[Оглавление]


[...читать полную версию...]



К  ИСТОРИИ  ДВУХ  СТИХОТВОРНЫХ  НАБРОСКОВ  И.С.ТУРГЕНЕВА


1.

Среди незавершённых произведений Тургенева есть безымянное, оборвавшееся первой строкой стихотворение "Барабан гремит [протяжно]". Датируется текст концом 30-х годов. Автограф представляет собой испорченный сыростью вдвое сложенный лист, внутренние стороны которого содержат грамматические записи на немецком и русском языках, наружные - четыре наброска, среди них - "Барабан гремит [протяжно]" 1 . Источник замысла стихотворения до сегодняшнего дня не раскрыт, но ряд обстоятельств позволяет рассматривать приведённую строку как неудавшуюся попытку перевода песни Клерхен из 1-го действия трагедии Гёте "Эгмонт" 2 .

Конец 30-х - начало 40-х годов - завершающий этап русского литературного романтизма. Особым успехом в близкой Тургеневу среде (кружке Станкевича, семье Бакуниных) пользовалась трагедия "Эгмонт". Сформировавшееся в юности и сохранившееся до конца дней восторженное отношение Тургенева к личности и творчеству Гёте хорошо известно. Среди обращений к гётевским текстам можно указать на перевод последней сцены первой части "Фауста", статью о переводе "Фауста" Михаилом Вронченко, перевод 12-й "Римской элегии" и, что особенно важно, на перевод песни Клерхен "Одной лишь любовью Блаженна душа" (1840 г.). Многочисленные упоминания имени и произведений Гёте встречаются в письмах Тургенева.

Песня Клерхен "Die Trommel gerühret!" переводилось неоднократно. Приведём некоторые варианты перевода:


    Die Trommel gerühret!
    Das Pfeifchen gespielt!
    Mein Liebster gewaffnet
    Dem Haufen befiehlt,
    Die Lanze hoch führet,
    Die Leute regieret.
    Wie klopft mir das Herze!
    Wie wallt mir das Blut!
    O hätt ich ein Wämslein
    Und Hosen und Hut!

    Ich folgt' ihm zum Tor' naus
    Mit mutigem Schritt,
    Ging' durch die Provinzen,
    Ging' überall mit.
    Die Feinde schon weichen,
    Wir schieβen hinterdrein!
    Welch Glück sondergleichen,
    Ein Mannsbild zu sein! 3

Перевод Д.В.Веневитинова:
    Стучат барабаны,
    Свисток заиграл;
    С дружиною бранной
    Мой друг поскакал!
    Он скачет, качает
    Большое копьё...
    С ним сердце моё!..

    Ах, что я не воин!
    Что нет у меня
    Копья и коня!
    За ним бы помчалась
    В далеки края
    И с ним бы сражалась
    Без трепета я!
    Враги пошатнулись -
    За ними вослед...
    Пощады им нет!..
    О смелый мужчина!
    Кто равен тебе
    В счастливой судьбе! 4

Перевод В.Г.Бенедиктова:
    Гремят барабаны, чу! флейта свистит!
    С дружиною бранной мой милый летит.
    С копьём он несётся... Как грудь моя бьётся,
    Волнуется кровь!
    Будь воин я - смело
    За ним бы летела
    И я на врагов!
    В рейтузах, под шлемом, на борзом коне,
    При нём бы я всюду была там в огне!
    Стреляем: враг с поля готов отступить.
    Завидная доля мужчиною быть! 5

Перевод А.К.Толстого:
    Трещат барабаны, и трубы гремят,
    Мой милый в сраженье ведёт свой отряд,
    Готовится к бою, командует строю,
    Как сильно забилось вдруг сердце моё.
    Ах, если б мне дали мундир и ружьё!
    Пошла бы отважно я с другом моим,
    По областям шла бы повсюду я с ним,
    Врагов отражает уж наша пальба.
    О сколько счастлива мужчины судьба! 6

Перевод Н.Ман:
    И флейта играет!
    И трубы гремят!
    Ведёт мой любимый
    На битву отряд.
    Копьё поднимает,
    Бойцов созывает.
    Как сердце тревожно
    Стучит у меня!
    О, если б мне саблю,
    Ружьё и коня!

