[Оглавление]


[...читать полную версию...]



VI форум молодых писателей России:
несколько интервью


С 13 по 17 ноября 2006 года в подмосковных Липках проходил очередной, шестой форум молодых писателей России, организованный Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ (проще говоря - фондом Сергея Филатова).

Безусловно, на открытие и завершение работы форума пресса уже отреагировала. Причем, судя по отдельным образчикам, отзывы были разнородными и далеко не всегда комплиментарными. Судя по ехидной тональности некоторых мнений, такая оценка базировалась на каких-то политических тенденциях. Не посягая ни на чье личное (и тем более общественное) мнение, мы решили сформулировать впечатление о шестом форуме самым простым способом - суммировав личные впечатления его участников. Мы не ставили для ребят жесткие рамки: о чем говорить, о чем умалчивать. Наоборот, просили высказываться "о наболевшем". Разве что немного направляли поток сознания: "Расскажи о том, что тебе наиболее интересно!". Наиболее интересной, неиссякающей темой являлась, естественно, среда обитания молодых авторов на родине, цели, поставленные себе перед приездом на форум, и их реализация. Грубо говоря, чего ребята ожидали от прорыва в столичные литературные круги, и что они получили.

Форма изложения в виде блиц-интервью сохраняет, на взгляд журналиста, интерактивность процесса.



Ирина Богатырева, Ульяновск - Москва, 23 года. Привезла на форум две главы повести о современной молодежной коммуне (повесть писалась минувшим летом). В разговоре участвует Леонид Костюков, писатель, критик, редактор и издатель журнала "Девушка с веслом", где впервые опубликованы фрагменты повести Ирины Богатыревой:

- Я явилась на форум с повестью про то, как молодые люди снимают квартиру в центре Москвы, и получается такая неформальная коммуна.

- Это бессюжетка?

- Нет, там есть сюжет. Сюжет - это отношения между героями. Повесть написана в рассказах. Сюжет складывается из них.

Леонид Костюков:

- Я могу пояснить - это повесть о молодом поколении. Я человек более старшего поколения. Мне кажется, что эти молодые люди ищут смысл жизни, причем с самого начала заново. В нашем поколении поиски смысла жизни были как бы заранее написаны, и мы стирали написанное до нас и писали свое. Но у нас была сама строчка. А здесь молодежь методом проб и ошибок ищут то, что является стилем каждого человека. И эти поиски время от времени идут в унисон - некоторые образуют в ходе них временные союзы.

- Ваш журнал ее опубликовал?

- Некоторые главы. В первый раз я напечатал главу из этой повести - и по зову сердца, и по обязанности редактора...

- Как ты считаешь, о чем ты написала произведение?

- Это повесть о субкультуре.

- Что такое субкультура?

- Это субкультура тех людей, которые описаны в повести.

- Ты ее представляешь? Можешь объяснить? Почему ты описала субкультуру?

- Я не описывала субкультуру! Я об этом и говорю! Я рисовала культуру молодых людей, еще не определившихся в жизни, которые когда-то слушали рок и тому подобное, а теперь кто-то ушел в религию, кто-то интересуется мистикой...

- Хиппи современные?

- Ну, сейчас их не называют хиппи, но о том, что вышло из хипповских традиций...

Алексей Караковский, коллега Ирины по семинару литературного журнала "День и ночь":

- Хиппи существуют, Бог бы с ними, и никуда они не делись, и называются так же, но я хочу сказать о другом. О том, что Ирине удалось избежать горьких символических наборов в рассказе о субкультуре, причислить ее к культуре определенного страта людей и тем самым лишить того общечеловеческого смысла, который автор вкладывал. Автор действительно пытался написать общечеловеческое произведение, не уводящее в сторону той или иной субкультуры.

- То есть в этой повести нет субкультуры?

- Повесть над ней! В ней выражено некое формирование философии определенной группы современных молодых людей. Которое могло в принципе касаться любой группы молодежи.

