[Оглавление]


[...читать полную версию...]



КОНЕЦ  ИЛЛЮЗИИ

Пьеса в трех действиях


Действующие лица:

Анжела - молодая мать, женщина.
Антон - новорожденный, 6-7 лет, 13-14 лет, мужчина, телеведущий.
Алиса - девушка 13-14 лет, женщина, телеведущая-эксперт.
Эзотерик.
Учитель.

Эпизодические: медсестра, юрист, гости, застройщик, танцор, няньки,
монахи, участница телепрограммы, знакомые, труженики дома, докладчик,
сектанты, сотрудники, парни, барыга...



ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ


1.


Павильон съемки телепрограммы. В центре стоит стол, за которым находится три стула. Посередине стола сидит Ведущий. С одного края Участница - обычная женщина среднего возраста. Антураж произвольный.

ВЕДУЩИЙ. Итак, мы продолжаем. Потому что вокруг может происходить хоть все, хоть ничего. А мы есть. Вопреки фактам, и в удовольствие живым. Теперь ваше слово.

УЧАСТНИЦА. Понимаете, конечно, неудобно об этом говорить, но я - бедная. Не в смысле, бедная головой, или чьим-то - особенно, мужским - вниманием. Хотя, мною и так малоинтересуются, потому что я - обиженная жизнью материально: деньгами, жильем, детьми и так далее.

ВЕДУЩИЙ. И что?

УЧАСТНИЦА. Да, честно говоря, мужики меня - в принципе - и не привлекают. Не потому, что я какая-нибудь - прости, Господи - лесбиянка. А потому что они сплошняком состоят из пьяниц, хулиганов, жуликов, экстрасенсов и даже из эзотериков. И как мне быть в таком окружении - я не знаю. Потому что не успеешь моргнуть и из бедной превратишься в нищую. А оно мне надо?

ВЕДУЩИЙ. А что вам надо?

УЧАСТНИЦА. Не бояться страха. Никакого. Вы знаете, как это сделать?

ВЕДУЩИЙ. Конечно. Для того, кто живой по-настоящему - в этом нет проблем. Смотрите!




2.


Небольшая палата роддома - на одного человека. Обитательница стоит у окна и смотрит на улицу. Возможно, это взгляд в зал. Внезапно, двери палаты открываются, и входит медсестра. Она же вкатывает тележку, в которой лежат папка с документами и младенец в пеленках.

МЕДСЕСТРА. Госпожа Анжела, я привезла вам сюрприз - вашего малыша. Это значит - наступило время покормить его своим молоком.

АНЖЕЛА. А если его нет?

МЕДСЕСТРА. А вы возьмите мальчика к себе, приложите его к нужному месту - и он сразу все разведает. И уверяю вас - ошибки не будет.

АНЖЕЛА. Хм. Я попробую. Тем более, что сама этого хочу. Хотя, и боюсь немного.

МЕДСЕСТРА. Вы начинайте. Так сказать, запускайте процесс. А я потом продолжу.

Медсестра достает ребенка и дает его Анжеле. Разумеется, медработник делает это аккуратно и профессионально одновременно. Анжела с мальчиком на руках устраивается на кровати и обнажает одну грудь. Ребенок тут же начинает чмокать. Анжела в тихом восторге.

МЕДСЕСТРА. Вот и отлично. Вы, кстати, уже решили - как назвать новорожденного?

АНЖЕЛА. Да, решила. Муж хотел, чтобы мальчика звали Антоном. Я не имею ничего против. Так что сейчас, перед вашими глазами, кушает меня Антон.

МЕДСЕСТРА. Не кушает, а пьет молоко. Но это так - моя привычка переходит к вам по двум причинам. Во-первых, чтобы научить правильной речи. А, во-вторых, чтобы слегка смазать мою мрачность.

АНЖЕЛА. Какую?

МЕДСЕСТРА. Такую... Короче. Вашего мужа больше нет. Погиб в аварии, и завтра будет доставлен в наш город, в запечатанном гробу. Распечатывать не положено. Так сказали специальные юристы, которые и попросили меня доложить это вам. Ну, как вы - держитесь? А ребенок?

АНЖЕЛА. Какой ребенок? Ах, вы имеете в виду Антона... Он не ест. В смысле, не пьет молоко. Лежит, смотрит на меня и слушает вас. Словно пытается понять тот ужас, который вы говорите.

МЕДСЕСТРА. Это еще не ужас. А точнее - уже. Потому что ваш супруг - я имею в виду, бывший - оставил завещание. Согласно которому ваш статус вырастет на десяток пунктов вверх. А может и еще на больше. Но при одном условии.

АНЖЕЛА. При каком?

МЕДСЕСТРА. Вы обещали устроить праздник по поводу рождения сына. Так сделайте это. А похороны мужа пускай будут тихими и незаметными. Словно, он просто перешел на другой берег бытия. В иную реальность. Хотя, не все медики согласны с такой версией. Ладно, проехали. Итак, что мне ответить?

АНЖЕЛА. Я так не могу... Я так не буду. Я... Я не знаю, как мне теперь жить!

МЕДСЕСТРА. Допускаю. Если бы я узнала такое, я бы, наверное, сразу сдохла. Но у вас есть шанс, которого не будет ни у кого. Вам не придется больше думать о работе, о жилье, о деньгах, о будущем. Никогда. По крайней мере, мне так объяснили. А я вам не вру. Так что послушайте меня один раз, и сделайте так, как просит ваш покойный муж. Тем более, что это не потребует дополнительных расходов. Договорились?

АНЖЕЛА. (смотрит сначала на молчащего Антона, затем на медсестру, вздыхает) Хорошо.

МЕДСЕСТРА. Тогда поставьте, пожалуйста, свою подпись вот здесь.

Медсестра достает папку, открывает ее и протягивает, вместе с ручкой, Анжеле. Анжела снова смотрит на Антона, и почти автоматически расписывается. Медсестра закрывает папку, прячет ручку и привычно берет Антона - от матери в коляску. Анжела ничему не сопротивляется.

МЕДСЕСТРА. А мальчик у вас, между прочим, славный. Ни одного звука не проронил. Словно, действительно, слушал меня. Ну и правильно делал. Потому что вы не совершили ничего плохого. Наоборот. Впрочем, скоро сами об этом узнаете.

Медсестра вывозит малыша из палаты. Анжела остается на кровати. Она неподвижна. Смотрит, видимо, в будущее. Или в никуда?




3.


Небольшая гостиная домика Анжелы, Антона и теперь покойного мужа. Гостей немного, но они есть. Праздник, посвященный младенцу, продолжается. Звучит негромкая музыка. Танцует пара. Анжела как раз привлекает внимание присутствующих к себе.

АНЖЕЛА. Внимание! Увага! Или как там еще?.. Прошу всех на пару минут отвлечься от приятных занятий, и прислушаться ко мне. Итак, знакомлю вас - на этот раз официально - с наследником. То есть, с Антоном, сыном меня и моего отсутствующего супруга. Надеюсь, вы понимаете, о ком я говорю. Так вот, этот мальчик здоров, прекрасен и пока не умеет говорить слов. А это значит, что он не озвучивает свои фантазии. Как минимум, не превращает их в другие осмысленные предложения. Чего желает и всем остальным. Вот такой Антон хороший. А у меня, пожалуй, все. Можно продолжать радоваться маленькому.

ЮРИСТ. Минуточку! Пока внимание гостей привлечено сюда. Только не ради моей популярности - Боже упаси - а просто потому, что услышав слова госпожи Анжелы я обязан озвучить завещание ее покойного мужа. Свою часть дама выполнила на 100 процентов. Теперь очередь его воли.

ГОСТЬЯ. Я вот чувствую, что сейчас мы удивимся.

ГОСТЬ. А я не чувствую. Я знаю. Но - хватит болтать. Слушаем.

ЮРИСТ. Итак, с этого мгновения дама Анжела и ее Антон становятся сказочно богатыми. Надеюсь, никто не удивится тому, что они - по достатку - оказываются в числе первых лиц нашего города. Роскошная усадьба по улице Кошкиной, 13...

ГОСТЬЯ. Ого!

ГОСТЬ. А я не удивлен.

ЮРИСТ. Ценности и солидная сумма на счету. К сожалению, присутствующим я должен сказать это общими словами - такие правила. Земля и вода - лес, поле, луг, одно из двух озер в черте города. Еще некоторая недвижимость. Ну и, само собой, когда к Антону придет совершеннолетие, половина состояния автоматически полагается ему. Вот и все. Теперь очередь ваших комментариев.

АНЖЕЛА. Офигеть. Но откуда у моего супруга такое...я не знаю что?

ЮРИСТ. Если честно, то мы тоже не знаем - откуда. Но все соответствует закону. А у закона в запасе есть такой термин - мужская заначка. Если хотите, пользуйтесь этим словосочетанием и вы. Ну, а если не хотите, то всегда можно придумать какое-нибудь расследование. В данном случае мы готовы помочь вам первыми.

АНЖЕЛА. Спасибо. Не надо. Пусть будет все, как есть. Просто нужно к этому привыкнуть. А то одного звука лично мне кажется мало. Хотя, Антон ведет себя спокойно. Но мы же еще встретимся с вами?

ЮРИСТ. Обязательно. И не только со мной.

АНЖЕЛА. Тогда вопросов пока больше нет. Но есть предложение. Давайте активно отходить от только что прозвучавшего. Тем более, что есть повод - праздник имени Антона. Кстати, смотрите - он улыбается!

ГОСТЬЯ. Да он уже смеется. Какой умный мальчик. Кажется, будто он понимает, о чем звучит речь.

ГОСТЬ. А еще он помнит своего отца. Не знаю как, но однозначно.

АНЖЕЛА. И музыку сделайте громче, пожалуйста! Гулять - так гулять! Праздник - так праздник! Танцуют все! Господин юрист, первым я приглашаю вас!..




4.


Новый дом Анжелы. Большое пустое помещение. Кое-где могут быть намеки на переходы в иные помещения. Впрочем, их может и не быть. Практически в центре, с модной коляской (и Антоном внутри) находится прилично одетая Анжела. Вокруг нее вертится человек, которому - возможно - предстоит обустраивать этот дом и другие постройки. В общем, Анжела и застройщик. И Антон.

АНЖЕЛА. Да, здесь, конечно, прикольно. Даже классно. А пространства столько, что, весь наш двор поместится. Ну, я имею в виду пустоту.

ЗАСТРОЙЩИК. Правильно. Я же именно об этом все время и талдычу. О пустоте, которую нужно заполнять созвучно вам. Чтобы вы резонировали друг друга - интерьер и женщина. Понимаете?

