[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ОТ  ОБЫВАТЕЛЯ  К  КОЧЕВНИКУ


Так получилось, что я осел, вынужден был перейти на оседлый образ жизни. После почти 10 лет кочевничества. Разные регионы, культуры, языки - пересек я за 10 лет, пересекли меня. И вот вынужден осваивать оседлость - по новой. 10 лет я находился в совершенно другом состоянии - у меня не было постоянного места жительства, постоянной работы, я совсем не беспокоился о многих вещах, которые, как выяснилось, являются неотъемлемыми компонентами оседлости. Я увидел оседлость свежим взглядом. 10 лет назад этого не видел - это было обыденным, было нормальным, в порядке вещей. После нескольких месяцев оседлости приходится сделать вывод: это не жизнь, не образ жизни - это что-то другое...



Разрушение Великого

Возьму несколько Великих империй. Римскую, Византийскую, Моголов и Советскую. Они достаточно подробно изучены, поэтому толковый читатель сам легко найдет информацию о них, если не хватит моих фактов и доводов.

Рим, Вечный город, столица империи, грандиознее - всего мира, был захвачен и разграблен вестготами в 410 году. Его население уже было не способно сопротивляться натиску диких племен, пришельцам с мрачного севера. Аммиан Марцеллин, сирийский грек, описал нравы римлян незадолго до вторжения вестготов, он жил в Риме, он описывал то, что видел вокруг себя. "Они соперничают друг с другом в пустом чванстве титулами и прозвищами и выбирают для себя или придумывают самые пышные и звучные названия с целью внушать простолюдинам удивление и уважение. Тщеславие, с которым они стараются выказывать и, быть может, преувеличивать громадность доходов со своих имений, разбросанных по всем провинциям востока и запада, возбуждает основательное негодование во всяком, кто еще не забыл, что их бедные и непобедимые предки не отличались от самых простых солдат ни изяществом своего стола, ни пышностью своих одеяний. Но теперешняя знать измеряет величие своего положения и свое значение вышиной своих колесниц и тяжестью своих великолепных убранств... Приобретение знаний редко интересует аристократов, ненавидящих все, что может причинять им усталость, и пренебрегающих выгодами образования; сатиры Ювенала и многоречивые баснословные рассказы Мария Максима - единственные книги, которые ими читаются. Библиотеки, доставшиеся им в наследство от предков, всегда закрыты как гробницы, и в них никогда не проникает дневной свет. Но дорогие театральные инструменты - флейты, громадные лиры и гидравлические органы - фабрикуются для их употребления, и в римских дворцах постоянно слышится гармония вокальной и инструментальной музыки. В этих дворцах звукам отдается предпочтение перед здравым смыслом, а заботы о теле считаются более важными, чем заботы об уме... Ради денежной выгоды богатый и страдающий подагрой сенатор готов доехать даже до Сполето; и высокомерие, и чувство собственного достоинства откладывается в сторону, когда является надежда получить что-либо по наследству или даже по завещанию, а богатый бездетный гражданин - самый могущественный человек во всем Риме. Эти люди очень хорошо владеют искусством добиваться подписания выгодного для них завещания, а иногда и искусством ускорять наступление того момента, когда оно приводится в исполнение; случалось даже, что в одном и том же доме, но в различных комнатах муж и жена, с похвальным желанием пережить один другого, призывали своих поверенных и в одно и то же время делали совершенно противоположные распоряжения на случай своей смерти. Нужда в деньгах, которая бывает неизбежным следствием чрезмерной роскоши и как бы наказанием за нее, нередко заставляет вельмож прибегать к самым унизительным приемам. Когда им нужно сделать заем, они выражаются тем низким и умоляющим тоном, каким выражаются рабы в комедиях". Это об элите, о как бы лучших людях империи, о патрициях. То есть они проводят время в максимальной праздности: соревнуются в чинах и званиях, науки им скучны, они предпочитают домашние представления - по современным меркам, можно приравнять к телевизору, - а материальное благополучие единственное, что вызывает у них оживление и двигательную активность. Но остальные граждане империи, менее состоятельные, плебеи, они отнюдь не лучше патрициев, они старались подражать патрициям. Плебеи совершенно отказывались трудиться, требовали бесплатной раздачи печеного хлеба, свободное время тратили на бесплодные разговоры или сидели на каменных ступенях Цирка и смотрели, как бегают кругами колесницы. Население Рима больше не грезило новыми завоеваниями. Людской материал низкого качества заполнял столицу мира. Имя Римской империи еще звучало весомо и угрожающе, но внутри нее не было сил и воли к борьбе, к сопротивлению - людской материал низкого качества заботился об удовлетворении сиюминутных примитивных потребностей. В 410-ом столицу уже некому было защищать. Вестготы взяли ее без боя - впервые за 8 веков Рим был захвачен чужаками; если проецировать на наши дни, то это событие подобно, если бы Нью-Йорк захватили толпы арабов-мусульман. Правда, достоверно неизвестно: то ли патриции открыли ворота, то ли их рабы, неизвестно кто именно предательски открыл ворота Рима. Но в любом случаи Рим пал бы, ему нечем было ответить на орду жаждущих битвы и победы вестготских воинов. Два дня продолжалось разграбление города и истребление жителей, жители не сопротивлялись, только пытались уцелеть, спрятаться. На третий день вестготы ушли. Кучка военных пыталась следующие несколько десятилетий возродить империю, но пришла новая волна варваров - вандалы, они снова захватили Рим, снова без боя, грабили его две недели, опустошили, эпоха Римской империи закончилась.

Итак, падение великой античной империи стало результатом внутренней слабости римлян - физически-то они были не менее развиты, чем варвары. В сравнении со своими предками, неустанно занимавшимися территориальной и культурной экспансией, они деградировали, они не хотели быть героями, они не пытались стать самыми-самыми. Их удовлетворяли мелкие однообразные занятия: патрициев - бесконечный отдых во дворцах, плебеев - ступени Цирка и ежедневная очередь за бесплатным хлебом.

Византийская империя погибла в 1453-ем году - ее столица, ее царь-град Константинополь был взят турками-османами. Этому предшествовала двухмесячная осада. Среди жителей столицы царили пораженческие настроения, чиновники и знать разворовывали средства, отпущенные на оборону. Командующий византийским флотом Лука Нотара припрятал деньги, выделенные из императорской казны на нужды флота, надеясь ими откупиться от турок. Население в большинстве своем не желало ни жертвовать свои средства для укрепления стен и найма войска, ни идти в ополчение. На призыв императора Константина об ополчении из более чем стотысячного населения города откликнулись лишь 4973 человека. К моменту турецкой осады подавляющее большинство византийцев уже не желало никаких войн, они тяготились необходимостью активных действий и защиты национальных интересов - предел их мечтаний: праздная ленивая жизнь. Тот же людской материал низкого качества. Пассионарная теория этногенеза называет такой материал - обыватели.

Другой край Евразии - южно-азиатская империя Великих Моголов. Ее символом стали общественные фонтаны и сады. Сады старались уподобить райским, описанным в "Коране". Я посещал в Кабуле сад Бабура, "Баги Бабар" (Бабур - основатель империи, с Кабула он начал завоевание земель для нее): о, да, это поистине райское место среди глиняного жареного города. После вязкого и липкого гомона базаров, зловонных - потому что сточные воды стекают по неглубоким открытым каналам - узких улиц, от иссушающего солнца прячешься в раскидистые под лиственными высокими деревьями тени, садишься возле прохладного арыка - обожженная кожа твоя расслабляется, пение птиц очищает и смягчает слух. А ведь другие владения Моголов находились еще южнее, в Индии, большая часть их владений находилась в Индии, где еще горячее, невыносимее на солнце. Сады разводили в гуще городов и на их окраинах. Для своего времени это было важное достижение в плане заботы о гражданах всех сословий. Моголы первыми догадались облачать боевых слонов в броню, причем, броня закрывала даже хоботы и уши животных - по сути, живые танки. С таким оружием их армия в свое время была непобедима. Самый известный архитектурный памятник Индии, принимающий ежегодно 3 миллиона туристов Тадж-Махал не индусами был построен. Могольский правитель Джахал построил его в качестве гробницы для своей любимой жены Мумтаз-Махал - жен и наложниц у него было много, но Мумтаз-Махал действительно любимая; когда она умерла, Джахал оставил все дела и полностью посвятил себя строительству гробницы.

Империя Великих Моголов просуществовала чуть более 300 лет. Последние правители Акбар Второй и Бахадур-шах Второй самоустранились от власти: проводили время среди наложниц, придворных поэтов и музыкантов, регулярно употребляли опиум, которым их снабжали хитрые усачи-англичане. Бесформенные, неконфликтные люди, им нравилась красивая и легкая жизнь, смешанная с опиумными галлюцинациями. Они признавали протекторат англичан над своими владениями и не вмешивались в английскую политику на своей территории. "Этот жалкий старик, которого я увидел на троне в Дели, был императором Бахадур-шахом Вторым, потомком великого Тамерлана", - отозвался о моголе французский корреспондент в журнале "Иллюстрасьон". Поздние моголы, да, потомки тимуридов, этнические тюрки, совершенно не обладали чувством собственного достоинства, в отличие от своих предков, унижались и лебезили перед англичанами. Англичане же сохраняли их у власти, чтобы управлять индусами - патриархальные индусы подчинялись в силу традиций могольской элите. Однако, когда индусы восстали против британской политики и Бахадур-шах Второй не имел более авторитета, чтобы их утихомирить, англичане арестовали его и отправили в 1877-ом в ссылку. Так закончилась история Империи, созданной жестоким завоевателем и писателем-этнографом Бабуром.

Обыватель, по Пассионарной теории этногенеза, - это тихий человек, полностью приспособленный к окружающему ландшафту, человек с нулевым уровнем пассионарности. Пассионарии - предприимчивые, активные и рисковые люди, стремящиеся к выполнению поставленной задачи, преодолевающие страх смерти.

Советскую империю тоже разрушили (хотя чаще используется термин "развалили") обыватели. В 70-ых годах, хотя началось раньше, при Хрущеве, было положено начало, Советская империя стала настойчиво превозносить интересы обывателя - примитивные потребности. Количеством сортов колбасы, наличием/отсутствием "благоустроенной квартиры" и дачного участка отныне мерилось величие империи. В том вина и самих правителей, в деградации их собственных интересов и целей. Старые и немощные советские генсеки, видимо, плохо понимали, что делают. Обыватель был возведен в культ - "советский гражданин" называли его. Идеальным "советским гражданином" считался неконфликтный рабочий или инженер, который голосует, как того требует партийное руководство, доволен уровнем жизни, летом тихо просаживает дни на своем дачном участке, надеется когда-нибудь купить автомобиль или выиграть во всесоюзную лотерею. Поэтому когда партийные феодалы принялись делить между собой империю, "советские граждане" не взбунтовались, они остались на дачных участках или в гаражах, построенных для несуществующих автомобилей. Они не разогнали феодалов и не сохранили империю. Тихие люди, они постарались вписаться в изменяющийся политический ландшафт.

Пассионарная теория этногенеза Льва Гумилева точно вскрывает механизмы, причины, сгубившие крупнейшие и мощнейшие державы. Создаются империи пассионариями, разрушаются - обывателями. Внешний толчок в виде, например, вторжения орды варваров лишь ставит заключительную точку в истории разбитой, обессиленной страны.

Но обыватели губят не только империи. Покажу примеры Великих художников и идей.

Галилео Галилей - астроном, всю свою жизнь отстаивавший гелиоцентричность нашей Солнечной системы. Доказавший, что Земля крутится вокруг Солнца, а не наоборот, и пытавшийся объяснить это своим современникам. Против него католическая церковь образца XVII века - срослась с итальянскими государствами, имела массу привилегий. Церковники в итальянских государствах являлись высшей кастой. При этом они вели вполне расслабленный образ жизни: пьянствовали, подворовывали, кувыркались с проститутками, - нарушали библейские заповеди, как могли. И были недоступны общественному порицанию - статус "служителей Божьих" работал надежно. Предел обывательских мечтаний: отдыхай, как хочешь, и никто не осудит, никто не накажет. В ландшафт вписаны максимально, ландшафт приносит максимум комфорта и удовольствия. А тут, опа, и Галилей - посягает на ландшафт, того и гляди: трещины пойдут, будет подниматься кипящая адская магма. К черту его, к черту! Церковников тысячи, Галилей - один, ну стоят за ним несколько учеников, да и не заметно их. У обывателя гоповский (от слова "гопники"), стадный характер: если он чувствует свое подавляющее преимущество, затопчет, изорвет до кровавых лоскутьев, сомнет и раздавит. Церковники, улюлюкая, потрясая над головами "Священными писаниями" бросаются на астронома. Ересь-ересь-ересь! Галилея пытает инквизиция, затем осуждает на тюрьму. Проведя некоторое время в тюрьме, старому и больному Галилею меняют меру пресечения на пожизненный домашний арест под надзором инквизиции.

