[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ТРОПА ВО ВРЕМЕНИ


ЕСТЬ две расхожие гипотезы о времени. По одной мы проходим сквозь него, по другой - оно течёт через нас. Один мой знакомый несколько лет назад озадачил неожиданным, но логически безукоризненным предположением: если время идёт вперёд, то согласно всем законам симметричного бытия, в котором мы существуем, (белое-чёрное, день-ночь, верх-низ, право-лево), оно также должно течь и вспять... А, значит, прожитое нами отпечатывается во времени навсегда, да и мы сами остаемся в нём такими, какими были двадцать, сорок, шестьдесят лет назад...

Двадцать лет назад Сергей Сутулов служил корреспондентом "Ставропольской правды" и был не очень удобным для начальства, но притягательным для коллег, сотрудником. Начальство относилась к нему с настороженностью за то, что в народе носило формулировку "слишком умный". К тому же, помимо двух дипломов - об окончании Ставропольского педагогического института и ВГИКа (редкость в провинции в те времена), Сергей отличался ершистым характером и откровенностью суждений. И не только на безобидные темы. Он мог себе позволить во всеуслышание нелицеприятно высказаться по поводу партийных бонз любого уровня и даже установок ЦК коммунистической партии.

В то время имел хождение такой анекдот. Встречаются американец и русский. Американец говорит: "Нет у вас демократии, вы только и делаете, что одобряете своё правительство, а критиковать не можете. А я вот выйду перед Белым домом, крикну: "Президента в отставку!" и мне ничего не будет". - "У нас тоже демократия, - возразил русский. - Я тоже запросто выйду на Красную площадь и крикну: "Буша - долой!", и мне ничего не будет..." (В то время президентом США был Буш-старший.)

На дворе был восемьдесят седьмой год, наш земляк с божьей отметиной крутанул штурвал, стараясь увести государственный корабль СССР с очевидно гибельного курса, но говорить то, что думаешь, что наболело, всё ещё было опасно. Но и не говорить о неизбежных переменах мы уже не могли, и в кабинете Сутулова собирались, как правило, те, у кого наболело больше всех. Дым стоял коромыслом, спорили обо всём, что приходило в голову:

О неспособности партноменклатуры управлять страной...

О пустых прилавках...

О тупости пропаганды социалистического соревнования, которое никак не влияет на производительность...

О неспособности партийных функционеров решить накапливающиеся в обществе проблемы...

И хотя не числился Сергей в официальных диссидентах, высказывался он тогда покруче многих, да и аргументировать несостоятельность власти мог железно.

Естественно, об этом знали там, где знали всё и обо всех, но времена на дворе уже были другие, растерянность власть предержащих постепенно перерастала в коллапс, народ отчаянно и стремительно смелел...

Я ушёл из редакции в центр творческой молодежи в Черкесске (тогда столице автономной области, входящей в состав края), появилась в то время такая хозрасчетная отдушина под эгидой комсомола, позволяющая что-то делать за жёсткими рамками дозволенного. Через пару лет мы создали свою фирму (была пора буйного цветения кооперативов), начали издавать независимую газету "Курьер", и в это время уже не декларируемых, а настоящих перемен, узнал, что Сергей тоже благополучно покинул "Ставрополку" и стал создателем независимой газеты, которая называлась "45-я параллель".

Для тех, кто знал, читал, сверял своим мысли с мыслями других, это издание останется в памяти навсегда. Для иных же поясню - это было уникальное издание. И, прежде всего, коллективом и публикациями. На страницах провинциального ставропольского издания вдруг появились суждения людей, тогда всесоюзного и даже международного значения, которым верили: Дмитрия Лихачева, Анатолия Собчака, Эльдара Рязанова, Евгения Леонова, Бориса Стругацкого, Булата Окуджавы, Юрия Никулина...

Это были времена, когда слово было востребовано и значило очень много...

