиш: Вселенная помещается в треугольнике Плачки-Полюшки-Пальчинки. За пределами этого ничего нет. Даже людей с песьими головами. Ничего. Пусто. Можно заснуть в Плачках, видеть сны в Полюшках, зевнуть в Пальчинках, и далее по кругу. Пока меня не похоронят в одном из этих мест.

Вся мишпуха возвращается. Но Екиш уже завелся, остановиться не может. Его тон становится все более патетическим:



Екиш: Истинно говорю вам- есть иной мир! Огромный мир, причиняющий людям страдания своим совершенством. И в нем есть дворцы и принцессы! И достаточно открыть окно, чтобы в этом убедиться! А потом выпрыгнуть отсюда в большой мир. А там - чистый прозрачный воздух, и все эти Полюшки остались далеко позади, как мушиные пятна на подоконнике!

Мама Екиша: Ну, так шо вы таки скажете за моего сына? Дворцы и принцессы, не кусок дерьма. У нас все по-большому! Это он впитал с молоком матери.

Форседес (подходит к Екишу, осматривает его с головы до ног, как будто раньше не видела):

Ага, значит я уже тебя не устрою. Тебе принцессу подавай. Да у этих принцесс на три сантиметра штукатурки на морде. А вы в душу загляните. Хоть последней проститутке. Ты ведь так до сих пор и не понял, кто я.

Пупча: И я.

Форседес: Заткнись, дура. Я возвращаюсь в свою студию. Если понадоблюсь, вы знаете, где я.

Прощайте, дорогие зрители. Моя роль в этом спектакле закончена. Зато я раньше других вернусь домой. С этими пробками.... Не поминайте лихом. Конец второго действия.




Картина 19

Перерыв




Акт 3 Дворец и принцесса

Картина 20

Берег реки в Полюшках. Ночь. Вся мишпуха и труп папы.

Мама Екиша: Ну, и где ж тут твоя принцесса? Где твой дворец?

Все смотрят на тестя. Он не знает, куда деваться. Вдруг слышатся фанфары. Входит барон Трумпелаз, преисполненный достоинства.

Трумпелаз: Трумпелаз!

Мама Пупчи: Шо?

Трумпелаз: Трумпелаз!

Мама Пупчи: Так шо нам теперь?

Мама Екиша: А, это наверно звать его так.

Тесть: Идиоты, это по-французски. Бонжур месье!

Трумпелаз: Бонжур.

Тесть (победным тоном): Поняли?

Трумпелаз: Трумпелаз!

Мама Пупчи: Вы идиот?

Трумпелаз: Барон!

Мама Пупчи: Одно другому не мешает. Я - вот ее мама.

Трумпелаз: Трумпелаз!

Тесть: Я - ихний тесть.

Трумпелаз: Трумпелаз! Барон! Я имею честь пригласить господина Екиша де импотенто и госпожу де крокодилл, и всю вашу достопочтеннейшую мишпуху во дворец де принцессы!

Пупча: Мой муж - не импотент. У него просто не получается.

Тесть: Тихо, хай скажет.

Трумпелаз: Ее высочество изволит гостить в вашей стране. И решила пригласить вас на побывку в ее дворец. Все оплачено.

Тесть: Офигеть!

Трумпелаз: Трумпелаз!

Служитель торжественно вносит трусы принцессы на позолоченной вешалочке.

Трумпелаз: Это бельевая принадлежность принцессы Шампаньи.

Все с почтением на них смотрят.

Екиш: Ну, что я вам говорил! Принцесса - это объективная реальность, данная нам в ощущениях.

Пупча: Мне тут только принцесс не хватало. Еще отобьют у меня мужа.

Мама Пупчи: Ничего страшного. Членик-то наш! (показывает на труп) Хорошо ему. Лежи себе и никаких забот. А нам в какой-то дворец переться.




Картина 21

Нет, таки дворец, а шо вы думали? Пышный зал с антикварной мебелью (ИМХО, проще нарисовать, чтоб бутафору не заморачиваться. Театр - не кино) Входит вся команда, боязливо озираясь по сторонам. Ходят на цирлах.

Трумпелаз: Добро пожаловать во дворец!

Гости боязливо сбиваются в кучу. Перешептываются.

Екиш: Мама, мне страшно.

Мама Екиша: А ты не бойся, и не будет страшно.

Екиш: Легко сказать.

Мама: Держись! У нас другого случая не будет. Надо брать от жизни все, пока дают.