- Ира, ты считаешь свою повесть актуальной?

- Она не могла быть написана, когда мне было 18, 20 лет. Актуальные тексты не могут писаться "заранее". Актуальные для меня тексты не могут быть написаны давно. То, что написано в мои 20 лет, для меня сейчас почти ничего не значит. Я не считаю, что эта повесть рассчитана на какой-то узкий круг читателей.

- Леонид, а вы считаете, что Ирина написала повесть для широкого круга читателей?

- Я не знаю, что такое - широкий круг читателей. Есть некая книга, тираж которой - 50 тысяч, с одной стороны, это большой тираж, с другой - учитывая, что в нашей стране 150 млн. населения, это очень мало. Одна книга на 3 тысячи народа. Получается такая странная штука: допустим, есть поэт для узкого круга ценителей, но довольно широко известный, такой, например, как Ходасевич. Люди, интересующиеся поэзией, примерно знают, кто такой Ходасевич. По сравнению с нами, с теми, кто только входит в литературу, знающие Ходасевича - это широкий круг (его знают больше, чем нас). По сравнению с теми, кто знает Анастасию Волочкову, Евгения Петросяна и иже с ними знатоки Ходасевича - узкий круг. Широкий круг читателей - противоречит определению: широким круг читателей быть не может по определению.



Ольга Коробкова, 32 года, Рыбинск - Ярославль. Работает на радио "Маяк-Ярославль". Поэт.

- Сама затея поездки для меня была чистой авантюрой. Потому что я не собиралась посылать рукопись, молчала несколько месяцев. Потом, с подачи близких, все же послала на форум стихи. Прошла...

- У тебя прозаические опыты были очень многообещающими.

- Но, тем не менее, я их бросила. И роман был, даже два, но Бог с ним. В поэзии я выбрала верлибры и не собиралась их особенно обнародовать. Послала, что было, а было немного. Так что не знаю точно, что привело меня на этот форум. Естественно, желание встретиться и пообщаться с себе подобными! Всегда интересно: что скажут о твоем творчестве руководители семинара, что скажут его участники... На открытии форума очень часто педалировалась мысль: "Вы - писатели!" Нас пытались настроить на ответственность перед обществом как писателей, но мне этого как раз не хочется. Нельзя класть все яйца в одну корзину.

- Ты хочешь сказать, нельзя молодым писателям направлять все силы на решение одной задачи? Например, появиться на форуме?

- Нельзя делать из нее сверхзадачу! Задача - да, а когда это уже фетиш, это то бревно, по которому нельзя пройти, непременно загремишь. Нельзя жить только мыслью, возьмут ли тебя на форум! Раньше у меня такая направленность присутствовала, а теперь я ее пережила. (Ольга Коробкова была участником 3 форума молодых писателей в семинаре поэзии. - Е.С.) В какой-то мере это и вопрос везения. Есть костяк, который приезжает сюда постоянно, а есть те, кому повезет или не повезет.

- Ты замечаешь отличия между третьим и шестым форумами?

- Здесь мне не нравится, конечно, излишняя политизированность. Количество лекций на политические темы превышает всякое разумение. Приезжают с выступлениями чиновники. Владислав Сурков потребовал тридцать человек, участников форума, привезти в Кремль. Сергей Филатов обещал ему 150 человек. Он сказал: нет, тридцать. Кто-то без особой охоты едет туда завтра. Не знаю, что из этого получится. По-моему, это уже скандальная акция. Сегодня приезжала Алла Демидова. Почему она может приехать, а Владислав Сурков - нет? И количество таких лекций, мне кажется, от форума к форуму все растет. Правда, не могу утверждать доподлинно, все-таки я несколько лет пропустила. В этом году очень много. Нас загоняют в зал, прямо скажем, я прихожу - и не понимаю, о чем речь. Речь должна идти о литературе, или я не так понимаю? Война в Чечне на этом форуме постоянная тема. Поэты говорят о поэзии, а прозаики спорят о национальном вопросе. И это же происходит на сцене. Мне это не нравится. Я не знаю, зачем так промывать мозги. Людям сформировавшимся это не нужно, а не сформировавшимся, по-моему, вредно.