...На мой взгляд, Сергей всегда был, да и сегодня склонен к эстетству. Правда, не к чванливому, выпячивающему собственное "я", а к просветительскому, когда очень хочется своим пониманием важных истин, своей любовью к высоким образцам искусства, своими впечатлениями от встреч с интересными людьми щедро поделиться с другими. В любые времена, в любом обществе существуют носители этого положительного созидательного заряда - те, кто прокладывает столбовой путь общемировой культуры в будущее... "45-я параллель" была газетой, а потом журналом для интеллигенции, в первую очередь почувствовавшей неутолимую жажду откровенного разговора уже не на кухнях, а во всеуслышание, принародно...

Это опьяняло всех. И авторов, и читателей и, естественно, создателей такого издания.

Главным помощником и соратником Сутулова был уникальный репортёр, переполненный идеями, залетевший в Ставрополь то ли из Прибалтики, то ли из Минска, Марк Шкляр. Он жил газетой, готов был ехать-лететь куда угодно, встречаться с каким угодно занятым и известным человеком, чтобы уговорить, выслушать, написать...

Помню, в одну из наших нечастых в то время встреч, Сергей и Марк вдруг, забыв обо мне, на ходу начали обсуждать очередной номер, останавливаясь, доставая из портфеля рукописи, тыча в них пальцами, громко споря... В конце-концов, мы все уселись на скамейку в центральном парке и заспорили уже втроём...

В те времена Сергей стихи писал, но выносил их на суд друзей-читателей редко.

В те времена он просвещал край да и страну словом людей, хорошо известных всем. А тираж "45-й параллели" в 200.000 экземпляров сделал Ставрополь известным не только на просторах России, но и за рубежом - в Израиле, Канаде, Франции...

ПОТОМ началась иная эпоха, которую я называю эпохой тинейджеров. Пятнадцать лет назад мы, как засидевшиеся в теремах девицы, сломя голову бросились разглядывать да примерять заморские обновы, хлынувшие через распахнутые границы, вдруг напрочь запамятовав собственные традиции, неизмеримо больший, чем у многих стран, опыт существования, веками передаваемые из поколения в поколение знания.

За сомнительными обновами подтянулись пороки.

За импортируемыми пороками, не слыша предупреждающих голосов собственных мудрецов, заимствовали и психологию неофита-подростка.

Да и сейчас, вроде уже начиная осознавать, чем удосужились заразиться, всё ещё продолжаем по инерции молодиться, транжиря собственную мудрость, перенимая подростковый образ жизни, навязанный нам извне. Естественно, с проблемами переходного возраста (тотемом бессмысленных, а зачастую откровенно глупых рекордов книги Гинесса и ей подобных), что ведёт к деградации, духовному опустошению.

На государственном уровне это выливается в тщетные попытки устоять на чужой, пусть и прикупленной с красивых и ухоженных лужаек, почве. Словно и не было собственного тысячелетнего опыта, бесспорно, более значимого, чем у многих юных государств или современных стран-новоделов.

Весьма лояльный по отношению к иным культурам Эльдар Рязанов характеризует нынешний отрезок нашей истории как время воинствующих невежд...

Понятно, что в ситуации, когда истинные ценности стали стремительно подменяться ложными, а из образованного российского общества заграничные политики и менеджеры-доброхоты начали лепить общество потребляющее, тупо жующее, интеллектуальный журнал перестал быть востребованным, тираж начал падать, его издание стало экономически невыгодным.

На смену пониманию значимости и нужности того, что ты делаешь, к тем, кто пять лет знал, что не товар "впаривает" ради денег, а творит благое дело, пришла растерянность. Агрессивно насаждаемый культ денег, погоня за материальными благами, охватывающая всё большую часть населения, не могли заменить истинного наслаждения от интересного творческого дела. Но жить, а, точнее, - выживать, надо было, и Сергей начал... снимать кино. В основном, - рекламные ролики. Иногда - документальные очерки. Порой - целые фильмы. И то, и другое, и третье снималось "под заказ", который нужно было выхаживать, доказывая дилетантам, что ты, профессионал, понимаешь и умеешь. В то время он был пасмурен, скучен, потерян...