    Скакала б я с милым
    Средь голых полей,
    По дымным дорогам
    Отчизны моей.
    Враги отступают,
    Мы гоним их вспять.
    Нет большего счастья,
    Чем воином стать! 7

Перевод М.Давидовой:
    Гремят барабаны, и флейты звучат.
    Мой милый ведёт за собою отряд.
    Копьё поднимает, полком управляет.
    Ах, грудь вся горит!
    И кровь так кипит!
    Ах, если бы латы и шлем мне достать!
    Я стала б отчизну свою защищать,
    Пошла бы повсюду за ними вослед.

    Уж враг отступает пред нашим полком.
    Какое блаженство быть храбрым бойцом!
    Какое блаженство быть храбрым бойцом!
    Быть храбрым бойцом!
    Да, быть храбрым бойцом! 8

Тематическая и лексическая близость тургеневского стиха "Барабан гремит [протяжно]" с первыми строками солдатской песенки Клерхен позволяет предположить, что перед нами неудавшаяся или неосуществлённая попытка стихотворного перевода. Предположение это тем более вероятно, что примерно в это же время Тургенев перевёл другую песенку из трагедии "Эгмонт" - "Одной лишь любовью":


Одной лишь любовью
Блаженна душа.
Радостей,
Горестей.
Дум полнота!
Стремленье,
Томленье,
И мук череда:
То неба восторги,
То смерти тоска...
Одной лишь любовью
Блаженна душа. 9

Незавершённость перевода "Die Trommel gerühret!" могла быть связана с чувством ответственности, которое испытывал Тургенев, переводя Гёте. Своим переводом песенки "Одной лишь любовью" Тургенев остался неудовлетворён, что явствует из письма М.А.Бакунину и А.П.Ефремову от 10 сентября 1840 г.: "Сегодня вспомнил мой перевод песенки Clärchen в "Эгмонте". <...> Я придумал нечто вроде музыки на эти слова и пел их целый день. Как они далеки от оригинала, я чувствую глубоко - да что мне за дело" 10 . В 1843 г., переводя 25 сцену из "Фауста", Тургенев не решается перевести песенку Маргариты, поскольку "...в переводе она теряет свой характер и является каким-то фантастически-лирическим излиянием" 11 . В статье 1844 г. о переводе "Фауста" Тургенев о другой песенке Маргариты, песенке за прялкой, писал, что это "...дивное излияние страстной и стыдливой тоски, которая, несмотря почти на детскую простоту содержания, вероятно, никем и никогда не будет даже удовлетворительно передана..." 12 .

Предположение о попытке перевода в конце 30-х годов песенки Клерхен "Die Trommel gerühret!" имеет, таким образом, свои основания.




2.

С сюжетом "Эгмонта" перекликается ещё один набросок конца 30-х годов, сделанный на том же двойном листе, что и "Барабан гремит [протяжно]":


И мимо вождя, как волна за волной,
Проходят ряды за рядами.
На клик их он машет приветно рукой,
Игравшей в дни <?>
[И знамя, как] <...... > *
<.................> **
Железные лица бойцов обра<тились> <?>
С любовью сыновней к нему;
Он держит в руках

* Конец стиха уничтожен сыростью.
** Несколько стихов уничтожены сыростью  13 .

Варианты наброска:


3 а. И приветной улыбкой встречает герой
   б. И улыбкой привета встречает герой
   в. [Он] И молча любуется ими герой
Далее начато:
  а.
Все груди
  б. Железные <2 нрзб.>!
После cт. 5:
И мчится <?> по
     И гордо
     <........ >
     Коня! и подво<дят>
7 [Куда] Железные лица сед<ых>
9 Начато: Он солнце *

* На уцелевшей части полуистлевшего автографа можно прочитать также следующие строки и отдельные слова:


Все груди     Железные лица бойцов
Железные лица     С любовью сыновней к нему
Игравшей     Он солнце
И знамя как     Он держит в руках
И гордое 14      

