[Оглавление]


[...читать полную версию...]

Пьесы:
Владимир Забалуев
Алексей Зензинов




ПОЕЗД 666,
ИЛИ ЧИСЛО ЗВЕРЯ

Пьеса-миллениум

От авторов

В Москву! В Москву!
Антон Чехов.
"Три сестры"


Действующие лица:

Писатель - он же Бородач в 1993 году.
Дрюндель - он же Кракс в 1993 году.
Вовчик - он же Левый в 1993 году.
а также:
Юля, -
молодая мать
Проводница
Интеллигент
Женщина
Старуха
Младенец
- персонажи, безразличные ко времени действия.
Сашка -
шофер. герой 1993 года.

Действие происходит в одном и том же поезде в августе 1991 и октябре 1993 г.


Действие первое
Перегон первый
КАЛИНОВ-КАСЫМОВО

Ночь с 20 на 21 августа. Закрытый занавес. Гудок к отправлению поезда. Невнятный голос диспетчерши с сильным окающим выговором объявляет по громкоговорителю: "Скорый поезд Калинов-Москва отправляется с первого пути". Стук колес, становящийся все чаще. Занавес открывается.

Перед зрителями коридор пассажирского вагона: купе проводницы, двери пассажирских купе, санитарный отсек в хвосте поезда. Поезд движется, и это сразу можно определить по грохоту колес на стыках, по покачиванию вагона, по отсветам огней, внезапно озаряющих полутемный коридор.

Из шестого купе выходит интеллигентного вида мужчина, идет в голову вагона и начинает вертеть ручку двери, ведущей в туалет. На звук выходит проводница.

Проводница. Напрасно дергаетесь. Пока не проедем санитарную зону, туалеты не открою.

Интеллигент продолжает вертеть ручку. Из второго купе выходит женщина и движется к проводнице.

Женщина. Скажите, мы во сколько приедем в Москву?

Проводница. Вот расписание, там все написано. (Помолчав для порядка.) В четыре утра приезжаем. Самые первые. Будете еще два часа сидеть на вокзале будете, ждать открытия метро и конца комендантского часа. (Интеллигенту.) Вы глухой или что, гражданин? Сказано, туалеты открою через десять минут. С виду интеллигентный, можешь, наверное, потерпеть. Представь, что сидишь на концерте и слушаешь музыку. Небось, высидишь до конца.

Интеллигент. Во-первых, я не глухой, да? Во-вторых, я, к примеру, руки хотел вымыть (Продолжает крутить ручку.)

Женщина (интеллигенту) . Ох, сломаете! (Проводнице.) У меня мать в первом купе, старенькая, так вы на нее время не тратьте, билеты сразу у меня спрашивайте.

Проводница. Не сомневайтесь, спросим. (Интеллигенту.) Гражданин, мне милицию вызвать? Русским языком ему сказала: туалет закрыт. Лучше пойди в купе, приготовь билет и деньги за белье. Никакого порядка не стало. Ничего, наши к власти придут, они вам кислую шерсть выщиплют

Интеллигент, понурив голову, бредет в хвост вагона.

Я вот, по молодости, бывало пускала таких, которым не терпится. Потом, конечно, за голову хваталась, а что толку?

Женщина. Я возьму одеяло? (Берет шерстяное клетчатое одеяло и заглядывает в первое купе) . Ну, что, мама, укрыть тебя? Больше ничего не нужно?

Голос старухи. Ты только, дочка, дверь не закрывай, а там, даст Бог, доедем, куда прикажут, хоть к черту на кочергу.

Женщина. Ну, мама, скажешь, на ночь глядя.

Оставив дверь полуоткрытой, уходит. Проводница, забежав к в служебное купе, прихватывает сумочку для билетов и связку ключей и, щелкнув рукояткой на пульте, включает на полную мощность верхний свет.

Проводница. Готовим билеты и деньги за белье.

Как только она заходит во второе купе, интеллигент бежит обратно к туалету и возобновляет борьбу с замком. В этот момент дверь тамбура с грохотом распахивается, и в коридор вваливаются запыхавшиеся Дрюндель, Вовчик и Писатель. Все трое - заметно навеселе, на головах у них - солдатские дембельские фуражки, только у Вовчика она повернута козырьком назад. Писатель одет в джинсовый костюм, служивший в конце восьмидесятых - начале девяностых годов символом материального благополучия и идеологического фрондерства, и держится с независимостью и еле уловимым снобизмом, отличавшими москвича от жителей провинции. Дрюндель и Вовчик - представители молодой, образованной провинции. На них выглаженные, чуть мешковатые костюмы отечественного покроя.. Дрюндель экспансивен и говорлив, но при этом покладист,, настороженно ожидает реакции собеседника и говорит с подростковой, чуть смущенной ухмылочкой. Вовчик наименее разговорчивый из всей троицы, а если говорит, то отрывисто и сверхлакон! ! ично, в телеграфном стиле, заставляя собеседника всякий раз напряженно вдумываться в смысл очередного устного послания.

Дрюндель. Ого, здесь уже двери ломают! "Сезам, откройся!" (Интеллигенту.) Между прочим, в соседнем вагоне все удобства. - нараспашку. Рекомендую.

Интеллигент торопливо выходит из вагона, захлопнув за собой дверь в тамбур.

(Вовчику) . Последний раз инструктирую, Вовчик! До купе идешь самостоятельно. Подчеркиваю - самостоятельно, то есть абсолютно без нашей с Писателем помощи. Усвоил?

Вовчик. Й-й-йес! Пройду, как по нитке. Без вас. А куда идти?

Писатель. Совсем не врубается!.. Пройдешь по этой ковровой дорожке до купе, где дверь открыта.

Вовчик. Моя койка верхняя? Опухли, сынки? Дедушку в хрен не ставите? Рота, строиться! С матрацами в руках! На подоконнике!

Дрюндель. Вовчик, давай проморгайся и жми быстрей на полку. Ты уже год, как дембиль, гражданский человек, и мы с тобой зачем-то едем в Москву в фирменном поезде (смотрит на расписание) номер 666.

Вовчик. Я в курсе. А обратный маршрут? Номер, пожалуйста!

Дрюндель. Номер 999.

Проводница (выходя из купе) . 665-й. Расписание читайте, если еще не до конца мозги пропили.

Писатель. Хозяюшка! Что за вульгарные намеки? Лучше скажите, на какой путь Ярославского вокзала прибывает наш комфортабельный адский состав?

Проводница. На нулевой, чтоб вы знали.

Вовчик. На нулевой? Мужики! Я сильно пьян.

Писатель (проводнице) . Такое бывает?

Проводница. Не сомневайтесь, бывает. Первый путь ремонтируют, так нас перевели на запасной, а он пока что без нумерации.

Дрюндель. Зеро, братцы, как на рулетке. Ставки сделаны, жребий брошен.

Проводница. Не знаю, что у вас там сделано, а своего алкоголика бросайте на следующей станции, если хотите ехать дальше без лишних проблем.

Писатель. Сударыня, я вижу, у вас проницательный взгляд. Проводница в поезде с таким номером не может не быть в душе хотя бы отчасти Блаватской. Вы слышали когда-нибудь фразу: "В астрале нет друзей?"

Проводница. Не знаю, кто там и что астрал, а блеваться можете на вокзале, а не у меня в вагоне. Ты вот что: купил билет - предъяви, а потом займи свое место и жди, когда чай будут разносить. Тут до тебя один чеченец тоже каким-то Астралом-Асланом пугал, а у самого паспорта не оказалось. Смекнул?

Вовчик. Схватил на лету! И лечу! (Падает лицом вниз.)

Дрюндель (подхватывая Вовчика в последний момент) . Слушай, мать, все будет как на картине моего любимого художника - великого русского живописца Левитана, то есть - "Вечный покой". Мы сейчас упакуемся в купе, и до Москвы вы о нас не вспомните.

Проводница. Не надейтесь, вспомним. Мне хоть дембеля, хоть генералы, а как сели в вагон - живите по правилам Министерства путей сообщения.

В коридор выходит женщина.

Женщина. Вот деньги за белье - за меня и за маму.

Голос старухи. Ой, да что ж такое? Обманула меня дочка. Завела и бросила в темный погреб. За что же, люди добрые?

Женщина. (машет рукой) . Не обращайте внимания. При дневном свете - нормальная, а как останется одна в темноте -как дитя малое, всякую ерунду молотит.

Вовчик (внезапно оживляясь) . Рота, отбой! Пять минут побриться, подшиться!

