[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ПАРАДОКС  ХУДОЖЕСТВЕННОЙ  РЕЧИ


Адам был счастливым человеком. Когда ему приходило в голову что-нибудь смешное, он мог быть твёрдо уверен, что не повторяет чужих острот.
Марк Твен  


1.

Все учились в школе, все читали "Ионыча": "Вы не имеете никакого римского права", "Это весьма перпендикулярно с вашей стороны", "Умри, несчастная!..":

"Когда гости, сытые и довольные, толпились в передней, разбирая свои пальто и трости, около них суетился лакей Павлуша, или, как его звали здесь, Пава, мальчик лет четырнадцати, стриженый, с полными щеками.

- А ну-ка, Пава, изобрази! - сказал ему Иван Петрович.

Пава стал в позу, поднял вверх руку и проговорил трагическим тоном:

- Умри, несчастная!

И все захохотали.

- Занятно", - подумал Старцев, выходя на улицу".

Это в начале.

В конце:

" - Вы не имеете никакого римского права уезжать без ужина, - говорил Иван Петрович, провожая его. - Это с вашей стороны весьма перпендикулярно. А ну-ка, изобрази! - сказал он, обращаясь в передней к Паве.

Пава, уже не мальчик, а молодой человек с усами, стал в позу, поднял вверх руку и сказал трагическим голосом:

- Умри, несчастная!

Все это раздражало Старцева".

Остроумны ли шутки Ивана Петровича? "Римское право" и "перпендикуляр" - безусловно. Остроумцу средней руки такого не выдумать, автор явно поделился собственным остроумием. Но даже блистательные шутки от повторения проигрывают - не только шутки, но всякое речевое творчество.

Героине "Попрыгуньи" удалось счастливо соединить слова, определявшие, как ей казалось, отношение к ней мужа:

"Однажды она сказала Рябовскому про мужа:

- Этот человек гнетёт меня своим великодушием!

Эта фраза ей так понравилась, что, встречаясь с художниками, которые знали об её романе с Рябовским, она всякий раз говорила про мужа, делая энергический жест рукой:

- Этот человек гнетёт меня своим великодушием!"

Ольга Ивановна, по крайней мере, сама придумала удачное выражение - герой тургеневской "Нови" несколько раз повторяет чужое сравнение:

"Маркелов внезапно раздражился, хотя никто ему не противоречил; сверкая глазами, кусая усы, он начал говорить взволнованным, глухим, но отчётливым голосом о совершаемых безобразиях, о необходимости безотлагательного действия, о том, что в сущности всё готово - и мешкать могут одни трусы; что некоторая насильственность необходима, как удар ланцета по нарыву, как бы зрел этот нарыв ни был! Он несколько раз повторил это сравнение с ланцетом: оно ему, очевидно, нравилось, он его не придумал, а вычитал где-то".

Героям "Нови" вообще свойственно повторяться. В подготовительных материалах к роману автор набрасывает портрет Сипягиной:

"Говорунья и повторяет удачно сказанные слова с таким видом, как будто в первый раз их произносит, - наивно, задумчиво..."

Стремление произвести эффект заставляет говорящего контролировать реакцию собеседника; если шутка не оценена, её следует повторить, именно так ведёт себя Лужин-старший:

"Слова психиатра произвели дома лёгкую сенсацию. "Значит, шахматам капут? - с удовлетворением отметила мать. - Что же это от него останется, - одно голое сумасшествие?" - "Нет-нет, - сказал отец. - О сумасшествии нет никакой речи. Человек будет здоров. Не так страшен чёрт, как его малютки. Я сказал "малютки", - ты слышишь, душенька?" (В.В.Набоков, "Защита Лужина").

Чтобы не было сомнений в авторстве - каламбур "Не так страшен чёрт, как его малютки" впервые встречается у Лескова в рассказе "Зимний день".


_____


Речь пойдёт не только о повторяемости шуток. Бытование устоявшихся речевых конструкций, в первую очередь художественно значимых, носит выраженный проблематичный характер. Всякая речевая удача радует не только новизной, но и совершенством формы - лучше не скажешь. Хочется закрепить её, канонизировать; при известных условиях, она становится популярна и сверхпопулярна, и тогда редкий день мы не слышим от журналистов, политиков и экономистов: "бесплатным бывает только сыр в мышеловке", "хотели как лучше, получилось как всегда", "наступать на те же грабли", "ребёнок, выплеснутый вместе с водой". Сколько детей уже выплеснули с водой, никто не знает, потому что цитирование речевых удач не индексируется. Человека со вкусом это в конце концов начинает раздражать, но массовый речевой вкус пока ещё не сформировался, и мы продолжаем читать и слышать о "вершине айсберга", "средней температуре по больнице", "истории, не знающей сослагательного наклонения".

Разговор о повторениях важен. Почему воспроизведение фразеологических единиц, поговорок, пословиц, тропов 1:1 коробит? Дело не столько в самих повторениях, сколько в откровенном нежелании носителей языка работать с языком:

"Обыватель, когда ему приходится прибегать к художественным приёмам мысли, "полною рукою" черпает из сокровищницы языка, "не мудрствуя лукаво" и не заботясь о том, чтобы переработать по-своему то, что даёт ему язык, чтобы подчинить силы речи требованиям и запросам своей собственной мысли. Пользуясь даровыми, унаследованными богатствами языка, бесконтрольно хозяйничая в этой многовековой сокровищнице, он вместе с тем оказывается как бы в подчиненном, пассивном положении при данных условиях, ввиду этих запасов, этих накопленных богатств речи. Он не умеет управлять унаследованным хозяйством, не может поместить капитал речи наиболее производительным образом и не рискует на сложные операции, на смелые предприятия высшей мысли, требующие больших затрат душевных, упорного, последовательного сосредоточения ума на вопросах, которые сулят и душевную боль, и томление мысли, и мучения совести" (Д.Н.Овсянико-Куликовский, "Наблюдательный и экспериментальный методы в искусстве").

О том же писал Л.В.Щерба:

"Язык наш часто помогает нам не думать; мало того, он зачастую тиранически мешает нам думать, ибо незаметно подсовывает нам понятия, не соответствующие больше действительности, и общие, трафаретные суждения, требующие еще диалектической переработки. <...> Наша языковая сокровищница является неистощимым запасом для всякого новотворчества в области языка... <...> Сокровищница эта полна всяких готовых мыслей, готовых шаблонов, фраз, образов и оборотов и охотно снабжает ими своих клиентов, которые в большинстве случаев просто повторяют слышанное. Но она имеет в виде этих самых шаблонов и богатый запас материалов для новотворчества, для выражения новых мыслей и новых чувств" ("Литературный язык и пути его развития").