АНЖЕЛА. А почему этого не сделал бывший хозяин? Не хотел? Не успел? Или была другая причина?

ЗАСТРОЙЩИК. Понятия не имею. Хотя, кое-какие соображения есть. Типа догадки. В общем, тот человек, скорее всего, не успел устроить внутренние декорации. Ремонт сделал, да. А вот практическую фантазию оттенков придется использовать вам. Тем более, что растет такой прекрасный малыш. Кстати, а что это с ним? Такое впечатление, будто он целится мне прямо в лицо. Ни фига себе!..

Из коляски вылетает погремушка и стремительно летит прямо в застройщика. Тот еле успевает отвернуться. Игрушка грохается на пол где-то за ним.

АНЖЕЛА. Не обращайте внимания. Мальчик же молчит. Не ноет, не плачет, не ругается матом и не рассказывает мне - где, что, как и почему должно быть. О, отличная мысль. У вас есть представления о том, как должен быть устроен этот дом внутри?

ЗАСТРОЙЩИК. Ну... Не совсем в целом, но вообще-то есть.

АНЖЕЛА. Считайте, что мы договорились. Вы через неделю даете мне ваши рисунки с описаниями, а я смотрю и решаю. И, разумеется, оплачиваю. Если труд стоит того. Нормально?

ЗАСТРОЙЩИК. Даже не знаю. Работы у меня, понимаете, много, а тут еще неделю тратить на неизвестный итог. Нужно сначала подумать. Хотя бы ту же неделю. А потом поговорим. Ой... Да что это он опять? Ваш сын артиллеристом родился?

Из коляски вылетает добрый десяток игрушек-погремушек. И часть из них попадает в застройщика. Что явно не доставляет тому удовольствия. Хотя, данная картинка вызывает у Анжелы только улыбку.

АНЖЕЛА. Ну что, детская жертва, мы с вами договорились, или мне искать другого мастера?

ЗАСТРОЙЩИК. Да! В смысле, договорились!.. Только просьба - когда я буду показывать вам свои эскизы, пусть рядом не будет этого чудовища!

АНЖЕЛА. Вот и хорошо. До скорой встречи, уважаемый господин. Антоша, нам пора.

Анжела с коляской идет к выходу. И пока она не скрывается из виду, из детского "транспорта" продолжают вылетать гремящие игрушки. Застройщик невольно втягивает плечи.




5.


Хорошая комната в новом доме Анжелы. Диваны, низкий стол, курительные аксессуары, легкая музыка. Пара мужчин. С одним из них Анжела заканчивает танец. Партнер подводит ее к дивану и знакомит со вторым - вставшим - мужчиной. То похож на остальных приличных мужиков, но реально несколько отличается.

ТАНЦОР. Знакомьтесь. Это хозяйка, красавица Анжела.

ЭЗОТЕРИК. Очень приятно.

ТАНЦОР. А это астролог Кирилл. Говорят, что он способный.

АНЖЕЛА. А что - все может быть. Вот вы составьте мне натальную карту, растолкуйте ее - заодно и проверим чужие слова.

ЭЗОТЕРИК. Я вас умоляю, госпожа. Да, по сути я, конечно, астролог. Хотя бы, потому, что зарабатываю этим на жизнь. Иногда получается неплохо. И все.

АНЖЕЛА. А кто же вы тогда на самом деле, господин тайный звездочет?

ЭЗОТЕРИК. Умоляю вас повторно. Только не надо этих приставок к слову "господин". Даже "господина" не надо. Зовите меня просто Кирилл. Обычный эзотерик.

АНЖЕЛА. Это как?

ЭЗОТЕРИК. Очень просто. Интересуюсь не всем, но многим тайным. Общения с иными сущностями. Видение того, чего нет. Всевозможные ритуалы. Контакт с другой реальностью. Кстати, вам огромное соболезнование, и еще больший привет от бывшего мужа. Ну, и так далее. Извините.

АНЖЕЛА. Слушайте, да вы просто тот, кто мне необходим. Вот скажите мне - и сразу простите женское любопытство - этот дом обошелся без жертвы, или нет? В смысле, я не имею в виду замысел, строительство и тому подобное. Чисто недавнее время. Скажем, год.

ЭЗОТЕРИК. Толковый вопрос. Даже не знаю, сударыня, как вам сходу ответить...

ТАНЦОР. Так, я вижу, что общий язык вы нащупали. Пользуйтесь им на здоровье. Заодно - если захотите - можете покурить. А я пока смотаюсь на разведку.

АНЖЕЛА. Идите сразу налево. Там есть столик, где вам предложат бокал хорошего вина. Естественно, бесплатно.

ТАНЦОР. Спасибо за наводку. До встречи (выходит из комнаты).

АНЖЕЛА. Кирилл, продолжайте. А то вас перебили на самом интересном месте.

ЭЗОТЕРИК. Да. По моим ощущениям, жертва здесь была. Хотя, и не могу подробно рассказать - в каком виде, и с какой целью. Не исключено, что она понадобится и в будущем - место привыкло, дом привык, и вообще. Такая сложилась традиция. Впрочем, не исключено, что я ошибаюсь.

АНЖЕЛА. Не думаю. Потому что у меня такое же предчувствие. Но только относительно прошлого. О будущем я еще не думала.

Внезапно распахиваются двери, и в комнату влетает одна из подруг Анжелы - эффектная, нарядная и поддатая барышня.

БАРЫШНЯ. Анжела! Вот ты где прячешься. Идем скорее в зал, а то там намечается что-то, в чем нужна ты. Причем, срочно. Идем! И пусть простит вас мужчина за такой обрыв диалога.

ЭЗОТЕРИК. Ничего страшного. Ступайте. Там вы обе однозначно нужнее, чем здесь.

АНЖЕЛА. Только я вас прошу, господин эзотерик - никуда не уходите. Поговорите еще со мной. Вот я закончу то, что они там придумали, и обязательно вас найду. Ладно?

ЭЗОТЕРИК. Ладно.

Подруга утаскивает Анжелу через дверной проем.

ЭЗОТЕРИК. Пообщаемся. И видят звезды, что я здесь останусь надолго. По крайней мере, именно так я планирую. Поэтому не обессудьте, господин бывший хозяин. Такова се ля ви.




6.


Детская комната. На полу лежит куча игрушек. Вокруг - на стенах, на мебели, где угодно - хватает нюансов, обозначающих комнату, как детскую. Две няни среднего возраста - или сидят недалеко от кроватки Антона, или гуляют по комнате, как хотят.

НЯНЯ 1. Да, нашей хозяйке подфартило круто. Была пустым нулем, и вдруг сразу нападало столько плюсиков, что всем теткам на Земле хватило бы.

НЯНЯ 2. А ты зря так передергиваешь. Кому хватило бы, а кто бы в ее сторону даже и не глянул. Потому как разные тетки встречаются.

НЯНЯ 1. И мы что - тоже разные?

НЯНЯ 2. А кто его знает? Вот если бы Анжела стала мужиком, ты смогла бы ею заинтересоваться?

НЯНЯ 1. Фигура у нее вроде нормальная. С фейсом все тоже толково. Да и все остальное на нужных местах. Но это у бабы. А такого мужика сразу прозвали бы гомиком. А потом взяли бы и сделали все, как в жизни.

НЯНЯ 2. Хитрая ты, однако. Утром, бывало, встаешь с перепою - кислая, надутая, и глаза в разные стороны глядят. Но сюда прибываешь строгой красавицей, и только мой опытный глаз видит ту работу, которую продела твоя суть. И сам собою возникает вопрос - вот что, из того, что я наблюдаю, есть правда, а что иллюзия?

НЯНЯ 1. Все. Ты зыришь одновременно и на правду, и на иллюзию. А что - ты не знаешь этого?

НЯНЯ 2. Догадываюсь. Но забываю. Особенно, когда втыкаю на плиту, на авто на улице, на чужие дома, на свою зарплату, да практически на все. Потому и часто. Вон, кстати, Антон засмеялся. А пацан это делает редко. Хотя, наверняка, в душе хохочет все время. И что в этом иллюзия, а что наоборот - одному Богу известно.

НЯНЯ. А ты не пихай Господу то, во что сама не въезжаешь. А то и эту работу потеряешь. Вместе со спокойным малым, доброй хозяйкой и вострящим лыжи эзотериком. Просто хорошо делай то, что надо, а в остальном ищи кайф. И твоя жизнь будет топать правильным путем. Даже если такого пути нет.

НЯНЯ 2. Я попробую. В смысле, стану делать, как ты говоришь. Хотя, кайфа хочется от всего. Особенно, почему-то от эзотерика. О, и от нового хихиканья Антона. Он что - специально смеется только надо мной? Или у меня в голове появилась новая иллюзия?

НЯНЯ 1. В заднице она у тебя появилась. И тепло устроилась. И оттуда корчит всем рожи - особенно, симпатичным мужикам. Вот видишь, как Антон теперь от смеха просто заливается. Видать, наша фантазия и его щекочет. Так что ты хоть игрушки пошевели. Сделай вид работы. Хотя, я думаю, что пацан и так все знает. Потому и лыбится.

Вторая нянька чем-то типа метлы шевелит кучу игрушек - просто так. Антон смеется. Первая нянька смотрит на обоих. Периодически.




7.


Анжела провожает последних гостей. Вот внутри дома остается только эзотерик. Анжела ждет, когда уйдет и он. Но эзотерик не торопится.

АНЖЕЛА. Ну что. Теперь вы остаетесь крайним, за которым занимать больше некому. Значит, будем прощаться.

ЭЗОТЕРИК. Подождите. Я же помню, что спешить вам некуда. Не смотря на позднее время. И я же вижу, что лично вы собираетесь только плавно отдыхать. Затем спать. Хотя ваш Антон почему-то смеется. Согласитесь, в успокоившемся доме это слышно особенно хорошо.

АНЖЕЛА. Ну и пускай. Это означает только, что няньки сделали свою работу, мальчику хорошо, маме пора спать, и последним гостям тоже пора - бай-бай к себе домой.

ЭЗОТЕРИК. А как же наш разговор? О жертве? Я ведь могу много чего об этом рассказать - зачем, почему, как, что получается в итоге. А хотите - набросаю список того, что получает организатор этого ритуала? Конечно, если все будет подготовлено и проведено правильно. Хотите?

АНЖЕЛА. Хочу. Но не сейчас.

ЭЗОТЕРИК. А могу еще защитить дом, дополнить вашу красоту, напугать потенциальную нечисть. Словом, способен на все, что вы пожелаете. Желайте!