Дрюндель. Тиха, зёма, тихо! Высадят!

Подхватывает Вовчика и вместе с Писателем тащит друга в пятое купе. На шум из третьего купе выходит Ю л я. Писатель с ходу налетает на нее, и оба замирают друг напротив друга.

Дрюндель. Виноват, девушка! Мы, кажется, попутчики. Вы до Москвы? (Кивает на Вовчика.) Не судите строго: встреча однополчан, три товарища, три кореша. Один не рассчитал сил...

Вовчик . Мятежный парус сорван бурей! Не выношу поездов! Качает! Так куда едем? В Ригу?

Дрюндель. Ни в коем случае, Вовчик!.. Писатель, ты нас втравил в эту поездку, будь добр объяснить дружбанам, куда и зачем едем. С застенчивой ухмылкой.) Да не смотри ты в упор на человека, как снайпер на мишень! Видишь, девушка смущается... (Юле.) Эти москвичи вечно затащат в поезд , ничего толком не сказав... Сейчас мы Вовчика загрузим, и все будем тип-топ... Писатель, очнись! Э-э!..

Махнув рукой, один затаскивает Вовчика в купе, оттуда слышно неразборчивое мычание, властные окрики, и еще множество звуков, которые производят люди, оказавшиеся в узком пространстве.

Короткий гудок, мигание огней и теней, оглушительный грохот - проходит встречный поезд. Юля и Писатель молча смотрят друг на друга. Писатель, поколебавшись, шагает вслед за Дрюнделем. Мелькание и грохот прекращаются, снова сменившись ровным светом и мерным постукиванием колес.

В коридор выскакивает Дрюндель.

Дрюндель (с ухмылочкой) . Тело уложено, хотя и не обмыто.

Женщина. А что это вы обмывали до посадки в поезд?

Дрюндель. Праздник армейской корочки. Объясняю в двух словах. Послали нас после учебки комаров кормить в Забайкальский военный округ, и двадцатого же августа, только позапрошлого года, мы тянули кабель на учениях. Про нас в штабе на пару дней натуральным образом забыли. До полевой кухни - километров двадцать, тушенку съели накануне, так что оставалось грызть сухари, да друг другу рассказывать, чем нас кормили на гражданке соответственно бывшая жена, тетушка и маманя. Тогда-то мы и решили, провались все на фиг, но двадцатое августа - это свято, это один раз и на всю жизнь, вроде аппендицита, и потому каждый год мы этот день обмоем, как положено. И вот, подгадали, - страну путчит, а у нас праздник...

Женщина. А для чего же вы в Москву наладились? Защищать Белый дом от идиотов?

Дрюндель. Не знаю. В Москве живет ротный, который Писателя посадил на губу за три дня до дембеля. Вам, дамам, не понять, но друган наш по такому поводу чуть не повесился на солдатском ремне - дежурный забыл отобрать. Вовчика тогда в другую часть направили, так спасибо, я в окно заглянул и увидел, как Писатель в петлю пристраивается. Я и думаю: может, Писатель, отыскал ротного? Если так - я с радостью займусь воспитанием старшего по званию.

Женщина. И для этого надо было втроем собираться!

Дрюндель. Обязательно! В армии у нас у всех что-то отбили: у Вовчика - ум, у Дрюнделя - честь, у меня - совесть. Все мы калеки несостоявшейся третьей мировой, но когда собираемся вместе, снова в полном комплекте.

Уходит.

Проводница (Юле) . Ваши билеты! И деньги за белье, если будете брать.

Юля. Сейчас. У меня там сын спит, подождите секунду. (Заходит в купе и возвращается с билетом.)

Проводница. Ну, да, это вы с младенчиком были... Сочувствую. В такое время с детьми в столицу...

Женщина. Не говорите! Просто жить страшно. Вы как думаете, кто же верх возьмет, президент или эти самые идиоты?

Проводница (проверяя билет) . Наши победят, милочка.

Женщина. Вот и я говорю: президент. Знаете, я как-то в Москве встретила его в трамвае на Садовом кольце..

Проводница. В трамвае?

Женщина. Ну, да, еду я, трамвай остановился, и тут он заходит - такой красивый, такой большой! Я кинулась было место ему уступать, а он отнекиваться начал. Я, говорит, постою, не помру, говорит. Тут я наглости набралась и спрашиваю: когда же у нас все как надо будет? А как, говорит, изберете меня президентом, так все и будет, как надо. И перед тем, как сойти, подмигнул и ущипнул меня за попу.

Проводница. За попу?

Женщина. Да, потом неделю синяк оставался (показывает на левую ягодицу) - всем подругам показывала... Почему запомнилось - я как раз с той поры коммерсую, а вскоре мы его избрали, значит.... Активный мужчина!...

Проводница. Активный, говорите? Не знаю, на брудершафт с ним не пила. (Заходит в следующее купе.)

Голос старухи. Где ж ты, доченька? Такой ли ты была? Мамусей называла, подаркам моим радовалась, а теперь спихнула мать от себя подальше? За что ж ты меня так, дочка?

Женщина (заглядывая в первое купе) . Мама, ты меня зовешь?

Голос старухи. Нет. С чего бы?

Женщина. А с кем ты тогда разговариваешь?

Голос старухи. Ни с кем. Померещилось тебе.

Женщина. Тьфу! (Юле.) Вот всегда так!

Женщина и Юля уходят к себе. В вагон возвращается заметно посвежевший и повеселевший интеллигент. Наталкивается на вышедшую из купе проводницу.

Интеллигент. Вот билет, да? (Предъявляет билет.)

Проводница (убирая билеты в сумочку) . Ладно, справляй нужду в санитарной зоне, хоть и не положено. (Торжественно отпирает туалет.)

Интеллигент. Спасибо, но не надо, да? Я потерплю как-нибудь...

Проводница. Было бы предложено... (Ворчливо.) Ходят тут, немытые, а потом полотенец недосчитаешь. (Объявляет.) Остановка Касымово!..

Уходит. Интеллигент курит в хвосте вагона и глядит в окно. Поезд замедляет ход и останавливается. Гремят дверь и сходни. Через минуту состав снова приходит в движение. Проводница возвращается в вагон и начинает разносить белье.


Перегон второй
КАСЫМОВО - РАМЕШКИ

Ночь со 2 на 3 октября 1993 года. Те же декорации и действующие лица, что и ранее. Из купе, оглядевшись по сторонам, выходят в коридор Кракс и Левый - так теперь, спустя два года, именуют бывших калиновских провинциалов Дрюнделя и Вовчика. Оба они одеты в униформу восходящего класса свободной России: красные пиджаки, лакированные ботинки, черные очки, но в облике их проглядывает труднообъяснимое несоответствие роли - возможно, излишняя склонность к рефлексии и рассуждениям. Кракс напряженно озирается, а Левый, бледный и замкнутый после перепоя, под мышкой держит картонную коробку с синей этикеткой.

Кракс (закуривая сигару) . Интересно, подают в этом "фирменном" поезде джин с тоником или нет? Дошла наконец цивилизация до нашей глуши? Взгляни только, Левый - ландшафт за окном стопроцентно совковый. И погода - совковая в квадрате. А что за лохи с нами едут! Давно пора завезти из-за кордона партию племенных европейцев и наладить сеть ферм по выведению нового русского генотипа. (Смотрит на Левого.) Тебе плохо, Левый? Наружу выворачивает? Отвести в сортир?

Левый (сквозь дурноту) . Там есть биде?

Кракс. Ну, знаешь ли, толчок тут явно не на пять звездочек, это я тебе могу гарантировать... Тогда, может, в тамбур?

Левый (сквозь зубы) . Я не блюю! Как прочие. Страдаю головой.

Кракс. Ну, да! Ты у нас никогда не расстанешься с тем, до чего дорвался на халяву. (Хватает за рукав Левого.) Сейчас будет переезд. Разуй зенки и секи!

Оба смотрят в окно. Короткое мелькание огней и грохот.

Видел дорогу за шлагбаумом? Сто лет здесь не был, а помню каждую кочку на трассе. Наш "мерс" сейчас там фигарит параллельно поезду. Вся соль в том, что на тридцать первом километре нашу комфортабельную тачку расстреляют калиновские братки. Как пишут в газетах, разборки на дорогах. Нежная поступь криминала, так-то, друже! А знаешь, в чем главный прикол? На том же самом километре за кустами их караулят на джипе наши, ясеневские. Пока они расстреливают "мерс", наши гасят их со спины.

Пауза.

