[Оглавление]


[...читать полную версию...]


ВТОРАЯ  ТЕТРАДЬ


 


КРЫМСКИЕ  ТРАВЫ

И какой бы беде приключиться
Не случилось однажды в ночи,
Не сдадутся чабрец и душица
Чернобыльник, аир, железница,
Сколько их сапогом не топчи.

Пока племя зелёное живо,
Никогда не теряет лица:
Зверобой прорастает строптиво
Жжёт смертельной обидой крапива,
И окопник стоит до конца.

Генерала мудрее садовник:
Если алыми каплями нас
Встретит куст - не гадай, кто виновник,
Это ягоды скряга-шиповник
Средь ветвей сохранил про запас.

Кто не ищет ни чести, ни славы
Всех честней и славней, как всегда.
Вырастают и вянут державы,
Но колышутся дикие травы,
И смеётся морская вода.

(9 марта 2014, Москва)

_^_




ПОБЕГ  БАМБУКА  ИЗ  ТЮРЬМЫ  В  СЫЧУАНИ

мыслящий бамбук себе делает ноги
из того, что оказывается под рукою
пока ему с небес улыбаются боги
с тысячетонной массой покоя

но однажды - тупик. многогранное эго
говорит ему "стоп" на манер светофора
и северный варвар при виде снега
замирает, как испуганная вибриссофора

чем ты больше весишь, тем выше брызги,
как говорил философ, плескаясь в ванне,
и внезапно просыпаешься под дружные визги
заключённых в тюрьме, например, в Сычуани

за решёткой - горы, поля риса,
в небе драконов тянутся вереницы
под циновкой скребёт туркестанская крыса
сосланная в глушь императором из столицы

можно спать спокойно: хулы не будет
фейерверков, впрочем, тоже, и Будда с ними
но однажды некто туманным утром разбудит
и рубаху последнюю с белого тела снимет

и тогда, не зевая, выплеснуть бы ребёнка
в Хуанхе, вместе с грязной водой сомнений
ткань Вселенной рвётся не там, где тонко -
здесь, товарищи, не может не быть двух мнений.

(14 июня 2015, СПб)

_^_




ПИТЕР-ИНСТАГРАМ

По острову, продуваемому всеми ветрами,
я иду, своими мелкими мыслями занят,
а ангелы, щеголяя новыми свитерами,
небесными айфонами меня инстаграмят.

И один ставит тег "отчаяние", другой - "надежда",
третий фильтр покрасивее выбирает,
а на мне сегодня такая тонкая одежда,
норд-норд-ост до самого сердца пробирает.

Я всё реже смотрю на небо: его с рекою
поменял незаметно местами кудесник-север,
пока то, что когда-то считалось мною,
день за днём загружалось на облачный сервер.

(6 октября 2014, СПб)

_^_




MAYDAY

Той весною, когда победа казалась близка,
На закате над городом плавились облака
И слова любви перезревшей тяжёлой гроздью
Сами падали с языка.

В тех краях, где мы жили, весна была холодней,
Но мы так же ждали её с первых зимних дней,
И когда она наконец приходила, вся на нервах -
Мы тонули в ней.

Кто про нас говорил - мол, они не в себе - был прав.
И на что мы надеялись, смертию страх поправ?
Это как по встречке, со скоростью двести двадцать,
Без ремней и прав.

Мы забыли, как нас зовут, и взамен имён
Сочинили себе молитвы под цвет знамён
Если видишь, что кто-то плачет чернилами или кровью -
Это с тех времён.

Той весною, когда победа казалась близка
Гениальные строчки придумывались с полпинка
И у тех, кто уже вносил нас в расстрельные списки
Не дрожала рука.

(апрель-декабрь 2014, Питер-Саратов)

_^_




КОЕ-ЧТО  О  ПИТЕРСКИХ  НИМФАХ

Ветер, случайный прохожий,
Напуган скрипом ограды:
Стайка нимф белокожих
Сбежала из Летнего сада.

Смех их звенит бубенцами
Средь переулков сонных,
Искрами-изразцами
В стёклах блестит оконных.

Словно в старинной легенде
Тайно пируют беглянки:
Ночью пьянят, как бренди
Тёмные воды Фонтанки.