Сравнение наброска стихотворения и его вариантов с трагедией "Эгмонт" позволяет рассматривать его как "фантазию на тему", почерпнутую у Гёте, при этом сюжетное разрешение ситуации противоположно гётевскому. Содержание наброска - воплощённое намерение Клерхен, подняв народ на восстание, освободить Эгмонта из-под стражи и вернуть ему утраченное могущество. Именно этого нет у Гёте, именно это изображает Тургенев. При том, что источником "фантазии" является 5 действие, указать на локализацию темы освобождения более определённо вряд ли возможно. Весь набросок - суммарное впечатление и переработка нескольких сцен, два фрагмента из которых приводим ниже:


"К л э р х е н .  Подойдите поближе, мы должны говорить шёпотом, покуда не будем все заодно, покуда не наберёмся силы. Нам и мгновения терять нельзя! Наглая тирания, посмевшая бросить его в темницу, уже заносит над ним кинжал! Друзья мои! Сумерки с каждой минутой сгущаются, и мне всё страшней и страшней. Я боюсь этой ночи. Идёмте! Побежим в разные стороны, от дома к дому сзывать горожан! Каждый возьмёт старое свое оружие. На рынке мы снова встретимся, и наш поток всех увлечёт за собой. Враг поймёт, что он окружён, затоплен, а значит, и подавлен. Да и может ли устоять перед нами кучка прислужников. Он вернётся, он будет среди нас, свободный, он будет благодарить нас, хотя мы его неоплатные должники. Он, может быть, увидит, - конечно же, увидит, - утреннюю зарю на свободном небе". 15


"Э г м о н т .  О, тоска, тоска! Ты хочешь прежде времени убить меня! Отойди! С каких пор Эгмонт один, совсем один в этом мире? Не счастье сделало меня бессильным, а сомненье. Справедливость короля, - а ты всю жизнь верил в нее, - дружба правительницы, едва ли не любовь (в этом ты вправе себе признаться), неужли всё погасло, как сиянье потешных огней в ночи и ты остался совсем один на тёмной тропе? Оранский во главе моих друзей, наверно, попытается прийти мне на выручку. А народ, сплотившись в грозную силу, разве не сделает попытки отомстить, освободив своего старого друга?

О стены, сомкнувшиеся вокруг меня, не преграждайте пути столь многим сердцам, что спешат ко мне на помощь, и пусть живительная отвага, которую некогда сообщал им мой взгляд, из их сердец вернётся в мое сердце. Тысячи спешат ко мне, они идут, они держат мою сторону. Их молитва возносится к богу, они молят о чуде. И если ангел не слетит с небес, чтобы спасти меня, я знаю, они возьмутся за мечи и копья. Врата распахнулись, упали решётки, стены рухнули под их натиском, и Эгмонт радостно спешит навстречу свободе грядущего дня. Сколько знакомых лиц среди тех, что встречают меня ликующими криками". 16



Эгмонт Гёте по существу предан народом. Тщетно призывает Клерхен горожан взять мечи и освободить Эгмонта: "Постойте! Не бегите при одном имени Эгмонта, вспомните, как вы, протискиваясь сквозь толпу, встречали его ликующими криками!" 17 "...Они, чтобы посмотреть на него, теснились у этих вот окон, один возле другого, голова к голове, толпились у дверей и кланялись, когда он с коня смотрел на них - жалких трусов. Я любила их за то, что они перед ним преклонялись. Будь он тираном, я бы поняла, что сейчас они от него отвернулись. Но они его любили! Ломали шапки перед ним, а теперь не имеют сил взяться за меч!" 18 Мотив "неблагодарного народа" характерен для Гёте. Сходную ситуацию встречаем в трагедии "Внебрачная дочь":


Е в г е н и я
                               Ещё не чахну я
В безлюдной, богом проклятой пустыне!
Вокруг меня шумит родной народ,
Живой народ, родительское чувство
Которому понятнее, чем вам.
Я обращусь к нему. И за свободу
Мою простой поднимется народ,

В о с п и т а т е л ь н и ц а
Общалась ты когда-либо с толпой?
Она к сторонним бедам равнодушна.
А если даже дрогнет, до конца
Не доведёт столь чуждого ей дела.