- Ты хочешь сказать, что перевес политических выступлений влияет и на литературную подготовку? Что мастера на семинарах отдают предпочтение авторам известных политических взглядов?

- Этого, конечно, нет. Но, например, на некоторых семинарах ребята за отведенное время не успевают обсудиться, а мастер-классы ведь все равно главное на форуме. Семинары продолжаются за счет лекций, но нас буквально гонят на лекции, и приходится убегать, линять, "ползти по-пластунски", чтобы попасть на мастер-класс. Сидишь на нем и думаешь: как хорошо, что я сижу здесь, а не там, в зале. Как в советские времена: рыбу покупаем с нагрузкой. Как бы она не стала больше год от года.

- Ребят новых, молодых, ты видела, кто тебе понравился?

- Не очень молодых. Я имею в виду - те, кто мне нравится, уже вполне взрослые люди, сформировавшиеся... В нашем семинаре я почти всех старше. Девочка из Вятки, но она уже тоже не слишком юная. Мальчик из Литинститута неплох. Возвращаясь к началу форума... Андрей Нитченко там речь произнес о молодой литературе - о том, что ему не хотелось бы разделять литературу на новую и старую, на молодую и старую. Старшее поколение - таков был основной тезис его выступления - напоминает ипподром, а молодое - лошадок на бегах, на старте - кто придет первым? Все ставят на кого-то...



Будешь читать, назови свое имя:

Артемий Синечайский, Южно-Сахалинск. 20 лет. На форуме молодых писателей в Липках впервые. Участник семинара поэзии журнала "День и ночь". Представил свою визитную карточку:

- Красиво! А что привело тебя на этот форум? Желание громко прочитать свои стихи?

- Привела меня сюда жажда общения с себе подобными. Я совершенно случайно узнал, что еду на форум. Я послал туда подборку стихов и узнал вдруг, что мою подборку выбрали и я - один из трех сахалинцев, которые едут сюда. Еще Александр Морев и Елена Номоконова.

- А ты кто - поэт, прозаик?

- Я поэт. Мне 20 лет. Восемь лет из них я пишу стихи, публикуюсь года четыре. Но, конечно, я хочу общаться не только с поэтами.

- А как формировался твой творческий путь?

- Сначала я печатался в газетах, потом выпустил книгу детских рассказов, потом связался с Южно-Сахалинским книжным издательством, и пошло-поехало. Южно-Сахалинское книжное издательство - это государственный печатный орган, выпускает альманах наших авторов солидной толщины, страниц по пятьсот, раз в год-полтора. Оно же издает и сборники авторов, к счастью, бесплатно для них. Такой чести удостаиваются самые талантливые из тех, кто входит в альманах. Управление молодежной политики помогает нам выпускаться.

- Ты упомянул сборник детских рассказов - это твои детские произведения, или рассказы для детей?

- Скорее, рассказы про детей и для детей.

- И как тебе первый опыт общения с себе подобными?

- Он, конечно, не первый, на Сахалине уже пройдена "школа" литературного общения. Когда я ехал сюда, я совершенно не предполагал, что здесь будет - мне казалось, что на обсуждениях очень страшно. Когда тебе говорят резкие слова про твое творчество...

- А на Сахалине не говорят резких слов?

- Говорят, но смягчают критику - высказываются мягко и по-отечески, потому что мы там одна большая семья, мы встречаемся раз в месяц и боимся друг другу надоесть... А здесь все иначе. Я считаю нужным развиваться дальше на основе того, что мне сказано, и возможно, приеду сюда еще раз. В первый раз не произошло "прорыва", которого я ожидал, но в общем мне понравилось - здесь прекрасные интеллигентные люди. Я на семинаре у Романа Солнцева, "День и ночь".