Далее. Франция первой половины XIX века. Ученый, мечтающий о всеобщем социальном благополучии, Шарль Фурье пытается добиться от правительства Франции, чтобы оно взялось за реализацию его проекта всеобщей гармонии, которая позволит раскрыться всем человеческим способностям. Правительство дает ему сухой ответ: его проект будет рассмотрен позже. У Фурье опубликовано несколько научных трудов, обосновывающих его взгляды. Он считал причиной нищеты три "группы паразитов": домашних - к которым он относил большую часть женщин и почти всех детей и прислугу; социальных - сухопутные и морские армии, "бесполезные соединения людей, употребляемые на то, чтобы ничего не производить в ожидании того времени, когда их употребят на разрушение", половина фабрикантов, 9/10 купцов, ?/3 агентов транспорта на море и на суше, сборщики податей; дополнительных - законники и адвокаты, порождаемые современным режимом с его враждой и противоречием интересов, - люди состоятельные, заключённые в тюрьмах, больные и всякого рода отщепенцы (падшие женщины, нищие, воры, разбойники), стоящие в открытой вражде к промышленности, к законам и обычаям и требующие содержания чиновников и жандармов, равным образом непроизводительных. По его проекту, переход к новому обществу должен происходить мирно, путем образования, воспитания. Чиновникам это не интересно, королю Луи-Филиппу тоже до этого нет дела. Они не выделяют средств и ресурсов для начала невиданного социального эксперимента, для создания коммун-фаланстеров, где у белоручек-буржуа и грубых узловатых рабочих будет воспитываться новое мышление. Между тем, Франция клокочет, низы недовольны состоянием страны. Костный бюрократический организм глух, надеется, верит в иллюзию: все успокоится, все рассосется само. Фурье умирает нищим на жалком чердаке в трущобах Парижа в 1837 году. Через 11 лет Францию все же перетряхивает народный бунт, революция и Луи-Филиппа свергают. Идеи Фурье позднее были приняты и частично реализованы идеологами альтернативных поселений.

Сам автор Пассионарной теории Лев Николаевич Гумилев на протяжении почти всей своей жизни подвергался травле советскими обывателями, обывателями воинствующими и не очень. Первый раз его арестовали в 1935-ом - 23-летнего пацана арестовали за то, что он сын своего отца, поэта-белогвардейца Николая Гумилева. Его попытались вмять в новообразовавшийся рельеф страны. Приговорили к смертной казне. В марте 1939-ого Лев Гумилев, лежа в камере смертников, размышлял о походах Александра Македонского и его вдруг осенило: Македонского в Среднюю Азию и Индию толкала страсть, по-латински "passio", - в русской науке появились термины "пассионарность" и "пассионарии". Смертную казнь заменили 5-летним сроком в Норильском лагере. Отсидев срок "от звонка до звонка", Гумилев добровольно вступает в Красную Армию, штурмует Берлин - получил медаль "За взятие Берлина". После войны, когда репрессии коснулись его матери, Анны Ахматовой, его согласились взять на работу лишь в сумасшедший дом. В 1949-ом Особым совещанием осужден на 10 лет - "Вы слишком образованный", - объяснил ему следователь. После тюрьмы пишет научные работы по истории тюрков, России и главный свой труд - "Этногенез и биосфера Земли". Однако, "советская научная среда" его отвергает, гонит, не признает его исследования. Находятся какие-то крикливые "шнирельманы", которые обвиняют его в антисемитизме за глубину его исследований - страшное дело в стране, объявившей себя интернациональной, жестко пресекающей всякую национальную неприязнь. "Советские академики" - они променяют советскость на идеи либерализма после распада СССР - называли труды Гумилева лженаукой, вредной для марксистско-ленинского пути. Обыватели пытались затоптать пассионария. Лишь в предпоследний год жизни, Союз распался уже, в 1991-ом Гумилева причислили к лику официальных академиков. Обыватель принялся восхвалять и очаровываться идеями Гумилева после его смерти - ландшафт изменился, в новом ландшафте идеи Льва Николаевича признавались несомненными открытиями для истории и этнологии.

Ван Гог - хрестоматийный пример художника, не принятого обывателями при жизни, заклеванного при жизни ими и ими же поднятый на пьедестал после смерти. Он всю жизнь ютился в коморках, крошечных комнатках, вмещавших по одному стулу, одной кровати и одному столу - на большее места не хватало. Однако, в его картинах гигантские дали, в них простор, подобный открытому морю или уходящей в вечность степи - фантастические объемы.

Отец Ван Гога - пастор. Ван Гог первоначально попытался наследовать ему: учился на священнослужителя, но церковь отказала ему - слишком он казался церковникам необычным, слишком одержимым, человеком с лишком. Пугал он протестантскую братию, бубнившую молитвы в глухих углах храмов.

Беспощадно яркие картины Винсента шокировали сереньких буржуа, вызывали у них неприязнь. Живя в Арле, он пачками рисовал картины и отправлял их брату Тео, в Париж, чтобы тот выставил их в своей галерее на продажу. Буржуа молча отпихивали Ван Гога, картины его не покупали, он бедствовал, жил в постоянной нужде. Отсутствие признания провоцировали у голландца Винсента нервные заболевания. Ведь он хотел полностью себя отдать людям. Известна его фраза: "Чтобы служить человечеству, надо умереть для себя". Он старательно умирал для себя, чтобы показать свет жизни, ее радостные токи - его полотна полны этими токами, шевелящимися, вибрирующими. Однако буржуазный вкус ("буржуа" - по-французски "обыватель", забыл сразу сообщить) его настырно отталкивал. Художник упирался в тупики депрессий, бесплодных расстройств. За всю жизнь Ван Гог продал, смог продать одну картину, одну картину купили у него - да и то: его страстный друг папаша Танги. А после его смерти, практически сразу, дельцы, занявшиеся перепродажами его картин, зарабатывали целые состояния. Его новаторство и оригинальность были признаны, даже специально выпячивались - чтобы цена быстрее росла. Творчество голландца посмертно стало инструментом обывательского благополучия.

Ближе к России. Никола Пиросманишвили. Грузия, Тифлис, начало XX века. "Куда идешь, Никола?" - обращались к нему духанщики, владельцы торговых лавок. Никола, обычно обряженный в черные шаровары, темно-синий пиджак и русский картуз, шел рисовать очередную вывеску, очередную картину. У грузин не так много искусства, поэтому то, что есть, они ревностно хранят и обрамляют многочисленными легендами. Из живописи у них есть средневековые фрески православных монастырей, и есть Никола Пиросманишвили, переместивший лица с фресок в повседневную жизнь Тифлиса. Его живопись точно отражает краски и настроения грузин - православного народа, привыкшего к побоям от своих мусульманских соседей. Черные, темно-синие, темно-зеленые, темно-красные.... темные трагические оттенки доминируют на улицах и лицах Тифлиса-Тбилиси. Я неделю прожил в старинных кварталах Тбилиси - Сололаки, этот район не изменился со времен художника Николы. Возвращаясь ночью из кабаков со своим другом-французом Винсаном мимо кривых каменных домов, под нависающими деревянными брюхами балконов, я поражался, что на них лежат оттенки темнее самой ночи. Одежду черного цвета предпочитают даже молодые грузинские женщины. Пиросманишвили правильно уловил главные тона своего народа, показал его трагическую суть, историю, его всегда грустные глаза. Незамысловато - изображая цвета грузинского мира на вывесках, на картинах для стен торговых лавок и кабаков. Его галереей были беднейшие кварталы города, где он рисовал за небольшую плату - часто за бутылку вина и закуску. Он был главным и известнейшим художником бедных кварталов. Но однажды городская газета опубликовала карикатуру на него. "Учитесь и лет через 20 Вы станете, быть может, хорошим художником", - подпись под карикатурой. Зачем? Провинциальная тусовочка тифлисских художников жестоко пошутила над художником-самоучкой. А духанщики и владельцы кабаков восприняли это, как знак от умных людей - конечно, для них только умные люди могли издавать газеты, - что творчество Никола глупость, жалкая пародия на искусство. И его рисунки пропали с улиц и со стен. Никола ходил побитой собакой по улицам, злым улицам Тифлиса. Его сломало враз изменившееся к нему отношение торгашей и провинциальной тусовочки, вяло претендующей на место в культуре. Он умер в подвале на улице Молоканской - то ли от эпидемии, то ли от голода или одно способствовало развитию другого. Похоронили его в общей могиле для бедняков. А правнуки торгашей сочиняют теперь о нем легенды и рассказывают их приезжим иностранцам. И старательно выискивают утерянные работы Пиросманишвили - на аукционах цена им высока.

Посему: любое созидание - творческое, научное? историческое - будет натыкаться на явную или неявную преграду обывателя. Обыватель будет лезть к тебе: "это ненормально", "никому не нужно", "глупо", "никто не поймет и не оценит", - настойчиво комментировать. Не нужно надеяться, что его можно исправить, можно объяснить ему - это абсолютное заблуждение. Он никогда не изменится, всегда будет против созидания. Обывательщина-мещанство - главная и единственная причина крушения Великого во все века.



Самоотчуждение от жизни

Белесо-сырое небо. Такой же белесо-сырой снег в желтых ссаных пятнах. В этом пространстве висят многоэтажные оссуарии "хрущевок". Редуты из гаражей - зеленые металлические ворота, коричневые металлические ворота, черные металлические ворота, окон нет - редуты кирпичных склепов, наглухо закрытых металлическими воротами. Красная труба котельной, испускающая ядовитый дым. Заброшенные, загаженные, исписанные - "Путин - чмо", "смерть черножопым", "10Б рулит!" - бывшие склады котельной. Оловянно каркают вороны. В это пространство я выхожу каждый день с коляской - выгуливать крошечного сына Арсения, ему меньше полугода, он спит в коляске. К счастью, он не видит происходящего вокруг пространства.

Возле соседнего подъезда на лавках ворохи тряпья. Старого прелого тряпья - в нем прячутся старухи. Морды лиц у старух подозрительные, злобные. Они, кажется, всех во всем подозревают и всех за все ненавидят. Они ежедневно сидят возле подъездов или стоят, покачиваясь. Обсуждают одно и то же - "ой, тяжело жить, я теперича заболела семьдесят девятой болезнью, вода из крана не течет, пенсия маленькая, плесень в углах не та, что в наше время". Они цепляются к детям с комментариями и укорами. Они идут занимать места в очередях в аптеки и магазины, когда начинается "час пик", когда с работ возвращаются рабочие-менеджеры-бюджетники, племя работающих.

Племя работающих я вижу во время вечерней прогулки с коляской. Сумки со жратвой в обеих руках - бочкообразные мамаши семейств, нагружены подобно верблюдам, мотая жопами вправо-влево, чешут по домам. В сопровождении поскуливающих мужей. Но чаще без них - с гордостью одиноких жоп. Мужья без жен сбиваются в стайки, нагружают пакеты и карманы пивом - идут в гаражи или парк, на задворки парка, к ледяному панцирю Волги. После них пустые зеленые бутылки и шуршащие упаковки от сухариков остаются на ледяном панцире.

Работающие помоложе, холостые, незамужние - они тоже разбредаются по супермаркетам после окончания окаянного рабочего дня. Они ненавидят свою работу, они презирают ее, не удовлетворяются ею - мечтают ее бросить когда-нибудь. Из месяца в месяц мечтают. Из года в год мечтают о КОГДА-НИБУДЬ. Они жалуются мне и рассказывают о своих планах на ближайшие пятницу и субботу: в какой ночной клуб пойдут "забухать, телок цепануть", "потанцевать, с мальчиками симпатичными познакомиться". К счастью, Арсений не видит происходящего вокруг пространства.

Обыватели моего двора. Обыватели моего города. Неужели ради них "белый генерал" Скобелев завоевывал Ферганскую долину? Неужели ради них Петр Первый рубил бороды боярам? Неужели ради них произошел Большой взрыв, и родилась Вселенная со всеми ее миллиардами световых лет? В них же совсем нет жизни. Они безжизненней, чем любая комета - они-то даже никуда не летят. Я напишу банальность, однако ж ее надо написать: они замкнулись в системе дом-работа-магазин-дом (которые помоложе еще бодрятся на охоту за самками\самцами, но собственно ради того только, чтобы замкнуться в описанной системе). Уютно устроились в своей системе-сансаре. Каждый день похож на предыдущий и на следующий. Обыватели моего двора кряхтят из-за этого, плюются, матерятся и бухают. И тайно или явно, большинство все ж тайно, надеются, что систему ничто не нарушит. Зачем? "Так все живут", - такой бетонный их непробиваемый ответ. Я потратил несколько прекраснейших кусков своей жизни, чтобы переубедить хотя бы горстку обывателей, что нельзя уподобляться животному и ограничивать себя набором примитивных потребностей, ограничивать свой мир до размеров крысиной норы нельзя. Я не хочу, чтобы умный читатель тратил на такую же бессмыслицу свое время. Поэтому говорю: обыватель - неисправим, а обывательщина есть самоотчуждение от жизни, самоотречение от нее. Поясняю.