Тебе что-то не нравится? Напрасно! Жизнь - это болезнь со стопроцентно летальным исходом, Левый. Когда в Москве пойдут на штурм Белого дома, истина эта откроется многим, а кому доведется ласты склеить, один Бог знает. Нас вот в Калинове должны были замочить, без вопросов, но я видишь, выкрутился, так что панихида откладывается.

Из соседнего купе доносится плач ребенка. Кракс заглядывает в купе.

Голос Юли. Не плачь, не плачь, бубука!.. Все хорошо, мама здесь.

Кракс осторожно прикрывает дверь.

Кракс. Какое соседство! Мать и младенец. "Младенца ль милого ласкаю, уже я думаю: прости, тебе я время уступаю, мне время тлеть, тебе - цвести!" Конечно, с другой стороны - кольцо на левой руке! Так то ошибки нежного возраста. Знаешь, Левый, я три раза женился и столько же разводился, но по сей день не утратил вкуса к женской ласке. И дело тут не в гормонах: просто я - свободная натура, не выношу рутины и прочего домостроя. Брак в моем понимании - это импровизация, фейерверк. Больше всего горжусь тем, что ни одну из жен не обманул. Каждой обещал подарить небо в алмазах, и каждой дарил его два раза - в день свадьбы и в день развода.

Голос старухи. Темнота. И крадется кто-то. Перекреститься бы, да руки захолодели. Пропала я, как есть пропала!

В коридор выходит проводница. Кракс и Левый невольно вздрагивают.

Проводница. Слышь, мальчики, белье не нужно?

Кракс. Готов хоть всю ночь говорить с дамой о белье. Вы какое предпочитаете: французское или бельгийское?

Проводница. Эмпээсовское.

Кракс. Надеюсь, это у вас - одноразовое? (Двумя пальцами брезгливо щупает белье.)

Проводница. А то какое же? Один раз спят, затем - в стирку и снова в пользование.

Кракс. А где гарантия, что на нем не спал больной СПИДом или туберкулезник? Или что на нем не совершали акт? Нет, мы лучше скромненько посидим без белья, правда, Левый?

Проводница. Мы по акту все белье сдаем и принимаем. Значит, не берете?... Ладно... (Хочет пройти мимо, но, заметив в хвосте вагоне интеллигента, останавливается.) Вот какое дело... Вы, похоже, парни московские.. Тут в соседнем вагоне проводница говорит, что к нам в поезд какой-то вор в законе подсел.

Кракс (Левому, вполголоса) . Вот тебе и конспирация, блин! (Проводнице.) Вы знаете, современные бандиты - это вам не какие-нибудь бритые мордовороты в красных пиджаках вроде меня и моего друга Левого. (Стучит по спине закашлявшегося Левого.) Друг мой хочет сказать, и я с ним полностью согласен, что в такую форму одеваются только последние шестерки, а настоящий авторитет, крестный отец - это мозговой центр, интеллектуальный бугор нашей славной бандократии. А если человек интеллектуал, это качества у него со лба не сотрешь - разве что пулей.

Проводница. И как же распознать, кто в авторитете, а кто так, шибздик, (кивает на интеллигента) - вроде этого.

Кракс. Методом проб и ошибок.

Проводница. Спасибо, я умирать не нанималась... А зачем этот громила к нам в Калинов ездил? Крестить кого? Или нашу мафию прижать? Ну, этих, штангистов!

Голос старухи. Кто меня толкает-швыряет, железом гремит? За какие грехи, Господи?

Левый. Это старуха...

Проводница. Знаю.

Кракс. А чем вам таки не нравятся штангисты - гордость и краса Калинова?

Проводница. Штангисты! Из всей их шайки-лейки только один на Московскую олимпиаду пробился - да как присел в упоре , до сих пор в раскорячку ходит. Зато сейчас шишку держат - ларьки жгут, вьетнамцев на рынке обложили. А в городе все, как было - пойти некуда, купить нечего, жить и вовсе тошно. Тишина - как в поганой луже. А все потому, что бандит, если живет по-бандитски, , так и умирать должен регулярно. Вон, в Ярославле - совсем вроде бы рядом с нами - каждый месяц кого-то отстреливают, так у них, сестра говорит, и дороги - любо дорого посмотреть, и центр города вычищен...

С сомнением смотрит на интеллигента и уходит к себе, где принимается готовить чай

Кракс. Вот он - глас народа, Левый. Мы с тобой - санитары калиновских улиц, гераклы российских конюшен. Нам еще скажет спасибо сердечное русский народ. У меня родился лозунг: с братвой к свободе и равенству. Надо будет подкинуть его Марату, если вернемся... когда вернемся в Москву, я хотел сказать. А скажи-ка, Левый, что это за коробка, с которой ты носишься, как король Артур - с чашей Грааля? Дай глянуть! (Читает этикетку.) Свечи... От геморроя, или как?

Левый. К юбилею мамы! Ровно шестьдесят. Украшают торт. Мама дует. Свечи гаснут. Праздник открыт.

Кракс. Да, ты и маму в Москву перетащил! Ты обречен, Левый! Даже если подцепит тебя однажды какой-нибудь бабец, в дом ее не приведешь -мамочка, чего доброго, зенки выцарапает. А впрочем, как вечный бэби в бабе ты не нуждаешься... Пива не хочешь выпить - крышу поправить? Пойдем, я купил ящик калиновского.

Уходят.

Из соседней двери в коридор выходит бородатый, длинноволосый, в потрепанной, но чистой одежде молодой мужчина. В нем трудно с первого взгляда признать Писателя - настолько изменился он внешне и внутренне. От прежней железной целеустремленности его не осталось и следа, на лице написана одна лишь безнадежная покорность. Разминая в руках сигарету, он стоит у окна.

Бородач. Направо пойдешь (смотрит на проводницу) - ведьму старую найдешь! Налево пойдешь (смотрит на интеллигента) - хрена лысого найдешь.

В коридоре появляется Юля.

Юля. Скажите, вы курить собрались?

Бородач (глядя сквозь нее куда-то вперед) . Прямо пойдешь - покой обретешь. (Юле, рассеянно.) Вы что-то спросили? Пожалуйста, угощайтесь! (Протягивает пачку.)

Юля. Вообще-то, я... Понимаете, у меня сынуля только что уснул.

Бородач Да, да, конечно, я ухожу...

Юля. Погодите!.. (Храбро махнув рукой.) С вашего разрешения одну сигаретку возьму. Раз в полгода могу позволить себе такую слабость, правда?..

Вытаскивает из пачки сигарету. Бородач, не глядя на нее, подносит зажигалку.

Меня зовут Юля... А вас?

Идет за ним в конец вагона. Интеллигент при их появлении снимается с места и, закрыв дверь в отсек, скрывается в купе.

Можете не говорить. Это я так, из вежливости спросила!

Бородач (пуская дым кольцом) . Ноль. Круглый ноль. Ноль без палочки. (Замечает, что он не один.) Едете домой, к мужу?

Юля. К мужу? Не знаю, можно ли назвать мужем человека, с которым разведена..

Бородач (замечает на кольцо на ее левой руке) . Прошу прощения, сразу не заметил. Кто он, ваш бывший муж?

Юля. Лев по Зодиаку и Крыса по восточному календарю. А главное - у него мертвая хватка. В свое время он сумел меня до загса довести - а это само за себя говорит.

Бородач (не услышав ни слова из сказанного) . Что вы сказали, он у вас тоже - полное ничтожество?

Юля (чуть обиженно) . Тоже? В каком смысле? (Не дождавшись ответа.) Возможно, вы правы. Вышла замуж за человека, которого не люблю. Однажды уступила, до сих пор не могу от него избавиться. После развода он два месяца каждый вечер звонил в Калинов на квартиру матери , уговаривал вернуться - ради семьи, ради сына. Господи, как сейчас помню, точно таким же рейсом два года назад возвращалась к мужу - чтобы через месяц уехать снова. С тех пор этот бред повторяется каждые полгода.

Бородач (проявляя первые проблески интереса к беседе) . Так значит, он - незаурядный человек?

Юля. Это ничего не значит. Я его чем дальше, тем больше боюсь. Научный сотрудник обернулся бизнесменом, купил мне квартиру, приезжает три раза в неделю, а остальное время занят делами. Какими делами, как называется фирма, где у него офис - он не говорит, а я уже не спрашиваю. И что тут спрашивать, когда он пообещал, если я уйду от него к другому, убить всех нас, а потом покончить с собой. Так и мучаемся, как два висельника в одной петле. Стоит кому-то дернуться, и конец.