(Перевод Н.Вильмонта)  19

В отличие от гётевского Эгмонта, Эгмонт Тургенева - если догадка наша верна - тем же народом спасён и прославлен. Солнце свободы всходит над Нидерландами, высоко развевается знамя. Эгмонту подводят коня; приветливо улыбаясь, он принимает войско с готовностью возглавить борьбу за освобождение родины от иноземцев.

Сохранив героический образ Эгмонта, Тургенев решается перестроить характер отношений вождя с народом, создав параллельное, оптимистически звучащее произведение. Не приняв концепцию "неблагодарного народа", он попытался усилить апофеоз героя и симфоническое звучание финала. Заключительные страницы трагедии Гёте полны поэзии; неудивительно, если в сознании молодого Тургенева они отозвались стихами.




Примечания

 1 Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем в 28 тт. Сочинения в 15 томах. Т. 1. М.-Л., 1960. С. 328. // Все ссылки на тургеневские тексты даются по изданию 1960-1968 гг. Во второе, расширенное и исправленное издание Полного собрания сочинений и писем в 30 томах варианты отрывков и набросков конца 30-х годов не включены.

 2 Строго говоря, это несостоявшийся дуэт Клерхен и Бракенбурга:

Любопытно, что к теме барабанов и труб Тургенев вернётся в 1872 г., переводя стихотворение У.Уитмена "Drum-Taps" ("Бейте, бейте, барабаны! Трубите, трубы, трубите!"). См.: Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем в 28 тт. Сочинения в 15 томах. Т. 13. М.-Л., 1967. С. 290-291.

 3 Goethe J.W. Poetische Werke in drei Bänden. Bd. 3. Dramen. Aufbau-Verlag. Berlin und Weimar, 1970, s. 145-146.

 4 Веневитинов Д.В. Полное собрание стихотворений. Библ. поэта. Большая серия. Л., 1960. С. 82.

 5 Бенедиктов В.Г. Избранные произведения немецких и французских писателей. Гёте. Эгмонт. Текст с введением, примечаниями и словарём С.-Пб, 1898. С. 40.

 6 Толстой А.К. Лит. наследство. М., 1932. Т4/6. С. 680.

 7 Гёте И.В. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 4. М., 1977. С. 277-278.

 8 Давидова М. Л.Бетховен. Гремят барабаны. Радость и горе. Песни Клерхен из музыки к трагедии В.Гёте "Эгмонт". Для среднего голоса с фортепиано. М., 1955.

 9 Тургенев И.С. ПСС и писем в 28 тт. Сочинения в 15 томах. Т. 1. М.-Л., 1960. С. 338.

 10 Тургенев И.С. ПСС и писем в 28 тт. Письма в 13 томах. Т. 1. М.-Л., 1961. С. 199.

 11 Тургенев И.С. ПСС и писем в 28 тт. Сочинения в 15 томах. Т. 1. М.-Л., 1960. С. 30.

 12 Тургенев И.С. ПСС и писем в 28 тт. Сочинения в 15 томах. Т. 1. М.-Л., 1960. С. 233.

 13 Тургенев И.С. ПСС и писем в 28 тт. Сочинения в 15 томах. Т. 1. М.-Л., 1960. С. 328-329.

 14 Тургенев И.С. ПСС и писем в 28 тт. Сочинения в 15 томах. Т. 1. М.-Л., 1960. С. 488-489.

 15 Гёте И.В. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 4. М., 1977. С. 324-325.

 16 Гёте И.В. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 4. М., 1977. С. 328-329.

 17 Гёте И.В. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 4. М., 1977. С. 325.

 18 Гёте И.В. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 4. М., 1977. С. 326.

 19 Гёте И.В. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 5. М., 1977. С. 395.




© Александр Щедрецов, 2010-2017.
© Сетевая Словесность, 2010-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]