Картинку, описанную выше, видит житель любого российского города - в селах картинка гораздо мрачнее. Обыватель ограничивает свою деятельность до прожиточного минимума, то есть затрачивает усилия только на то, чтобы не погибнуть от физиологических причин: голода, чрезмерной жары, холода... Как зверек занят ежедневным продлением собственного существования, так же и обыватель. И зверек не рисует картин, не создает империй - он просто следует потребностям своего организма, продлевает свое существование. Просто продлевает биологическое существование. А что есть жизнь? - с философской точки зрения.

Пытаясь объяснить, что есть жизнь, философы объясняют ее смысл. По Конфуцию смысл жизни человека - созидание идеального, совершенного общества, "Поднебесной империи", что позволит создать гармонию между людьми и Небом, то есть миром метафизических сущностей. Впрочем, каждый человек имеет свободу выбора: становиться созидателем "Поднебесной империи" или "низким". "Низкие" вяло или активно мешаются на пути созидающих - колдобинами под ноги, кустами поперек дороги, камнепадами на голову ("Это ненормально, глупо, никому не нужно", - из главы "Разрушение Великого", помнишь? - тут тот же случай).

Аристотель считал смыслом жизни - получение счастья посредством занятий наукой и искусством. Каждому человеку необходимо усмирить страсти животные по имя деятельности разума, духовной. Духовная же деятельность приносит человеку наивысшее блаженство.

Мыслитель-анархист, и столь же анархист деятельный, Михаил Бакунин видел смыслом жизни стремление к свободе. А общество по-настоящему свободных людей способно будет, писал он, создать гармоничный мир. По сути, он тянул и толкал человечество к свободе, чтобы затем реализовать идеи древнего китайца Конфуция.

Владимир Соловьев писал: "Есть ли у нашей жизни вообще какой-нибудь смысл? Если есть, то имеет ли он нравственный характер, коренится ли он в нравственной области? И если да, то в чем он состоит, какое ему будет верное и полное определение? Нельзя обойти этих вопросов, относительно которых нет согласия в современном сознании. Одни отрицают у жизни всякий смысл, другие полагают, что смысл жизни не имеет ничего общего с нравственностью, что он вовсе не зависит от наших должных или добрых отношений к Богу, к людям и ко всему миру; третьи, наконец, признавая значение нравственных норм для жизни, дают им весьма различные определения, вступая между собою в спор, требующий разбора и решения.

Нравственный смысл жизни первоначально и окончательно определяется самим добром, доступным нам внутренне через нашу совесть и разум, поскольку эти внутренние формы добра освобождены нравственным подвигом от рабства страстям и от ограниченности личного и коллективного себялюбия".

Трансгуманизм, философская концепция, созданная научно-технической революцией, утверждает, что смысл жизни в улучшении человеческой расы как целого. Развивая и используя возможности науки, человек должен победить "биологические недостатки": страдания, старение, смерть, повысить свои умственные и психологические свойства.

Объяснение смысла жизни для религиозных философий - ключевая задача.

Близкое мне православие считает главным смыслом для человека - обожение, уподобление Богу, соединение с Богом. Он нас создал по своему образу и подобию: дал нам разум, свободу выбора, вложил бессмертную душу в слабую физическую оболочку, - теперь нам надо преодолеть мирские оковы, ветхость мира материального, чтобы слиться с Божьей природой, самим стать частью Бога. Обожение есть непрестанное действие, стремление нравственно уподобиться Богу. Это главная, важнейшая цель истинно православной жизни (и не важно, что там болтают владельцы РПЦ, выглядывая из своих офис-храмов).

Буддизм проповедует в качестве главной цели человека отрыв от бытия посредством духовных практик и достижения состояния нирваны, когда не будет страданий, состояния абсолютного спокойствия. Тут буддизм и православие схожи: и там, и там требуются тренировка и развитие внутренних сил, сознания, чтобы достигнуть высшего состояния.

Самая жестокая из мировых религий иудаизм учит, что человек должен максимально избавляться от влияния материального бытия. Один из главнейших иудейских священников-реббе Менахем Шнеерсон, он проповедовал, между прочим, в смоленской деревне Любавичи, писал, что если жить в соответствие со священной книгой "Торой", то избавишься от "темноты материального мира" и приблизишься к Богу. Требуется соблюдать 613 заповедей - они касаются физических и духовных деяний. "Темнота материального мира" - зависимость от материальных объектов.

Самые же старые религиозные философии - языческие - учат невмешательству в дела мирские и "небесные", относиться ко всему происходящему, как к неизбежному, фатализму, короче, учат. Подробно известные мне традиционные верования северных племен ханты и ненцев, к примеру, учат не спасать человека, если он тонет - значит, дух Воды хочет его прибрать к себе, не нужно мешать духу Воды, навлекать на себя и других членов своего семейства, рода его недовольство. Однако, языческие верования возникали, когда человек был совсем слаб, беззащитен перед силами природы. Когда совсем не умел противостоять природным стихиям. Маленький слабый бегал по джунглям и тайге, придумывал себе сказки, чтобы ночью не так страшно было засыпать. Придумал себе надежную защиту в виде формулы: когда умру здесь, то перейду в подземный или занебесный мир, а когда через некоторое время умру там, то буду рожден в этом мире. Великолепное обоснование фатализма и слабости.

Были и есть, конечно, среди философов ребята типа Шопенгауэра, Людвига Витгенштейна, Кьеркегора, которые убеждали, что сама по себе жизнь бессмысленна - сплошное страдание, абсурд. Правда, они не приставляли револьвер к голове, чтобы свои страдания и абсурд прекратить. Хорошо, если жизнь бестолкова, ни к чему, тогда на тебе ствол и пару патронов, иди во двор и застрелись, чтобы упасть в осенний, пересохший и засыпанный листьями фонтан - чтобы получилось эстетично, чтобы красиво расползалась по сухим листьям красная липкая лужа и срывалась быстрыми каплями из каменной чаши фонтана. Давай, докажи делом, что ты ставишь жизнь ниже уровня земли. Но они не самоубивались, а записывали скучные размышления и жить продолжали. Выстраивали лицемерные мыслительные конструкции - поэтому этих я в расчет не беру. Похоже на современных москвичей: они ноют, что в Москве слишком быстрый ритм, паршивая экология, суета и пафос, что пора бы ближе к природе, в деревню, к курам и грядкам, и продолжают торчать в своей Москве, а деревню навещают на короткие майские пьянки. И не затащишь их в деревню дольше, чем на неделю, скисают они с лопатой на грядке, придумывают поводы и сбегают в Москву, не выдерживают долго без ее комфортов.

Получаем - за вычетом лицемерных философов-"москвичей" и языческих сказок для таежных охотников и рыбаков, - жизнь невозможна без духовной деятельности. Отсутствие духовности превращает человека в "низкого", "заблудшего", уподобляет его "скотам", то бишь животным.

Возвращаюсь к картинкам моего двора. Работа - чтобы заработать денег, которые затем спускаются на жрачку, одежду, оплату теплой конуры. Часть денег у кого-то уходит на выпивку или наркотики - но тут все легко объясняется: мышь тоже лезет в мышеловку, потому что оттуда вкусно пахнет сыром, уперто нажирается кашей с битым стеклом, потому что она пахнет мясом, - иллюзия вкусной жратвы тянет, вкусного продления существования, опять же потребность организма. Зависимость алкогольная или наркотическая - зависимость биологическая, организм требует "стопочку", дозу, "продолжения банкета", потому что чувствует себя комфортнее от их химических соединений.

Старухи - они стоят или сидят на улицах, дожидаются часа отправления в магазин или аптеку. Они не обсуждают спасение души, они даже в церковь не ходят. И в библиотеки не ходят. В кружки вязания и шитья - тоже. Подождут, прошлепают в магазин, аптеку, обратно домой - пожрать и поспать.

Где жизнь? Живые, пожалуй, только дети - их интересует что-то сверх тарелки супа и баночки с "зеленкой". Они бегают по двору, копаются в мусоре, исследуют его, воображают себя роботами и инопланетянами, лепят снеговиков... Высовывается из форточки щекастая мамаша, халат ее распахнулся, показалась обвислая сиська: "Митяааа, нука быстра домой, ужинать! Я кому сказала!" - орет мамаша, загудело квадратное пространство двора. Захожу в свой подъезд - его одновременно наполняют запахи жареной картошки, солянок, борщей - одновременно происходит готовка в разных квартирах. Надо продлевать биологическое существование...

Они могли бы в любой момент отскочить от стола, газовой плиты и взяться за написание трактата о заселении рыжими тараканами Юпитера, за вычисление плотности земного ядра, за сочинение марша пустых кастрюль. В любой момент! Нет преград. При наличии компьютера и интернета каждый в настоящее время может заняться любой не знакомой ему ранее деятельностью - компьютерные программы, интернет-справочники объяснят, научат как. Но нет, обыватель добровольно ограничивает себя продлением существования. Добровольно держит себя за границами жизни. Самоотчуждается от жизни.

Эти истины не заканчиваются нынешним моим двором или нынешним моим городом. Эти истины верны и для всей России, где миллионы точно таких же дворов, тысячи точно таких же городов.

Развитые страны, страны большего экономического благополучия - Западная Европа, страны Северной Америки, Австралия. Другие города, другие языки, другие юридические нормы, другие экологические стандарты. Их экономическое благополучие дает обывателю больше вариантов для выбора еды и места для сна. Они могут позволить себе, истратив предварительно уйму времени на работу, поехать в Шанхай, чтобы там продлить существование малознакомой лапшой под орехово-чесночным сосуом с щупальцами осьминога. Их настолько увлекает многообразие вариантов, что они отказываются размножаться, плодить детей, потому что это ограничит многообразие - называется "пожить для себя".

Общества патриархальные, где сильны родственные связи, где проблем с деторождением нет, где царят гостеприимство, радушие, где детей в домах больше, чем бытовой техники: Сирия, Пакистан, мусульманские кавказские регионы, страны Средней Азии, Южная Америка... Эммигранты с этих территорий внедряются в развитые страны и побеждают местных обывателей, вытесняют их, выдавливают. Объясню их психологию, устройство их общин на примере таджиков - в Таджикистане я пожил, местные каноны изучил в достаточной мере.

Таджикиское общество состоит из авлодов. Авлодом называют общину из нескольких родственных семей (надо понимать, что семья в Таджикистане - это не папа-мама-я-сестра; это - несколько поколений связанных по мужской линии, то есть, как правило, бабка, дед, их дети мужского пола со своими супругами и внуки - все живут вместе, в одном доме). Авлоды традиционно селятся компактно - занимают свой кишлак или часть населенного пункта (будь то кишлак или городское формирование). Под управлением авлода находятся сельскохозяйственные угодья, пастбища, общественные здания, родовые кладбища (или участки кладбищ) - жилые дома и личные хозяйственные постройки под управлением семейств. Обычно калантари хона ("глава дома") решает, кому и сколько земли возделывать, куда и на какое время отгонять скот, кого на какую должность назначить и так далее. Калантари хона представляет общину перед внешним миром, регулирует ее взаимоотношения с властями, решает вопросы выплаты налогов и отвечает за выполнение всяческих повинностей. В случае же невыполнения авлодом тех или иных обязанностей именно калантари хона подлежит наказанию, в том числе и телесному. Внутри авлода калантари хона осуществляет полную и безусловную юрисдикцию, ведает финансами и имуществом, распределяет все виды хозяйственных работ среди мужчин семьи. В ходе такой хозяйственной деятельности вырабатывается и строго соблюдается специализация занятий: один из братьев пашет, другой пасет скот, третий торгует на базаре. Функции калантари хона передаются по наследству, как правило, старшему сыну - и лишь в особых случаях кому-то из братьев.

Ничего не напоминает? Это структура общества коллективных насекомых. По такому же принципу устроено общество муравьев, пчел, термитов.