Хотелось бы особенное внимание обратить на слова Л.В.Щербы о том, что шаблоны, понимаемые предельно широко, могут и должны стать материалом для новотворчества.

Люди репертуара не только воздерживаются от собственного речевого творчества, но с недоверием относятся ко всякому художественному эксперименту. "Публика в искусстве любит больше всего то, что банально и ей давно известно, к чему она привыкла", - отмечал А.П.Чехов. Ещё определённей высказался по этому поводу академик В.В.Иванов: "Люди любят читать то, в чём нет информации".

Воспроизведение одного и того же содержания в одних и тех же формах, с одними и теми же интонациями подтачивает и разрушает саму творческую способность, при этом деградация каждой отдельно взятой языковой личности ведёт к снижению творческого потенциала нации. Средствами массовой информации ведётся большая работа по приобщению населения к нормативному языку и нормативной речи, но она же несёт опасность догматического отношения к материалу, а потому должна быть дополнена рекомендациями по творческому отношению к норме. Многое в сложившейся ситуации определяется и тем, что проблема соотношения "правильной" и "хорошей" речи неизвестна большинству носителей языка.


_____


Введённый Л.Витгенштейном термин "языковая игра" получил дальнейшую разработку в трудах зарубежных и отечественных лингвистов. В общем виде языковую игру можно определить как художественно мотивированное нарушение нормы, которое может происходить на любом уровне - от фонетического до синтаксического. Обе возможности - буквального и художественно трансформированного воспроизведения устойчивых конструкций - заложены в языке и речи, но задумываться над исторически сложившимся материалом, верифицировать и варьировать его как-то не принято. "С высоты птичьего полёта". - Смотря какая птица. "Не подпустить на пушечный выстрел". - Смотря о какой пушке идёт речь. С художественными трансформациями мы сталкиваемся чаще всего в заголовках газетных статей: "Место под солнцем" (о пользе и вреде загара), "Ум - хорошо, а два диплома лучше" (о трудоустройстве), "Откуда домишки?" (о коррумпированности чиновников"), "Пусть неудачник платит" (об имущественных спорах) и т. п.

Обыгрываются устойчивые конструкции в дружеских письмах, художественных текстах:

"Язык до Киева доведёт, а из Киева не так далеко до Волыни, а с Волыни на Подол и наконец в Каменец, откуда я пишу к тебе, мой милый друг..." (К.Н.Батюшков - Н.И.Гнедичу, 10 июля 1815 г.)

"Моя голова совсем отбилась от рук и отказывается сочинительствовать" (А.П.Чехов - Н.А.Лейкину, 12 января 1887 г.).

"Господин подсудимый! Даю вам пять минут, можете выразиться последними словами" (Л.Кассиль, "Кондуит и Швамбрания").

Для классификации художественно трансформированного материала можно брать разные основания, мы классифицируем по двум признакам:

1) принадлежность к той или иной группе языковых или речевых фактов (пословицы, поговорки, фразеологизмы, устойчивые нефразеологизированные словосочетания, афоризмы, цитаты, стандартные предложения, термины, слова);

2) степень трансформации - сохраняющей базовый смысл инварианта (иногда его называют прецедентным текстом) или меняющей его.

Сохраняющие базовый смысл трансформации призваны остранить, освежить речевую удачу, продлить её содержательную жизнь: "целый табун тёмных лошадок", "прихрамывающее сравнение", "яйцо выедено", "лови теперь этого воробья!", "товарищ по вкусу и цвету", "утаил-таки шило в мешке!" и другие.

Не сохраняющие - менее всего заботятся о смысловом ядре; отталкиваясь от него, они полностью или частично меняют смысл инварианта, но при этом - вольно или невольно актуализируют его: "искусство требует жатв", "клятва бюрократа", "одарённому коню в зубы не смотрят", "внести предположение", "в алфавитном беспорядке" и другие.

Бывает, что, закрепившись в языке, вариант сам превращается в инвариант, способный к обыгрыванию, как в поговорке "С милым рай в шалаше, если милый атташе".

В том и парадокс, что, за исключением двух-трёх десятков пословиц и поговорок, законсервированных в нетребовательных умах, долголетие и подлинная жизнь инвариантов возможны в условиях их варьирования, обыгрывания, раскрытия потенциала, мутаций, остранения, выявления парадигмы - называть можно по-разному, суть одна: обыгрываемый инвариант, сохраняющий или не сохраняющий базовый смысл, при условии знакомства с ним слушателя или читателя, сохраняет активный образ жизни.

Не всякое обыгрывание удачно, не всякая речевая удача удачлива. Закрепление языковых единиц зависит не только от их достоинств, но и от обстоятельств, способствующих или не способствующих закреплению. Так, в области терминологии многое зависит от авторитета автора в научных кругах. Малоизвестный автор может предложить более удачный термин, но едва ли он приживётся - и потому, что автор малоизвестен, и потому, что прочитают его единицы. Независимо от авторства, получая права гражданства, любой термин превращается в инвариант с вынужденной готовностью к варьированию: "смертельная доза обучения", "апокалипсический удар", "белоснежные пятна истории" и другие.


_____


Художественная доминанта обыгрывания - комизм. Иногда это юмор, иногда сатира. Степень воспроизводимости шутки зависит от воспроизводимости ситуации, её актуальности. Окказиональное остроумие - самое недолговечное из всех. Реже всего вспоминаются и воспроизводятся каламбуры, обыгрывающие имена собственные:

"Вам, без сомнения, известен перевод г. Поповского "Опыта о человеке"?" <...> Попы стали переправлять перевод его и множество стихов исковеркали, а дабы читатель не почёл их стихов за переводчиковы, то напечатали они их нарочно крупными буквами, как будто бы читатель сам не мог различить стихов поповских от стихов Поповского" (Д.И.Фонвизин, "Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях").

"Прежде чем закончить моё письмо, я Вам скажу, что я очень счастлив, и могу Вам сказать, что я вагнеризируюсь всё более и более (конечно, музыкально) и что мой мозг, или мои уши, или моё сердце отверзлись для многих красот, которые до сих пор не были мне доступны..." (А.К.Толстой - К.К.Сайн-Витгенштейн, 25 марта 1872 г.)