Екиш (дрожит всем телом): Мне холодно! Я замерзаю

Мама: Ай, не морочь голову! Это кондиционеры. (боязливо подходит к Трумпелазу) Извините, моему сыночку холодно, может, какое-нибудь одеяло найдется?

Трумпелаз (торжественно) Одеяло для месье Импотента!

Екиш вздрагивает как от удара током. Где-то за сценой кто-то кому то передает приказ:

"Одеяло для месье импотента". Наконец, приносят одеяло. Набрасывают на плечи Екиша, но ему легче не становится. Он дрожит еще больше. Шепчет что-то на ухо маме.

Мама: Терпи! Негде здесь!

Екиш: Но мне очень надо!

Мама нерешительно подходит к Трумпелазу, шепчет ему на ухо, тот кивает.

Трумпелаз (торжественно): Господин импотент хочет пописать!

Екиш в отчаянии машет руками.

Трумпелаз (кивает): Господин импотент хочет какать! Проводите его!

Входят слуги, берут Екиша под руки, уводят.

Мама Екиша: Большой начальник. Интересно, кем он принцессе приходится?

Тесть: Думаю, тестем. Тесть - это объективная реальность, данная нам в ощущениях. Если существует человек, значит, у него есть и тесть. Вначале бог создал тестя.




Картина 22, приближаемся к финальному концу

Там же. Те же, кроме Якиша, который, вы догадываетесь, где.

Трумпелаз: Ее высочество - принцесса Шампинье-Шандилье!

Входит натуральная принцесса вся из себя, крутая. Ни дать, ни взять. Двое служителей держат руки на ее груди, образуя как бы живой лифчик. Трумпелаз кланяется, за ним неумело -остальные. Наша мишпуха рассматривает ее как сказочный персонаж, ходят вокруг.

Трумпелаз: Месье Импотент...

Принцесса подходит к Тестю, думая, что это он.

Тесть: Да это не я! Он просто в туалет вышел. У меня как раз с этим делом все в порядке. Хотите проверить? Я могу 25 часов в сутки, без перерыва.

Слуги приводят Екиша.

Трумпелаз: А вот и месье Импотент. Ну как, успешно?

Слуга: Успешно.

Трумпелаз: Поздравляю! (Жмет руку слуге).

Екиш готов сквозь землю провалиться.

Трумпелаз (берет Екиша и Пупчу, подводит их к принцессе): Месье импотент, мадам уродка!

Принцесса: Очень приятно. Шампинье -Шандилье. Принцесса.

Мама Екиша: Умеют же люди устраиваться.

Трумпелаз жестами показывает, мол, кланяться надо.

Екиш и Пупча неумело кланяются.

По знаку Трумпелаза начинает играть оркестр. Двое служителей, держащих грудь принцессы, начинают делать эротический массаж. Она возбуждается, движется в такт их движениям, издает эротические стоны. (Вообще-то я бы эту сцену выбросил, это же не эротический театр. Еще только секса на сцене не хватало. Хотя, с другой стороны, это может привлечь народ. Но нужен ли нам такой народ?) И вот служители убирают руки, и принцесса остается с открытой грудью. (Ну нет, это нам не годится. Хотя...) Екиш, очарованный этим зрелищем, не может оторвать глаз от грудей принцессы, протягивает нерешительно руку, чтобы дотронутся, но потом вдруг осознает, что это западло, опускает взгляд, втягивает голову в плечи, нерешительно озираются. Все мишпуха пялится на это невиданное зрелище. Наконец, грудь принцессы накрывают накидкой. Поскольку Екиш стоял рядом, его голова тоже оказывается накрытой, и оттуда он вещает.

Екиш: Я.... А тут все такое... а мы ж тут.. из Плачек этих ...Зачем мы здесь... Мама, зачем ты согласилась...да, есть другой мир, где принцессы и дворцы, но он не для нас... (рыдает)

Мама Екиша: Он из нормального дома, с нормальной температурой...

Екиш: Она принцесса! А мы кто рядом с ней? И этот дворец...

Рыдает Пупча, а за ней и вся мишпуха. Смачно рыдают, вголос.

Екиш (Трумпелазу): Ну что ты смотришь? (в зал) Ну что вы все смотрите? Вас только тут не хватало! Идите домой!. Уже скоро конец. До которого часу у вас транспорт ходит? А сейчас сколько? Папа, мама! Большой мир существует, и в нем есть дворцы и принцессы. Но все это не для нас. Давайте вернемся домой, в наши Плачки. Там никто не будет над нами смеяться. Нам тут делать нечего. Принцесса! Мы такие маленькие, ничтожные людишки. Нам тут делать нечего (рыдает. Пупча присоединяется. Рыдает вся мишпуха, вголос, слаженно)Екиш (в зал) Что вы смотрите? Рыдайте с нами, рыдайте как мы, рыдайте лучше нас! Чем вы лучше? Вы все - такие же жалкие и убогие.

