[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ВЕРЮ.  В  ЧУДО

Амарсана Улзытуев. Новые анафоры
М. "Время", 2016




Книга в Лабиринте

Иногда устаешь уже верить, что чуда нет. А оно здесь. Есть. Когда на Озере показал эту книжку пловцу и члену СП, он мне сказал: отстань, и махнул шляпой на прощанье. Жест.

Жесть. Читаю в автобусе вслух унга-зирунга - оборачиваются: а кто это? Это Амарсана Улзытуев. Бурят, москвич, поэт и философ. Создал свою неприкосновенность в форме анафоры.

- сразу же припомнил Соснору и ученика его Костю Крикунова - мир недвижим и неразделен. Потом увидел одно стихотворение с посвящением одному человеку, и спросил Амарсану - он? - Да. Он.

Родина, вероятно, у всех одна - эта божественная улыбка...

Анафора - это не убиваемо, метр в поэтике исполнен ритма, давно и везде поняли, что силлабо-тоникой пишут тощие и отсутствующие. Огромный и жизнелюбивый Амарсана придумал два манифеста и 72 кода индивидуальной регенерации и бессмертия (дам почитать этот трактат сыновьям, обязательно)

А вся Свобода у него начинается с буквы С

Мне иногда непонятно, как он успел побывать в Гане на похоронах Эдди, в Хаммамете - который, ты понял, как присутствие пустыни в каждом, в любом твоем городе и в этой крымской деревне.

Укулёле.

Где Марья Ивановна Боспорская, перестрелявшая взглядом затылки твоих дедов и бабушек, помнит еще свой НКВД-шный наган. А Джеймс Кэмерон погружается в Байкал

Никогда бы не взялся читать вслух нечитаемое. Но у Улзытуева такого нет. Он сквозняк поэтический - рядом на страницах "Оживить ребёнка, Украина". Июнь, 2014 и "Харджиев. Золотой век". (День благодарения) 4 ноября 2011.

Или

Когда-то читая раннего Соснору, понял, что придет другой - мощнее и изряднее. И он пришел, с Байкала, из офигенной Сибири - со своей школой писательства и поэтства, с новой просодией и уверенной поступью по страницам и читательским головам.

И я уже ничего не прошу ни от Будды, ни от бога Джа, ни от украинского бога войны Ненде

С проступающим внутрь Деррида или Розановым, всё-таки Амарсана - сын своего отца, Дондока. Только глядя в его монгольское лицо, начал задавать вопросы. Первый был про нашего общего знакомого - наш? - да.

Я перелистываю обалденную книжку, везде находя поэзию. Да и бог с ними - анафорами, метафорами, тропами, метром и ритмом. Вчитайтесь - и будет вам благо.

Настоящий поэт не разменивается на пустяки - делает свое дело, пишет манифесты и искореняет размер и бедную рифму. Очевидно, ему она в тягость, в серость и в не будущность. Писать по-другому - тоже не всякому дано. Улзытуев знает как.

Верю.

В чудо.




© Александр Павлов, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.
Орфография и пунктуация авторские.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]