Меньше вздохов счастливых
Длится короткое лето...
Эхо шагов торопливых
В сад спешит до рассвета.

(9 января 2015, Москва)

_^_




СПАРТАК - ЭНОМАЮ

Помнишь, как мы спускались по виноградным лозам?
Как исчезал в темноте отряд за отрядом,
Как мы ударили римлянам в тыл, разметав обозы.
В воздухе пахло кровью и виноградом.

Мы победили тогда. К нам потянулись люди -
И беднота, и рабы с деревень окрестных.
Мы брали всех, кто мог драться. И будь то, что будет.
Рим да услышит поступь шагов безвестных,

Тех, кто подняться б не смог ещё долгие годы!
Солнце Кампании злое стояло в зените,
В небо глядел равнодушный Везувий. И тёмные воды
Стикса текли в подземную мёртвых обитель.

Там я оставил тебя навсегда. Ты лежишь под горою,
Где над лощиной дремотной склоняются ветлы,
В тот же завёрнутый плащ, словно просто уснул после боя,
Годы назад, на полях нашей первой победы.

Миру уже никогда не бывать таким же, как прежде.
В звоне мечей дни за днями проносятся мимо,
Ночью поют нам ветра песни ярости и надежды
И так дорога длинна от Капу́и до Рима.

(22 марта 2015, Киев)

_^_




СПУСТЯ  ПОЛГОДА

редкая птица всё же дотянет до
этого берега, в зелени утонувшего
редкая птица себе здесь совьет гнездо
из веточек настоящего, прутьев давно минувшего

складывать зернышки странного языка
клювом одно к одному, собирая каре
будет, глядя на то, как течёт река
к плюсу в июле, от минуса в январе

(16 мая 2015, Киев)

_^_




* * *

За окнами улица мокро дрожала,
Река по дороге текла,
Как вдруг к нам в троллейбус собака вбежала
И на пол тихонько легла.

На улице дождь и холодные лужи,
А здесь и тепло и уют.
И можно доехать куда-то. К тому же,
С собак за проезд не берут.

Все люди на гостью смотрели с улыбкой
(Хотя был троллейбус битком).
И каждый следил, чтобы вдруг по ошибке
Её не задеть каблуком.

И я, за какой-то спешащий бумажкой,
На миг и себя ощутил
Запрыгнушей в чей-то троллейбус дворняжкой,
Что едет, не зная пути.

(26 июля 2015, Киев)

_^_




* * *

Когда на верхней полке, словно книжка,
Забытая читателем, лежишь,
И забавляться остаётся лишь
Беседой, увлекательной не слишком,

Покуда поезд тащится на юг,
Меняя степи на многоэтажки,
И неохота спать, и мысли тяжки...
Но к счастью, есть в запасе милый трюк -

Писать стихи, когда тебе фигово:
Привяжется какой-нибудь мотив,
И побежит вприпрыжку нарратив,
За словом приобщая к делу слово.

А вот грустить - ты это лучше брось:
Как здесь ввернуть бы мог античный стоик
(Но не ввернёт), порадоваться стоит,
Что срифмовать ещё раз удалось

Тех птиц, что в твоём черепе лохматом,
Не спрашиваясь, сделали гнездо
С прочитанною книгой от и до,
Деревьями, мостами и закатом.

(23 июля 2016, поезд Москва-Киев)

_^_




* * *

Тупиковая улица на горе.
Раз моргнёшь - и ты уже в сентябре.
И бельишко сушится во дворе,
Словно белые флаги.

Будет буря к вечеру, но пока
Лишь слегка испуганы облака,
И ещё осталось на полглотка
Отхлебнуть во фляге

Чтоб запить водой эту сушь и тишь,
Это чувство "стой там, где ты стоишь".
Жаль, порывы ветра осталось лишь
Доверять бумаге.

Что ж, прибегни к последней из крайних мер:
Прислонясь к забору, найди размер.
Это проще в уме, чем решить пример
Вроде шестью восемь.

Вот во фляге и кончилась вся вода,
Но прольётся облако; не беда,
Что отсюда нет выхода никуда -
Только в осень.

(26 августа 2016, Киев)

_^_



© Олег Соколенко, 2016-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]