- Роман Харисович - какой человек?

- Я не скажу ничего оригинального, если подтвержу, что он очаровательный человек. Мне очень приятно, что я, такой вот птенец, разбирался на его семинаре. У меня небольшая подборка стихов. Я ориентируюсь в творчестве на Вознесенского...



У многих интервьюируемых мы спрашивали, видят ли они связь между студенческим билетом Литературного института и приездом в Липки. В смысле - не представляется ли этот форум со стороны уже чем-то вроде "клубной тусовки" Литинститута, куда невозможно проникнуть, не обладая опытом и знаниями, даваемыми литературным систематическим образованием. К счастью, молодежь Липок пока еще такой четкой зависимости не замечает. И даже наоборот: понимает, что идеальный вариант - "негатив" нашего предположения: человек приехал сюда, а потом поступил в Литинститут. Литературный вуз ценят за знания, которые можно там получить, а не за то, что он "звучит гордо".

Литературные знания, доступ к ним - главное, чего не хватает талантливым писателям и поэтам "далеко от Москвы".



Анатолий Ухандеев, Набережные Челны.

- На какие поэтические имена принято равняться в Татарстане?

- В Казани достаточно известна Анна Русс, но особенно популярен поэт, которого нет ни на одном поэтическом сайте - Тимур Алдошин. Рецензии на творчество этого автора публикуются в газете "Час" в Набережных Челнах. Я там работал ранее, в том числе рецензировал книги местных авторов, теперь уже ушел. Как ни странно, Алексея Остудина, казанскую величину, я почти не читал. Знаю только, что у него сын - тоже поэт, Михаил Остудин. Может быть, у него и не очень хорошие стихи, но манера их исполнения впечатляет...

- Какая она - литературная среда вашей республики?

- Я волнуюсь за здоровую казанскую литературную тусовку. Мне кажется, как и в Москве, эта тусовка использует в своем творчестве слишком много химических средств...

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду алкоголь.

- Это не только татарская беда. А что касается литературной деятельности, учебы, контактов с внешним миром?

- В Татарстане существует творческий союз "Колесо", периодически издающий журнал "Квадратное колесо" - из публицистических, критических, чисто литературных материалов и работ художников. К сожалению, сейчас он не выходит, надеюсь, это временное явление. Действует литобъединение имени Зарецкого в музее М.Горького, которым руководит поэт Алена Каримова. Случаются и крупные культурные события - 18 мая, в международный день музеев, там был интересный вечер. А через несколько дней произошло выступление знаменитых поэтов - Бахыта Кенжеева, Алексея Цветкова. А в Набережных Челнах Дмитрий Русин, актер и поэт, на базе центра детского творчества "Огниво" собрал человек 50 поэтов на выступление. "Костяком" явились я, сам Русин, Юлия Зольникова и трое других авторов. Так что в полной изоляции от мира и в бездействии не пребываем...



Алексей Евстратов, Пермь. Поэт. В Липках 1 раз. Отметил на шестом форуме свое 32-летие. Свое появление здесь объясняет скромно:

- Я уверен, настоящее творчество рано или поздно выходит на орбиту.

- В родном городе оно не могло выйти на орбиту?