АНЖЕЛА. Желаю. Идите спать. И спокойной вам ночи. Или у вас пропала память на обратную дорогу?

ЭЗОТЕРИК. Нет. К сожалению, конечно. Но мы - надеюсь - еще увидимся?

АНЖЕЛА. Обязательно. И вы сделаете все, о чем говорили. И многое другое. Но не сейчас, пожалуйста.

ЭЗОТЕРИК. Никаких проблем. Наоборот - это вы меня простите. За то, что увлекся и задержал вас. Пока.

Эзотерик выходит из дома. Анжела закрывает за ним двери. Возможно, на засов. Оборачивается в зал дома. И внезапно видит троих монахов, которые молча стоят и ждут, когда она освободится. Их лиц под капюшонами не видно. Передний монах делает шаг вперед.

ГЛАВНЫЙ МОНАХ. Госпожа, поздравляю вас. От всего сердца.

АНЖЕЛА. Господи... С чем?

ГЛАВНЫЙ МОНАХ. С тем, чего вы ожидали. Вашему сыну - Антону - сегодня исполнилось 14 лет. И согласно вашим планам, он был принесен в жертву. Жертва принята. Поэтому мы и поздравляем вас с редчайшим приобретением. Так, продолжительность вашей жизни увеличивается втрое. Сумма капитала увеличивается вчетверо. Больших и красивых домов становится впятеро больше. Лошадей и собак мы даже не считали - их становится столько, что придется завести отдельные стада и стаи. И так далее. Все растет и увеличивается. Но самое главное состоит не в этом. А в том, что на ближайших выборах президента народ - непостижимым для него образом - выберет вас.

АНЖЕЛА. Заткнись, мерзавец!!! И убирайтесь все!

Чем-то - бокалом, свечой, другой вещицей - Анжела бросает в первого монаха. Неизвестно, попадает она, или нет, но монах моментально исчезает. Или очень быстро. Остальные тоже убегают - кто куда может. Анжела медленно опускается на пол у двери. Словно отдыхает.

АНЖЕЛА. Господи, когда же я проснусь?..

Слышно, как Антон где-то сверху смеется.




8.


Детская комната. На полу куча игрушек. Две няни находятся возле этой кучи - потому что младенец явно внутри. Периодически оттуда слышны его то ли вопли, то ли смех. Но стоит одной из нянек хоть чем-то прикоснуться к любой игрушке, как звук Антона становится криком и набирает громкость. Няни в шоке.

НЯНЯ 1. А вот смотри - какой забавный бегемотик. Пластмассовый, желтого цвета, рот почему-то открытый... Интересно, почему? Ой. Орет.

НЯНЯ 2. Так ты же неправильно все делаешь. Удовлетворяешь себя, а не ребенка. А надо не так. Короче, смотри и запоминай.

НЯНЯ 1. Ну, давай. Удиви опытную.

НЯНЯ 2. Легко. Хотя бы на вот этой прекрасно лежащей лягушке. Кстати, она еще и царевна. В меху, разукрашенная умельцем, и одетая в драгоценную корону. На такую смотреть - одно удовольствие. А взять... Ай! Ничего себе, как он заорал - словно их там трое и все ночью обкакались. Блин, и что нам теперь делать?

НЯНЯ 1. Спасибо тебе за "нам". А то ведь могла и город вспомнить.

НЯНЯ 2. Да я могла вспомнить и всю планету, и галактику. Да хоть вселенную целиком. Толку-то от этого двум бабам? И где его взять? Из потолка выковырять, да?

НЯНЯ 1. А зачем нам вообще ковырять? Давай делать все шиворот-навыворот. Вот он орет о настоящем, а мы станем нежно гутарить о будущем.

НЯНЯ 2. О чьем?

НЯНЯ 1. О его, конечно. Вот если бы он тут не испытывал свои голосовые связки, то очень скоро его полюбили бы все наши лошади и даже кошки. Не зря мы на такой улице живем.

НЯНЯ 2. А собаки? А хомяки? А белки?

НЯНЯ 1. Само собой. Да любая животинка испытала бы искреннюю любовь - если бы наш Антон оказался в трех метрах от нее. А то и в четырех.

НЯНЯ 2. А может в пяти?

НЯНЯ 1. Да хоть в шести. А потом мальчик стал бы вожаком. И все дети семенили бы за ним - собирать шишки, или конские лепешки. И все вокруг было бы чисто.

НЯНЯ 2. Понимаю. Даже представляю. Наш хлопец вырастает и становится космонавтом... Между прочим, Антон замолчал. Слушает. Вот. А потом он полетел бы в космос и там - сто пудов - подружился бы с ангелами. Ну, или с кем-то похожим. Главное, что с хорошими.

НЯНЯ 1. Ну, а если бы и не полетел - с понтом, обломался - то обязательно пошел бы на телевидение. И стал бы звездой, которую знают круче, чем космонавта. Напарницу, естественно, выбрал бы сам.

НЯНЯ 2. Красивую, умную, сексуальную...

НЯНЯ 1. Молчи, дура.

Во внезапно наступившей тишине на вершине кучи внезапно появляется кукла - девушка. За ногу ее явно держит детская рука. В остальном кукла подпадает под описание нянь и воображение ребенка. Красивая, умная, сексуальная. Возможно, одетая. Возможно, блондинка. Короче, Барби отдыхает. И опять в детской тишина. Няньки снова в шоке - хотя, по другому поводу.




9.


Большая комната в доме Анжелы. Обстановка располагает к отдыху: диван, столик, то да се. Анжела - полусидя-полулежа на диване - пьет кофе. Внезапно двери в комнату распахиваются, и в внутрь вваливаются поддатые Эзотерик и Няня 2. Первый быстро и легко освоился в доме, а вторая явно поддалась своим нескромным желаниям. Ну и сошлись два человека. А спустя время пошли в комнату отдыха, где сидит внеплановая Анжела. Упс. Хотя, хозяйку подогретые спиртным товарищи сначала не замечают.

ЭЗОТЕРИК. Ну, что бесстыдная метеоритчица? Сейчас мы закажем чего-нибудь живительного, а затем снова повторим наш голый эксперимент. Ха-ха-ха!

НЯНЯ 2. Элементарно, пусик. Причем, не только так, как было, а вообще по-разному. И хоть саму хозяйку в партер позови - лично мне чихать. Ой. А вот и она... Считай, что одно мое желание уже исполнилось. Теперь ты.

ЭЗОТЕРИК. Что? Кто? Где? Оба-на... Госпожа Анжела. А вы почему здесь, а не где-нибудь там? Вы же говорили, что типа собираетесь. Или я перепутал?

АНЖЕЛА. Нет. Ты все помнишь правильно. Я действительно собиралась - не важно, куда. Но передумала. И решила отдохнуть - чисто за кофе. Но чисто не получилось. Потому что ничего случайного в жизни не бывает. Теперь и я в это верю. Ибо увидела в вашем исполнении такую пикантную картинку, что все мои мысли улетучились. Что ж, продолжайте. Я уже в партере.

ЭЗОТЕРИК. Госпожа Анжела, вы все не так поняли! Особенно, слова этой змеюки, этой гадюки, этой нетрезвой и полураздетой представительницы дьявола.

НЯНЯ 2. Что? Что ты сказал? Как обозвал меня, женщину, которую ты трахал, словно кобель подзаборную суку?

ЭЗОТЕРИК. Вот видите. Она опять бредит. Я вообще поражаюсь, как такую ненормальную взяли смотреть за ребенком. Лично моя рекомендация - уволить.

НЯНЯ 2. Да пошел ты сам на все четыре стороны! Я - классная нянька! И хозяйка об этом знает! Поэтому никто никого не увольняет! Понятно тебе, альфонс недоделанный?

ЭЗОТЕРИК. Как у тебя язык поворачивается?

АНЖЕЛА. Стоп! Стоп. Замолчите оба. Теперь опять буду говорить я. И вам придется простить меня за такую вольность в моей комнате моего же дома. А сама я извиняться не буду. Не за что, не перед кем, и не хочется. Благо никто не извиняется перед тем, чего нет. А вас нет. Потому что ты уже уволена, а ты выставлен из дома. Причем не сам, а на пару с той ложью, которая называется мужской любовью. В моем доме такого обмана больше не будет. В моем сердце - тем более.

НЯНЯ 2. Но, госпожа...

ЭЗОТЕРИК. Анжела, подумайте!..

АНЖЕЛА. Пошли вон! Молча! Оба! И вас есть на это один час!.. Я как раз успею спокойно допить кофе. Лично свой. Время пошло.

Анжела берет со столика свою чашечку кофе и демонстративно пьет напиток - несмотря на остывший кофе, упавшие настроения, реальность городской жизни, и пятна на Солнце...Эзотерик и Няня 2 переглядываются - без вожделения в глазах - и молча идут на выход. Выходят. Анжела достает из пачки сигарету и закуривает. Но затягивается первый раз так, что полсигареты превращается в пепел. Забавно, что при всем этом хозяйка чем-то напоминает карикатуру на роженицу.




ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ


1.


Съемочный павильон. В центре - традиционный стол, за которым сидят ведущий, Участница и эксперт-женщина. Порядок тот же, что и был. Только теперь ведущего с другой стороны прикрывает эксперт. Беседа продолжается.

ВЕДУЩИЙ. Все с вами понятно. По крайней мере, мне. А если ясно мне, то нет вопросов и у тех, кто меня любит. Верно, коллега?

ЭКСПЕРТ. Абсолютно. И как приглашенная сюда не просто так, я с ходу могу дать вам полезные советы. То есть, разложить по полочкам, как именно нужно уходить от бедности. Вас же интересует именно это?

УЧАСТНИЦА. Да. Именно. Потому что сама я ничего не знаю.

ВЕДУЩИЙ. Ничего. Все идет своим путем. Ведь не зря мы существуем именно для того, чтобы познакомить человека с тем, что пока ему не известно. Продолжайте, дорогая.

ЭКСПЕРТ. Продолжаю. Итак, вы - бедная. Невзрачная, скучная, скромная, одинокая. Не перебивайте. А поскольку вы одинокая, первым делом вам нужно выйти замуж. И уж поверьте мне - для той, кто имеет такое конкретное желание, данный процесс не сложен. Теперь ты меня не перебивай, любимый всеми зрителями.

ВЕДУЩИЙ. Но, красавица, мне есть что сказать.