Подобный порядок и уклад не оставляет места для экономической и социальной самостоятельности отдельных малых семей, составляющих авлод и большие семьи. Их функция ограничивается продолжением рода и конкретной хозяйственной деятельностью. Складывается такая ситуация, когда интересы семейно-родственного коллектива подавляют интересы индивидуума, который обязан народить как можно больше детей, даже вопреки своим личным материальным и физиологическим возможностям. Ключевой интерес авлода - добыча максимального количества ресурсов для максимального увеличения членов авлода: чтобы муравейник стал больше, чтобы занял больше пространства в лесу. Замкнутый круг. Авлодная структура общества эффективна для мобилизации на войну или на любое производство. Но совершенно не подходит для развития отдельно взятой личности.

Заметь, среди таджиков (арабов, пакистанцев, азербайджанцев...) совсем невелико число людей, занятых творчеством или наукой. Писатели, музыканты, художники, балерины, ученые - кого-нибудь назовешь навскидку? Занятия искусством и наукой не дает гарантированной материальной прибыли. Авлод заинтересован в стабильном материальном росте, расширении. Поэтому те из таджиков (арабов, пакистанцев, азербайджанцев...), кто уходит в творчество, они делают это вопреки авлоду, калантари хона плюнул таким в спину и закрыл для них ворота в родной дом.

Однако, если "блудный сын" стал известным и уважаемым певцом, выступает на многотысячных концертах, авлод будет звать его обратно, раскрыв объятья. И авлод будет убеждать его, что надо помочь брату, племяннику, шурину тоже стать певцом, чтобы и их тоже уважали и платили высокие гонорары.

Очень интеллигентный таджикский журналист Бахтиёр, руководитель информационного агентства "Авеста" в Душанбе, разъяснял мне, что в Таджикистане невозможна демократия ни при каком президенте, если он выходец из таджикского общества. "Ты видишь, что делает Рахмон (нынешний президент Таджикистана)? Он поставил на ключевых постах государства своих родственников. Думаешь, если я стану президентом что-то в корне изменится? Нет. Если я стану президентом, то в тот же день мне начнут звонить родственники и просить назначить их сыновей, дочерей, внуков на "хорошие места". Если я откажу своим родственникам, они отвернуться от меня. Я потеряю их поддержку. Без поддержки своего авлода в Таджикистане главным долго не простоишь - тебе обязательно сметет сильный и буйный чужой авлод". Какой там "кратос" "демос", власть народа, - при авлоде у человека нет практически никакого "кратоса", власти, над собой. Авлод жестко навязывает обывательский стандарт - поел, вставил жене, утром на работу. Где тут втиснуться духовности? Какие тут размышления и исследования? Хотя "Коран" учит, что для праведности человеку необходимо блюсти "аль-ильм" - заниматься поисками знаний и мудрости, стремиться к интеллектуальному самосовершенствованию.

Итак, существенной разницы между обывателями моего двора, шмыгающими через ссаные пятна на снегу, европейскими, загружающими свои сытые тела в аэробус на Мальдивы, и таджикскими, вспахивающими кетменем красную сухую землю, - нет. Все они - добровольно отреклись от жизни.



Откуда есть пошла обывательщина

Мещане, буржуа, бюргеры, пролы, овощи - обыватели. Какой завод их производит? Почему бесконечными вереницами они втягиваются в пространство и время и заполняют их, порой складывается ощущение, почти до краев? Ведь столько гениальных учений, революций, экспериментов их искореняли. Откуда, блин...

Утверждаю: государство является главной причиной формирования обывателей. Главными причиной и инструментом создания обывателей.

Теперь разберемся, что такое государство, к чему оно и почему.

10-13 тысяч лет назад человечество начало переходить с кочевничества на оседлый образ жизни. Несколькими тысячелетиями позже появились первые города. В городах выделялась элита: управляющие городом, организаторы хозяйственных процессов и обороны от враждебных племен. Элита обособлялась от остального населения. Это можно утверждать совершенно уверенно - раскопки древнейших, первых городов дают основания. Для элиты строились дворцы - здания большей площади, большего комфорта, чем жилища остальных горожан, рядовых исполнителей, не руководителей. На раскопках одного из древнейших городов человечества - Саразма, ему, как минимум, пять с половиной тысяч лет, его откапывают недалеко от Самарканда, на таджикско-узбекской границе - я видел обиталища обычных горожан и дворец. Простолюдины жили в кирпичных узких комнатах, лепившихся одна к другой - как пчелиные соты. Дворец знати - из трех просторных залов, нескольких вспомогательных помещений, все они соединены широким коридором, общая площадь дворца 250 квадратных метров - комнаты простолюдинов на 9-10 квадратных метров. Остался лишь фундамент и самые основания стен: трудно судить - были ли вторые, третьи этажи. Во дворце сохранились два круглых алтаря, два блина из обожженной глины, диаметром в полметра, с глубокой лункой в центре каждого, - то есть дворец был не только оплотом власти, но и местом культа, поклонения, молитв. В жилищах обычных горожан за 29 лет раскопок ни одного алтаря не нашли, хотя изваять их, блины из обожженной глины, не составляло особого труда, - получается, саразмская "верхушка" монополизировала право на общение с богами. Четкое и явное разделение общества, ярко выраженная иерархия. Нельзя, конечно, утверждать, что не было иерархии, пока человечество кочевало по степям, лесам и горам. Но при кочевом образе жизни иерархия и имущественное разделение общества не имеют столь ярко выраженных признаков, как при оседлости. Элементарно - если у тебя больше барахла, чем у других, необходимо за ним больше внимания, это значит больше трудностей при постоянном переходе с места на место, а когда спасаешься от вражеского преследования, оно вообще может сгубить, устанут кони тащить сундуки твои, выдохнутся, враги нагонят и отсекут голову. При кочевничестве подчеркнутое расслоение общества - очевидный и громоздкий недостаток.

В городах иерархическая структура общества приобретала объемные материальные очертания. Иерархическая структура цементировалась. Становилась единственно возможным способом существования общества.

О социальном разделении в Саразме свидетельствуют и найденные захоронения. В Национальном музее древностей в Душанбе находится скелет так называемой "Принцессы Саразма" - богатой и знатной женщины. Могила ее была заключена, в отличие от остальных местных захоронений, в кольцо каменной ограды, выделялась монументальностью ограды. Само тело сложили в позе эмбриона - в такой же позе находится дитя во чреве матери. На отполированных до блеска костях крупные браслеты, вокруг рассыпан разноцветный бисер - детали, обозначающие особый статус трупа. В Национальном музее могила "Принцессы" воссоздана в том виде, в котором ее нашли. Могил обычных, не знатных саразмцев там нет - их фотографии и рисунки можно найти только в специальной литературе. Даже после смерти "Принцесса" оказалась на почетном месте.

Другой древний город Средней Азии - Алтын-депе, на тысячу лет младше Саразма. Археологические находки тоже свидетельствуют о четком социальном разделении. Там выделялись три группы населения: по благосостоянию, уровню жилищ и продуктам питания. Первая группа жила в больших многокомнатных домах, состоящих из небрежно отделанных тесных комнаток; находящиеся рядом коллективные гробницы содержат лишь немногочисленные глиняные сосуды, а половину мясной пищи составляют дикие животные. Так жила основная часть населения города, большинство. Вторая группа - городская знать, дворяне того времени. Их дома рассчитаны на индивидуальную семью, ведущую собственное хозяйство; в гробницах найдены ожерелья, кольца, бронзовые печати и терракотовые статуэтки, а кости диких животных в этих домах почти не встречаются. Третья группа - вожди и жрецы. Их большие дома-дворцы имеют правильную планировку и занимают площадь в 80-100 кв. м. В гробницы помещены различные украшения, в том числе из золота и серебра, многочисленные ожерелья из бус, наборные пояса. В жреческой гробнице были найдены художественные изделия из золота.

В Алтын-депе существовала структура общества, которую можно назвать - государство. Правители, жрецы и дворяне - управляют. Рядовые горожане исполняют. Органы управления есть, население есть, есть своя, охраняемая и обороняемая территория. Есть своя армия и свои законы.

Я беру для примера типичные древние города. По тому же принципу развивались другие древнейшие города - места концентрации и развития оседлой цивилизации.

Около четырех тысяч лет назад в Средней Азии образуются государства, охватывающие по несколько городов и обширные территории. Они охраняют свои владения, собирают налоги, издают законы. Чуть раньше подобные же государства появились в Месопотамии и Древнем Египте. При этом социальное расслоение растет. "Принцесса Саразма" отличалась от рядовых горожан браслетами и обилием бус из бисера. Жрецы Алтын-депе - обилием золотых изделий, ожерельями и поясами. Фараоны Древнего Египта строили для себя гигантские пирамиды-гробницы, в которых были описаны все их реальные и выдуманные подвиги, а также родство, связывающее их с главными богами, - значительной частью обычных египтян являлись абсолютно бесправные рабы.

Не надо быть фанатичным леворадикалом, чтобы понять: государства создавались в интересах меньшинства, которое хотело эксплуатировать большинство.

"Классические" философы - Жан-Жак Руссо, Томас Гоббс и Джон Локк романтизировали происхождение государства. В общих чертах их идеи сводились: в догосударственном человеческом обществе царило насилие, "война всех против всех", а людям, большинству из них, хотелось мира и стабильности - поэтому они договорились отказаться от части своих свобод во имя создания аппарата, которые будет разрешать конфликты. Это достаточно старая теория - в XVIII веке она еще была убедительна, но в XIX ее осмеивали и распинали. Однако ж, в российских школах учителя продолжают навяливать романтическую теорию создания государства - теорию "Общественного договора". Она совершенно не состоятельна. Если люди хотели мира и стабильности, они могли бы сами договориться между собой о прекращении конфликтов, без создания дополнительных институтов, которые к тому же лишат их части свобод. Если бы, предположим, некая часть людей отказывалась воевать, защищать себя, а поручила бы это дело другой, более воинственной группе, то сделала бы это на некоторое время - на время защиты от врагов. Или, допустим и такое, что некая группа отказывается от части своих свобод в пользу группы венных на постоянной основе, чтобы военные постоянно защищали их, то приходит другая, более многочисленная, более опытная группа воинственных людей и происходит кровавый конфликт. Первую группу военных либо истребляют, либо самые умные из этой группы смекают: чего нам воевать, мы можем договориться и вместе эксплуатировать этих, "миролюбцев". И у "миролюбивых" не остается никаких вариантов - их на постоянной основе начинают эксплуатировать военные, военные отбирают у них столько свободы и навязывают столько обязанностей, сколько надо. Где тут общественный договор?! Скорее общественный заговор - заговор общества военных против трусливых "миролюбцев".

Гораздо ближе к истине идеи адептов "теории насилия": Евгения Дюринга, Людвига Гумпловича, Карл Каутского - все, между прочим, выходцы из немецкой среды. Они доказали, что государство возникло, как продукт насилия одних обществ, родов, племен людей над другими. Одни люди побеждали других и заставляли побежденных работать на себя. Лишь там, писал Каутский, где имеет место внешнее насилие, возникает деление на классы, но не вследствие деления общины на различные подразделения, а вследствие соединения в одно двух общин, из которых одна делается господствующим и эксплуатирующим, другая - угнетённым и эксплуатируемым классом. Соединялись в единое целое победители и побежденные. Воинский опыт и навыки победителей росли, увеличивалось количество побежденных племен - росло материальное благосостояние победителей, увеличивалось расслоение общества.

Проще всего завоеванными племенами было управлять, посадив их на одно место. Тот из древнейших, кому пришла в голову эта мысль, его можно сравнить с Сергеем Королевым, изобретателем ракеты с человеком внутри, с изобретателем колеса - он тоже перевернул цивилизацию, основательно поменял ход истории. Побежденные племена принудительно превращались в оседлые. Над ними строились - в буквальном смысле, на вершинах холмов, на возвышенностях - дворцы-крепости: для контроля. Своих подчиненных правители ограждали стенами - чтобы не угоняли и не убивали их другие племена. Таким образом появлялись города, увеличивалась материальная дифференциация в обществе, происходили новые завоевания, структура общества усложнялась - появлялись государства. Далее - усложнялась структура государства. Как правило, на эту структуру влияли увеличение территории, увеличение населения, бунты побежденных. Но суть государства через века не менялась: подавление одних (большинства) в интересах других (меньшинства). "Государство есть аппарат принуждения, который использует вооруженных людей и различные учреждения", - это из учения марксизма-ленинизма.

До Французской революции, великой и буржуазной, были возможны воздушно-ватные объяснения "почему возникло государство" - ведь всюду царили монархи, власть их казалась незыблемой и тысячелетней, были возможны объяснения в духе Жан-Жака Руссо. Но с конца XVIII века, когда французские революционеры расшатали и обрушили "вечность" монархии, начали появляться теории более правдоподобные о причинах государства. Государство рождено насилием, это аппарат подавления.