С.Л.Толстой о Фёдоре Толстом Американце: "...Говорил Вяземскому, что считает его не столько tolerant (терпимым, снисходительным), сколько Taleyrand (Талейраном, то есть хитрым дипломатом)" - ["Фёдор Толстой Американец"].

"Малов был глупый, грубый и необразованный профессор в политическом отделении. Студенты презирали его, смеялись над ним.

- Сколько у вас профессоров в отделении? - спросил как-то попечитель у студента в политической аудитории.

- Без Малова девять, - отвечал студент" (А.И.Герцен, "Былое и думы").

"Искать в Герцене систему, стараться создать герценизм было бы нелепо" (А.В.Луначарский, "Александр Иванович Герцен").

"...Уж если признано необходимым шуметь, я предлагаю устроить шум в августе или сентябре, после того как мне удастся бесшумно побывать везде, где следует быть. Тогда и раскрасноречьте меня и расцицероньте, как вам будет угодно. Даже с участием джаз-банда, причем я обещаю сам играть на барабане" (М.Горький - И.И.Скворцову-Степанову, 30 ноября 1927 г.).

"Мы всё называем именем Максима Горького: город Горький, улица Горького, колхоз имени Горького... А не назвать ли нам всю нашу жизнь в его честь - максимально горькой" (Карл Радек на юбилее Горького).

"Подахматовками" Гумилев называл всех неудачных подражательниц Ахматовой" (И.Одоевцева, "На берегах Невы").

"Ныне был я у нашего консула, господина И*, который принял меня ласково. Он рассказывал мне много кое-чего, что я с удовольствием слушал; и хотя уже давно живёт в немецком городе и весьма хорошо говорит по-немецки, однако же нимало не обгерманился и сохранил в целости русский характер" (Н. М.Карамзин, "Письма русского путешественника").

"Вагнеризация", "герценизм", "расцицеронивание", "подахматовки", "обгерманивание" - в принципе все эти новообразования могут воспроизводиться, но повторение обстоятельств, сходных с обстоятельствами их возникновения, маловероятно. И потом просто не на слуху упомянутые окказионализмы, их мало кто знает. Попытка придать окказионализму универсальный характер к успеху не приводит:

"В большой зале с золотыми карнизами и зеркальными стенами я уселся в комфортабельных креслах, а передо мною полукружием сидели les dames du sacre coeur, между коими была и кузина Наполеона III. Я был что называется в духе, и конференция моя отлично удалась. Я говорил очень развязно по-французски и с разными прибаутками, чтобы понравиться этим дамам. Они были мною огончарованы и пригласили меня на их публичный экзамен и раздачу премий" (В.С.Печерин, "Замогильные записки").

Окказионализмы и не предназначены для повторения, хотя подчас возрождаются в виде неологизмов. Так, в век цифровой аппаратуры выясняется, что с оцифровкой был знаком уже XIX век:

"А поэзия? Философическим ножом вы раскрыли состав её, рассекли таинственные связи, которыми соединяются её стихии, разобрали их, оцифровали, положили под стекло..." ( (В.Ф.Одоевский, "Русские ночи").


_____


Парадоксальна судьба удачных тропов. Каждый обречён оставаться окказиональной истиной, хотя мог бы быть истиной вечной. Кто-то когда-то сравнил лицо старой женщины с печёным яблоком. Сравнение это поздней было многократно повторено, встретить его можно и сегодня, но ни один уважающий себя писатель его не употребит. Удержав образность, троп так и не вошёл в состав языка, обращение к нему воспринимается как банальность. Мы можем спокойно пользоваться фразеологизированными тропами "сойти с ума", "жёлтая пресса", "проводить в последний путь", "заварить кашу", "красная нить", "заколдованный круг", "синий чулок", "золотые руки" и многими другими именно потому, что они утратили художественный статус и ни на что не претендуют. В то же время память хранит тропы, не утратившие художественную свежесть, такие как "печёное яблоко", "выжатый лимон", "рука судьбы", "сон разума", "благородная простота", "щёточка усов", "испепеляющий взгляд" - исключающие повторение, но допускающие цитирование и обыгрывание. "Дурно выбрит". "Следы былой красоты". Точней не скажешь, но это было сказано, и не раз. Мы стремимся к точности художественных номинаций, но, достигнув точности, понимаем, что повторять её запрещают законы искусства. Неповторимость в буквальном смысле слова.

Граница между фразеологизированными и нефразеологизированными тропами недоказуема, определяется она опытом и вкусом. Многие чужие находки так хороши, а в иных случаях и уместны, что хочется нарушить правило. И, оказывается, сделать это можно - обыграв конструкцию:

"Прощайте, мой прелестный ангел. Целую кончики ваших крыльев, как говорил Вольтер людям, которые не стоили вас" (А.С.Пушкин - Н.Н.Гончаровой, 11 октября 1830 г.; пер. с фр.).

"Улитка разговора перешла на другой предмет, как выражался Марлинский" (А.М.Ремизов, "Петербургский буерак"). ["...Встречу с собой она не считала случайною, и потому, возвратив улитку разговора на маску его, она слегка похвалила его уменье превратить себя из блондина в черноволосого и искусство менять голос по произволу..." - А.А.Бестужев-Марлинский, "Испытание"].

"...У иных из моих соседей есть прехорошенькие дочки, которых, однако ж, нельзя сравнить с цветами, а разве с огородной зеленью, - тучные, полные, здоровые - и слова от них не добьешься" (В.Ф.Одоевский, "Сильфида").

"...По темному небосклону изгнанья Сирин пронёсся - воспользуемся традиционным сравнением - как метеор, оставив после себя лишь смутное чувство неловкости" (А.Долинин, Предисловие к кн.: Набоков В.В. Романы. М., 1991).

Обыгрывание устоявшихся художественных конструкций требует особого искусства. Неумелое обращение с традиционными сравнениями приносит больше вреда, чем прямые заимствования. В предисловии В.М.Мокиенко к словарю М.И.Михельсона "Русская мысль и речь. Своё и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний" (М., 1994) читаем:

"На многих страницах словаря можно найти явные записи народной городской речи. Особый интерес М.И.Михельсон проявлял к экспрессивным, шутливым её элементам. "Несмотря на "серьёзное научное значение" книги, - пишет он, - я старался осветить и согреть материал юмором: уже по самой природе своей русская речь вообще, а в частности, - образная отличается

этим качеством, и я не пренебрегал теми качествами, в которых проскальзывал этот юмор. Последний - красной нитью проходит во всём труде" (т.I, с.VII). И действительно, эта красная нить очень украшает книгу, является её изюминкой".