- Пермь - город тухлый, где культурой руководят департамент культуры и местный Союз писателей России. Вокруг них вяло крутится вся литературная жизнь региона. Мое присутствие в Липках сродни явлению чертика из Интернета. В Перми нет периодического издания, где можно было бы "засветиться". Разве что альманах "Литературная Пермь", где у меня проходили публикации. Есть собственный литературный Интернет-портал, так называемый "Пермский литературный центр", который держится силами энтузиаста-одиночки, выкладывающего в Сеть то, что ему интересно. "Держатель" портала - журналист, писатель, член Союза российских писателей, обладает определенным весом в Перми. Также я публикуюсь в Интернете на порталах "Сетевая словесность", "Точка зрения", "Пролог" - то есть там, где есть редколлегии. Почему? В Перми, что называется, "шишку держат" старики, и их редактура стихов и прозы - соответствующая. Мне интересен профессиональный отбор произведений. В сентябре этого года я был на аналогичном мероприятии в Саранске (Первый литературный семинар молодых писателей Приволжского Федерального округа, - Е.С.) Ожидал от 6 Форума молодых писателей России, что это будет мероприятием на порядок выше приволжского. Но там у нас вел мастер-класс Тимур Кибиров! И получается, не в обиду никому будь сказано, что здесь уровень не выше. Здесь я на семинаре поэзии журнала "Знамя" у Сергея Гандлевского, и могу сказать, что благодаря ему литературная учеба на нашем мастер-классе выглядит пристойно. Не только полезно, но и интересно, привлекательно. Открытием нашего семинара явилась Алиса Орлова из Саратова. Остальные нравятся мне меньше. А еще мне не нравится тенденция "политически" раскрывать молодые дарования.



Александр Фуфлыгин, Пермь.

- Какие, на твой взгляд, плюсы и минусы настоящего форума?

- Мое мнение - чем далее, тем более форум политизируется. Мы не дождались Битова и других настоящих писателей (мнение интервьюируемого не всегда совпадает с мнением интервьюера! - Е.С.), которые сами пишут и готовы говорить с нами о литературе. Мы получаем политиков: Батурина, Сатарова - которые объясняют нам, что они хотели построить в нашей стране, и почему у них ничего не вышло. Это нам не интересно! Сюда приезжают не юные политологи, а молодые писатели, которые пишут. Вячеслав Сурков вызывал в Кремль делегацию из 30 молодых авторов. Зачем? Приехал Михаил Веллер, в настоящее время в гораздо большей степени публицист и политик, нежели писатель. Его спрашивали, соответственно, более о политике, чем о литературе. И он отвечал, хотя первичным в своем творчестве называл "Легенды Невского проспекта" и "Похождения майора Звягина". И у меня было ощущение, что, говоря с Веллером, я говорю с Батуриным либо Сатаровым.



Владимир Гугнин, Москва, прозаик и критик, участник семинара прозы в журнале "Октябрь".

- Что тебе более всего запомнилось из шестого форума?

- Слушали лекцию Сергея Чупринина о современной литературе. Сергей Иванович начал с того, что обещал рассказать нам, чем отличается серьезная литература от несерьезной, коммерческой, чтобы мы могли их уверенно различать и делать вывод - чему служить. На пути высокого искусства нас будет подстерегать голод, нужда, непонимание и непризнание... долго, до самой смерти и еще лет пятьдесят после нее. Зато на пути продажи таланта нас ждут всевозможные земные блага. По мнению Сергея Ивановича, коммерческая литература отличается тремя основополагающими признаками: направленностью на определенную аудиторию; сюжетными линиями, которые привлекают потенциальных читателей, эдакой "продажностью" содержания; простым, незатейливым, широко доходчивым языком. На основании этих признаков, за кругом серьезной, большой литературы остается вся фантастика, даже высокопрофессиональная, все детективы, любовные и дамские романы, исторические повествования, юмористическая литература... Проще, наверное, сказать, что входит в него. Но этого почему-то конкретно не прозвучало. Было сказано примерно так: "А то, что лишено этих коммерческих признаков, и печатают "толстые" журналы". Мне показались сомнительными критерии отбора, но я решил уточнить у Сергея Ивановича: "А как именно происходит отбор? Кто его осуществляет? Один человек, или некая коллегия?" Он сказал: редколлегия собирается и делает вывод о ценности произведения. На мой взгляд, эта последняя фраза обесценила всю лекцию.



Вот такая пестроткань получилась. Сколько голов, столько умов... но все же, возможно, организаторам стоит прислушаться ко мнению тех, ради кого и затеяно это грандиозное и благое дело?


Записала Елена Сафронова




© Елена Сафронова, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]