Двигаясь через века, аппарат подавления усовершенствовался. В настоящее время этот аппарат в большинстве стран мира имеет вид, будто все население страны, будто каждый гражданин имеет на него влияние. Мы участвуем в выборах - как будто мы что-то выбираем. Мы проводим демонстрации и пишем петиции - как будто на них кто-то обращает внимание. Мы публично выступаем - как будто к нам кто-то прислушивается. Кто-то из аппарата подавления, из структуры государства. Как будто. Вот чепуха! Президентом или министром может стать человек, принадлежащий к определенной касте - к элите. И элита внутри себя договаривается, как и что должно делать государство. Другой способ смены "верхушки" - только революция.

Конечно, в государственных школах учат другому. "Основная функция государства - обеспечение комфортного проживания своих граждан", - учат в школах. Учителя с мятыми лицами рассказывают, что мы должны государству - налоги, в армии отслужить, подчиняться, соблюдать его законы, - потому что оно о нас, якобы, заботится. Репрессивный аппарат заботится о репрессируемых. Ну-ну.

Что из себя представляет государство - понятно. Теперь, каким образом государство выполняет свои задачи.

Дал пинка, прикрикнул: "Работай, чё встал, кого ждешь!" Заставил работать, принудил. Простейший способ заставить другого делать то, что тебе надо - насилие. Пинка, прикрикнуть - не подчиняется, противится - тогда еще пинка, кулаком поддых, бить, пока не сломается, не покорится. Одни племена завоевывали другие, заставляли их работать на себя. Но насилие порождает насилие. Происходили бунты, восстания покоренных - головы вчерашних правителей складывали горками, насаживали на длинные шесты - возникали первые памятники освобождения. Навязывать свою власть чистым, откровенным насилием - тупик, путь простейший для принуждения, но и скорейший к краху. Да хотя бы потому что время и частые бои источат здоровье, а с ним и силы. Эксплуатируемые легко вступят в сговор с ордой залетных чужеземцев - лишь бы скинуть жестоких поработителей. Наконец, у эксплуатируемых взрастают дети, которые, достигнув зрелости, постараются отомстить за унижение отцов. Прямое насилие не гарантирует долгого комфортного правления.

Власть имущие, властью владеющие люди, племена, общества сообразили, что надо увязать себя с высшими силами - богами, Космосом, Верховным Творцом, - чтобы уберечься от бунтов эксплуатируемых. "Получить" легитимность своей власти от высших сил. Я уже упомянул, что в одном из древнейших городов, в Саразме, места поклонения богам были монополизированы. Дом бога\богов на земле находился во дворце правителей: значит, боги доверяли правителям, наделяли только их особым статусом, давали только им право судить людей "высшим судом" - так должны были это воспринимать остальные саразмцы. Правители увязывали свою генеалогию с богами - биографию какого старинного царя ни возьми, при условии, что биография написана во время его правления, обязательно есть "сын бога", "зачат на небесах", "родился из ребра Творца". А обидеть правителя - нарушить божью волю. Правящий класс напрямую или посредством касты жрецов навязывал "небесность" своей власти рядовым горожанам\гражданам. Обрати внимание, если происходило восстание, то жрецы сразу его объявляли "деянием темных сил", главаря восставших "сатанинским отродьем", "предвестником Конца Времен". Их полно и в нашей, русской истории, далеко ходить не надо. Казачьего атамана Стеньку Разина за антиправительственное восстание московский патриарх Иосиф предал анафеме в 1671-ом. Анафеме был предан и Емельян Пугачев, когда двинулся с казачьей армией против царской власти.

С помощью института религии в эксплуатируемых воспитывали почтительное отношение к власть имущим. Жрец, решивший противиться монарху, "Божественной природе" его власти, тут же объявлялся своими "коллегами" еретиком. С еретиками обходились во все времена жестоко. Потому что они предатели корпоративных интересов, они опаснее взбунтовавшихся где-то внизу, у подошвы всех гор рядовых граждан, еретики знают устройство религиозного института, знают внутренние изъяны, слабые места. Еретиков судили особые, закрытые суды. Приговоры выносились суровые - казнили четвертованием, сожжением, изощренными долгими пытками.

Государство с помощью религиозного института воспроизводило покорную массу населения. Разумеется, были и репрессивные органы - полиция, суды, армии. Но они использовались в крайнем случае - когда "промывка мозгов" жрецами не давала нужного результата. Религия же воспитывала покорность, фатализм в отношении к власти. Воспитывался покорный тихий обыватель, производящий продукты для комфортного существования руководителей государства.

Опять же Французская буржуазная революция внесла свои коррективы. Огромная страна, одна из крупнейших и мощнейших, стала республикой - страной общественной власти, когда власть перешла от "избранного" монарха ко всем жителям страны. Революционеры издали "Декларацию прав человека и гражданина" - в ней закреплялись печатным словом равенство прав и свобод всех граждан от рождения. Республика - от латинского "res publica" - "общее дело". Власть была превращена в общее дело, всем доступное дело. Впрочем, это длилось недолго - республику упразднила диктатура Наполеона Бонапарта. Но старые корни были подрублены: власть должна быть легитимной не от Бога, а от населения страны. Каждый гражданин может стать правителем страны, если его признает большинство граждан. Церковь отступила на задний план, ее проповеди о власти больше не имели первостепенного значения.

И тогда государство изобрело новый институт "промывки мозгов" - всеобщее обязательное образование. Все должны получить школьное образование. Около десяти солнечных лет - в разных странах по-разному - должны отдать государству, чтобы запомнить, что государство полезно для здоровья, стабильности и развития. Что без государства невозможно развитие человеческого общества.

И от обязательного образования невозможно отказаться. Как когда-то невозможно было отказаться от трактования "Божественной воли" жрецами. У жрецов была монополия на связь с "небесами". У школьных учителей монополия на "истинные знания". Российское государство может отобрать детей, если откажешься отдать их в школу.

Практически в каждом школьном кабинете России висит портрет нынешнего президента. И иногда дополнением к нему портрет местного удельного князя - губернатора или главы муниципального образования. Там нет портретов революционеров, известнейших оппозиционеров. Даже когда твоя семья и ты сам против плешивого дряхлого президента, ты по несколько часов в день вынужден наблюдать его рожу в школе.

Практически в каждом школьном учебнике снова морда президента и слова напутствия: учитесь хорошо, будете как я. О, ужас: кому же захочется учиться ради того, чтобы стать плешивым и дряхлым! Чур меня, чур!

Школьные учителя навязывают детям, вколачивают мысль, что государство в его нынешнем виде и состоянии необходимо для благополучия - благополучия твоего, твоей семьи, твоих близких, чтобы всем было хорошо и уютно. Но учителя никогда не объясняют, как понять, что из показанного в официальных новостях - ложь, а что правда. Никогда не объясняют, почему по телевизору президент рассказывает об успехах роста, а родители дома жалуются на постоянную нехватку того, другого, третьего. В школе не дают знаний для реального понимания мира. Но - зато нагружают догмами, единственно правильными мнениями, принуждают быть покорными.

Школы выбивают из детей все человеческое, впихивая набор механических функций: надо зарабатывать деньги, надо платить налоги, надо соблюдать законы, надо родить детей и научить их этим же истинам. С помощью школы сегодня государство создает обывателей. Есть и суды с полицией - как и раньше, на крайний случай, для подавления самых буйных и непокорных, для запугивания. Однако, школы ключевой механизм для производства роботов-обывателей.

И, обрати внимание, избирательные участки располагаются где? В школах. Членами избирательных комиссий являются, как правило, в большинстве случаев, кто? Школьные учителя. Кто занимается фальсификациями результатов голосования? Кто подсовывает необходимое количество бюллетеней "за кого надо"? Члены избирательных комиссий - учителя.

Я видел десятки провинциальных учительниц русского языка и литературы во время сессий в университете. Учительницы из сел и малых городков, заочницы, приезжали на сессию. Их селили на одном со мной этаже. Вечно недовольные, в нарядах бледных оттенков, неопрятные - за ними постоянно оставались плавающие в унитазе женские прокладки, - малограмотные - все их знания языка и литературы ограничивались школьной программой. Я пытался разговаривать с ними о современной литературе - в ответ пустые глаза и фразы вроде: "Наверное, это совсем малоизвестный писатель". Вносить изменения в организм языка, убеждали они меня, имеет право только Министерство образования, только его приказы имеют право закреплять в языке новые слова. Почему Раскольников убил старуху-процентщицу - одно единственно правильное мнение. Но если ученик увидел другие причины - пусть обоснует, изложит. Литература же - важно, как человек пишет, как умеет рассказать то, что имеет в голове, на сердце, ни к чему рамки и схемы. "Нет, нужно, чтобы ученик написал о причинах убийства, о которых ему рассказали на уроке. Зачем отсебятину нести? Пусть пишут то, что положено", - нервно отвечали мне училки. Дремучие реакционеры. Своими рассуждениями они напоминали мне "Святую инквизицию". Вечерами учительницы-заочницы пьянствовали в своих комнатах - оглушительно вопила какая-нибудь пошлая поп-музыка. Бегали блевать в общий туалет. И заблеванные не всегда добирались до своих комнат, падали в коридоре, храпели, от них воняло. С других этажей приходили студенты - фотографировать смердящие тела на мобильники. И этим "телам" я должен отдавать своих детей на десять лет?

Прожив в различных российских провинциях значительную часть жизни, я убедился, что учителями в общеобразовательных школах становятся, зачастую, самые безвольные, самые малоспособные. Ведь зарплата учителя - ничтожна. Особых навыков для поступления на должность учителя не требуется - не требуется знание восточных единоборств, умение ориентироваться в тайге, навыки промышленного альпинизма - достаточно 3-4 года пропьянствовать в техникуме или университете, с горем пополам получить диплом - и тебя возьмут в учителя. Базовые знания учителя - несколько учебников, которые можно прочитать и усвоить взрослому человеку за неделю. Я видел, как те, кто боялся вырваться из своего плюгавого городишки, рискнуть и отправиться покорять Москву или Магадан, устраивались работать в школу, в ту школу, которую закончили сами.

Когда я сам начал узнавать мир, я понял, что "багаж", которым наполнила меня школа, мне мешает в собственном развитии. Педагоги в меня вбили столько стереотипов, что всякий раз, чтобы двигаться дальше, мне нужно было приложить усилия, переломить свои предубеждения. 4 или 5 лет пришлось потратить, чтобы полностью освободить себя от школьных фобий. 10 школьных лет, потраченных с вредом для себя, пришлось исправлять 4-мя или 5-ю следующими годами.

Современную общеобразовательную школу бессмысленно реформировать. Ее нужно упразднять - невозможно же было реформировать "Святую инквизицию", ее надо было упразднить. Это ключевой механизм репрессивной конструкции - государства.

Из школ выпотрошенные подростки выходят обывателями и приходят на смену своим состарившимся родителям-обывателям. Вместо родителей встают в стройные ряды, чтобы поддерживать государство, чтобы создавать живым и подвижным людям максимальное количество проблем.



ПРИМЕЧАНИЕ


Особая категория - империи. Хотя они и имеют много внешних сходств со структурами государств, на самом деле империи противоположны своей сутью государствам. Империи - это форма реализации пассионарной энергии. Доказано историком Львом Гумилевым. "Империя - это категория очень высокая, метафизическая. И, по существу, все великие дела, как земные, так и небесные, совершались в недрах империй. Под империей я понимаю (и не только я, это вообще классика) симфонию - симфонию пространств, симфонию народов, симфонию культур, симфонию языков, симфонию верований. То есть соединение всех компонентов, которые вне империи часто враждуют, сталкиваются, наносят друг другу страшные травмы вплоть до уничтожения. Соединение их - некое гармоническое, исполненное иерархии и даже красоты единство", - это написал "певец русского мессианства", один из мощнейших русских писателей XX века Александр Проханов. Старый, но по-прежнему титанический Проханов делит историю России на эпохи империй. Сейчас в России, он проповедует, нарождается Пятая империя. Это значит, что в глубинах русского общества бродят пассионарные токи, бьются о корку плешивого государства, вот-вот пробьют и потечет лавой племя буйное и новое.

Империи создавались величайшими историческими личностями: Александр Македонский, Чингисхан, Петр Великий, турецкие султаны... Но, свидетельствует теория пассинарности Гумилева, империи по истечении определенного времени выдыхаются, спадает их активность, они замедляются в своем движении, вовсе останавливаются. Неотвратимым концом любой империи становится этап государства. Пассинарии гибнут, умирают, критически уменьшается их количество в обществе. Пассионарный подъем заканчивается. Элита мельчает в своих устремлениях - буйство становится уделом прошлого. Элита старается удержать власть ради своих мелких корыстных интересов (интересы имперской элиты выходят за пределы повседневности, это идеалы метафизические, мессианские, космические). Пора оболванивать население, лепить тихого вялого обывателя. Империя превращается в гигантский завод по производству обывателей. С, как правило, достаточно сильным репрессивным аппаратом - накопленное в войнах оружие и навыки отныне проламывают черепа "внутренним врагам". Это неотвратимый конец любой империи.