"Красная нить" и одновременно - "изюминка". Ошибка чувственного ряда и ошибка вкуса. Притом неслучайные ошибки: "Любители языка до сих пор ищут и находят в этом словаре изюминки, выловленные М.И.Михельсоном из кипящего котла живой речи".

Если бы автор предисловия был знаком с пословицей "Не дорог квас, дорога изюминка в квасу!" (см. В.Даля), он бы не вылавливал метафорические изюминки в кипящем компоте.


_____


Многие авторы принципиально и декларативно избегали заимствований:

"...У меня не в обычае изнурять чужое животное, и я не стану украшать себя украшением, взятым взаймы", - писал арабо-испанский поэт и прозаик Ибн Хазм в предисловии к "Ожерелью голубки".

"Я также счёл необходимым наложить на себя ещё одно ограничение и воздержался от употребления многих выражений, достойных и прекрасных самих по себе, но столь часто и неуместно использовавшихся плохими поэтами, что с ними связаны такие неприятные чувства, побороть которые вряд ли сможет какой-либо искусный художник" (У.Вордсворт, Предисловие к "Лирическим балладам").

"Первый, кто сравнил женщину с цветком, - был великим поэтом, кто это сделал вторым, был обыкновенным болваном", - Гейне. Сам поэт, прибегая к "цветочным" сравнениям, всегда их обыгрывал:

"В дворцовом саду я недосчитался многих деревьев, другие были изувечены, а четыре больших тополя, казавшиеся мне прежде зелёными гигантами, стали маленькими. Пригожие девушки, пёстро разряженные, прогуливались по аллеям, точно ожившие тюльпаны. А эти тюльпаны я знавал, когда они были еще маленькими луковицами" ("Идеи. Книга Le Grand").

"Нежные фразы, если они - импровизация изобретательного ума, очаровательны. Нежность в застывших формулах раздражает" (А.Моруа, "Письма к незнакомке").


_____


Повторять можно не только чужое, но и своё - так возникает проблема авторских самоповторений. Повторяются многие авторы - иногда по забывчивости, иногда сознательно. В "Письмах о делах повседневных" Петрарка признаётся, что, адресуясь к разным людям, переносил удачные фрагменты из одного письма в другое:

"...Избегая труда, я то и дело повторял выражения одного письма в другом; как говорит Теренций, тратил своё на себя. Поскольку всё писалось в течение долгих лет и рассылалось в разные стороны света, неприметная в каждом отдельном члене нескладица грозила теперь стать очевидной в скреплённом воедино теле; уместное при однократном употреблении в одном письме слово, часто повторяясь в целом собрании, начинало раздражать, - значит, его надо было где-то оставить, в прочих местах убрать".

Если довериться Томасу Манну, грешил самоповторениями Гёте. В романе "Лотта в Веймаре" своими наблюдениями делится секретарь Гёте доктор Ример:

"Утешительно и радостно, радостно до восторга! - видеть эти человеческие черты в великом гении, ловить его на маленьких хитростях и повторениях, подмечать экономию, которая наводится даже в таком, необозримом для нас духовном хозяйстве. С месяц назад, шестнадцатого августа, в разговоре со мной он высказал одно замечание о немцах, достаточно колкое, - как известно, он не всегда лестно отзывается о своей нации. "Наших милых немцев, - сказал он, - я знаю: сначала они молчат, потом осуждают, потом отклоняют, потом обворовывают и замалчивают". Это буквально, я записал его слова тотчас же после разговора, - во-первых, потому что счел их отменно острыми, а во-вторых, потому что они мне показались блестящим примером его живого и исключительно понятного языка: как остро и точно он тут же на месте определил все стадии дурного поведения немцев. И вдруг я узнаю от Цельтера, <...> что та же фраза, слово в слово записанная мною, как я сказал, шестнадцатого августа, стояла в его письме от девятого того же месяца, адресованном Цельтеру из Теннштедта. Следовательно, эта мысль, видимо, очень ему понравившаяся, была уже написана чёрным по белому, когда в разговоре со мною он преподнёс её в качестве экспромта - маленькое жульничество, которое с улыбкой; принимаешь ad notam".

С улыбкой признаётся в самоповторениях Жан-Поль в "Приготовительной школе эстетики":

"Для читателей, проживающих не в университетских городах, должно, по-видимому, заметить, что, читая курс лекций, я в полной мере воспользовался давней профессорской прерогативой и в 1813 году повторил все те шутки, которые произнес в 1804 году, в первом издании. Читатели из университетских городов, напротив, знают, и мне не нужно напоминать им, что у каждого профессора есть свои шутки, что он повторяет их каждый год или каждый семестр согласно с мистическим учением о возвращении всех вещей и что появление их можно предсказывать с большей достоверностью, нежели появление комет. Таких постоянных шутовских празднеств у профессоров много, потому что для старых шуток они находят новые уши и перемена слушателей заменяет им перемену острот".

Простейший способ избежать упрёка в самоповторении - тут же, на месте оговорить его, как это сделал В.Гюго:

"Гуинплен был подобен человеку, заснувшему в кротовой норе, а проснувшемуся на шпиле колокольни Страсбургского собора.

Головокружение - это своего рода ясновидение. В особенности то, которое, слагаясь из двух противоположных вращательных движений, увлекает вас одновременно и к свету и к мраку.

Видишь и слишком много и слишком мало.

Видишь всё и не видишь ничего.

Испытываешь состояние, которое автор этой книги назвал где-то состоянием "ослеплённого светом слепого" ("Человек, который смеётся").

Есть самоповторения, о которых трудно сказать, заметил их автор или нет. Жизненные ситуации повторяются, повторяется и ситуация "точней не скажешь". Объективность художественной конструкции ведёт к вольным или невольным самоповторениям:

"...Поезд выпрямлялся опять и шёл, позванивая, быстро-быстро работая локтями, сквозь буковый лес" (В.В.Набоков, "Совершенство"). "Паровоз, шибко-шибко работая локтями, бежал сосновым лесом..." (В.В.Набоков, "Облако, озеро, башня").

Сравнение кривошипов паровоза с локтями настолько художественно убедительно, что мы не удивляемся, встречая его и у других авторов:

"Жду, смотрю вдаль. И вот появляется мой человечек: пузатенький, с большой головой, в юбочке и курит. Это паровоз поезда. Круглое туловище - это котёл. Большая голова - труба с раструбом, она дымится. А странная юбочка (паровоз несомненно мужчина, господин) - это предохранительная сетка, расширяющаяся книзу, к рельсам.