ЭКСПЕРТ. Успеешь, попрыгунчик. Сейчас говорю я. Так вот - после женитьбы постарайтесь не врать. Но если чувствуете, что это неуместно - обламывайтесь напропалую. Брешите направо и налево. И помните - так делают все. Не потому что такими родились, а потому что такому научились. У тех, кто ближе всех - у родителей, у друзей, у любимых. Нормально. Но есть один момент. В отличие от остальных вы знаете, что такое ложь и зачем она вам нужна. Следовательно, в этом виде вооружения вы можете - вы должны - быть лучше всех. Так надо - чтобы ваша бедность исчезла в никуда, а вы забыли это понятие насовсем. Понятно?

УЧАСТНИЦА. Не знаю...

ВЕДУЩИЙ. Гениально!

УЧАСТНИЦА. Но так странно...

ВЕДУЩИЙ. Зато красиво и правдиво! Не верите? Смотрите!..




2.

Комната в доме Анжелы. Именно здесь Учитель готовит Антона к предстоящей школе. В настоящее время старший ведет младшего по территории, занятой физикой.

УЧИТЕЛЬ. А сейчас запомни две вещи. Первая - скоро начинается школа. И вторая - ты наилучший. Не потому, что ты - сын Анжелы. А потому, что ты - Антон. А это имя, вне зависимости от его толкования, обозначает - самый крутой. Понятно?

АНТОН. Как сила тяготения?

УЧИТЕЛЬ. В смысле?

АНТОН. Ну, такой крутой, как сила тяготения, круче которой нет даже в космосе. Тем более, на Земле, где все можно показать.

УЧИТЕЛЬ. В принципе, да. Только как ты собираешься эту силу демонстрировать?

АНТОН. Легко.

Антон берет со стола Учителя яблоко и демонстративно роняет его на пол. Наклоняется, поднимает и снова роняет. Вопросительно смотрит на Учителя.

УЧИТЕЛЬ. Верно. В смысле, суть ты поймал точно. Формулу тебе нарисуют позже. А сейчас могу добавить, что эффект притяжения маленького легкого к большому тяжелому видно не только благодаря Ньютону, но и на многом другом. Показываю.

Учитель роняет на пол ручку, карандаш, книгу, журнал, еще книгу, в общем все, что видит на столе. Антона это развлекает, и он тоже начинает ронять на пол доступные ему вещи: атлас, глобус, пособие, другие предметы. Все подряд. Причем, его это настолько увлекает, что Учителя данные манипуляции наконец-то достают.

УЧИТЕЛЬ. Довольно. И так уже на полу больше вещей, чем кто-либо видел за все наше время. Не хватает только того, что на стенах.

АНТОН. Легко!

Антон достает из кармана рогатку, берет откуда-то кусок пластилина и моментально оставляет на стенах несколько следов своей стрельбы. Даже на портретах классиков мирового знания. Учителя это коробит.

УЧИТЕЛЬ. Достаточно! Дай сюда свой инструмент. Смотри и учись. Но на людях не показывай.

Учитель берет рогатку, быстро лепит из пластилина снаряды, и лупит по уцелевшим после Антона портретам. И у каждой цели оставляет пластилиновое ядро во лбу.

УЧИТЕЛЬ. Понятно? Результат зависит не только от того, что летит, но и от стараний того, кто целится. Ясно?

АНТОН. Так точно! Сила тяжести уступает место силе притяжения, а та уступает место точности. Короче, если ты не стараешься, ни фига у тебя не получится - даже, если ты родился гением. Вот и вся физика. Кто не верит - доказываю.

Антон берет со стола оставленную Учителем рогатку, делает пару шагов назад и лупит, чем попало в сторону Учителя. Последний еле успевает присесть за стол. А Антона словно сорвали с цепи.

АНТОН. Хозяин всегда круче любого! А здесь хозяин я! Потому что сын хозяйки всегда лучше, чем магнит! Кто не верит - получай!

Антон бьет из рогатки. Портреты шатаются. С одного из них падает на пол стекло. Последний пластилиновый комок летит в зрительный зал. Эффект непредсказуем. Кстати, Учитель уже лежит за столом и периодически несвязно орет. Нормальное занятие.




3.


Совещательная комната в доме Анжелы. Все традиционно: стол, стулья, доска для писания. Только в углу - возможно, для Антона - стоит новенький мусорный бак. Или что-то вроде этого. Присутствуют Анжела (ей около 30-ти лет) и ее докладчик по различным вопросам. Докладчик заканчивает доклад.

ДОКЛАДЧИК. Если в целом, то ваши дела идут хорошо. Два многоквартирных дома строятся. К табуну лошадей присматривается несколько покупателей - и есть шанс, что один из них выложит назначенную вами сумму. Охотничье хозяйство развивается. Брачное агентство набирает силу. Да и все остальное - я имею в виду, совсем по мелочам - тоже движется успешным путем. Особенно, способен, кстати, ваш сын Антон.

АНЖЕЛА. Порядок. Считай, что ты меня частично удовлетворил.

ДОКЛАДЧИК. Я старался.

АНЖЕЛА. Молодец. Все бы так себя вели, я бы стала уже толще. Шучу. Я на фигуру не жалуюсь. А ты продолжай следить за всеми движениями моего бизнеса. Если нужен бинокль - скажи. Я куплю. Если нужна плетка - тоже скажи. Я дам. Ну, а если нужно что-то перевернуть...

ДОКЛАДЧИК. Спасибо. Пока ничего переворачивать не надо. Вижу я тоже хорошо.

АНЖЕЛА. Отлично. Тогда эту тему временно закрываем. Но взамен я открываю новую. Так сказать, индивидуальную.

ДОКЛАДЧИК. Я внимательно слушаю.

АНЖЕЛА. Мне нужна секта. То есть, к слову "церковь" я тоже хорошо отношусь. Но секта мне нравится больше. Особенно, если она моя личная. Такая, чтобы в ней - исключительно с моего разрешения - можно было иногда, например, приносить жертву. Любую. И чтобы там не трудился наш эзотерик. Хотя... Пускай трудится - если это нужно - но в дом ему дороги нет. Ясно?

ДОКЛАДЧИК. Да.

АНЖЕЛА. Значит, теперь молодец я. А ты собирай различные предложения по такой типа структуре, и докладывай мне. А я буду решать - прыгать мне по нашему подвалу индюком, или танцевать белой лебедью. Кстати, сейчас понятно, где будет жить эта секта?

ДОКЛАДЧИК. Да.

АНЖЕЛА. Тогда на сегодня все. Информацию по сектантам - кто, где, когда, и чем занимается - жду через неделю.

ДОКЛАДЧИК. Обязательно.

Анжела и докладчик покидают совещательную комнату. У мусорного бака открывается крышка и оттуда появляется Антон.

АНТОН. Ни фига себе расклад. Мама, оказывается, всерьез озадачена жертвой. Неужели она и вправду имеет в виду меня? Хороший вопрос. Но над ответом надо подумать.

Антон медленно идет от мусорного бака к выходу из комнаты. Вид у него задумавшийся.




4.


Что-то типа кухни, или иного хозяйственного помещения. По крайней мере, людей, которые собрались там, вряд ли назовешь первыми лицами города. Особенно, когда они "обмывают" кости хозяйке.

УЧИТЕЛЬ. А мальчик весь в маму, только еще более поперченный. В смысле, шустрый очень и сообразительный. Эх, мне бы такого полностью отдали в обработку, я бы из него шедевр сделал.

КУХАРКА. Молчи уже, баклажан недоделанный. А то тебе дай что-нибудь приготовить, так ты и омлет исполнишь кувырком.

УБОРЩИЦА. Ну и пускай готовит. Зато убирать легче будет. Из кастрюли сразу в мусорный бак. Со сковородки - туда же. И все остальное - по известному адресу. А я начну загорать - без веника, зато с деньгами.

УЧИТЕЛЬ. Да ну вас самих в отходы. Я серьезно говорю, а вы словно издеваетесь. Типа трудитесь в другом доме. А сюда приходите только шевелить языками.

ГОРНИЧНАЯ. А что нам еще делать? Ты бы попробовал привести в порядок класс после твоего занятия с Антоном - так и языком не смог бы пошевелить. А мы с госпожой уборщицей можем. Потому что мы - профессионалы.

УБОРЩИЦА. Это да. Но хоть этот дом и свалился на хозяйку просто так, мальчик иногда устраивает в нем такое, что с ума спрыгнуть можно. Всеми мозгами тела.

УЧИТЕЛЬ. Ну, так и прыгайте. Только не теребите госпожу Анжелу. Или вам без этого хуже? Завидуете? Тоже мне - труженики.

УБОРЩИЦА. Знаешь что? Тебе, конечно, известно, кто такой Коперник, но в остальном ты однозначно заговариваешься.

Внезапно в помещение входит управдом - мужчина не старый, но внешне основательный. Хотя и без особого блеска ума в глазах. Оглядывается вокруг.

УПРАВДОМ. Я гляжу, что у вас тут терпимо.

КУХАРКА. У нас тут хорошо. По крайней мере, для того, чтобы мы передохнули минутку от своих честных трудов. Вот как сейчас.

УПРАВДОМ. Для вас это считается подарком. Тем более, что вы работаете на такую славную женщину, как госпожа Анжела.

ГОРНИЧНАЯ. Мы это знаем. И стараемся исключительно для нее, и ее сына. Честно говоря, мы потому такие способные, что они такие умные, красивые и деловые.

УПРАВДОМ. Вы еще забыли добавить находчивые, сообразительные, изобретательные, оригинальные и любимые Богом.

УЧИТЕЛЬ. Обязательно добавим. И будем благодарны вам, если вы добавите и другие уместные слова.

УПРАВДОМ. Я это сделаю. Но сейчас важно, чтобы вы не спали, а работали.

УБОРЩИЦА. Уже работаем, господин. Именно поэтому, если кто-то увидит неубранное, немедленно скажите мне. Я это дело исправлю.

УПРАВДОМ. И помните - если вы не обидите Анжелу, вам воздастся сторицей. Сто процентов.

Управдом еще раз окидывает пространство строгим взглядом, и выходит. Все моментально расслабляются.

КУХАРКА. Идиот. Причем, такой же, как хозяйка, но другого пола. А в остальном - разницы никакой.

УЧИТЕЛЬ. Зря вы так, уважаемая. Зря.

УБОРЩИЦА. А тебя никто и не спрашивает, топинамбур ты переделанный. В общем, точно такой же дефективный плод, как и те, что привозят сюда. Так что лучше молчи, когда говорят нормальные люди. А не дура и придурок.

Все радостно улыбаются друг другу. Кислинка есть только на лице Учителя.




5.