Бородач (пуская дым) . Петля? Тоже выход из ситуации. Сгорать, так дотла, а терять - так абсолютно все.

Юля. А разве можно взять и все потерять?

Бородач. Вы как будто в другом измерении живете. Сегодня люди сплошь и рядом теряют то, чем они в реальности и не владели никогда...

Смотрит ей в лицо. Пауза.

Но сейчас у меня такое подозрение, что я нашел что-то давно утраченное.

Юля (вглядываясь в его лицо) . Я тоже вас где-то видела. Или это мне кажется, будто мы с вами пересекались где-то. (Затушив сигарету.) Спасибо! (Идет к своему купе, но, уже взявшись за ручку, бегом возвращается назад.) Послушайте, если вы мне не поможете, я точно погибну! Пойдемте, расскажите, как потерять навсегда свое прошлое. Только тихо, ребенок спит.

Уводит бородача в купе.

Появляется Кракс и пробирается в голову вагона.

Кракс. (Проводнице) . Ну, что, хозяйка? Завариваешь чай?

Проводница. А-а, не долго высидели, родимые? Я ж вам говорила!.. Не пужайтесь, соколы, не обнесем!. И чай у нас есть индийский, и кофе растворимый, и цукер украинский, и печенье датское. Тебе что конкретно, хороший?

Кракс. (Брезгливо смотрит на посуду.) Это тоже одноразово-многогократного пользования? (Безнадежно махнув рукой.) Два кофе - только без цукера...

Проводница. Правильно, что без цукера - и без того толстый, смотреть гадостно.

Кракс. Кажется мне знакома ваша располагающая манера обращения, мадам... Это не вы работали администратором в ресторане "Славянский базар"? Нет, нет, вы работаете крупье в казино "Валгалла"!

Проводница. Я пять лет, почитай, не выхожу из этого вагона. Вокзал, запасные пути, уборка, сон - а там и обратный рейс.

Кракс. Правильно, в этом самом вагоне я вас и видел. Два года назад! (Оглядывается.) Не очень-то успешно идут у вас дела, как я погляжу. Нужно что-то менять. В нынешнем виде на ваш рейс можно заманить только сатанистов. Для начала откройте в вагоне бар, бильярдную, сауну, поставьте сюда одноруких бандитов. Оставим два спальных купе - для тех, кому захочется уединиться. Вагон изнутри надо заново отделать, корпус тоже заменить на "мерседесовский", рессоры новые поставить. Рельсы для него потребуются литые, без стыков... Климат за окном и ландшафты тоже придется сменить, а потому переводим состав на маршрут "Майами - Лас-Вегас". Конечно, зубы вам придется новые вставить, кожу тоже, сделать пару-другую пластических операций... Как у вас с английским ?

Проводница. Учить не собираюсь.

Кракс. Сожалею, но вы уволены. Вместо вас в этом рейсе будет молодая симпатичная проводница с отличным знанием английского.

Проводница. Почему будет? Такой рейс уже есть где-то за бугром. И проводница там другая. А вот тебя там нет, едешь ты, милок, поездом "Москва-Калинов", и всю жизнь будешь кататься этим маршрутом.

Кракс. Не надо о грустном, мадам. Сколько ваше МПС берет?

Проводница. За стакан?

Кракс. Не за ведро же!

Проводница. Кофе - шестьсот. Чай - двести.

Кракс (копаясь в бумажнике) . Шестьсот... Шестьсот... Без сдачи, пожалуйста!..

Проводница (твердо) . Чаевых не беру. (Отсчитывая сдачу, ворчит.) Всю мелочь подгребли, окаянные.

Кракс. Я недавно прочитал, что гордыня - матерь бед человеческих. И вот что я скажу вам: если бы русский человек не отказывался от чаевых, мы давно бы давно задавили весь мир культурой быта.

Кракс с двумя стаканами кофе величественно идет по коридору. У дверей купе, где сидят Юля и бородач, он на минуту останавливается, снова качает головой, и заходит к себе. Из купе выходит женщина с малиновым халатом в руках и заходит в туалет. Из других дверей выходит интеллигент и пробирается в служебный отсек.

Интеллигент. Нельзя ли еще стаканчик чаю, да?

Проводница. Чай ему подавай!.. Привык, небось, чтобы все перед ним на цирлах бегали!..

Интеллигент. Ничего не понимаю!

Проводница. Не придуривайся! Скажи лучше, давно ли в крестные отцы подался?

Интеллигент. Я понимаю, отношение к церкви меняется, но проблема в том, что я - атеист...

Проводница. Он меня за девочку считает! Ничего, наши власть возьмут, тогда попляшете!

Интеллигент. Извините, а кто такие "наши", да?

Проводница. Наши - это наши, а не твои, ирод!.. Вот чай, чтоб ты им захлебнулся!

Интеллигент. Спасибо! Я вас, конечно, не осуждаю...

Интеллигент уходит с чаем к себе. Из туалете выходит переодетая в халат с верхней одеждой в руках женщина.

Женщина. Что, приставал? Они с виду тихие, а как что, сразу под юбку лезут.

Проводница. Если бы под юбку!.. (Шепчет ей на ухо.)

Женщина. Батюшки-светы! Кто бы мог подумать!

Проводница. Только не на таковскую нарвался! Мне хоть крестный отец, хоть папа римский - вмиг шваброй окрещу, оглянуться не успеет!

Женщина. Кстати, папа римский - поляк.

Проводница. Да ну?

Женщина. Ей-ей, врать не буду. Я в Польше была - своими глазами его видела.

Проводница. И что, похож на этого?

Женщина. На этого? (Задумывается.) Как две капли воды. Тоже не молоденький и страсть какой терпеливый. Два часа чего-то языком молол, всех крестил - я бы сто раз плюнула, а он как заведенный.

Проводница. Но этот, который наш, вроде бы атеист.

Женщина. Тогда точно - не римский папа. У поляков атеистов нет, они все в Бога верят. Нет, не папа. И потом, откуда папа римский в поезде Калинов - Москва? Да еще под номером 666? Нет, не папа. Наш, русский. Точно говорю.

Проводница. Да. И как только нам в голову такая чушь пришла?

Женщина. Да, вроде взрослые женщины. Время, наверное, позднее. Вот и лезет вякая дичь в башку...

Поезд останавливается. Голос диспетчерши сообщает: "Скорый поезд 666 Калинов-Москва прибыл на первую платформу". Проводница выходит в тамбур, слышно, как гремит, опускаясь, лестница. Женщина возвращается к себе в купе.

Уходят. Занавес.


Действие второе
Перегон третий
РАМЕШКИ-НЕЯХТА

Август 1991 года. Поезд трогается. В коридор выходят Писатель и Дрюндель.

Дрюндель (с сомнением) Значит, с ходу - и в дамки?

Писатель. В ферзи, Дрюндель, в ферзи. Шашки и домино - для плебеев. Осваивай благородные манеры. Тебе это проще, чем Вовчику.

Дрюндель (с любовью) . Вовчик!.. Сама невинность, цивилизация в нем отдыхает...

Из купе слышен истошный крик Вовчика. Из своих купе бегут на крик проводница с двумя стаканами чая в руках, женщина, интеллигент.

Проводница. Вы что, на пятнадцать суток захотели? Высажу вас в Ярославле и с плеч долой!

Женщина. Молодые люди, у меня мать только что уснула. Совесть надо иметь, хотя бы по молодости.

Дрюндель. Ладно, ладно! Ну, привиделось что-то человеку во сне. Может, он в эти минуты Белый дом и нашу с вами свободу защищал. Писатель, посмотри, что с ним такое.

Писатель заходит в купе и выводит за руку ошалелого спросонок Вовчика . Тот трясет головой, будто пытаясь отогнать от себя наваждение.

Вовчик. Опять пожар! Казарма горит. Ротный в мыле. Бегу за водой. Вместо крана - колодец. Наклонился. А там портвейн. Перевесился через край. И камнем вниз. Больно.

Писатель. Не надо было его на верхнюю полку укладывать.

Дрюндель (собравшимся) . Я же говорил - сон. У него за неделю до дембеля казарма сгорела, а в ней - несколько солдат. Вовчик в одних портянках во двор выбежал, но с тех пор, как выпьет - кошмары по ночам. Часть потом расформировали.

Женщина (в ужасе) . Что, так много народу погорело?

Дрюндель. Сгорело три деда и один салабон. А вместе с ними, как на грех, - знамя части. Ну, и полетели офицерские головы. Весь Забайкальский округ проверками замучили.