Религия и вера

Я написал, что институт религии долгое время использовался в качестве средства оболванивания населения, оглупления, создания обывателей. Надо пояснить. Ведь есть однозначная, очевидная разница между религией, как институтом государства, и религией, как способом объяснения мира и человека.

Зачем возникла религия изначально, почему, каковы причины. Надо вернуться в праправека, заглянуть в прошлое. Рассмотреть, что нашли археологи среди древних костей.

Самые древние однозначные культовые предметы, нет сомнений, что они имели культовый, религиозный характер, - это "палеолитические венеры". В 2008-ом в Германии, в швабской пещере Холе-Фельс была найдена фигурка женщины, вырезанная из бивня мамонта. Радиоуглеродной анализ показал, что ей, как минимум, 35 тысяч лет. Сама фигурка - это гипертрофированные груди, ягодицы, живот и вульва, головы нет, ножки короткие и тоненькие. Типичный образец палеолитической венеры. Причем, древнейший из тех, что удалось пока откопать - венера из Холе-Фельс (есть, правда, две каменные венеры, одну нашли в Марокко, другую на Голанских высотах, на Ближнем Востоке, которые гораздо старше - им по 200-500 тысяч лет, но с ним все не столь однозначно: да, вроде видны очертания огромных грудей и ягодиц, да, и размер, несколько сантиметров высотой, вроде соответствует более поздним венерам, но они из каменного материал, а значит, могли приобрести свою форму в результате выветривания, эрозии; оснований для 100-процентного вывода, что они искусственного происхождения, - нет). Вместо головы у венеры из Холе-Фельс - кольцо. Немецкие ученые уверены, что она использовалась, в качестве амулета или подвески. С другими, "более молодыми" венерами та же ситуация - у многих из них вместо голов делали кольца. Еще одно обоснование, что они использовались, в качестве подвесок, - у них нет ступней, нет основания, на которое их можно было бы поставить.

Другое древнейшее свидетельство зарождения религиозного мышления у человека - захоронения. Примеры захоронений - труположения в ямы, ниши и последующее их заваливание землей или камнями - известны уже во времена неандертальца - несколько сотен тысяч лет назад. 25-30 тысяч лет назад люди хоронили своих мертвецов с предметами быта, в одежде, складывали в погребальную яму некие священные изделия, кости животных и ракушки. Почести воздавались умершему вне зависимости от пола или возраста: есть примеры захоронений новорожденных, в которые складывали предметы необходимые для существования в мире живых. Трупы посыпались охрой - вероятно, она символизировала кровь. Не все погребения того периода имели "спокойный" вид. В Вестоницах, в Моравии, археологи нашли погребение крепко связанной женщины. Есть примеры, когда людей хоронили лицом вниз под грудой тяжелых камней или вовсе расчлененными.

Советский этнограф-религовед Сергей Александрович Токарев обосновал, что психологическим корнем возникновения религии стало осознание древним человеком своего бессилия перед силами природы. Животные тоже перед природой бессильны, но у них это не вызывает особых расстройств, мучений - у них нет сознания. А человек, у которого происходил мыслительный процесс, у которого появилось сознание, понял, что бессилен перед стихиями, впрочем, и перед циклическими явлениями окружающего мира - восходами и закатами солнца, сменой сезонов - тоже и попытался каким-то образом с ними взаимодействовать, "договориться", ублажить, остановить или вызвать - решил, что они, стихии и явления, тоже живые и попытался с ними взаимодействовать - как с другим человеком. Наложим открытие Токарева на находки археологов: самая страшная и необъяснимая природная стихия - смерть; чтобы, вероятно, привлечь к себе силы, способные противостоять смерти, люди начали вытачивать амулеты в виде беременных, набухших новой жизнью, плодоносящих матрон - палеолитических венер. Таким образом люди пытались привлечь на свою сторону силы жизни. Или, другая версия, амулеты использовались исключительно женщинами, чтобы ускорить созревание и рождение нового человека. Или - долго можно гадать, ведь сухие кости древних молчат, нет пока технологий, чтобы "разговорить" их. Однако, без сомнений - венеры символизировали силы жизни, вызревание новой жизни, наполненность жизнью. Они символизировали Жизнь. Мохнатые, длинноволосые люди амулетами пытались противостоять силам смерти. Сидели, может быть, сдвинувшись в тесный ком, в темной и сырой пещере, издавали свои рычащие-щипящие звуки, теребили венер, просили у них спасения от опасностей наплывшей ночи.

Покойников хоронили, потому что понимали цикличность жизни - древние люди видели же, что осенью цветы засыхают, умирают, осыпаются листья с деревьев, весной все вновь возрождается, умирает один человек, рождается другой - видели, как новая жизнь происходит из земли, поэтому складывали мертвых в утробу Матери-Земли, в ямы, чтобы она наполнила, подселила в утробу женщины новую жизнь, нового человека. Вряд ли 20-35 тысяч лет назад, в верхнем палеолите, человек понимал связь между половым актом и зачатием - нет никаких священных фаллических предметов того времени, ничего, что бы говорило, что мужчина важен для создания новой жизни - скорее всего, думали, что Матерь-Земля наделяет женщину плодом нового человека, как и многое другое в окружающем мире. "Опасных" покойников в утробу Земли запихивали так, чтобы они никогда больше не вылезли на свет - связывали, заваливали тяжелыми камнями, вообще расчленяли. Историк-религовед Андрей Зубов уверен, что человек верхнего палеолита верил в воскрешение. И именно для будущего воскрешения с трупом складывали кости мамонта, священные предметы и посыпали охру.

В любом случае: слабый перед силами природы, но начавший осознавать окружающий мир человек верхнего палеолита попытался объяснять устройство и порядок неподвластных ему сил. По своему образу и подобию он наделил их сознанием, которым сам обладал, - проще говоря, очеловечил. И попытался разговаривать с ними на своем, человеческом языке - посредством амулетов, обрядов, символов - он яростно верил в то, каким представлял мир, и это создавало достаточно мощный внутренний, психологический фундамент, чтобы не сломаться перед непредсказуемостью и грандиозностью окружающего мира. Сформировалась древнейшая религия - как способ объяснить мироустройство и воздействовать на него. Чтобы далее не путаться назовем это явление - вера - смысл этого слова вполне отражает описанный вид религии.

Появлялись первые храмы - пещеры с наскальной живописью. Люди селились недалеко от выходов из пещер, рисунки же делались в укромных, труднодоступных местах. В известнейшей сегодня французской пещере Ляско, чтобы добраться до рисунков, необходимо преодолеть 6-метровую вертикальную шахту, из которой невозможно выбраться без лестницы. В громадной пещере Нио, проходящей через всю толщу горы серией коридоров, залов, закоулков и шахт общей протяженностью 1200 метров, палеолитическая живопись начинается только через 400 метров от входа. В пещере Фон де Гом, длиной в 130 метров первые рисунки встречаются через 60 метров от входа. В залах с рисунками археологи находили свидетельства проводившихся обрядов - остатки плошек жировых светильников, охру и даже окаменевшие отпечатки босых человеческих ног.

10-13 тысяч лет назад у человечества зарождаются оседлые цивилизации. Позже, когда человек освоился с оседлостью, строятся первые города. Среди руин древнейших городов удается найти неоспоримые свидетельства, что религию "монополизируют", используют в своих целях представители групп власть имущих, городская элита. Сформировавшаяся религиозная картина мира - бог грозы, бог луны, бог солнца, их сподручные - единственно верная, единственно возможная для людей того времени - они не научились пока видеть и понимать шире; представители властвующего класса используют эту религиозную картину мира, чтобы обосновать свою власть, неизбежность и неоспоримость своей власти.

Самое древнее государство Ближнего Востока - Шумерское. Шумеры изобрели клинопись. Клинописные "царские списки" рассказывают, что первым царем шумеров был Алулим - человек небесного происхождения. Более того, сам иерархический уклад общества, царь во главе остального населения, был установлен богами. Боги назначили и столицу мира - в городе Эриду, где правил Алилум. Всё - не дернуться, не шевельнуться. Боги сотворили весь распорядок мироустройства - записано в священных "царских списках", значит таков высший, надчеловеческий закон. То есть посредством священного текста шумерская знать легитимизировала свою власть, предавала ей "божественный" статус. Короче, религию начали использовать в корыстных интересах, в целях управления населением.

Еще несколько примеров - из других древнейших царств.

Создатель египетского царства фараон Менес, правил около 5 тысяч лет назад, установил порядок богопочитания и храмовых обрядов - установил правила, каким образом общаться с богами, как и что у них просить. Сделал государство, тех, кто им управляет, постоянным посредником между богами и народом.

Основатель и первый правитель Рима Ромул - был сыном бога войны Марса. Следующий правитель Рима - Нума Помпилий - обучался законотворчеству у нимфы Эгерии, у духа, порожденного богиней Геей. Ясно, что для римлян того времени человек, научившийся составлять законы у божественного духа, непререкаемый авторитет, а его законы - наполнены высшей мудростью и справедливостью.

Одно из древнейших китайских государств - Шан. Возникло около 2600 лет назад. Во главе его стоял ван, он же являлся первосвященником. Только он мог выступать посредником между миром живых и умершими предками - разъяснять "волю" умерших предков. Род правителей Шан вел свое происхождение от "Желтого императора" Хуан-ди - получеловека-полубога, научившего людей мастерить лодки, телеги, топоры, луки и стрелы, платья, туфли и некоторые музыкальные инструменты. Плюс за ним числилась масса нечеловеческих подвигов.

Религия стала институтом для поддержания власти, для обоснования власти конкретного человека или группы людей. Ее такой сделала система государства.

В эпоху античности и полторы тысячи лет позже человек не умел выходить за рамки своей веры в богов, веры в то, что именно они управляют миром - слишком много еще было необъяснимого в окружающем бытие. Осмысление мира происходило, исключительно основываясь на божественном происхождении жизни и многих явлений и объектов. Даже под стремление к справедливости и свободе подводился авторитет Бога.

Идеи Иисуса Христа - их нельзя обойти стороной, они слишком важны для современного русского сознания, их надо разобрать - насколько они были оригинальны для своего времени? В сущности, если разобраться, он учил, что у всех людей, вне зависимости от происхождения, равные права от рождения, что надо любить всех людей, творить добро, осуждал существование религиозных идей, обосновывающих неравенство, существование репрессивных государственных аппаратов. Этакая смесь идей Великой Французской революции и хиппи 20-ого века. Учение Христа - это мощная философия, антигосударственная, социальная, анархо-коммунистическая. Но, так как существование Бога в его время было бесспорным, невозможно было Земле крутиться без Бога, то стержнем его идеологии был Бог, понятие "Бог". Все истины, о которых проповедовал Иисус, - от Бога, божественное установление - он проповедовал веру. И в его проповедях был сильный антиобывательский заряд: он учил разделять божеское, духовное и мирское, материальное, ветхое, временное - отказываться от материального в пользу духовного. Скудоумные обыватели-иудеи - иудейская знать, книжники и жрецы - увидели тут угрозу своим интересам, своему спокойному существованию, почуяли близость бунта. И побежали жаловаться префекту Иудеи, местному губернатору, Понтию Пилату - обыватели, на что они еще были способны? Они осудили тощего бродягу-проповедника, хотя он учил их свободе и любви - обыватели-иудеи швыряли в него грязь, бранили, гнали скорее умереть на кресте. Иисус-хиппи был распят за посягательство на мещанское "счастье".

Традиционно считается, что христианство на службу римской государственности поставил император Константин I Великий в IV веке. Претендовавший на высшую власть август Константин - шла Гражданская война, Константин бился против императора Максенция - использовал христиан для роста своей популярности, для улучшения своего рейтинга среди населения - христианство стало к тому времени верой достаточно распространенной среди населения Римской империи, христианами были, в том числе, и некоторые высшие чиновники. Максениций проводил гонения на христиан. А Константин в своих владениях разрешил им свободно проводить службы и строить церкви. В итоге Константин победил, стал императором Константином I Великим, а христианство получило статус легальной религии, позже и государственной. Император Константин активно вмешивался во внутрицерковные дела - он, в частности, решал, что считать истинным христианством, а что ересью. Дальше христианство все больше и больше подгонялось под нужды государства, активнее использовалось для укрепления государственной власти.