Зал в доме Анжелы. Соответствующая мебель. Из людей присутствуют только Анжела и Антон. То сидят, то ходят. В общем, мать разговаривает с сыном.

АНЖЕЛА. А еще на тебя поступают жалобы. Не от кого-то конкретно, а вообще. То ты над соседними девочками смеялся. То во время занятий кабинет изуродовал. Напугал лошадь - да так, что ее продать не сумели. Устроил экзамен для уборщицы. В кофе насыпал соли. Я сама пробовала - гадость. Пол в коридоре намазал клеем - вообще идиотизм. И еще целая куча мелочей - то есть, все как бы незначительное, но отвратительное. Что скажешь?

АНТОН. Ерунда. Типичная неправда домашней прислуги, которая врет лишь для того, чтобы быть живой.

АНЖЕЛА. Я понимаю - так тебе удобнее и веселее. Как минимум - смешнее. Хотя нужно быть совсем другим - честным, порядочным и справедливым. И вести себя без обмана, открыто и умно. То есть, не так, как ты привык, а по-человечески.

АНТОН. Так я не спорю. Ну, бывают у меня шутки, а иногда и прибаутки. И не для того, чтобы самому приколоться, а для того, чтобы на людей посмотреть, обнаружить их реакцию, увидеть поведение. Вот и вся потеха. Большего - извини - не могу, и не умею. Мне, все-таки, не 10 лет.

АНЖЕЛА. Ничего. Возраст изменится. Главное, чтобы с ним - а заодно и со мной - изменился и ты. Конечно, в позитивную сторону.

АНТОН. Если честно разобраться, то я и сейчас не плохой. Гусей на озере покормил. От наших собак отогнал чужих - хотя последние и обещали меня покусать. С почтальоном поздоровался. И "здравствуйте" - между прочим - говорю всем, кто дома шуршит. И мне иногда отвечают тем же. Только ты всегда молчишь.

АНЖЕЛА. А ты меня не воспитывай. Я не обязана с тобой всегда здороваться и провожать тебя частыми поклонами. Мы вообще-то родные. Мать и сын. Так что бери с меня пример, и все у тебя будет ОК. Обещаешь?

АНТОН. Однозначно. И кстати, я вообще никому не вру. Не умею. И не хочу. А если что и получается не идеально - так это потому, что я маленький. А ты орешь на меня, как на большого.

АНЖЕЛА. Ну, извини. Я тоже веду себя только так, как умею. В общем, подражай матери, и всегда будешь молодцом.

АНТОН. Я стараюсь.

АНЖЕЛА. Тогда все в порядке. А эту беседу считай воспитательным моментом.

АНТОН. Я считаю.

АНЖЕЛА. Так делай и впредь. А я пошла. Дела, однако.

Анжела выходит из зала. Антон усаживается на ее место, и невольно копирует мать - и жестами, и голосом.

АНТОН. Кабинет изуродовал... Напугал лошадь - да так, что ее продать не сумели...Да что они понимают в моих действиях? Ничего. Ну и ладно. А лошадь еще свое дополучит - причем так, что не захочет и с ног подниматься. Вот тогда честных мам и наслушаемся. Только пусть не забывает: я взрослею, а она - неизвестно.




6.


Комната в доме Анжелы. Именно здесь Антон готовится к школе в настоящее время. Учитель рассказывает ему об иллюзиях.

УЧИТЕЛЬ. Теперь перед нашим вниманием оказывается слово "иллюзия". Простое и сложное одновременно. Простой вариант трактуется, например, как то, чего нет. Ну, знаешь, когда в пустыне видят мираж, разговаривают с нереальными инопланетянами, трахаются с несуществующим партнером, ворованное берут, как свое, и еще куча подобного.

АНТОН. Представить могу. Хотя, ну его в баню такое представлять. Можно и крышей совсем тронуться.

УЧИТЕЛЬ. Правильно соображаешь. Но, к сожалению, тебя не слышит тотальное большинство людей в этом мире. Они заводят семью, покупают машины, жарят курицу, летают на самолетах, и вообще - чувствуют себя превосходно лишь потому, что не знают: ничего известного им нет. То есть, что-то, возможно, есть, но оно совсем другое. Дурацкого вида. Неясной сути. Иного назначения. В принципе, я бы продолжил этот список, если бы не придумал его почти сам. В смысле, настоящая длина, суть каждого пункта и тому подобные детали мне не известны. Пардон.

АНТОН. Нехилый поворот. Выходит, что моя клюшка - это совсем не клюшка?

УЧИТЕЛЬ. Запросто. Ты же гоняешь ею шайбу, а не выпалываешь сорняки. Пуляешь мяч, а не отпугиваешь ворон. Даже не запускаешь в воздух, хотя осталось только приделать крылья. Хвост уже есть.

АНТОН. Ничего себе клюшка... Но тогда выходит, что колбаса, соседи, ракета, субмарина, проститутки и прочие спортсмены - это все не то, как называется. И используется совсем не так, как это делают типчики с обложек. Да?

УЧИТЕЛЬ. Да. Но главный прикол в том, что можно называть любое слово - да хоть и всю энциклопедию - а текст будет лишь тем, что придумали человеки. Что оно есть на самом деле - Бог его знает. То бишь, все - иллюзия. Так сказать, сложное значение.

АНТОН. И все в этом живут? Обманутые с самого рождения?

УЧИТЕЛЬ. Увы. При этом лишь совсем некоторые пытаются избавиться от этого всеобщего палива. Что у них из этого получается - не знаю. Потому что эти товарищи трудятся не ради себя.

АНТОН. Типа, как вы?

УЧИТЕЛЬ. Не понял?

АНТОН. Ну, вы же учите не себя, а меня. Причем, таким вещам, за которые в школе вряд ли поставят "отлично". Значит, вы, таким образом, стремитесь избавиться от обмана.

УЧИТЕЛЬ. Звучит симпатично. Но не соответствует действительности. Ведь остальное время я кормлю себя и свою семью. Как умею.

АНТОН. Но я же не про остальное время говорю, а про сейчас. А именно сейчас вы похожи на того, каким должен вырасти я. Однозначно.

УЧИТЕЛЬ. Если вникнуть, то я с этой тирады не должен ничему учить тебя, а ты - меня. Но, к счастью, это всего лишь каламбур, и моя зарплата предназначена мне. Пускай это будет иллюзией, но она у меня иногда превращается в деньги. Так что - аминь. Тем более, что урок на этом закончен. Но ты не думай, что он не существует. Мои слова настоящие.

АНТОН. Спасибо. Настоящее.

Антон кланяется Учителю, Учитель кланяется Антону. Занятие окончено.




7.


Частный спортзал - из тех, в которых занимаются не те, кому надо, а те, кому хочется и есть за что. Сейчас там шевелятся две барышни - Анжела и ее знакомая. Обе находятся рядом с атрибутами (гантели, блины, бумеранги, томагавки, прочее), и под негромкую ритмичную музыку исполняют смесь аэробики с чем-то.

АНЖЕЛА. Это что. Вот если взять моего Антона - я имею в виду сына - так он вообще умница, честный, смышленый и скоро супермен. Весь в маму. А что будет дальше, мне даже представить сложно.

ЗНАКОМАЯ. Ой, да ладно тебе хохмить. Ты же сама знаешь - именно будущие авантюристы вначале прикидываются паиньками. У тебя что - такой растет?

АНЖЕЛА. Сама иди к психиатру. А мой сын - хороший. И никогда не будет даже крохотным жуликом. Ему незачем.

ЗНАКОМАЯ. Впрочем, каюсь. И соглашаюсь с тем, что ты видишь в своем отпрыске шоколадку. Белую, конечно. Ибо, в отличие от типичных родителей гангстеров, ты не кашляешь на своего мальчика. И вчера, и сегодня, и завтра. Потому что в твоих планах не только ты, а еще и он.

АНЖЕЛА. А вот здесь ты целишься пальцем в небо. И тупо промахиваешься. Я, дорогая моя, планирую не только себя, или себя и сына. Я планирую город.

ЗНАКОМАЯ. Как это?

АНЖЕЛА. Элементарно, Ватсон. Мои люди строят дома, убирают мусор, издают литературу, а скоро соорудят современный колледж и приютят у меня в подвале крутую секту. Разве этого мало? Да без моей помощи этот город давно превратился бы в село.

ЗНАКОМАЯ. Что да - то да. Если бы не твои усилия, город бы уже засох. С одной стороны. А с другой - мог растолстеть мобилками, жирными клипами и новыми аптеками. Но у нас - слава Аллаху - все наоборот. И сын твой растет не кем-то, а моральным красавцем. Ура ему и его родительнице. Тем более, что мне - ты уж, прости - пора бежать дальше. Ровно по серединке города. Так что бывай, спортсменка. То есть - спортвуменка.

АНЖЕЛА. Пока.

Знакомая оставляет предметы, с которыми музыкально двигалась, и покидает спортзал. Анжела кладет на пол свои снаряды и поднимает томагавки. Когда же она отрывает от них взгляд, то снова видит троих монахов. Все кланяются. Первый делает шаг вперед.

ГЛАВНЫЙ МОНАХ. Госпожа Анжела, здравствуйте. Мы счастливы сообщить вам, что ваш Антон снова подрос до 14 лет - и опять принесен в жертву. Теперь вас ожидает счастье. Радуйтесь.

АНЖЕЛА. Идиот!

Анжела бросает в монаха оба томагавка. Но топорики ударяются в стену (втыкаются?), а монахи быстро исчезают. Анжела медленно опускается на пол. Сразу видно, что она устала.

АНЖЕЛА. Господи, ну когда же я проснусь?..




8.


Лесная поляна. Антон собирает хворост и веточки для костра. Собранное складывает в центре поляны. Наконец поджигает сложенное. Огонь сразу же включается в дело - скоро костер активно горит и при этом весло гудит. Антон движется вокруг огня и талдычит импровизированную молитву - о том, чтобы все в мире было за него. А что против - пускай убирается прочь.

АНТОН. Господи, ты меня слышишь?
Боже, ты знаешь мальчишку?
И все зажигает в тебе -
ракета и жалкая шишка.
А тот, кто растет из нас,
как правило, не понимает,
что газ - это вовсе не глаз,
а то, что горит и пугает.
И тот человек-капкан,
который созрел из ребенка,
привык, что вокруг обман -
коровка, собачка, воронка...
Но я не хочу туфты,
ловушки и прочей стружки.
Поэтому - только ты
и только родные игрушки,
и все, что живет для меня,
пускай ублажает свой разум.
А все, что не любит огня -
легко обжигается сразу.
И мысли, одна за одной,
на лошади, или в машине
свободны ласкаться со мной.
Кто против - те трупы отныне.
И каждый здоровый мужик
слабеет над той, кто плачет.
Я тоже такой, но "вжик"
в моем словаре не пашет!..
Поэтому все, что ты пишешь,
читай, словно жизнь - книжка.
Господи, ты меня слышишь?
Боже, ты знаешь мальчишку?..