Проводница. Ладно, как хотите, а чтобы я даже писка от вас не слышала. Чай будете?

Дрюндель. Обязательно. Почем у вас один стаканец?

Проводница. Вы что, родились только что? Можно подумать, не в СССР живете. Пятнадцать копеек - с одной порцией сахара.

Дрюндель. А покрепче ничего нет?... Молчу, молчу! Ассортимент и цены - две самые неизменные вещи в нашей жизни. Одного стакана хватит - посуду принесем сами.

Жадно отпивает чаю, передает стакан Писателю, тот, хлебнув, - Вовчику. Проводница и женщина возвращаются к себе.

Писатель (Вовчику) . Ну, как, оклемался? .

Вовчик. Почти. Голова болит. Душно.

Дрюндель. А теперь попробуй угадать, Вовчик, куда мы едем?

Вовчик. Глупый юмор. Куда можно ехать? Такой номер! Ха! К чертовой бабушке! Правильно?

Писатель. Неправильно. Я бы сказал - трижды неправильно. И вообще, плюнь на свои дурацкие суеверия, Вовчик!

Вовчик. Есть! (Три раза плюет через левое плечо.)

Писатель (увернувшись) . Вовчик, дело не в форме, а в содержании, не в номере поезда, а в пассажирах, которые в нем едут.

Дрюндель (утираясь) . А едут в нем три классных чувака, старые кореши, один из которых, не спросясь других, перевел стрелку на боковую ветку.

Вовчик. А мне ваша ветка!.. По боку! (Начинает включаться в смысл сказанного.) Почему боковую? А?

Писатель. Это Дрюнделю так кажется, что на боковую. На самом деле я вас вывожу на магистральный путь, по которому давным-давно движется все человечество.

Вовчик. На большую дорогу? Ночью? Рентабельный вариант. Кооператив "Трое с большой дороги". Ты уверен? У нас есть задатки?

Писатель. Вовчик, не придуривайся. Я говорю о пути демократии и прогресса. Сейчас в Москве решают судьбу России...

Вовчик. Так вот зачем едем? Защищать Белый дом! Мужики! Это не проханже! Мама не в курсе. Погибну за свободу - убьет не глядя!

Писатель. Долой предрассудки, Вовчик! Жизнь твоя гарантирована во всех отношениях. Поезд - что надо, и едем мы в Москву, но не бухать в продолжение праздника, и не стоять на баррикадах, потому что все там решится без нас, а чтобы начать новую жизнь. Вы в своем Калинове всего-то год с лишком, а уже закисли. Я за вчерашний день весь этот городишко осмотрел. Перспектив - никаких, развлечений - на копейку. Не век же Дрюнделю таскать тебя пьяного, словно хоругвь на крестном ходе, по калиновским улицам. Мы, конечно, друг за друга жизнь готовы отдать, но не так же задешево! Ты видел наших попутчиков по вагону? Паноптикум! Возможно, неплохой народ, но что ни случись, им все по барабану. По ним проедут поездом -так и будут ходить, перерезанные надвое, с вывалившимися кишками, а если им на это укажут, удивятся и тут же забудут. А вот мы имеем шанс, мы вообще их последний шанс на перемены в этой скотской жизни.

Дрюндель (Вовчику) . Он и мне все это говорил. Я-то думал, мы едем чистить морду ротному, а вон как дело поворачивается. Не знаю, не знаю...

Писатель. В Калинов вы уже не вернетесь. Разве что через мой труп. Да, господа, пора совершать поступки! Как мы говорили в армии: "Масло съели, день прошел"? Хватит! В жизни должно быть что-то позначительнее пайки масла. Мы дадим последний и решительный бой старым хозяевам жизни. По большому счету, их время прошло. Грядет новый порядок вещей, без насилия, без войн, без идеологии. История кончается, и это даже немного грустно. Эти партийные старперы иих сынки немедленно ринутся в новую власть, а мы их опередим. Втроем мы черта переиграем... Вот ты, Дрюндель, что хочешь получить в Москве?

Дрюндель. Основать театр своего имени . Только ради Бога, Писатель, не думай, что я согласен. Отнюдь!

Писатель. Собственный театр? Запросто! Как тебе понравится Европейский художественный академический театр имени Дрюнделя? Звучит? Звучит!.. А ты, Вовчик, чем хочешь в Москве заняться?

Вовчик. Водить иностранцев. На экскурсии. От Василия Блаженного. До Исторического музея. (Приходя в волнение.) Вы не поверите, но я мог бы хоть сейчас с завязанными глазами провести вас по музею Прадо в Мадриде или Лувру, где ни разу не был, но знаю наизусть, на какой стене висит любая картина.

Писатель. А потому вместо того, чтобы работать умственным пролетарием на приезжую публику, ты создашь в Москве собственное агентство Кука - и овладеешь туристическим рынком страны. Впрочем, по двадцатым числам каждого августа тебе разрешается, тряхнув стариной, водить нас по Лувру и Прадо. А мы тебя за это угостим пивом.

Пауза.

Дрюндель. Понятно, Вовчика ты тоже не убедил. Писатель, меня так и подмывает спросить: а чем ты займешься? Писать репортажи о нас в свой молодежный журнал?

Писатель. С журналом покончено, я с прошлой недели там больше не работаю. Вы тоже напишите заявления об уходе. Я нашел подходящие места для всех троих...А через годик-полтора, когда мы встанем на ноги, я на свои деньги напечатаю книгу - тиражом, как у Евтушенко, а качеством - как у Бродского. Кстати, вот вам одно стихотворение, родилось по дороге в Калинов. Называется "Разговор в конце новогодней ночи". (Декламирует.)

Уснувшие улицы, хлебозавод, гаражи и заборы и наконец-то - ступени подъезда.
Снятые перчатки, повешенная на ветку шапка и чуть дрожащий голос:
"Как я разочарована. Вы этого просто не видите!" Хорошо, разве я против?
Целуемся. Снова целуемся.
Снежные сумерки ее опущенных век.
Первая капель января в сердце.

Дрюндель. Писатель, а тебе не кажется, что это - перебор? Сколько можно сидеть на игле у прошлого, я бы так сказал.

Писатель. Это не прошлое. Это вечное.

Дрюндель. Пускай вечное, но жизнь-то у нас преходящая - бренная, тленная, местами гниловатая, поганая, по большому счету, жизнь. Я бы на твоем месте, например, постучался в дверь соседнего купе. Ты как хочешь, но я-то видел...

Писатель. То, что ты видел - только видимость. Я хочу жить и радоваться жизни всеми доступными средствами, но только по полной выкладке. Запомни, Дрюндель, если уж охмурять женщину, под ноги ей ты должен бросить если не всю Вселенную, то уж Москву - совершенно точно.

Дрюндель. Скажешь тоже! Моим бросишь Москву на растерзание, так потом собственных костей не соберешь. Да что там я - они друг другу глаза выцарапают, а женщина без глаз - это моветон. Ты впредь поосторожнее в выражениях, не дай Бог, кто услышит, примет всерьез.

Писатель.Ребята, моя и ваша судьба решена. Утром у нас назначена встреча, которая перевернет нашу жизнь. Умнейший парень, зовут Марат. Откуда-то узнал про мои планы и тут же взял в оборот. Завтра с ним познакомимся воочию.

Дрюндель. Я бы лучше с какой-нибудь феминой дружбу завел. Неделю назад сидели мы с моей бывшей супружницей, праздновали развод, так я честно сказал: если не найду тебе какую-нибудь замену, тронусь умом, и мне напишут диагноз - спермопсихоз. Coitus, ergo sum, говорили по этому поводу древние римляне. А насчет Москвы - пожалей ее, родимую! Когда я вхожу в раж, идет такой выброс энергии, что тают вечные снега на полюсах. Как говорил мой любимый русский поэт Пастернак, "во всем мне хочется дойти до самой сути". И я это делаю раз за разом. В нашем доме культуры мне постоянно забивали баки разговорами о нехватке денег на самодеятельный театр. Я предложил, в духе времени, сдавать пустующие площади коммерческим организациям, сам нашел первых клиентов. Сейчас не осталось ни одного не сданного в аренду помещения и нашему театру негде репетировать и ставить пьесы. Денегу меня почему-то тоже не прибавилось. Пожалей Москву, Писатель!

Писатель. Я одного не понял: вы со мной или нет?

Дрюндель. Писатель, ты нас к стенке не припирай! Вспомни, не мы ли тебя от губы спасли, когда ты заснул на посту?