Приближается. Тонко, на заграничный лад, свистит (русские паровозы гудят басом, как пароходы). Потом подкатывает, работая колесами (любимая игра детей моего, пятилетнего, возраста - изображать собой паровоз, двигая локтями как поршнями)" (Д.С.Лихачёв, "Из воспоминаний").

Ещё несколько примеров самоповторений:

"Журналистика в том-то и состоит, что сообщает "лорд Джонс скончался" людям, которые до того и не подозревали, что лорд Джонс когда-либо существовал" (Г.Честертон, "Лиловый парик"). "...Из сообщений о смерти генерала Бэнгса мы узнали, что он когда-то родился" (Г.Честертон, "Франциск Ассизский").

"Гарри, представьте себе девушку лет семнадцати, с нежным, как цветок, личиком, с головкой гречанки, обвитой тёмными косами. Глаза - синие озёра страсти, губы - лепестки роз" (О.Уайльд, "Портрет Дориана Грея"). "Она вдруг замолчала. Кровь прилила к её лицу, розовой тенью покрыла щёки. От учащённого дыхания раскрылись лепестки губ" (Там же). "Поцелуй меня, мама, - сказала Сибила. Её губы, нежные, как цветочные лепестки, коснулись увядшей щеки и согрели её" (Там же). "Дориан. - Она произнесла его имя певуче и протяжно, упиваясь им, словно оно было слаще мёда для алых лепестков её губ" (Там же).

"Пока жена говорила, Мэйдзин, как всегда молчал, лишь тень пробежала по его лицу, как от пролетевшей птицы" (Я.Кавабата, "Мэйдзин"). "Мэйдзин, увидев 69 ход чёрных, вдруг неуловимо изменился в лице, словно по нему промелькнула тень птицы: оно стало чуть растерянным и симпатичным" (Там же).

"Пожар ночью в деревне, где так много горючего материала и полная беспомощность, - ужасное дело" (А.Н.Островский - И.М.Кондратьеву, 23 сентября 1884 г.). "В деревне, где полная беспомощность и огромное количество горючего материала (сараи сенные, стоги, омёты соломы, скирды необмолоченного хлеба и пр.), пожар ночью - страшное дело" (А.Н.Островский - М.П.Садовскому, 23 сентября 1884 г.). "Пожар в деревне, ночью, при полной беспомощности дело ужасное" (А.Н.Островский - П.А.Стрепетовой, 14 октября 1884 г.).

"Приехал я с фронта. Была осень. Ещё издавалась "Новая жизнь". Бабель писал в ней заметки "Новый быт". Он один сохранил в революции стилистическое хладнокровие" (В.Б.Шкловский, "Бабель"). "Изменяйте биографию. Пользуйтесь жизнью. Ломайте себя о колено. Пускай остаётся неприкосновенным одно стилистическое хладнокровие" (В.Б.Шкловский, "Третья фабрика").




2.

Выше мы упомянули о возможности разных подходов к классификации художественных трансформаций. Предлагаемая нами классификация проста, она учитывает отнесённость инварианта к той или иной группе языковых или речевых фактов (граница между ними подчас проблематична) и степень трансформированности инварианта - с изменением или сохранением базового смысла. Классификация не претендует на полноту выявления групп и бесспорность отнесения языковых и речевых фактов к той или иной группе - здесь, действительно, много спорного, однако при первом приближении помогает упорядочить материал. В некоторых случаях вслед за вариантом мы приводим инвариант - как род комментария. Некоторые группы сопровождаем примерами неудачных обыгрываний. В группе "Обыгрывание цитат" выделяем специфическую тематическую подгруппу "обыгрывание библеизмов". К недостаткам иллюстративной части можно отнести разные объёмы материала в разных группах, но это момент технический и не принципиальный. Общая установка на обилие иллюстраций связана с убеждённостью, что ничто так не помогает понять суть проблемы, как собственное наблюдение и размышление.




Обыгрывание пословицы с изменением инварианта

"Встреча в Медоне прошла весело, почти празднично. Чувствуя дружеское расположение собеседника, Цветаева всегда оживлялась, колючая настороженность её исчезала, она становилась раскованной и блестящей. Марк Слоним рассказывает: "М.И. была очень рада нашему посещению, накормила нас супом, читала свои стихи и много шутила. Когда Прокофьев в разговоре употребил какую-то поговорку, М.И. тотчас обрушилась на пословицы вообще - как выражение ограниченности и мнимой народной мудрости.

И начала сыпать своими собственными переделками: "где прочно, там и рвётся", "с миру по нитке, а бедный всё без рубашки", "бережёного и Бог не бережёт", "тишь да гладь - не Божья благодать", "тише воды, ниже травы - одни мертвецы", "ум хорошо, а два плохо", "тише едешь, никуда не приедешь", "лучше с волками жить, чем по-волчьи выть". Прокофьев хохотал без удержу, Лина Ивановна улыбалась снисходительно, а Сергей Яковлевич одобрительно" (И.В.Кудрова, "Вёрсты, дали... Марина Цветаева").

"С мира по нитке - голому петля" (В.В. Ерофеев, "Из записных книжек").

"В тихом омуте чёрт знает что водится". "Стресс стрессом вышибают" ["Клин клином вышибают"]. "Скажи мне, каков твой круг, и я скажу тебе кто ты". "Все дороги ведут в ГУМ" ["Все дороги ведут в Рим"]. "Лучше иногда, чем никогда" ["Лучше поздно, чем никогда"]. "Друг познаётся в еде". "Хромота сравнения" ["Все сравнения хромают"], "смородинка без оскоминки" ["Любишь смородинку, люби и оскоминку"], "человек предполагающий" ["Человек предполагает, Бог располагает"].



Обыгрывание пословицы с сохранением инварианта

"Говорят: все дороги ведут в Рим. В гимназии все дороги вели в кондуит" (Л.Кассиль, "Кондуит и Швамбрания").

"Выше потолка не прыгнешь. Но, чтобы узнать свой потолок, надо прыгнуть". "Утро вечера мудреней. Когда выспишься". "Что посеял, то и пожал".



Обыгрывание пословицы посредством недоговорённости

"Книжка моя напечатана; есть колебания, пускать ли её "в большую публику", но, видно, надо: что написано пером..." (В.Я. Брюсов, Дневники 1891-1910 гг.)

"За двумя зайчихами погонишься..."



Неудачное обыгрывание пословицы

"Лучше семь раз отмерить, чем один раз отрезать". "...А среди молодца сам овца".