Однако, по версии Льва Толстого, агент римского государства иудей Савл занялся форматированием учения Христа вскоре после смерти самого Христа - в личных целях, по версии писателя, но его цели великолепно совпадали с целями Рима. Жестокий гонитель христиан Савл стал для начала апостолом Павлом - сообщил другим апостолам, что его постигло видение Иисуса и он уразумел, где истина. Ну, те, конечно, поверили в божий промысел, взяли Павла-Савла к себе, включили в свой круг. И римский агент занялся переиначиванием основ христианского учения. Он убеждал апостолов, что гораздо глубже, чем они постиг учение Иисуса - они-то общались с ним живым, во плоти человеческой, пойди пойми, что точно имеет в виду человек, а Павлу-Савлу он явился бестелесным духом и донес в деталях свои идеи, в чистом, не замутненном человеческой природой виде. "Для того, чтобы люди могли воспользоваться тем великим благом, которое даёт нам истинное христианское учение, нам необходимо, прежде всего, освободиться от того бессвязного, ложного и, главное, глубоко безнравственного учения, которое скрыло от нас истинное христианское учение. Учение это, скрывшее от нас учение Христа, есть то учение Павла, изложенное в его посланиях и ставшее в основу церковного учения. Учение это не только не есть учение Христа, но есть учение прямо противоположное ему", - из статьи Льва Николаевича, написанной в 1907-ом году. За эту и несколько подобных статей Русская православная церковь предала Толстого анафеме. Учение Павл-Савла Толстой именует паулианство - это ложное, деформированное под нужды римского государства учение Христа, это религия, как институт, придающий легитимность существованию государства, неравенства, иерархии. "Истинное учение, с первых шагов своих извращенное павловским извращением, все более и более прикрывалось толстым слоем суеверий, искажений, лжепониманием, и кончилось тем, что истинное учение Христа стало неизвестно большинству и заменилось вполне тем странным церковным учением - с папами, митрополитами, таинствами, иконами, оправданиями верою и т.п., которое с истинным христианским учением почти ничего не имеет общего, кроме имени", - из той же статьи Толстого.

Развитие наук создало предпосылки для появления философий, отрицающих наличие Бога, объясняющих мироустройство, устройство жизни при отсутствии Бога. Развитие наук сделало возможным Великую Французскую революцию - она-то уже в корне перетряхнула ветхие устои мира. После Великой Французской революции, весь XIX век, обильно генерировались всевозможные философии, изгоняющие Бога, доказывающие самодостаточность человека в мире. Весь XIX век трясло основы государственности. В XX веке сформировался новый столп, поддерживающий государство, - обязательное общее образование. Думаю, что во время следующей революции восставшие будут сжигать школы, как сжигали и уничтожали в свое время церкви большевики.

Главное, что необходимо понять из этой главы: любая религия, вдалбливающая в тебя, что общество должно быть иерархичным, что ты должен кому-то подчиняться - этой религии плевать на тебя, тебя подгоняют под чьи-то систему. Если захочешь, можешь присоединяться к любой религии, но это должна быть вера, а не оправдание чьей-то власти над тобой.



Кочевничество

Существует термин - "неолитическая революция". Слышишь его и представляется толпа бородатых всклокоченных людей в шкурах, вооруженных примитивными топорами и копьями, эта толпа бежит с воинственными воплями на штурм пещеры, где засела толпа точно таких же людей, бородатых, всклокоченных, примитивные топоры и копья в ручищах. На самом деле этим термином обозначается смена форм хозяйствования - от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству. Неолитическая революция стала следствием перехода от кочевничества к оседлости. Именно так - сначала человек стал вести оседлый образ жизни, затем освоил земледелие и одомашнил некоторые виды животных, вынужден был освоить. Затем появились первые города, первые государства... Современное состояние мира - это следствие того, что человек когда-то перешел на оседлость.

Первые постоянные поселения людей появились около 10-13 тысяч лет назад. Где-то они появились раньше, где-то позже - в зависимости от региона мира. Древнейшие, первейшие - на Ближнем Востоке - около 13 тысяч лет назад. Одно из первых, из тех, что найдены, откопаны археологами, - Мурейбет на территории Сирии, на берегу Евфрата. Возникло около 12 200 лет назад. Его населяли охотники-собиратели. Дома они строили по типу кочевых съемных жилищ - круглыми, 3-6 метров в диаметре, но гораздо более основательно: использовали куски известняка, скрепляли их глиной. Крыша накидывалась из стеблей камыша. Надежность жилищ - единственное, в чем жители оседлой Мурейбеты превосходили кочевников. Более важный фактор - пища. Питались в Мурейбете скуднее кочевников. Зависели от случая - уродятся в этом сезоне бобы, желуди и фисташки или урожай будет незначительным, не хватит толком племени; пройдет ли поблизости стадо газелей или нет, будет ли достаточно рыбы в реке. Одомашнивание (или "доместикация" на научном языке) растительной пищи в Мурейбете произошла через тысячу лет после возникновения поселения: научились самостоятельно выращивать пшеницу, рожь и ячмень. Одомашнивание животных произошло еще позже. Короче говоря, продовольственной причины для создания поселения на берегу Евфрата не было. Постоянное поселение, наоборот, создавало регулярные продовольственные трудности. То же самое в других регионах - обитатели древнейших оседлых деревень питались скуднее, чем их кочевые современники. Если взять все регионы, где раньше других происходил переход от кочевничества к оседлости - Ближний Восток, области на Дунае и в Японии, - то получится, что между появлением оседлых поселений и следами первых доместицированных растений стоят от одной до трех тысячи лет (то есть в сирийской Мурейбете жители относительно быстро сообразили, как самим выращивать зерно). В настоящее время большинство палеоантропологов считает, что обитатели первых стационарных поселений жили существенно беднее и питались менее разнообразно и обильно, чем бродячие охотники. А продовольственная безопасность, обеспеченность пищей - одна из основных причин движения человеческих цивилизаций. Значит, еда отпадает - не из-за нее люди осели.

Важный момент - мертвецов хоронили в жилых домах древнейших поселений. Предварительно скелеты очищались - оставляли трупы на деревьях, их обклевывали птицы, либо самостоятельно счищали мясо, мягкие ткани с костей, - после хоронили под полом. Череп, как правило, отделяли. Черепа хранили отдельно от других костей, но тоже в жилище. В Мурейбете их выставляли на полки в стенах. В Телль Рамаде (Южная Сирия) и Бейсамуне (озеро Хуле) черепа были водружены на вылепленные из глины фигуры - подставки высотой до четверти метра. Для людей модели 10-тысячелетней давности, вероятно, именно череп символизировал личность умершего, поэтому столько почтения, столько уважения к нему. Черепа использовали в религиозных обрядах. К примеру, их "кормили" - делились с ними пищей. То есть умершим предкам оказывалось всяческое внимание, возможно, их считали незаменимыми помощниками в делах живых - к ним обращались с молитвами, с просьбами, с ними обязательно поддерживали связь.

Основываясь на находках захоронений в древнейших поселениях, русский историк-религиовед Андрей Борисович Зубов выводит теорию, что человечество начало переходить на оседлость из-за своих религиозных убеждений. "Такое внимание к предкам, родоначальникам, продолжающим помогать живым в их и временных, земных, и в вечных, небесных, нуждах, такое чувство взаимозависимости поколений не могло не отразиться и в организации жизни. Могилы предков, священные реликвии рода, нужно было максимально приблизить к живым, сделать частью мира живых. Потомки должны были зачинаться и рождаться буквально "на костях" праотцов. Не случайно захоронения часто находят под теми глинобитными скамьями неолитических домов, на которых сидели и спали живые. Кочевой образ жизни, характерный для палеолита, вступал в столкновение с новыми религиозными ценностями. Если могилы предков должны быть как можно ближе к дому, тогда или дом должен быть недвижим или кости переноситься с места на место. Но почитание родящей стихии земли требовало стационарных погребений - зародыш новой жизни, погребенное тело, не мог по мере необходимости изыматься из утробы. И поэтому единственное, что оставалось человеку протонеолита - это осесть на землю. Новый строй жизни был труден и непривычен, но тот духовный переворот, который произошел в сознании людей около 12 тысяч лет назад, требовал выбора - или пренебречь родом, общностью с предками ради более сытой и удобной бродячей жизни, или связать себя навсегда с могилами предков нерасторжимыми узами единства земли. Некоторые группы людей в Европе, на Переднем Востоке, в Индокитае, на Тихоокеанском побережье Южной Америки сделали выбор в пользу рода. Они-то и положили начало цивилизациям нового каменного века", - делает заключение Зубов.

Слабое место теории Зубова - опять же продуктовое оскудение. Древние переставшие кочевать люди, получается, уверовали, что их предки и боги желают им полуголодного существования. Чтобы смириться со своим пищевыми бедствиями, пищевым дефицитом - должны были уверовать. "Предки-черепа-кости благословили нас на голодание, на тысячи лет голодания", - учили родители своих детей. Так выходит из теории Зубова. Да не могло этого быть. Ведь костям молились о даровании больших благ: спасти от нападения хищников, от грозы, чтобы удачно прошла предстоящая рыбалка, охота. Наскальная живопись того периода и более ранняя - множество диких животных на стенах и потолках пещер - интерпретируется, как мольба об успешной охоте, обильной добыче. "Палеолитические венеры" - ими пользовались, чтобы получить поддержку сил Жизни. Невероятно, невозможно, чтобы в самых разных регионах мира люди решили, что боги, высшие силы хотят, чтобы они осели и оголодали. Скорее наоборот: осевшее племя, закопавшее кости предков под полами своих жилищ, понимает, что рацион их уменьшился, и решают, что такова кара от предков - потому что нарушили образ жизни, кочевничество, принятый у предков, у тысяч поколений предков вглубь времен. Не осело бы добровольно ни одно племя, если это вело к продовольственным проблемам. Добровольно - нет. Но вот если их заставили, принудили - да.

Насилие. Насильно одни племена заставляли оседать другие. Чтобы побежденные охраняли священные кости. Одно племя побеждало, избивало другое, принуждало побежденных в качестве контрибуции охранять черепа и скелеты умерших предков. Кости в земле, черепа на полках - побежденные, угнетенные "кормят" черепа, проводят для них праздники - чтобы умершим отцам было не скучно на том свете. Где надежнее всего хранить самое ценное? Дома, да. Поэтому кости под полом, черепа на полках круглых жилищ.

Вероятно, не только для охраны мертвецов использовали победители побежденных. В древнейшем оседлом поселении Европы - Лепенски Вир, в Сербии, на берегу Дуная, появилось около 9 тысяч лет назад - древнейшая часть поселения имела сезонный характер. Избитое племя или слабейшие из племени принуждались оседать на несколько месяцев в году, чтобы заниматься некой работой в интересах сильнейших. Производили топоры или копья, занимались сбором урожаев дикорастущих. Работали в интересах сильнейших.

Со временем на оседлость переходили и победители, сильнейшие - скорее всего, когда поняли, что с помощью побежденных можно разрешать вообще все свои нужды. Разумеется, для хозяев поселения строились особые жилища: больше по площади, с алтарями, дополнительными помещениями. Среди остатков одного из древнейших поселений Иерихона нашли башню 8-метрововй высоты, диаметром - 9 метров. Возраст башни - около 11500 тысяч лет. Старший преподаватель кафедры археологии Тель-Авивского университета Ран Баркай считает, что построили ее для устрашения. Такого же мнения профессор Московского архитектурного института Вячеслав Леонидович Глазычев. "Башня - это еще своего рода замок, господствующий над всем городком и противопоставляющий его рядовым обитателям обособившуюся от них власть", - сделал вывод Глазычев. Иерихонская башня пример того, что сильнейшие тоже стали переходить на оседлость и контролировать тех, кого они заставили работать на себя. Подчиненные, эксплуатируемые, наверняка, бунтовали, пытались избавиться от правителей. А правители придумали засесть в мощной башне, спрятаться в ней от неожиданного нападения, от ночного восстания.

Таким образом - принуждение, насилие в корне возникновения оседлости. Оседлая культура изначально несет заряд насилия. И в дальнейшем ее развитии заряд этот увеличивался, росли его объемы: первые города, государства, рабство, все более и более изощренное уничтожение одних людей другими, деформация религиозного мышления в пользу подчинения царям, жрецам, чиновникам. В корне оседлости - подавление человеческой природы, естественной потребности человека - кочевничества.

"Без Принуждения не могло быть основано ни одно поселение. Над рабочими не было бы надсмотрщика. Реки не разливались бы", - цитата из шумерского текста.