Писатель. Вы. Дальше!

Дрюндель. Не мы ли тебя из петли за три дня до дембеля вынули?

Писатель. Я тебя о такой услуге не просил, можешь не козырять. И хватит полоскать прошлое. Остаетесь вы со мной в Москве, чтобы делать наше общее дело, или нет?

Дрюндель. Наше дело? Ты нас без нашего согласия женил - да ладно бы женил, я не против! - втюхался в какой-то гешефт, суть которого не можешь объяснить, а теперь говоришь: "наше дело"!

Писатель. Значит, нас больше ничего не связывает? Ладно, в гробу я нашу дружбу видел. Тащитесь по своей колее, я как-нибудь без вас справлюсь!

Уходит в тамбур в голове вагона, хлопнув дверью.

Дрюндель. Лучше скажи, на какие шиши мы назад поедем? В Москве сейчас комендантский час, будем нищенствовать - враз загребут... Ушел...

Голос диспетчерши сообщает: "Скорый поезд 666 Калинов-Москва прибыл на первую платформу". Проводница выходит в тамбур, слышно, как гремит, опускаясь, лестница.

Что он там делает, хотел бы я знать? Курит?

Вовчик. Проверить бы. На всякий. Пожарный.

Идут к двери тамбура и заглядывают туда.

Дрюндель. Где он, не вижу его на платформе. Ага, вон из буфета выбежал. Пива купил. Все нормально.

Уходят. Писатель появляется на входе вагона с сигаретой в зубах и бутылкой пива в руке. Гудок, мелькание света и огней, - движется встречный поезд. В коридор выходит и курит сигарету в конце вагона Юля. Оба с разных концов вагона смотрят друг на друга, после чего Юля, быстренько докурив, возвращается к себе в купе. Снова ровный свет и мерный стук колес. Писатель возвращается к себе в купе. Поезд трогается. Проводница занимает свое место в голове вагона.

Перегон четвертый
НЕЯХТА-ЯРОСЛАВЛЬ

Октябрь 1993 года. Появляются Кракс и Левый. На лице Левого - пьяная улыбка. Он похож сейчас на чеширского кота.

Кракс. Тебе категорически нельзя пить, дружище - теряешь грань между человеком и свиньей.

Левый. Швейцар! Такси! Шнеллер! (Плюхается на пол.)

Кракс. Это, что называется, Левый у нас интеллектуально пукнул. Ты вот только что беспокоился по поводу Сашки. Я понимаю, тебе его жаль, но не до такой же степени? Сашка нам не пара. Он, конечно, всего лишь водила и фигура в этой ситуации страдательная, но разве не он предлагал по писателеву делу пустить нас в расход ? И вообще,в жизни его всегда радовали три вещи - первое, второе и третье. А мы с тобой - личности интеллектуальные. По большому счету, мы его вовсе не обязаны жалеть.

Левый. Я сказал - такси! Офонарели? Администратора ко мне!

Кракс. И по штангистам скорбеть не стоит. Да, принимали нас роскошно и душевно, как на поминках, только они думали, что поминки по нам справляют, а вышло-то наоборот. Ты вот говоришь, они гуманнее наших? Так на то она и периферия ! Здесь достаточно кулак показать, лоток разбомбить, дочку или сестру изнасиловать - клиент шелковый становится. Кстати, если помнишь... Нет, откуда тебе помнить! Ты тогда в сауне лежал, пьяный в стельку, ну, примерно, как сейчас, бормотал какую-то невнятицу и улыбался без разбору штангистам и блядям, совершенно не различая пола и статуса.

Левый. Это кто здесь? На братков возникаешь? А по башне?

Кракс. Хороший ты собеседник, Левый! Умеешь слушать - как следователь на допросе! Так вот, пока ты лежал, одинаково равнодушный к прекрасному и безобразному полу, Шершень, их авторитет, и, как выяснилось, родич, усадил меня в джип и со всей спортивной братвой отвез в Буняково. Все калиновские штангисты родом из этого села, там у них хорошая спортивная секция в школе. И временами на штангистов, как на поэта Есенина, находит тоска по дому, они возвращаются под родную сельскую крышу, до утра пашут поле на тракторе "Беларусь" и хлещут с доярками джин и тоник в местном коровнике. (Смотрит на часы.) Точнее, хлестали. Похоже, именно в эту минуту тяжелая атлетика понесла тяжелейшую утрату, и буняковским девкам придется искать себе других хахалей.

Левый. Приказываю на всех казино и борделях приспустить государственные флаги, а в ресторанах и на концертных площадках исполнять только траурную музыку! (Икает)

Кракс (морщится) . Только не надо этого кликушества, Левый! Я не любитель обрядовых песен.

Появляется интеллигент.

Интеллигент. Я не ослышался? Вы про музыку разговариваете, да?

Кракс. В некотором роде.

Интеллигент. Знаете, я преподаю гармонию в консерватории и подрабатываю на полставки в Калиновском пединституте, а вот в жизни не получается гармонии! Сплошной диссонанс на диссонансе.

Кракс. Ну, это не только у вас! Взять к примеру меня. У вас есть свободное время? Спасибо! (Закуривает сигару.) Карьеру в Москве я начал с должности корреспондента газеты "Еврейский комсомолец" - той, что зарегистрирована в Биробиджане, а издается в Москве. Отличная полиграфия, классный фоторяд, мягкий, ненавязчивый сортирный юмор, в общем - любимый таблоид нынешней московской интеллигенции. Я подсказал беспроигрышную универсальную версию-макет первой страницы: слева - фотография из серии "Офигеть можно!", справа - статейка и карикатура из разряда "Фиг вам!", по центру - всякая фигня, а в газетном подвале петитом - криминальное чтиво по разделу "Вот так не фига себе!" Тираж пошел в гору, но после того, как у меня зарубили статью, где я предлагал перенести действующую столицу России из Вашингтона в Иерусалим, пришлось уйти. Я стал пресс-атташе патриотического общества "Вечная память". Для но! ! вых коллег я разработал беспроигрышную тактику: первые тридцать три года великий русский наш народ лежит на печи и философствует, а на тридцать четвертый, зевая, встает, видит, что все командные высоты захватили инородцы, и начинает огонь по штабам. Я набирал популярность, но после того, как на одной из пресс-конференций вручил журналистам по сувенирному топору, меня попросили. Оставался один путь - в администрацию президента. Там я предложил нашим микромакроэкономам программу разрешения всех проблем России в исторически короткие сроки и назвал ее "40 дней". Ключевая идея - массовое внедрение в российскую практику на основе конверсии отечественной оборонки и привлечения западных кредитов дешевой, эффективной, социально ориентированной эвтаназии. Я и слоган придумал классный: "Ударим эвтаназией по жизни безобразиям". "Ты, Кракс, наша фрейдовская оговорка, - сказал на прощание начальник отдела. - То, что у нас в головах еще не дозрело, у тебя уже на язы! ! ке. Иди лучше в публичную политику и пори, что хочешь, направо и налево - там нравы короткие, как в публичном доме"... К чему я клоню? Я, как художник, искал совершенства в каждой из сфер деятельности и пришел к фундаментальному выводу, а именно: совершенство достижимо, но имя ему - абсурд!

Интеллигент. Категорически не согласен с вами, да? Какой-то слишком мрачный итог! Вот, к примеру, проводница вагона, судя по всему, принимает меня за какого-то мафиози. Абсурд?.. Абсурд! Но совершенством или гармонией здесь даже не пахнет. Вот если бы вас, к примеру, назвали бандитами...

Кракс. А мы и есть бандиты...

Интеллигент (смущенный) . И вам не стыдно признаваться в этом?

Кракс. Правда - не стыд, глаза не выест... Ну, ладно, хватит, сантиментов. (Вытаскивает пистолет.) Теперь скажи без дураков: ты зачем подошел к нам?

Интеллигент . Услышал разговор про музыку, да?

Кракс. Только не надо нам пули отливать. Если приставлен от конкурентов - пришьем, извини, конечно, но пришьем. Если желаешь бабки выклянчить - не смущайся, возможно, я тебя проспонсирую.

Интеллигент. Какие бабки? Я в жизни ни у кого и ничего не клянчил, и сейчас не собираюсь.

Левый. Точно! Засланный! (Что-то бормочет с прежней улыбкой.)

Кракс. Слушай, а почему твое лицо мне знакомо? Я тебя среди чеховской братвы не мог видеть?

Интеллигент (запальчиво) . Если мы и встречались, то в прошлой жизни!