Обыгрывание поговорки с изменением инварианта

"С тех пор как я принял начальство, - может быть, вам покажется даже невероятным, - все как мухи выздоравливают" (Н.В.Гоголь, "Ревизор").

"Венеция, первый итальянский город, так навсегда и осталась в воспоминании "самым первым городом на свете".

Мы жили там уже две недели, когда раз Мережковский, увидев в цветном сумраке св. Марка сутулую спину высокого старика в коричневой крылатке, сказал:

- А ведь это Суворин! Другой, что с ним, - Чехов. Когда они выйдут на площадь, я поздороваюсь с Чеховым. Он нас познакомит с Сувориным. Буренину я бы не подал руки, а Суворин, хоть и того же поля ягода, но на вкус иная. Любопытный человек, во всяком случае" (З.Н.Гиппиус, "Благоухание седин").

"...Хорошо терпеть казаку, который хочет стать атаманом, но каково терпеть казаку, который атаманом стать не рассчитывает?" (И.Э.Бабель - А.Г.Слоним, 04 октября 1927 г.)

"Раньше было проще. Упомянутый табель ясно указывал чиновнику его место в запутанной канцелярии Российской империи. Каждый сверчок знал свой шесток" (А.Гайдар, "Табель о рангах").

"...Вот теперь из-за тебя так и не осмотрели город.

-

Я льщу себя надеждой, о рассудительнейший из учащихся 124-й школы (это был увесистый камень в Женин огород), что мы ещё будем иметь возможность осмотреть все его улицы, площади и дома, - успокоительно заметил Хоттабыч" (Л.И.Лагин, "Старик Хоттабыч").

"Какая муза тебя укусила?" "Порох придумал тот, кто его не нюхал". "Где не ступала голова человека", "пушка для воробьёв", "одного пола ягоды", "пожуём увидим", "зарабатывать на хлеб, да ещё и с маслом", "с глаз долой, из чарта вон".



Обыгрывание поговорки с сохранением инварианта

"Такое пренебрежительное обращение с публикою, да и с самым вопросом, за решение которого критик взялся, естественно должно было возбудить большинство читателей скорее против него, нежели в его пользу. Читатели дали заметить критику, что он с своей теорией вертится, как белка в колесе, и потребовали, чтоб он вышел из колеса на прямую дорогу" (Н.А.Добролюбов, "Луч света в тёмном царстве").

"Кто смел, тот и съел" (об общественном питании). "Пахнет жареным" (входя на кухню). "Негде яблоку упасть" (о полном желудке).



Обыгрывание поговорки посредством недоговорённости

"О здешнем наводнении вы уже столько слышали, что не хочу говорить об нём. Погибло 500 человек и много миллионов рублей. Пока ещё не думаем бежать от Невы, очень прекрасной и столь ужасной. Столицы наши прошли сквозь огонь и воду: чего еще ожидать?" (Н.М.Карамзин - П.А.Вяземскому, 02 декабря 1824 г.)

"Сегодня весь день мело, с унынием подумала, что и до полярной ночи недолго, это самое неприятное испытание Севера, в темноте - все кошки... и вся жизнь" (Из частного письма).



Контаминирование поговорок с сохранением инвариантов

"После дождика в четверг семь пятниц на неделе". "Подкинуть стреляному воробью тёртый калач". "Пускать пыль в глаза, вешая при этом лапшу на уши". "Изобрёл велосипед и поехал открывать Америку".



Неудачное обыгрывание поговорки

"Здесь изюминка и зарыта". "Так уж сложились звёзды".



Обыгрывание фразеологизма с изменением инварианта

"На свою неволю он [дрозд в клетке - А.Щ.] давно уже махнул лапкой" (А.П.Чехов, "В Москве на Трубной площади").

"Известный русский актер Киселевский был всегда остроумен в беседах. В разговоре об одном актере, имевшем существенный для сцены недостаток - пришёптывал, Киселевский, между прочим, заметил:

- Ну, он-то никогда с голоду не помрёт!

- Почему?

- Потому что у него постоянно во рту каша!" (О.К.Рагимов, "Былые небылицы").

"Это был один из тех домов, где хозяйка всё держала в своих огрубевших руках и никто не смел нарушить раз заведённый порядок" (О.А.Тарасевич, "Дом").

"Новый, интеллектуальный и литературный, аристократизм гуманистов был признаком замечательного сдвига. "Благородство" (избранность, элитарность) рассматривалось ими как производное от овладения "словесностью" и "учёностью". Специфическим критерием "благородства" стала культура, источник особой гордости людей, любивших думать, что писатель, сохраняющий память о деяниях для потомства и тем дарующий бессмертие, выше воспетого им героя, чья слава - на кончике гуманистического пера" (Л.М.Баткин, "Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления").

"Слишком много написано чёрным по белому, чтобы всё читать". "Чтобы идти в гору, надо чтобы была гора". "Вот такая корзина орешков, и каждый поди раскуси". "Все смертные грехи - бессмертны". "Ахиллесово сердце" (сборник стихов А.Вознесенского), "на скорую ногу", "нажить друга", "догробная жизнь", "расставить точки над ё", "вопрос в спину", "позолоченная середина", "с утра попозже", "полукруглая дата", "на волосок от облысения", "не по карману" (о книге, не умещающейся в карман), "мысль на кончике языка", "с головой окунуться в залив", "зарубка на носу", "с лёгкой ноги нападающего", "каша, которую лучше не заваривать", "скрепка для сердца", "для отвода ушей", "вернуться в свою тарелку".



Обыгрывание фразеологизма с сохранением инварианта

"...Истратил и себя и своё состояние, но имел свой медовый месяц из лучших липовых сот" (А.И.Герцен, "Былое и думы").

"На рождество, когда мы клеили картонажи, я убедился ещё в одном своем недостатке. Я знал и уж примирился с тем, что лишён музыкального слуха. А попытка вырезать и клеить картонажи доказала с несомненностью, что я неловкий мальчик. У меня ничего не клеилось в буквальном смысле этого слова..." (Е.Л.Шварц, Дневник 1951 года).

" - Никогда нельзя выходить из себя.

- Помолчите вы, бабушка, - дерзко ответил один из Крабчат. - Вы бы устрицу и ту вывели из себя" (Л.Кэрролл, "Алиса в стране чудес").