Костер как бы подыгрывает словам Антона - ритмично то гаснет, то вспыхивает. Такая выходит природная цветомузыка. Но к последним словам "молитвы" из леса появляется Учитель. Ему не нравится то, что Антон прыгает вокруг запрещенного костра.

УЧИТЕЛЬ. Стой - раз-два. Что означают этот огонь и твои шаманские песнопения вокруг него?

АНТОН. Ничего плохого, господин Учитель. Это я просто играю в защиту бизнеса мамы Анжелы. Как умею, и как получается.

УЧИТЕЛЬ. Это правильно. Но костер все равно запрещен. Так что я его аннулирую. Немедленно.

Учитель решительно направляется к костру и тушит огонь ногами. Но в какой-то момент он оступается и обжигается. Хватается за ногу и орет благим матом. Антон хихикает.




9.


Подвал дома Анжелы. Несколько сектантов во главе с Эзотериком наводят порядок. Ждут первого визита Анжелы. Кстати, с ней может быть и Антон. А пока что все шуршат и что-то делают. Эзотерик типа общается с некоторыми предметами и даже с некоторыми стихиями.

ЭЗОТЕРИК. Ты, предмет, слушайся всех, но подчиняйся только мне. А ты бери пример со своего родственника, но находи смысл в моих словах. А когда найдешь, исполняй только мою волю, даже если я о ней лишь догадываюсь. Но, поскольку я желаю себе благополучия, а другим - соответствия с моими запросами и требованиями, исполняй желания меня. В этом случае твоя жизнь сможет продолжаться. Разумеется, если стихия воздуха будет не против поддержать твое дыхание в созвучии с моим - живым и благонадежным. Так что все, кто меня слышит, продолжайте обращать внимание на мои решения. А я буду всегда за себя и за вас, мои союзники. Действуйте. Действуйте. Действуйте. Ну, что там у нас? Помещение готово?

СЕКТАНТ 1. Готово. Ждем госпожу Анжелу и ваших распоряжений.

ЭЗОТЕРИК. Это хорошо. Я так думаю потому, что Анжела и ее наследник вот-вот появятся. Даже возможно, что уже входят.

В подвал входят Анжела и Антон. С любопытством оглядывают помещение. По Анжеле заметно, что увиденное ее устраивает. По Антону не видно ничего. Кстати, при появлении в подвале этой пары, все присутствующие сектанты (количество произвольно) опускаются на колени. Эзотерик стоит на одном колене.

АНЖЕЛА. Достаточно, господа. Встаньте. И считайте, что мы приятно впечатлены.

АНТОН. Особенно я. Потому что в этом подвале не был почти ни разу. А тут, оказывается, вполне прилично. Даже с рогаткой не стыдно баловаться.

АНЖЕЛА. Антон, оставь свои шуточки снаружи. А вы, Кирилл, пойдите ближе.

ЭЗОТЕРИК. Слушаю вас, госпожа.

АНЖЕЛА. Значит, к вам две просьбы. Они же требования. Произношу их публично - чтобы об этом знали не только вы. Итак, первое. О нашей предыдущей встрече никто не говорит и не вспоминает.

ЭЗОТЕРИК. Уже делается.

АНЖЕЛА. Поздравляю с оперативностью. Второе. Своей обычной жизнью секта живет так, как считаете нужным вы. Но иногда - когда считаю нужным я - выполняются отдельные обряды, ритуалы, невинные жертвоприношения и прочая ерунда, которая стукнет в мою голову. Само собой, вы ничего не платите за это, но также не платите и за остальное время. Просто живете и работаете. Такое бытие устраивает?

ЭЗОТЕРИК. Вполне.

Внезапно гаснет одна из больших горящих свечей. Оказывается, пока Анжела и Эзотерик беседовали, Антон достал из кармана рогатку, определил цель и метким выстрелом поразил ее. Сектанты озадачены ситуацией.

АНЖЕЛА. Антон, перестань! Здесь не место для развлечений!

Антон усаживается на алтарь - невысокое сооружение такой формы, что на нем может спокойно лежать взрослый человек. Практически сразу из рогатки он гасит еще одну свечу. В любом месте. Сектанты в шоке.

АНТОН. Мама, хватит изображать из себя богоматерь. Все и так прекрасно знают, что ты пришла насладиться новым порядком. Ну, насладись. Порядок есть. Это признаю даже я. А то, что слегка балуюсь - извините. Ребенок. Но даже будучи ребенком, я понимаю - в чем сейчас главная проблема этой, так сказать, секты.

АНЖЕЛА. И в чем же?

Антон - выстрелом из рогатки - гасит главную свечу. Секта переходит из шока в нечто еще более неожиданное.

АНТОН. Конечно, в названии! И я - своими действиями - предлагаю хорошее: меткость!

Все молчат. И этим подтверждают, что Антон своими выстрелами и словами попал в суть проблемы. Но возразить ему не решаются, а подтверждать боятся.




ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ


1.


Съемочный павильон. Завершается съемка программы. Традиционно за столом находятся Ведущий, Эксперт и Участница. Сейчас телевизионщики прощаются с гостьей.

ВЕДУЩИЙ. Теперь понимаете, уважаемая? Не все так страшно, как вам кажется. А при нормальном желании можно преодолеть любую проблему.

ЭКСПЕРТ. Но вы не думайте, что мы обходимся одними словами. Обычно это не так. И сейчас не так. Вот вам волшебная папка, а внутри бумаги, на которых зафиксирован каждый мой пример, каждое ваше возражение, и каждое его опровержение. Более того - там есть многое из того, чего мы даже не затронули. Короче, это клад, который вы получаете без помощи лопаты.

УЧАСТНИЦА. Спасибо. Честно говоря, под вашим напором я почти ничего не поняла. Но чувствую - когда я спокойно прочитаю эту папку - у меня обязательно появятся ответы на любые вопросы, и тогда я преодолею свою бедность.

ВЕДУЩИЙ. Однозначно, да. Потому что еще никто не жаловался на наш подарок. Не упрекала в нем тоже ни одна душа. Значит, считайте, что вам повезло! И смело реагируйте на наши жесты.

Ведущий хлопает участницу ниже спины сзади, намекая на то, что последняя теперь может покидать стол. Но та не врубается. Тогда жест ведущего повторяет Эксперт.

УЧАСТНИЦА. Ой! Чего это вы? Я же больше ни на что не жаловалась.

ВЕДУЩИЙ. Это мы просто намекаем вам - до свидания. Теперь слышнее?

УЧАСТНИЦА. Простите пожалуйста. Это я просто - ошарашенная вами - совсем растерялась. Но теперь все понимаю. До свидания.

ВЕДУЩИЙ. Прощайте, дорогая. К сожалению, мы тоже скоро будем вынуждены повторить ваши слова - для наших зрителей. Но сначала мы обязаны всем красивый финал. Смотрите!




2.


Комната, где общаются Анжела и Докладчик. Происходит типичный контакт, хотя Анжеле уже изрядно за 35, а возраст Антона приближается к 14 годам.

АНЖЕЛА. Теперь запиши так называемую помощь. Первое - шаг навстречу барыге. Ну, тут твои парни пускай сообразят сами. Скорей всего, дело обойдется ящиком водки, но мне интересно, чтобы курьеры додумались сами. Сделаешь?

ДОКЛАДЧИК. Да.

АНЖЕЛА. Второе. Тут у нас вопрос касается бывшего сквера в центре, и нынешней новостройки. Я имею информацию, что люди недовольны тем, что получается. Особенно тем фактом, что строим не мы. Так что активируем участие во всех видах протеста и - если нужно - материально помогаем тамошним обывателям. Пока стройка не остановится и не сдохнет. В результате чего территория сквера достанется нам дешевле, чем могла бы. Такой вариант годится?

ДОКЛАДЧИК. Да.

АНЖЕЛА. Третье. Как бы приятное. Пускай толковые хлопцы займутся озером в центре города. Организуют культурный пляж, построят нормальную лодочную базу, придумают что-нибудь оригинальное. Разумеется, все услуги нужно планировать платными, но цены поначалу установите демократические. Доступные даже дураку. Повысим потом. А пока что мы, таким образом, захватим то, чего никто не успел до нас.

Звонит телефон.

АНЖЕЛА. Отвечай.

Докладчик снимает трубку, представляется, слушает, затем говорит "Спасибо" и кладет трубку.

ДОКЛАДЧИК. Звонили из колледжа и сообщили, что Антон опять зарисовался.

АНЖЕЛА. Каким образом?

ДОКЛАДЧИК. Традиционным. Вместо урока природоведения он увел свой класс на озеро - то самое, о котором вы говорили. И вот пока ребята общаются с лягушками, мальчик исчез. Вместе с девочкой Алисой.

АНЖЕЛА. Ясно. Что ж, с одной стороны, он - молодец. В этом лодыре иногда шевелится мужское начало. Но с другой стороны - опять эта Алиса. Оно, конечно, типа пора - сыну на днях стукнет уже 14 лет. Но эта юная кулиса мне порядком надоела. Короче, у нас появляется новая задача. Пусть эта Алиса хоть трижды симпатичная, я должна знать о ней все. И о ее родителях тоже. В конце концов, мы строили колледж не для тупых и бедных. Кстати, узнай - какой штраф мы должны за Антона, и отсчитай сам. Можешь даже добавить несколько процентов - на благотворительность. То есть, на унижение заведения. А насчет озера у меня внезапно возникла мысль. Там где-то имеется старая, но довольно симпатичная беседка. Так пускай твои труженики добавят еще десяток таких же. Но, конечно, новых и обязательно с топчанами - для сексуально озабоченных. Запомнишь?

ДОКЛАДЧИК. Уже делаем. Только места для них выберете вы, или как?

АНЖЕЛА. Решай сам. В этом смысле я тебе доверяю. Все. Ты свободен. И уходя, скажи там, чтобы мне сделали кофе.

Докладчик вкидывает несколько листков в свою папку, захлопывает ее и уходит. Анжела откидывается на стуле. Расслабляется.




3.


Беседка рядом с озером. Природа приятна. Человеческая атмосфера еще симпатичнее. Тихо играет радиоприемник. Внутри беседки находятся Антон и симпатичная девочка Алиса.