Кракс. Я православный!

Интеллигент . А я - атеист!

Кракс. Стало быть, не встречались!

Интеллигент. И я никогда ни у кого ничего не клянчил, да?.. Я, между прочим, зарплату в Калинове получил - вот, глядите! (Вытаскивает и торжествующе демонстрирует Краксу и Левому облезлое портмоне.)

Кракс (двумя пальцами достает из портмоне металлические монетки и со звоном роняет их обратно) . Левый, мы ошиблись. Человек с таким лопатником - либо бомж, либо интеллигент, и в любом случае скоро вымрет и перейдет в гумус.

Левый . В гумус сапиенс! Я бы так сказал. А?

Кракс (интеллигенту.) Прошу прощения. Бывает всякое... Нервы, понимаете ли!.. Белый дом в осаде, президент в растерянности, судьба демократии под угрозой. (Великодушным жестом отпускает интеллигента на волю.) Вы свободны! Паспорт, так и быть, можете не показывать... Левый, за мной!..

Уходят.

Интеллигент (совершенно уничтоженный, вслед им) . Я - клянчу!..

Уходит. В коридоре появляются бородач и Юля.

Юля. Откуда вы взялись?

Бородач. По-моему, мы успели перейти на "ты".

Юля. Пускай на "ты"! Откуда ты взялся на мою голову? Если правда, что мы ехали два года назад в одном поезде...

Пронзительный гудок. Мелькание огней и теней, оглушительный грохот - идет встречный. Затем, также внезапно - ровный свет огней и мерный стук колес.

Почему? Почему тогда ты ко мне не подошел, не заговорил? И я не подошла. Как теперь проверить, не ошибаемся ли мы?

Бородач. А зачем проверять? Надо верить себе, и больше ни чему - ни прошлому, ни будущему.

Юля. Ты знаешь, мне кажется, будто двое пассажиров из соседнего купе - это те самые друзья, с которыми ты ехал в Москву два года назад.

Бородач. Нет, вот это, как раз, исключено. Ты ошибаешься.

Юля. Вот-вот, а вдруг ошиблись мы оба?.. Ну, ладно. Я так и не знаю, откуда ты взялся? Из преисподней? Из рая?

Бородач. Из астрала. Душа после смерти сорок дней проходит через мытарства. Мне это объяснил один священник - тоже в поезде. В моем случае тело полгода бродило в поисках души.

Юля. А что с ней, с бедной душой произошло? Ты ничего не рассказывал про это.

Бородач. Я оставил ее в этом самом поезде, в этом самом вагоне, отвернувшись от женщины, посланной мне судьбой.

Юля. Спасибо, конечно. "В горах мое сердце, а сам я внизу"... А чуть подробнее?

Бородач. А потом понемногу кануло все остальное, что составляет человека - друзья, родные, работа, призвание, имя... Раньше всех - друзья, потому что оказалось, что в бизнесе, как и в астрале, друзей быть не может. Я мечтал срывать звезды с неба, а пропал ни за грош. Странно вспомнить! Я был надутый, важный, сидел в евроофисе, оснащенном компьютерными прибамбасами, спонсировал, когда хотел, каких-то юродствующих недоносков, постоянно крутившихся вокруг меня. А потом сам оказался в дыре, потому что бизнес мой вошел в штопор, грянул срок расплаты по кредитам, а кредиторы оказались ясеневскими братками.

Юля. У меня квартира в Ясенево. Никогда не слышала, чтобы там водились братки. Они какие с виду?

Бородач. От людей не отличишь. Вначале они согласились ждать. Я продал офис, машины, квартиру, родителей отправил в Эстонию - мать оттуда родом. Часть долга уплатил, остальную рассчитывал покрыть, но в перспективе. И тут браткам резко надоело ждать, и они, не спрашивая согласия, оформили на меня кредит с соскоком. Знаешь, что такое кредит с соскоком? Берешь под липовые гарантии деньги, передаешь их браткам, а они гарантированно переправляют тебя туда, где не отыщут ни МУР, ни Интерпол, куда-нибудь в Сингапур или, скажем, на Таити, где тебя уже ждут другие счастливчики, предшественники мои по этой афере.

Юля. Нет, что ни говори, а народ наш - самый добрый в мире.

Бородач. Вот и я пустил слезу умиления, а потом задумался. И понял. Ведь что такое "отправить в Сингапур", в переводе на русский? Замочить, пришить, пустить в расход, откомандировать туда, где тебя точно не найдут. Я решил, что всегда успею попасть в эти края, а кроме того, мне повезло - я получил деньги на день раньше и залег на дно. А через неделю на конспиративную квартиру мне позвонил приятель из Склифа и сказал, что к ним привезли утопленника - тело разбухло, лицо разложилось, но комплекция - моя, есть даже шрам от аппендицита. Так я остался без имени - все остальное было потеряно еще раньше. А потом я стоял на мосту через Енисей, смотрел на течение и думал: может, там, на дне реки и скрывается ответ на великую загадку жизни? И вдруг понял, что нет там никакого ответа, потому что нет благодати, а одна темнота и обман, и не может тело уйти из жизни, потому душа - не со мной. С тех пор мое тело искало встречи с потерянной душой...

Юля. И нашло?.. Извини, глупый вопрос...

Бородач. Честно?

Юля. Считай, что я ничего не спрашивала.

Бородач. Нет, я отвечу. Я полгода скитался по железным дорогам, ночевал на полустанках с бомжами, а потом утекал, как вода, как смутный утренний сон. И так я встретил женщину, для которой оказался первым и единственным мужчиной в ее жизни...

Юля. Почему же первым? Отчего ты так решил? <

Бородач (неприятно задетый) . Как? У тебя был кто-то до меня?

Юля. У меня до тебя был муж, между прочим...

Бородач (яростно) . Муж не в счет! Мужья вообще не в счет. У тебя кто-то был до мужа?

Юля. У меня до мужа были двадцать два года жизни. И когда он познакомился со мной, я жила в душевном раздрызге, потому что... Потому что это не имеет значения.

Бородач За что, Господи? Только-только получил надежду, и вот - оказывается, я не первый.

Юля. И не единственный. У меня есть ребенок - ты его только что видел. И, между прочим, однажды он подрастет и спросит: "Кто мой отец?" Видишь ли, он у меня как-то странно на свет появился. Не то чтобы оснований вовсе не было, просто по всем внешним признакам он не должен был родиться... Муж сперва ухватился за ребенка, как за повод поставить штамп о браке, а когда убедился, что я его все-таки не люблю, как-то затаился. Он и под пыткой не скажет, но я-то вижу, как это его мучит, а вслед за ним и меня... Ой, извини, я совсем с ума сошла. Ты же уважать меня перестанешь за то, что я такие вещи выкладываю человеку, которого знаю пять минут...

Бородач (упрямо) . Два года!

Юля. Хорошо - два года и пять минут. И почему-то прощаю ему все немыслимые дерзости.

Бородач (пристыженный) . Извини. Рассуждая здраво, кто я такой для тебя?

Юля. Не нужно этого! Нужно было подойти ко мне два года назад, если действительно это были ты и я. Мы так много могли бы вместе исправить. (Со слезами.) Как я разочарована! Вы этого просто не видите...

Бородач. Хорошо, разве я против!

Целуются. Снова целуются.

Юля. Ты пропащий! И я пропащая! И все равно, обними меня покрепче. На перроне меня должен встретить муж. Не знаю, не придумала еще, что скажу ему...

Плач ребенка.

Сейчас, моя радость, сейчас!.. Мы уже идем...

Заходит в купе и идет со стаканом к проводнице

(Проводнице.) Можно я воды налью?

Проводница. Об чем вопрос, гражданочка!.. Это у вас ребеночек? Счастливая! Не время, конечно, его заводить, но все равно - счастливая. У меня сеструха младшая, дура дурацкая, все книжки читала, Чехова да Пушкина, и домечталась на пару со своим хахалем, одноклассником, родила сразу после выпускного вечера. Тоже, вроде бы, не ко времени, но сейчас глянешь на племянницу, и сердце тает.

Юля. А что с сестрой стало?

Проводница. А все по-людски. Хахаля сестринского я выгнала - хватит, говорю, нам отца алкоголика! Нечего еще одного козла в семью приводить. Сестру отправила в Ярославль учиться, а младенчик на руках у меня и мамки рос. Первые зубки, первые слова - все на моих глазах происходило. Вот, растет еще одна овечка на заклание ... А вашему сколько?

Юля. Два с половиной . Замечательный мальчонка, только вот не говорит до сих пор...