"Это не мелкая сошка, а глубокая соха". "То ли я провёл время, то ли время меня провело". "Налоговая инспекция всегда придёт к вам на выручку". "Будешь смотреть фильм? - Смотря по обстоятельствам". "С дорогами у нас не всё гладко". "Пользуется успехом, но не пользуется им". "Капли не помогли ни капли". "Снять номер в гостинице - дохлый номер". "Пожар был в самом разгаре". "Часто столкновения между людьми происходят оттого только, что оба идут друг другу навстречу". "Вопрос на засыпку: сколько манной крупы надо класть на литр молока?" "Угрызения совести в лёгкой форме", "перемывать косточки до зеркального блеска", "кастелянша воздушного замка", "чистейшей воды вода", "зрение, убывающее на глазах", "поцелуй из первых уст", "в корне неверно" [ошибка в корне слова].



Неудачное обыгрывание фразеологизма

"Грач - первая ласточка весны". "Английский фрегат прибыл не с пустыми руками". "Это не вопрос смерти и жизни".



Обыгрывание нефразеологизированного устойчивого словосочетания
с изменением инварианта

"Это был Витька Бузунов, по прозвищу "Крыса" - в "семисезонном", как он сам говорил, пальто с поднятым воротником" [демисезонном - Г.А.Медынский, "Честь"].

"Скушать подано!". "Школа для умственно забежавших вперёд", "застуженный артист РФ", "активно не участвовать в чём-либо", "подозрительная труба", "заочная скважина", "образцовый беспорядок", "коброжелательная улыбка", "вражеский шарж", "обалдевать знаниями" [А.А.Милн, "Вини-Пух и все-все-все], "министерство блюстиции", "разомкнутый человек", "улыбка анаконды" ["улыбка Джоконды"], "бахвальный лист", "удалять жажду", "для лиц нежилого возраста", "великосоветская львица" [о Л.Ю.Брик - "Записные книжки Л.Я.Гинзбург], "бездействующее лицо", "облачное детство", "пустонаселённая квартира", "впускные экзамены", "захватанный, но по-прежнему захватывающий сюжет", "в режиме наибольшего благопрепятствования", "плазменный привет".



Обыгрывание нефразеологизированного устойчивого словосочетания
с сохранением инварианта

"Если хотите остаться при своём мнении, оставьте своё мнение при себе". "Турагентство "Континент" пустит Вас по миру". "Материалы под ногами и под руками, только бери". "Сколько бы ни стоила жизнь, она стоит того". "У петербургской зимы свои плюсы и минусы". "Честь открытия принадлежит тебе, часть открытия - мне". "Добрым молодцем я бы его не назвал" [о жадном молодом человеке]. "Шпион перешёл все границы". "Такие дела не делаются между делом". "Лопнула труба - со всеми вытекающими последствиями". "Только вошёл в образ, и уже выходить". "На щекотливые вопросы отвечают смехом". "На его месте я был бы на своём месте". "Периодическая печать становится всё более периодической" [о воровстве из почтовых ящиков]. "Фантастически отдалённое будущее", "выйти из берегов" [о гневе], "решительный, но не решающий голос", "сектор круга обязанностей", "высечь кого-либо на мраморной плите", "жизнь без признаков жизни", "чёрная икра на чёрный день", "от вашего имени, отчества и фамилии", "найти общий язык с языком".



Контаминирование устойчивых словосочетаний

"Ателье медвежьих услуг" [ателье услуг; медвежья услуга].



Обыгрывание афористического высказывания с изменением инварианта

"Сюрреализм - это я" [С.Дали, "Дневник одного гения". Ср.: "Государство - это я". - приписывается Людовику XIV]. "Синтаксис - это человек" ["Стиль - это человек". - Бюффон]. "Я пью лекарство, следовательно я существую" ["Я мыслю - значит я существую". - Рене Декарт]. "Ничто сверхчеловеческое мне не чуждо" ["Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо". - Теренций"].



Обыгрывание афористического высказывания с сохранением инварианта

"Дайте мне нужное слово и нужную интонацию - и я переверну мир безо всякого рычага" (Дж. Конрад", "Традиционное предисловие").



Обыгрывание цитаты с изменением инварианта

"Попав на "кисельные берега", Распутин смекнул остро, чем держится и что ценится" (З.Н.Гиппиус, "Маленький Анин домик"). [Сказка "Гуси-лебеди: "Молочная речка, кисельные берега, куда гуси полетели?"]

"Не всегда шутки Евгения Львовича были весёлыми. Помню вечер вскоре после конца войны у О.Ф.Берггольц. Мы долго рассуждали, что означают некоторые перемены в составе правительства. Шварц молчал. Потом, мягко улыбаясь, сказал: "А вы, друзья, как ни садитесь, только нас не сажайте". Это было неожиданно, и, конечно же, мы рассмеялись, но смех был невесёлым" (И.Эренбург, "Люди, годы, жизни").

"Господин Бюффон, французский натуралист, сказал, что стиль определяет человека; я же говорю: карман определяет человека" (Василе Александре, "История одного золотого").

"Мысль извлечённая есть ложь" ["Мысль изречённая есть ложь" - Ф.И.Тютчев]. "А вуз и ныне там" ["А воз и ныне там". - И.А.Крылов]. "Нам Запад строить и жить помогает" ["Нам песня строить и жить помогает"]. "Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью" ["Мы рождены, чтоб сказку сделать былью". - Шутка Вагрича Бахчаняна]. "Редкая рыба доплывёт до середины Днепра" ["Редкая птица долетит до середины Днепра". - Н.В.Гоголь]. "Дуэты заключаются на небесах" [Об оперном искусстве. Ср.: "Браки заключаются не небесах"]. "Девушка моей мечты должна быть с квартирой" ["Девушка моей мечты", немецкий фильм 1944 года]. "Однозначно гремит колокольчик" ["Однозвучно гремит колокольчик"]. "Каждый труд благослови, зарплата!" ["Каждый труд благослови, удача!" - С.Есенин]. "Оставь одежду всяк сюда входящий!" [В бане. Ср.:"Оставь надежду всяк сюда входящий" - Данте]. "За столы дубовые, за скатерти драные" ["За столы дубовые, за скатерти браные"].



Обыгрывание цитаты с сохранением инварианта

"Факты упрямая вещь, не будем упрямей фактов" ["Факты упрямая вещь". - Т.Смоллетт]. "Дорога в ад вымощена благими намерЕниями" ["Дорога в ад вымощена благими намерениями". - Приписывается С. Джонсону].



Обыгрывание библеизма с изменением инварианта

"Да не оскудеет рука берущего!" "Вначале было Молчание". "Имеющий радио да услышит!". "Кто это знает, пусть первый поднимет руку". "Гласность вопиющего в пустыне" (Вагрич Бахчанян).