Распалась команда "45-й параллели". Уехал неугомонный Марк. Отбыл в Штаты художник Саша Макушенко. В свободный поиск отправились Вячеслав Лобачёв (собрат и сокурсник Сергея по ВГИКу!), Валерий Перевозчиков (с которым он познакомился ещё на Пятигорской студии телевидения), Виктор Казаков...

Киношные дела шли не шатко-не валко. Наконец, Сергей с облегчением поставил на этом, поствгиковском и не приносящим удовлетворения, бизнесе крест...

В это время растерянности и неприкаянности, очередного поиска приложения своих сил, идей, творческого потенциала, состоялась случайная, как порой мы считаем, а на самом деле закономерная, как всё в нашей жизни, встреча с Геннадием Прозоровым, к тому времени уже работавшим в информационно-аналитическом отделе городской администрации Ставрополя. Тот посетовал на отсутствие настоящих профессионалов, поинтересовался, нет ли кого на примете, а Сергей предложил себя...

Друг друга они хорошо знали - и по работе в "Ставропольской правде", и по сотворчеству в "45-й параллели" - так что рекомендаций не требовалось. И Сутулов становится... чиновником.

Надо сказать, к этому сословию его можно отнести чисто формально и сейчас, когда за его плечами уже десятилетие службы во властных структурах, а в то время он даже не задумывался об особенностях новой работы. Он начал реализовывать свои нестандартные идеи на новой площадке. Не без его усилий краевой центр тогда превратился в "Город замечательных людей" (неплохая ведь идея, воодушевляющая). Тогдашний глава, Михаил Кузьмин старался не только отладить работу всех служб жизнеобеспечения, но и поддерживать культуру. Даже краевая писательская организация не была обойдена вниманием и в те годы выпустила уникальную библиотечку для школьников края. Не без поддержки и помощи мэрии...

Ну а о том, что именно Сутулов отстаивал на страницах краевой прессы идею сооружения памятника "Ангелу-хранителю Града Креста", сейчас мало кто помнит. Как и том, что он придумал и пустил в народ само название скульптурной композиции, созданной Сергеем Каравинским и ставшей сегодня неотъемлемой частью Ставрополя...

Смену власти и новые методы управления городом Сергей (который журналист!) не принял и опять стечение обстоятельств привели его в краевую думу, где продолжал отстаивать и реализовывать свой творческий подход к самым рутинным делам.

За эти годы идей у него не убавилось, но вот понимание, что не все они приходятся ко двору, и даже, как правило, самые интересные предложения и вовсе не реализуются, пришло. Нерастраченный потенциал, потребность в иной, не столь пресной духовной пище, в реализации потенциала, пожалуй, и послужили толчком для более серьёзного отношения к собственному творчеству. Стихи стали противовесом рутинной служебной деятельности.

В канун нового века он презентует свою первую книгу стихов "Дождь в январе". Я хорошо помню, что прочитал её в один присест, оставил немало закладок на тех стихах, которые мне очень понравились. О том, что вижу в Сергее поэта и сказал ему. И отобрал для публикации в первом номере журнала "Южная звезда", который только начинал издавать, три стихотворения. Из которых особенно мне нравилось "Тут каждый был шутом и королем":

Так я познакомился с Сутуловым-поэтом...

...ЛЕТЕЛО ВРЕМЯ. Мы занимались каждый своим делом, проживая собственные жизни, печали и радости, заботы, успехи и неудачи, периодически встречаясь, обмениваясь новостями и планами. Сутулов-Катеринич (после смерти матери он дополнил свою фамилию её девичьей, тем самым оставляя потомкам память о двух ветвях рода - и в этом он прав: нет ничего хуже безродности...) увлёкся Интернетом. При каждой встрече С-К обязательно делился и событиями в Сети, находя в ней всё больше и больше интересных людей, утверждая, что не так уж там всё и бездарно, в стремительно множащейся сетевой литературе...