Мой друг с Камчатки, у него снегом засыпаны улицы до вторых этажей, Иван Гавва спорит, пишет: "Если бы люди не осели, тогда бродяжничали бы дальше, бомжевали по всей земле, гоняясь за стадами и более плодородными рощами. Если бы человечество не осело, то не изобрели бы ни письменность, ни холодильник, ни ракету. Человечество имело бы тот же примитивный вид, что двадцать тысяч лет назад". Конечно, человек, выросший в оседлой цивилизации, воспитанный ею, вскормленный ее опытом, не способен представить развившуюся до нанотехнологий кочевую цивилизацию. 10 тысяч лет в мире проповедуется развитие в стационарных условиях проживания. 10 тысяч лет - это около трех сотен поколений. Повторю, современное состояние мира - результат оседлости. Само собой - человеку, продуцированному из этого состояния, трудно вообразить, что возможно принципиально иное русло для движения человечества. Что там революции, марксизм-ленинизм - они лишь предлагают косметические перемены в выбранном 10 тысяч лет назад направлении. Фабрики так же должны стоять на окраинах городов, жители городов так же должны идти на работу утром и из окон своих квартир видеть многоэтажные оссуарии с чужими квартирами - революционные идеологи в принципе не задумываются, что они должны посягнуть на изменение вот такого уклада. Урбанизация, ожирение от малоподвижного образа жизни, люди выбираются за пределы своих городов только на время отпуска - революционеры на это не посягают.

Утверждаю, невозможность высокотехнологичного развития кочевников - глупый старый стереотип.

Утром первого января 2012-ого года, когда Россия еще покачивалась в новогоднем угаре, я с русской девушкой Настей забирался на невысокую гору в турецком Курдистане. Был плотный серый туман. Гора лысая, мы поднимались по жухлой траве. Название горы - Гебекли-тепе. На ее вершине в 1994-ом году обнаружили храмовый комплекс - древнейший из известных. Перед входом на раскопки стоял металлический контейнер с единственным окном, по его стенам стекали капли туманной влаги. На пороге контейнера сидел старый курд - черные шаровары, красно-белый платок намотан вокруг головы, серый пиджак. Он встал, увидев нас, и зашагал довольный навстречу. Он объяснил нам, что именно он нашел, откопал странную каменную колонну и сообщил об этом в местный музей в 94-ом году - потом уже на раскопки приехали профессиональные археологи из Германии, они объявили о значении находки. И повел показывать откопанную часть храмового комплекса. Мы ходили по деревянным мосткам с металлическими периллами между Т-образных серых колонн. У меня был сербский журнал "Забавник" с фотографиями барельефов на колоннах. Курд глядел на фотографии и показывал, где какой барельеф находится. Я и Настя перегибались через мокрые перила, чтобы лучше рассмотреть. Угловатые лиса, утки, скорпион, кабаны - объемно выбиты из серого камня. На каждой колонне по одному или несколько животных - целый зоопарк. Висел туман в неподвижном воздухе, мы шагали за курдом, прогибались деревянные мостки. Мы бродили между камней, которые подрывали традиционные представления о монументальных сооружениях человечества. До открытия Гебекли-тепе считалось, что племена древних кочевников-собирателей были неспособны на создание монументальных объектов. Считалось, что когда человек осел, одомашнил растения и животных, получил таким образом достаточно свободного времени на творчество, тогда и начал возводить огромные храмы, жилые здания, памятники и тому подобное.

Гебекли-тепе начали строить где-то 11 600 лет назад. Но это предварительные результаты - на сей момент археологи откопали 4 зала храмового комплекса, а под землей еще 20, это показали геомагнитные исследования. То есть, по меньшей мере, 11 600 лет назад началось строительство Гебекли-тепе. Планировка залов: Т-образные колонны несколько метров высотой стоят по кругу, соединены между собой низкими каменными стенками, в центре каждого круга две колонны повыше остальных. Комплекс достраивался, перестраивался в течение нескольких веков. Причем, самые ранние, самые старые залы сложнее и крупнее по конструкции, чем более поздние. Со временем технология возведения и установки колонн упрощалась. Около 10 200 лет назад храмовый комплекс окончательно был покинут людьми, но предварительно - полностью засыпан песком.

Возле Гебекли-тепе ученые не обнаружили никаких следов постоянного обитания человека. Для того чтобы вырезать и доставить колонны требовались сотни людей, но на "стройке" нет даже источника воды - ближайший ручей протекает в 5-ти км от комплекса. Рабочие нуждались в домах, но на раскопках не были обнаружено ни стен, ни очагов, ни домов - ни любых других строений, которые интерпретировались бы как домашние. Люди нуждались в еде, но никаких следов сельского хозяйства также не было обнаружено. Не нашли ни общих столовых, ни мест для приготовления пищи. "Люди, строившие Гебекли-тепе, были охотниками-собирателями, - утверждает немец Клаус Шмидт, он руководит раскопками на Гебекли-тепе с 94-ого года. - В нашем традиционном представлении охотники-собиратели делились на мобильные группы по нескольку десятков человек. Мы думали, что они не способны создать крупную долгодействующую социальную структуру, потому что постоянно должны перемещаться в поисках ресурсов. Они не создавали отдельную группу жрецов или мастеров, потому что это требовало перемещение дополнительных инструментов и ресурсов. А здесь, на Гебекли-тепе, мы видим, что они все это могли". Люди проходили сотни километров, чтобы поучаствовать в строительстве Гебекли-тепе или ради паломничества туда. Вес самых тяжелых колонн - 16 тонн. Для их перемещения вручную требуется, как минимум, 500 человек. Стройки подобных масштабов оседлыми цивилизациями стали проводиться на шесть тысяч лет позже. Но и сегодня не понятны все технологии, с помощью которых охотники-собиратели возвели Гебекли-тепе.

Самая грандиозная по размерам империя в истории человечества была создана кочевниками - союзом татарских и монгольских племен под руководством Чингисхана и его потомков, империя Чингизидов. В империи была организована почтовая служба - она охватывала территории от Тихого и Индийского океанов до Балтийского и Средиземного морей. Были организованы многочисленные ямы (почтовые станции). Все длинные пути разделялись на участки, в которых особые чиновники поддерживали порядок, а также в специальных управлениях регистрировали проезжающих лиц и их товары. На ямских станциях проезжающим отпускали лошадей, отдавая право первенства ханским курьерам. За сутки курьер, меняя на ямах лошадей, мог проскакать до 300 километров. Благодаря этим нововведениям ханские приказы оперативно доставлялись в армию, учреждения, сам хан оперативно информировался о происходящем на своей территории. Почтовой службой могли пользоваться и частные лица. Аналогов она себе на тот момент не имела. Впервые была создана сетевая служба, позволявшая оперативно обмениваться информацией адресатам, разделенным огромными расстояниями. Своего рода интернет Средневековья.

Кочующие и сегодня на северо-западе Сибири, вдоль Полярного круга племена ненцев, "ненэй ненэче" они себя называют, значит "настоящие люди" - есть люди небесные, есть люди подземные, а они земные, созданные без колдовства и магии, из мышц и крови - настоящие. В течение тысячи лет они пользуются одним и тем же типом зимней одежды: на ноги - кисы, на тело у мужчин - малица, у женщин - ягушка, голову защищает у мужчин - капюшон малицы, у женщин - шапка. Ничего более надежного и практичного для условий Крайнего Севера еще не изобретено. Жители поселков и городов, отправляясь надолго в тундру, надевают именно ненецкую одежду. Шьется она полностью из оленьих шкур - состоит из множества деталей, которые выделываются из разных оленьих шкур. Малица, например, - шьется из телячьих шкур, осенних, мехом внутрь. Имеет пришитый капюшон, заменяющий шапку. При помощи продёрнутой тесёмки можно сужать или расширять отверстие, обрамляющее лицо. Капюшон шьют обычно из пыжика, из меха теленка не старше одного месяца. По краю капюшона пришивается опушка из густошерстного белого оленьего меха для тепла. К рукавам малицы наглухо пришивают рукавицы из камуса, меха нижней части ноги животного. На запястье, выше ладони, они имеют отверстие для того, чтобы можно было при необходимости освобождать руки от рукавиц. По подолу малицы идет опушка. Обычно она делается из шкуры осеннего телёнка или летней шкуры взрослого оленя (мех короткий и невысокого качества). В малице можно спать на любом морозе - не замерзнешь. Я видел ненцев, спавших в 30-градусный мороз на улице, - они были в своей традиционной одежде. Выспавшись, они вставали и шли по своим делам - ни обморожения, ни простого гриппа. Еще не придумана синтетическая одежда, которая могла бы столь же надежно защищать в условиях Крайнего Севера.

Это примеры высоких технологий кочевников. Подобных примеров полно, это длинный список. Поэтому считать кочевой образ жизни примитивным - это древний стереотип, поистине древний, ему же тысячи лет, эллины считали кочевников примитивнее себя.

При современном уровне технологий и информационных систем человеческая цивилизация может легко перейти от оседлого образа на кочевой. Создать кочевые фабрики, заводы, научные институты - без урона для самого научного развития. Это возможно. Глупо считать это утопией, фантазией.

Переход от оседлости к кочевничеству позволит человечеству разрешить массу психологических проблем - а за ними и тех проблем, которые становятся следствием психологических. Ведь кочевничество, перемена мест обитания естественное стремление человека, его естественная потребность, загнанная тысячи лет назад в каменные стационарные жилища.



Современное кочевничество

Расскажу о своем опыте. В 19 лет я покинул родной город и в последующие 10 лет появлялся там не более двух десятков раз - на короткие отрезки времени: от нескольких дней до одного месяца, только чтобы увидеться с родственниками и старыми друзьями. За эти 10 лет я успел пожить в различных регионах России от Москвы до Тихого океана, в Китае, Таджикистане и Сербии. Между относительно постоянными местами моего жительства тысячи километров дорог, тысячи больших и малых населенных пунктов, где я задерживался на день или на несколько недель.

В палеолите кочевники задерживались в той или иной местности, пока она приносила им достаточно пищи. Когда все съедобные коренья были выкопаны, все ягоды собраны, а стада животных уходили, кочевники снимались и шли дальше.

Кочевники-скотоводы - они появились десять тысяч лет назад и существуют до сих пор - двигаются и останавливаются в зависимости от потребностей своих животных. Ненцы на Крайнем Севере России перегоняют стада оленей дважды в год. Полгода - с весны по осень - гонят стада из внутренних континентальных районов к побережью студеных морей: летом на Крайнем Севере тучи гнуса, который мучает оленей, на морском побережье сильные ветры, выдувающие гнуса; полгода - с осени по весну - ненцы отгоняют стада от побережья во внутренние районы, где есть хоть какие-то леса, чтобы в самое суровое и снежное время иметь дрова для очагов. Таджики поздней весной угоняют своих баранов и коз из кишлаков через перевалы на дальние пастбища, где сочная трава, где животные могут хорошо питаться и набирать вес, - там они кочуют несколько месяцев. В середине осени таджики возвращаются со стадами в родные кишлаки, чтобы зиму животные провели в теплом хлеве.

Современные кочевники, к которым отношусь и я, перемещаются по всему миру, из-за... впрочем, тут у каждого индивидуальная мотивация: для кого-то духовный поиск, для кого-то познание мира, для кого-то сам процесс важен и так далее. Свою собственную мотивацию я не могу объяснить толком и для себя. Но безусловно - для меня важен процесс. Само движение, познание новых людей, языков, культур - я понял в какой-то момент, что мне это жизненно необходимо. Возможно, это и есть основная причина моего кочевничества - однако, уверенно для себя я до сих пор не решил.

Современным кочевникам необходимы современные достижения науки. Интернет, мобильные телефоны, туристические палатки из новых, более прочных, более водонепроницаемых видов материи, велосипеды, автомобили, которые могут подвезти тебя на какое-то расстояние, самолеты, которыми можно перелететь с одного материка на другой... - все это неотъемлемая часть современного кочевничества. И если есть глобализация, которую навязывают эксплуататоры и борются с ней эксплуатируемые, неолиберальная глобализация, то есть и форма глобализации, которая проводится современными кочевниками. Мы разносим в разные закоулки мира свои культуры и знания, впитываем чужие, учимся и учим иностранным языкам, обычаям, кухонным рецептам. Мы научаемся жить в мире и согласии с людьми любых культур и рас, учим и их - вольно или невольно, чаще невольно, ничего не навязывая им. Это форма - кочевнической глобализации. Она не подкрепляется ковровыми бомбардировками, не зависит от цен на нефть, визитов президента, индексов на Уолл-стрит - в отличие от неолиберальной глобализации.

Я отредактирую этот текст, подзаработаю немного денег и поеду дальше - надеюсь, уже 2-3 недели.



Кимры, 2013




© Александр Рыбин, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]