АНТОН. А ты посмотри вокруг, а не только на меня. Деревья настоящие. Озеро между ними прекрасное и спокойное. Даже птички плавают по нему умиротворенные. А чтобы правильно описать то, что находится рядом с нами, у меня даже слов нет.

АЛИСА. Ну и надо. Один умный взгляд на тебя заменяет мне все словари мира. Что - бестолково? Или вызывающее?

АНТОН. Терпимо. А поскольку я себя где-то так и чувствую, то стиль мне кажется даже откровенным. Что - нет?

АЛИСА. Считай, что да. И поскольку у такого стиля есть свои правила, то давай первым выполняй их. Говори чистую правду о твоем отношении ко мне. Хотя бы в одном предложении.

АНТОН. Не хило. Прости, это я еще не по правилам. А если по ним, то скажу так. Я люблю тебя. И больше никого. Теперь ты - но честно.

АЛИСА. Ловко ты перевернул. Хотя, от настоящих слов и не убежал. Хорошо. Я говорю тебе единственному. Я тоже люблю тебя. Но. Мне также очень нравится твое наследство. И не потому, что я от рождения жадина, а просто так живут все. Особенно, современные девочки. А я от них - по крайней мере, анатомически - не отличаюсь ничем. Вот теперь и у меня все. Делай, что хочешь. Кроме недозволенного, конечно.

Антон мгновение смотрит Алисе в лицо, затем медленно целует ее в губы. Алиса вначале намеревается сопротивляться. Но внезапно передумывает. Руками не спеша притягивает Антона к себе и отвечает ему - поцелуем на поцелуй. Все происходит довольно быстро, хотя молодежи кажется, что их действия длятся вечность. Наконец целование прекращается. Антон и Алиса слегка смущены.

АЛИСА. Вот такое у нас классное приключение. Во всех смыслах. Ну что - пойдем к обществу?

АНТОН. А твое действие?

АЛИСА. А ты что не заметил, как я тебе ответила?

АНТОН. Заметил. Но это был экспромт. Потому что недозволенное - это к слову - у меня тоже есть.

АЛИСА. Интересно, и что это?

АНТОН. Давай сейчас не будем разговаривать на левые темы. Просто сделай свое настоящее дело - и баста.

АЛИСА. Договорились. Но разговаривать мы все-таки будем. Потому что я хочу сказать - тебя собираются убить.

АНТОН. Ого. Твои слова действуют круче моего поцелуя. И кто же? За что?

АЛИСА. Как жертву. В день рождения. Родная мать. Ясное дело, она мне об этом не рассказывала. Но я уверена, что это правда.

АНТОН. Солнышко мое. Я такое слышу с разных сторон уже более 10 лет. И каждый раз сроки проходят мимо и откуда-то возникают новые подробности. Надоело. Не хочу. А сейчас, я - честно говоря - рассчитывал на еще один поцелуй, но ты взамен решила сыграть мне долгоиграющий абсурд. Ладно, проехали.

АЛИСА. Слушай, оттого, что ты называешь это этим, абсурд не перестает быть абсурдом. Хотя бы потому, что люди живут в нем. Постоянно. Дальше - что?..

Пара молчит. Антон не знает, что ответить девочке. А Алиса ждет ответа от того, кто его не знает. Вроде смешно. Ну и что?




4.


У двери квартиры барыги. Со стороны лестничной площадки стоит два сотрудника Докладчика. Между ними на полу находится ящик водки. Открывающиеся двери освещают пространство. Открывает барыга.

БАРЫГА. Кто здесь? А то мне в глазок не видно. Все как-то мутно. Вас двое? Вы от кого?

СОТРУДНИК 1. Мы от госпожи Анжелы. Она узнала, что у вас возможны проблемы, и послала нас помочь. Мы помогаем.

БРОДЯГА. Как это? Чем?

СОТРУДНИК 2. Тем, что надо. Целым ящиком. Причем, обратите внимание - бесплатно. Лишь бы вы помнили доброту госпожи Анжелы.

БРОДЯГА. Водяра, что ли? Ни хрена себе - ящик притащили. На шару. Ох, нутром чую неспроста это. Неспроста. А, кстати, ваша госпожа на наш сквер глазик не положила?

СОТРУДНИК 1. На какой сквер? На центральный? Но там же сейчас все наоборот. Вместо деревьев торчат краны. Вместо кустов в землю влезли котлованы. Вместо скамеек шляются с понтом строители. Ну, вы понимаете.

СОТРУДНИК 2. Именно поэтому госпожа Анжела против этой новостройки. И реально поддерживает каждого, кто поддерживает ее. Так что, если у вас есть знакомые среди протестующих, обязательно расскажите им о ней.

БАРЫГА. Знакомые? Есть, конечно. Можно сказать, конкретные кореши. Только вы знаете что? Названивать им я не буду.

СОТРУДНИК 1. Почему? Вам это может пригодиться.

БАРЫГА. Потому что они сами сегодня надрывали телефон. И, между прочим, за эту стройку. Благо им пообещали реальную жилплощадь за реальные бабки. Недорогой вариант. Потому что эксклюзив. И они об этом знают. А теперь знаю и я. Так что хватайте вашу водяру и поскорее дергайте отсюда.

СОТРУДНИК 2. Но все же бесплатно. На шару!

БАРЫГА. А я завязал. И больше спиртного не бухаю. Не хочу. Именно поэтому советую - не суйтесь с вашим ящиком под тамошние палатки и транспаранты. А то и водку проглотят, и вас попользуют. А если еще и госпожа подвернется, то зарплату вы точно потеряете. Потому что ей понравятся другие работники! Хи-хи-хи!

СОТРУДНИК 1. Бред какой-то. Что нам теперь - этот ящик на улице раздавать? Даром? Еще придурками посчитают.

СОТРУДНИК 2. А может подвезти это к новостройке, и там на месте разобраться?

СОТРУДНИК 1. Что-то меня ломает такая инициатива. Да и морду лечить не хочется. Не говорю уже про остальные органы.

СОТРУДНИК 2. Тогда самый простой вариант. Тащим бухло ко мне на дачу, и там со всеми проблемами втихую разбираемся.

СОТРУДНИК 1. Согласен.

БРОДЯГА. В натуре! Бухайте сами и будете свободными! А мы останемся трезвыми! Хи-хи-хи!

Сотрудники берут ящик водки, и уходят с ним по лестничному пролету.




5.


Анжела в комнате (возможно, в той, где происходит ее общение с Докладчиком) своего дома сидит и листает книгу, вроде амбарной. Возможно, ищет ответы на вопросы, которые ее беспокоят. Что-то найдя, читает. Неожиданно в комнату влетает взволнованный Антон.

АНТОН. Мама!

АНЖЕЛА. Что?

АНТОН. Мама!

АНЖЕЛА. Ну, что? Я слушаю тебя.

АНТОН. Это случилось. Не знаю как, почему и зачем. Но это произошло. Похоже на судьбу отца, но случилось раньше. Я в шоке.

АНЖЕЛА. Да о чем ты, в конце концов, паришь? Ты можешь сказать это нормально, внятно, по-человечески.

АНТОН. Алиса погибла!

АНЖЕЛА. О, Господи. Ну, ты, конечно, принес новость. Козырнее даже я не откопаю. А как это случилось? Если ты не бредишь.

АНТОН. Обыкновенно. Дорога, машина, девчонка, поворот, и бац - труп. Сразу и бесповоротно. Была, и нет.

АНЖЕЛА. В смысле - авария? А ты откуда знаешь?

АНТОН. У нее дома сказали. Там тоже все в шоке. Жили, планировали, что-то намечали в мозгу, с кем-то договаривались на перспективу, а теперь приходится посторонних в дом не пускать. Не до вас, мол, сейчас. И своих проблем навалом.

АНЖЕЛА. Однако. Успешные бизнесмены - источник серьезной информации. Понимаю. Все понимаю. И всех. Особенно, тебя. Но ты не впадай в панику и в подобные глюки. Такое бывает со всеми. И когда данная нелепость происходит, остается только ее пережить. А ты сильнее прочих должен вдобавок учитывать происходящую вокруг обстановку. Потому что тебе послезавтра исполняется 14 лет. Вот отпразднуем эту дату, и можешь спокойно хоронить свою девочку. И, кстати, пора уже прекратить ложь о жертве и прочих поражениях. Лично мне это надоело. Гораздо приличнее будет, если ты станешь сам грустить и скорбить. Я просто этого не смогу.

АНТОН. Почему?

АНЖЕЛА. Что-то случилось, и меня резко перестают в городе уважать. Между прочим, в том самом городе, который я убираю, строю и двигаю в будущее. И даже - по-своему - люблю. Потому что главная задача меня и всех живых - помогать другим. Тем более тем, кого уже нет. Так что я тебя сейчас трогать не буду, но и ты не отвлекай меня. Ладно?

АНТОН. У меня все равно нет других вариантов. Так что ты работай. А я подумаю, как жить. Извини за беспокойство.

АНЖЕЛА. Ой, да хватит тебе изображать обиду на весь мир. Что случилось - то случилось. И ты это учти. Но живи так, словно нигде не произошло ничего. Потому что вы теперь в разных мирах, и у вас - у каждого - свои заботы. Понимаешь?

АНТОН. Наверное. В любом случае - спасибо. И еще раз прости. Я пошел.

Антон выходит из комнаты. Анжела захлопывает книгу.

АНЖЕЛА. Черт побери, не нравится мне это ДТП. Значит, нужно все выяснить, и учесть то, о чем не думает Антон.

Анжела встает и выходит из комнаты.




6.


Отдельный крематорий семьи Алисы. Гроб с Алисой стоит на самом видном месте - и в нем видна прекрасная девочка. Перед гробом, на коленях, стоит Антон. Не исключено, что он плачет.

АНТОН. Алиса, солнышко мое. Звезда, благодаря которой последние годы были светлы. И не потому, что техника такая навороченная, а потому что душа такая живая. Была...Я, конечно, успел сказать тебе, что люблю тебя. Но всего один раз. А нужно было повторять это каждую минуту и каждый день! От самого момента рождения меня. А то и раньше - на секунду, на тысячу лет - неважно! - лишь бы ты знала, что в этом мире однажды появится человек, который от тебя без ума. Был, есть и будет. А я вместо этого прикалывался, ошибался, слушал сказки об иллюзиях... А может и не сказки. В любом случае, вел себя неправильно, а то и нагло. Кричал не ради кого-то, а ради себя лично. Хотя люблю тебя - больше, чем себя. Больше, чем что-либо. Больше, чем все.