А однажды поразил:

- Можешь поздравить, я опять делаю "Сорок пятую параллель"!..

И на не высказанное, но очевидное удивление, пояснил:

- "Сорок пятая" теперь в Сети... Сходи, посмотри...

Сходил.

И убедился, что вкус, подход, талант общения с интересными людьми, умение даже самых известных и именитых сделать союзниками своей идеи, а главное - качественная планка нового старого издания, несмотря на иные нравы и времена, не растрачены. В новом своём рождении "45-я параллель" осталась верна себе и своему редактору. Разве что "сузился" диапазон, теперь в ней властвовала исключительно настоящая поэзия и интересные поэты... И названия разделов говорили, что альманах рассчитан явно не на невежд: "Четвёртое измерение", "Золотое сечение", "Вольтеровское кресло"...

В недавнем интервью газете "Аргументы недели" писатель Михаил Задорнов признаётся: "Я считаю, что только поэзия даёт духовную силу обществу, а не политика и экономика. Россия сегодня нуждается в духовной силе, а не экономической. Если есть в обществе духовность, то экономика приложится. Экономика без духовности обедняет человека..."

Под этими словами, уверен, может подписаться и Сергей.

И не только он. Осознание значения духовности, Слова приходит к всё большему числу думающих людей...

Новую "45-ю параллель" оценили. По возвращении этой осенью из очередной каникулярной поездки в Африку (куда он отправился, уже покинув прежнее место работы), Сергея Сутулова-Катеринича, члена Союза российских писателей, ожидала не только презентация его третьего сборника "Русский рефрен", изданного в столице, но и приятный сюрприз: он стал обладателем "Золотого пера Руси" за создание поэтического интернет-альманаха "45-я параллель"...

И, получая это перо, он не преминул - не из ложной скромности, а искренне! - несколько раз повторить, что это не только его признание, его награда, но и тех, кто разделил идею, помогал её воплощать в интернет-сайт (заслуга веб-мастера Саши Шапошникова), оформлял (многолетний друг, художник Татьяна Литвинова) и понимающей жены Натальи, терпение и вера которой безграничны...

Вспомнил и первую бумажную "45-ю параллель", Марка, который последнее время пропал где-то на мировых просторах, расширив свои маршруты на весь земной шар, проявляясь то в Америке, то в Израиле, то в Европе... И, конечно, самого верного друга - Славу Лобачёва, живущего в Москве и ставшего членом редколлегии и интернет-альманаха...

И многих других, чьи жизненные орбиты теперь не совпадали с его...

СЕРГЕЙ любит Африку...

В далёкой и жаркой Гане живёт дочь его супруги, которую они с Натальей по возможности навещают. Бытующее мнение об этой части света несведущих и никогда не бывавших там друзей он пытается изменить. Там не только знойная пустыня, пески и верблюды, утверждает он, там ещё прохладный океан и тропические заросли...

И там ему хорошо пишется.

Думаю, не время через нас, мы проходим сквозь это всесильное измерение, оставляя следующим поколениям свой след. Нередко неприглядный и неразличимый. Порой похожий на большую дорогу, видимую издалека и многим. Чаще же выглядящий тропочкой. Но по ней зачастую идут потом не только наши потомки, но и немало других людей... И тропочка постепенно набивается, становится всё более заметной, проявляется уже зримой тропой, которой радуются всё больше и больше из являющихся в этот мир.

У Сергея Сутулова-Катеринича такая тропа во времени уже есть.


Виктор Кустов,
член Союза писателей России,
редактор журнала "Южная звезда"
2008




© Виктор Кустов, 2008-2017.
© Сетевая Словесность, 2008-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]