Обыгрывание библеизма с сохранением инварианта

"Обычным явлением было, когда Сафонов, сидя у рояля или расхаживая по классу, делал ученику указания. Если в игре ученика не было достаточной согласованности правой и левой рук, Сафонов кричал:

- Ты играешь по-христиански, твоя левая рука не знает, что делает правая! Ты неправильно понимаешь учение Христа, оно к игре на фортепиано не относится!" (М.Л.Пресман, "Уголок музыкальной Москвы восьмидесятых годов".)

"Вы человек, которого, не говоря о другом, по уму я ценю выше всех моих знакомых, и который в личном общении даёт один мне тот хлеб, которым, кроме единого, будет сыт человек" (Л.Н.Толстой - А.А.Фету, 7 ноября 1866 г.)



"Каменный уголь как краеугольный камень энергетики края".



Обыгрывание стандартного предложения путём помещения в нестандартный контекст

"Это какой-то сумасшедший дом" (произносится в сумасшедшем доме). "Это подкупает" (при получении денег за что-либо). "Вынеси сор из избы" (просьба вынести мусор).



Обыгрывание стандартного предложения путём усложнения его понятийной структуры

"Август состоит из тридцати дней" ["В августе тридцать один день"]. "По наступлении темноты проник взглядом в окно, но ничего не увидел по причине занавески" ["но из-за занавески ничего не увидел" - А.С.Грин, "Алые паруса"].



Обыгрывание термина с изменением инварианта

"Спасите наши уши!". "Плёвая железка" [слюнная железа - шутка И.Павлова], "алюминиевый век русской поэзии" [советская поэзия 30-50-х годов. Ср.: "золотой век русской поэзии"], "гармонически неразвитая личность", "нейтральная вода" ["нейтральные воды"], "смирительный фрак" ["смирительная рубашка"], "сверхлибр" [верлибр], "многонакладная экономика" ["многоукладная экономика"], "информационный бум-бум", "филолог, но не человек слова", "в непереносимом смысле" [не переносном], "однояйцевая яичница" [однояйцевые близнецы], "скамья неподсудных", "болеудаляющее средство".



Обыгрывание термина с сохранением инварианта

"Помню, как наш учитель, проверив домашнее задание, сказал одному мальчику: "Мне кажется, ты решал задачу не один, а с двумя неизвестными" (К.С.Мелихан, "Искусство математики").

"Диаметр круглого стола не должен быть слишком большим". "Мозговая атака была отбита". "Правое полушарие всегда право". "Такому дай право голоса - голос сорвёт". "Там есть "защита от дурака", но не от такого же!". "Стоит, как на пороге открытия" (об остановившемся в дверях). "Правовое государство - это государство, которое всегда право". "Экстренная остановка сердца", "безотходное педагогическое производство", "по закону округления" [о полноте], "не троп, а труп", "стартовая площадка для полёта фантазии".



Обыгрывание слова с изменением инварианта

"В 1921-м, за несколько месяцев до смерти Блока, устроен был его вечер в Большом Драматическом театре.

Ахматова: - Встретились на блокослужении. Все оборванные. Он (недобро): "Где же испанская шаль?" (Л.Я.Гинзбург, "Записи 40-х годов).

"Бамбулатория", "всегдаядный", "уедиенция", "панацеллин", "концептмейстер", "назадсмотрящий", "Госужас" [вместо Госстрах - шутка Ю.О.Домбровского], "радиопищание", "иногдатай", "автоматная очередь" [у телефона-автомата - М.Жванецкий], "солгасен", "пюремешаться", "рыбовладелец" [хозяин аквариума], "белибетристика", "три волнения" [треволненья - Н.С.Лесков], "редактор в роли редуктора".



Обыгрывание слова с сохранением инварианта

"Взять жену без состояния - я в состоянии, но входить в долги для её тряпок - я не в состоянии" (А.С.Пушкин - П.А.Плетнёву, до 16 февраля 1831 г.)

"В 1988 г. выпустили "Доктора Живаго" и тех, кто его читал". "Человеку нужны переключения. И приключения". "Смотря насколько эта параллель параллельна". "Достоинств никаких, зато достоинства сколько угодно". "Правописание и право писания", "завзятый взяточник", "не техпомощь, а бог в помощь", "охладеть к мороженому", "заплата, а не зарплата", "головоломка хуже головомойки", "пустобрёх, да не пустобрюх", "беспримерная лекция" [лекция без примеров], "новоиспечённые пирожки", "бесцветное поздравление" [без цветов].



Обыгрывание названия

"Больше коварства, чем любви" ["Коварство и любовь" - Ф.Шиллер], "этюды пессимизма" ["Этюды оптимизма" - И.Мечников], "ампир во время чумы" ["Пир во время чумы" - А.С.Пушкин. - Об архитектуре сталинской эпохи ], "разочарованный странник" ["Очарованный странник" - Н.С.Лесков], "Книга писем" ["Книга песен" - Г.Гейне], "ни дня без точки" ["Ни дня без строчки" - Ю.Олеша], "шпиковая дама" [в 30-е годы в интеллигентных кругах так называли женщин-осведомителей], журнал "Верзилка" ["Мурзилка"].




3.
Заключение

Понимаемые как пространства возможностей, как мера собственных изменений, инварианты не должны растворяться в вариантах; поддерживаемые традиционным использованием языкового и речевого материала, они и не растворяются. В их консервации нет необходимости: потребность игры, желание повторять не повторяясь, даже при самом убедительном приглашении к творчеству никогда не станет явлением массовым. Вместе с тем есть много полузабытых и забытых пословиц, поговорок, фразеологизмов, которые стоит воспроизводить буквально - просто чтобы напомнить: "книга за семью печатями", "дать петуха", "каждый кулик своё болото хвалит", "поминать лихом", "ни дна ни покрышки", "простота хуже воровства", "пуганая ворона куста боится", "дорого яичко к христову дню" и другие. Это только кажется, что большинство населения владеет опытом удачных речений, в действительности репертуар крайне скуден. В интересах языка и речевой практики соотношение инвариативного и вариативного художественного мышления должно стать предметом не только лингвистических наблюдений, но и языковой политики, направленной на решение двуединой задачи - сохранение языковых и речевых художественных конструкций в их неприкосновенности и приобщение носителей языка к языковым играм.




© Александр Щедрецов, 2008-2017.
© Сетевая Словесность, 2008-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]