АЛИСА. (садится в гробу) Я тоже тебя люблю больше, чем все.

Антон смотрит на Алису. Сначала он не понимает, что происходит, затем резко опускается на пятую точку - хотя это и неудобно. Просто он уже привык к тому, что Алиса мертва, и вдруг видит ее живой. Иллюзия? Абсурд? Любовь?

АНТОН. А. А-а-а...

АЛИСА. Я понимаю. То, что ты видишь, выглядит непривычно. Но, выслушав тебя, я осознала - теперь для меня нет незаконного. Конечно, если действуешь ты. И если это произойдет не здесь.

АНТОН. Я не-не понимаю. Ты жива? Я за-за-заикаюсь?

АЛИСА. Есть немного. Но это скоро пройдет. Еще быстрее, чем моя мистификация.

АНТОН. Но по-почему? В смысле, за-зачем?

АЛИСА. Ну... Я просто не придумала другого способа отвлечь тебя. Кстати, мои родители в курсе этой фантазии - и ничего не имеют против. А это означает, что ты им симпатичен. Но живой.

АНТОН. Ни фига себе шуточка. Я же мог с ума съехать, а у тебя - получается - даже царапины нет. Только грим.

АЛИСА. Я, между прочим, тоже могла съехать. И если бы ты параллельно пролежал в гробу несколько часов, из нас бы вышла уникальная пара. А что? Если бы мы испытали уход в смерть и возвращение к жизни, то неизвестно, что в итоге получилось бы. А так мир вроде бы висит на месте. Я живая. Ты живой. И скажу больше - через какой-то с копейками час именинник получит право на секс со мной.

АНТОН. Я?

АЛИСА. И больше никто. Потому что - повторяюсь - я люблю тебя.

АНТОН. Господи, если бы я знал, что это выдумка, все пошло бы иначе. И кто его знает - теперь я не удивляюсь ничему - мы могли бы не встретиться. И я не сказал бы тебе, что я люблю тебя. Каждую секунду. Каждый микрон каждым миллиметром. Но мы встретились. И я говорю: я люблю тебя.

АЛИСА. Пока хватит. А то я не вижу, как твои слова воплощаются в действия. Да и крематорий - не эротичное место. Но поцеловать меня здесь я разрешаю. Тебе. Если, конечно, твои уши слышат мой голос.

Алиса смотрит на Антона. Тот несколько мгновений вопросительно пялится на любимую. Затем резко вскакивает на ноги, и приближается к гробу Алисы. Алиса обнимает Антона. Поцелуй.




7.


Подвал дома Анжелы (место расположения секты). Поздний вечер. Почти ночь. Но сейчас все с нетерпением ждут Антона - именно потому, что его еще больше ждет Анжела. Благо через некоторое время завершается его день рождения. Но найти парня никто не может.

АНЖЕЛА. Это самое большое издевательство в моей жизни. Долгие годы я готовилась к дурацкой процедуре, но через несколько минут все пойдет насмарку. И мне придется заново искать смысл себя. Зачем? Почему? Какого черта?

В подвале появляется сектант-поисковик. Сразу направляется к Анжеле.

СЕКТАНТ. Разрешите?

АНЖЕЛА. Давай. Только быстро.

СЕКТАНТ. Госпожа. Случилось непредвиденное. Буквально десять минут назад из крематория своей семьи исчезла Алиса. Теперь никто не может найти не только Антона, но и ее. Кстати, родители данной девочки беспокойства не проявляют.

Анжела смеется.

АНЖЕЛА. Я так и думала! Никому не говорила, но сама чувствовала, что эта Алиса возникла не спроста. А теперь она не спроста пропала. И все потому, что эта тварь жива. Вот почему я не добыла никакой конкретной информации. Вот почему ее похороны состоялись именно сегодня. Вот почему нигде нет моего Антона. Они вместе!

К Анжеле подходит эзотерик.

ЭЗОТЕРИК. Госпожа Анжела, полночь наступила несколько секунд назад. И не хочу вас обманывать, но запланированное вами жертвоприношение утеряло смысл. Теперь может состояться не влияние на стихии и их волю, а обыкновенное убийство. Моя секста в этом акте участия не принимает. Поэтому мы уходим. А насколько - решать вам.

АНЖЕЛА. Да валите вы все! Да! И чтобы я твоей рожи больше не видела никогда!

Эзотерик кланяется Анжеле, и молча идет на выход. Сектанты выходят из помещения следом за ним. Параллельно в подвал вбегает еще один посыльный. Он удивительно смотрит на уходящих сектантов, но все же вручает Анжеле сложенную бумажку. Затем присоединяется к уходящим и покидает подвал. Анжела остается с несколькими ответственными перед ней сотрудниками. Разворачивает записку. Читает вслух.

АНЖЕЛА. "Прости, мама. Но ложь возвращается пустотой. Антон". Скотина! Тунеядец! Сексоман! Богохульник! Господи, когда же я проснусь?..

Закинув голову вверх, Анжела смотрит в потолок подвала. И внезапно падает на алтарь - спиной. Почти плашмя. Парни моментально бросаются к ней, но хозяйка не встает - так, словно игнорирует усилия помощников. Парни, мягко говоря, растеряны.

ПАРЕНЬ. Блин побери, она жива! Но парализована! Ее надо срочно к медику! Или врача нужно срочно сюда! Я не знаю!

Парни озадаченно смотрят друг на друга. Тишина. Анжела лежит спиной на алтаре и улыбается. Жертва как бы принесена. Только кому от этого польза?




8.


Антон и Алиса идут по широкой дороге. Сущность дороги может быть любой: сельская колея, лесная тропа, городская улица, высохшее русло, пустынная трасса, взлетная полоса... Главное, чтобы это место выглядело симпатично и имело в себе некоторый момент нереальности. То есть, должно возникать такое ощущение, словно дорога существует не всегда в нашем мире.

АНТОН. В общем, ты оказалась права. Мать собиралась меня сковырнуть и получить за это какие-то бонусы от потусторонних сил. Но в итоге меня не нашли, сектанты смылись, а сама Анжела батьковна получила мою записку, грохнулась на алтарь и оказалась парализована. Мда... Тамошние парни пытались ей помочь, но не смогли. Медики тоже позитивных перспектив не обнаружили. Зато не нашли они и отрицательных. Хорошие средства на покой больной и ее квалифицированное лечение гарантированы. Разумеется, молодцами и умницами.

АЛИСА. Слушай, а где мы?

АНТОН. Какая разница?

АЛИСА. Никакой. Просто интересно.

АНТОН. Честно говоря, я и сам не знаю. Дорога показалась мне приятной, вот я по ней и пошел. Вместе с тобой. Кстати, какие у тебя реакции на всю эту белиберду?

АЛИСА. Нормальные. Деньги на любую учебу, карьеру и жизнь у нас есть. Что еще?

АНТОН. У меня тоже есть. Причем, навалом. Но почему-то мне кажется, что средства - это не главное.

АЛИСА. А что?

АНТОН. Главное - это желание. Только не типа убить клопа, а делать добро тому, кому ты не можешь не делать добра. Короче, любить и не бояться.

АЛИСА. Кого?

АНТОН. Никого. Особенно, себя.

АЛИСА. Как это?

АНТОН. Очень просто. Ты можешь не бояться меня, а я могу не бояться тебя. Потому мы и любим.

АЛИСА. Кого?

АНТОН. Друг друга. Себя. И снова друг друга. И так до бесконечности. Которая для них является иллюзией. А для нас тем, чего мы сами захотим. Например, поцелуем.

Антон нежно привлекает к себе Алису. Алиса обнимает Антона. Поцелуй.




9.


Ведущий и эксперт целуются. Чем-то их поцелуй похож на поцелуй Антона и Алисы. Впрочем, когда воздух в легких Антона и Алисы - так зовут ведущих - заканчивается, они перестают целоваться. Смеются.

ВЕДУЩИЙ. Ну, что - заканчиваем передачу?

ЭКСПЕРТ. Неужели нас еще снимают?

ВЕДЖУЩИЙ. Кажется, нет.

ЭКСПЕРТ. Дурачок ты. В смысле, каким был, таким и остался.

ВЕДУЩИЙ. Это почему?

ЭКСПЕРТ. Потому что нам не кажется. Мы знаем. Даже то, чего как бы не знаем. Вот тебе известно, как сложится судьба у нашей Жертвы?

ВЕДУЩИЙ. Понятия не имею.

ЭКСПЕРТ. И я не имею. И не хочу иметь. Потому что если она чувствует, что ее жизнь - это кайф и без нас - она свое поймает. На здоровье. Но оно тебе надо - ну, то, что лень вспоминать, потому что беспокоиться не о чем?

ВЕДУЩИЙ. Не надо.

ЭКСПЕРТ. Правильно. Потому, что тем, кто знает - а нам известно, что такие есть - совсем не интересна наша программа. Им интересны мы - Алиса и Антон. Или Антон и Алиса. Мне одинаково.

ВЕДУЩИЙ. Мне тоже.

ЭКСПЕРТ. Молодец. А для остальных - прочих, так сказать - важен и сегодняшний выпуск, и целая куча будущих. О суде, потребности, неудаче, отделенности, нехватке, необходимости, превосходстве, неведении и любой другой иллюзии.

ВЕДУЩИЙ. Ты с ума сошла. Сверху вниз.

ЭКСПЕРТ. А ты - нет?

ВЕДУЩИЙ. И я там же. Слушай, так это же повод...

ЭКСПЕРТ. Для чего?

ВЕДУЩИЙ. Для передачи. Или для выпуска. Или еще для Бог знает чего. В общем, те, кто знает - я имею в виду по-настоящему, а не притворно - поймут: идет нечто про себя.

ЭКСПЕРТ. Про нас.

ВЕДУЩИЙ. И про них.

ЭКСПЕРТ. То есть, про тараканов.

ВЕДУЩИЙ. И про гидроэлектростанции.

ЭКСПЕРТ. И про младенцев.

ВЕДУЩИЙ. И про спортивные автомобили.

ЭКСПЕРТ. И про иллюзии!

ВЕДУЩИЙ. Конечно.

Ведущий и эксперт смеются. Целуются и снова смеются. И вот так - чередуя важные занятия - они встают из-за стола, нежно обнимаются и уходят из павильона. После их ухода, возможно, гаснет свет. Возможно, все сворачивается в бутон. А, возможно, наоборот - разворачивается в ландшафт, симпатичный каждому. Как хотите.



Занавес



Киев, 2010




© Сергей Щученко, 2010-2017.
© Сетевая Словесность, 2010-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]