Принцесса пожимает плечами с видом "Ничего не поделаешь", уходит. За ней следует вся королевская обслуга и Трумпелаз.

Трумпелаз: Моя роль закончена. Успею еще на последний автобус.

Екиш: Ваше высочество, гражданка принцесса, погодите! (принцесса и все сопровождающие останавливаются).

Екиш: Я всю жизнь думал - может, я чего-то стою. Может, в один прекрасный день я что-нибудь изобрету, или напишу роман, или картину. Мы простые, обыкновенные люди, не всем же быть принцами и лауреатами госпремий. Но мы тоже хотим жить нормально, любить и быть любимыми. Мы тоже хотим своего, простого человеческого счастья. Мы встаем утром на работу, вертимся целый день как заведенные, ждем конца рабочего дня, конца недели, отпуска, пенсии...Неужели это (показывает на Пупчу) все, чего я в жизни достоин? И больше ничего никогда не будет? А если я захочу от нее отдохнуть, то мой удел - какая-нибудь старая проститутка? (Все внимательно слушают, кивают в знак согласия). Всегда будет так и никакой надежды? Не прилетит вдруг волшебник в голубом звездолете, принц под алыми парусами, дед мороз с подарками? Только Пупча - и все? (В зал) У вас тоже так?

Принцесса пожимает плечами с видом "Ничего не поделаешь", уходит. За ней следует вся королевская обслуга и Трумпелаз. Уходят.

Тесть: Она все время на меня смотрела. Эти слуги меня за руки держали. Иначе мы бы с ней уже катались по персидскому ковру.

Мама Пупчи: Принцесса шминцесса. А гиц ин паровоз. Строит из себя бог весть что. Я бы тоже так могла, если бы могла. Она только сверху принцесса, а внутри - обыкновенная баба. Поехали домой.




Картина 23

Мама Екиша: Ну, мы старались. Делали для тебя все, что могли.

Тесть: С уродкой он не может, принцессы он стесняется. Куда с ним?

Мама Екиша: Осветители, выключайте свет, делайте ночь.

Свет медленно гаснет.

Тесть: Осталось только найти Либеха и всыпать ему по первое число.

Мама Екиша: Даже по второе. Это он во всем виноват. Ладно, стелите одеяло прямо здесь, на сцене. Жестковато, из-за кулис дует, но ничего не поделаешь. Ночь.

Тесть: Слушай, у нас, говорят, какие-то путевки появились.

Мама Екиша: Вспомнил. Приходи завтра в профком, разберемся.

Тесть: Который год заслуженного обещают.

Мама Екиша: Может тебе еще и орден "За заслуги перед отечеством"? Спи уже.




Картина 24

Все лежат, скрючившись, под польтами и одеялами. Только Екиш стоит.

Пупча: Иди сюда, ложись рядом со мной. Ты же не виноват. Ты же стараешься. Ну, не получается. Может, все-таки как-нибудь? Если долго мучиться, что-нибудь... А?

Екиш подходит. Она нерешительно тянет к нему руки. Он в ужасе отступает.

Екиш: Ну неужели вот этот красный ужасный нос будет моей путеводной звездой всю жизнь? Неужели я больше ничего в жизни не заслужил? (Поднимает голову) Эй, вы там, наверху. Даю вам последний шанс. Сейчас я закрою глаза, посчитаю до трех, а когда открою, все вокруг изменится. (Закрывает глаза, считает до трех, открывает) Все как было. Сволочи вы там! Ну что вам жалко сделать одно небольшое чудо в одном, отдельно взятом театре? Что вам стоит? Подмените ее другой актрисой. Эх... (отчаявшись, ложится рядом с Пупчей, укрываются одеялом).

Пупча: Где же мой ребенок? Он уже должен был появиться на свет. Я была бы хорошей мамой. Я бы его кормила, рассказывала сказки, играла бы с ним, ходила гулять.

Поет колыбельную воображаемому ребенку.




Картина 25
Кульминационная

Пупча и Екиш шумно храпят. Он как бы невзначай обнимает жену и начинает совершать эротические телодвижения. Она ему подыгрывает. Все это, якобы, во сне. Темп движений нарастает.

Екиш (открывает глаза, соображает, что произошло): Кажется, получилось. Входит и выходит.

Пупча: Замечательно выходит. Слушайте все! У нас получилось! Стрелка стала на 12! Если мы едины, мы непобедимы. Вперед, сыны отечества! Теперь я - настоящая жена, и у меня настоящий муж!

Тесть (просыпается): Что такое?

Пупча: Получилось! На 12!

Мама Пупчи: Что случилось?

Пупча: У него получилось. Ура!




Картина 26
Предпоследняя

Утро. Все веселые.

Мама Екиша: Как же это случилось?

Екиш: Сам не знаю. Как-то вдруг, во сне, посреди ночи.

Мама: Тебе теперь надо экономить силы до следующего раза.

Тесть: Ну, тесть тебя кое-чему научил, а?

Мама Пупчи: Оно там вошло правильно?

Пупча: Все вошло, куда надо. Точно по инструкции.

Мама: Ну и как оно было?

Пупча: Ой, все тебе надо знать.

Екиш: Господи, и это все, о чем столько говорят? О чем столько фильмов, книг, спектаклей.

Папа Екиша: Преувеличивают, ясное дело.

Мама Пупчи: Ой, не скажите. Интересная штука. Мне дай волю, я бы днем и ночью. (Пупче) Ты как себя чувствуешь? Не тошнит? На соленое не тянет?

Вбегает Либех, за ним- японец, и его родители.

Либех: Ну, что тут произошло? Пришел Мессия, наконец?

Мама Пупчи: Лучше! У нас получилось!

Либех: Все благодаря мне! А у меня новый клиент - японец, не красавец. В наследство от родителей получил только наследственные болезни. Ему искали невесту по всей Японии, и наконец обратились, к кому бы вы думали? Ничего, найду я ему невесту, хоть с Луны достану.

Ну а теперь прошу счастливых родителей рассчитаться. С привязкой к курсу доллара, банковскому прайму, плюс расходы на проезд, командировочные,

Мама Екиша: Да у нас только на проезд осталось.

Мама Пупчи: А я еще и овдовела (пытается рыдать, но видя, что это ни на кого не производит, прекращает). Мне предстоят расходы на похороны.

Мама Екиша: Так вы же оптик. Вот и занимайтесь своими очками.

Пупча: Я тут накопила немного (достает деньги, дает Либеху)

Мама Пупчи: Эх, мои шерстяные трико.

Либех: Господин японец, вы видите, как я стараюсь ради вас. Но ничего не поделаешь - ваша невеста уже занята.

Пупча: Да уж. Я мужняя жена. У меня скоро ребенок будет (поглаживает себя по животу, прислушивается к ощущениям, улыбается).

Мама японца: Мы потратили много иен. Поездки туда сюда. Обещал невеста - давай невеста.

Либех: Была, да сплыла. (маме Пупчи): Кстати, а вы замуж не хотите?

(дает им деньги, полученные от Пупчи) Вот все, что у меня есть, возьмите.

Мама Пупчи: Мои замечательные шерстяные трико уедут в Японию.

Японцы раскланиваются и уходят.

Либех: Вот так. И ничего не заработал. Кроме благодарностей.




Картина 27
Последняя

Тесть: Ну, мне пора. Поезд скоро отходит.

Пупча берет Екиша за руку: Запомним эту ночь и этот день. Ночь нашей любви и страсти. (в зал) Вы будете смеяться, но это все. Это была пьеса знаменитого израильского драматурга Ханоха Левина в переводе израильского журналиста, переводчика, литератора Марьяна Беленького - создателя образа Тети Сони для Клары Новиковой.

Как мне все это надоело!

Снимает грим и нос и оказывается весьма симпатичной девушкой.

Екиш тоже снимает свой уродливый грим. Раскланиваются.




* * *

Перевод закончен 3.11.11 в 14.20

Теперь сделаю перерыв и пересмотрю все скетчи "Монти Пайтон", благо они теперь на ютубе есть по-русски. Ну а потом, с божьей помощью - за следующую пьесу Левина, пока все не переведу. Работы хватит на несколько лет. Перевод занял месяц. А авторские, даст бог, будут идти всю жизнь.

И еще Лиоре достанется.

Марьян Беленький  



Перевод с иврита, контакты по вопросу постановки:
Марьян Беленький (Belenky Marian)
Тел. +7 972 507415301 моб
+7 972 775503034
Skype name: netdeneg
ioffen@yandex.ru




© Марьян Беленький, перевод, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]