Проводница. Ничего страшного, еще залопочет. Еще жалеть будете, что он у вас не родился немым...

Юля. Ну, нет, жалеть не буду. Он у меня чудный. Умненький такой, глазки веселые, хитрые...

Проводница. То-то и есть, что хитрые... Ну, ладно, мне пол мыть пора. Вода вот здесь (показывает на кран в нише) - и спокойной ночи до самой Москвы! За час до приезда включаю свет, так что пользуйтесь темным временем по назначению.

Юля наливает воду и уходит. Проводница начинает шваброй мыть пол. Дойдя до купе интеллигента останавливается, затем резко распахивает дверь.

Так-так, что это вы такое делаете?

Голос интеллигента. В окно, к примеру, смотрю! А вы по какому праву врываетесь, да?

Проводница. Ага, не нравится, когда поперек шерсти? В окно он смотрит! А может быть, ты курить собрался прямо в купе? Еще раз поймаю за этим занятием, смотри у меня.

Голос интеллигента. Я буду смотреть в окно, сколько считаю нужным! А курить я собирался в тамбуре, да!

Проводница, домыв пол, возвращается к себе. В коридоре появляется взъерошенный интеллигент. Боязливо оглядываясь, он идет в хвост вагона - курить.

Голос старухи. Ой, что это? Темнота и холод, как в погребе. Завели и бросили. (Пауза.) Ой, да что это? Вроде бы не воровала, не душегубничала. (Пауза.) Ой, как холодно! И ноги замерзли. И руки тоже. Все больше и больше. Ототру платочком, отогрею. А ноги все мерзнут. (Пауза.) И за что это меня? Ай. Кто это? Уж не нечистый ли по мою душу? За что же это, люди добрые?

Женщина выходит из купе и идет к матери.

Женщина. Мама, ты чего?

Голос старухи. Доченька, ты? Да нет, все в порядке.

Женщина. Что ты меня вечно позоришь? Спи!

Идет по коридору и присоединяется к интеллигенту. Ей не спится и хочется с кем-нибудь поговорить.

Женщина. Закурить найдется.

Интеллигент молча подает ей пачку. Женщина закуривает.

Интеллигент. А для чего же вы в Москву в такое тревожное время едете? Цены там почти такие же, как в Калинове, только "сникерсы" дешевле, чем у вас, да?

Женщина. А я как раз за "сникерсами" и еду. Мать на свидание с ее сестрой, моей теткой, везу, ну, и по делам. Семью, знаете ли, нужно кому-то содержать. Мне теперь все равно, на чем наваривать. Это другие будут с голоду пухнуть - до торгашества не опустятся. Я от этого чистоплюйства пару лет назад отучилась, как в Польше на рынке постояла.

Интеллигент. Еще Польска не сгинела... Туда - обратно, Белосток - таможня, бардзо добже, да?

Женщина. Кому добже, а мне нет резона этим живоглотам за каждую гладильную доску чуть не половину доходов отстегивать. По первости - то я всяким барахлом сумки набила, спросу никакого, паны мимо загребают, а ко мне, значит, ни одна курва не подчалит. Я к соседке, поглядеть, как у той дела. "Купи, - шутит, - хоть что-нибудь у меня - для почину". Ну, я и взяла несколько презервативов по тысяче злотых. Бросила рядом со своим товаром и стою, как умная Маша. Тут какой-то пан лысоватый прет на меня, как Пилсудский на Буденного. "Эй, пан!" "Цо?" "Купляй кондом!" "Или коштуе?' "Пять тысяч!"""То драго!"""Все-то вам, говнюкам, драго. Ладно, три!" Смотрю, он за бумажником полез. Только расплатился, я снова к соседке.

Интеллигент. За... э-э.. да?

Женщина. За ними самыми, за гондонами. Продай, говорю, еще, мне мало. "Ну, - говорит, - ты, подруга лихая, даешь! У тебя, - говорит, - не шоп-тур, а секс-шоп получается!" А-а, думаю, в чужие шопы нос не суй, не твое, мамаша, дело. Сволочью буду, а свой бизнес сегодня отыграю бравурно и с модуляциями. И уже не просто возле этих пакетиков с бабами грудастыми стою, а народ завлекаю: "Панове! Люкс-комфорт! Интим-эрзац! Пшицко бэндзе пожонку!"

Интеллигент. А поляки?

Женщина. Влет разобрали. Вот такое чудо на Висле вышло. Им аборты папа делать запретил, а жизнь-то свое берет. Утром - в костел, вечером - в койку. Правда, мужики у них почти как наши, не распинаешь ни на работу, ни на прочие супружеские обязанности.

Интеллигент. Ну, мужики, пардон, разные, да?

Женщина. Не замечала. Вы, вот, с виду, прошу прощения, интеллигент, а прикид у вас облезлый, как у пенсионера - явно носите не первый год. У меня дома такой же за сторожа остался, потому как на большее не способен. Как возьмет в руки газету, все - до ужина в полной отключке. Я его позову: "Сережа!", так он может и не услышать. Пойдем к остановке, увидим, наш троллейбус стоит - хоть убей, не побежит. Я спрашиваю: "А как же ты в армии служил?" Такой пассивный. Лежим рядом, он глаза закроет, поди догадайся, слушает он меня или нет. Я тут фильм посмотрела, как из собаки сделали мужика, и ночью спрашиваю: "Сережа, а если бы у тебя хвост был, как бы ты брюки носил?" Представляете, что он мне ответил? "Я бы его, - говорит, - купировал".

Интеллигент (открывает дверь туалета и щелчком переправляет туда окурок) Ну, вы терпеливая. А у меня бывшая жена нашла в бумагах мои стихи и на развод подала. Не посмотрела, что у нас сын, квартира, пять лет общей жизни за плечами.

Женщина. И что же это за стихи такие?

Интеллигент. Ну, например. (Читает ей на ухо.)

Женщина. Фу, гадость! Пакость какая!

Женщина. Так ведь я не писал ей эти стихи на открытке к восьмому марта, а в столе держал. А она залезла. Мало ли, что у нас, воспитанных людей, в загашнике души. Чем культурнее человек, тем больше у него такой пакости в глубине спрятано. Я вот не могу прилюдно выражаться грубыми словами. Что мне остается? И зачем эти стихи на суде в качестве вещественного доказательства зачитывать?

Женщина. Да, этого я не одобряю. Обматерить, по лбу дать - это одно. А разводиться!.. Вообще не понимаю, как это можно разводиться?

Проводница (подобравшись к ним) . А я не понимаю, как таких извергов замуж выходят?

Интеллигент (нервно) . Между прочим, вмешиваться в чужой разговор некрасиво, да?

Женщина. По сути-то она права. Терпеть не могу бандюков! Сплошной убыток торговле.

Интеллигент. А я-то тут при чем?

Проводница. А ты главный бандит.

Интеллигент помутившимися глазами смотрит на женщину. Та разводит руками, как бы говоря: "Куда от правды денешься?". Вцепившись себе в волосы, интеллигент в отчаянии скрывается в купе.

Голос старухи. За какие грехи мучаете меня? То в темноту бросите, то светом слепите. Вроде честно жила, жила, как могла, пошто теперь терзаете?

Женщина (ворчливо) . Честно она жила!.. Ну, и дура! Впрочем, и я ничем не лучше!.. (Проводнице.) Что, пора спать?

Проводница. Да, я гашу верхний свет.

Расходятся. Проводница в служебном отсеке щелкает тумблером. Верхний свет гаснет.

Голос старухи. Ой, темно! И грохочет что-то! Что за гром такой страшный? И все качается. (Пауза.) Бросили меня, заперли куда-то. Ой, холодно! (Пауза.) И по маленькой нужде хочется. Что ж делать, милые? Господи, что делать?

Плач ребенка

Голос Юли. Не плачь, мой сладкий, не плачь. Спи, золотце, утро будет ясное. Вот уже и засмеялся, радость моя!.

Плач затихает. Стук колес и редкое мелькание огней.

Занавес.


Действие третье.
Перегон пятый
ЯРОСЛАВЛЬ - РОСТОВ ВЕЛИКИЙ

Август 1991 года. Поезд останавливается. Голос диспетчерши сообщает: "Скорый поезд 666 Калинов-Москва прибыл на первую платформу". Проводница выходит в тамбур, слышно, как гремит, опускаясь, лестница. Дрюндель и Вовчик выходят в коридор, закуривают.

Дрюндель. Ты такое за ним припомнишь? Добрый час едем, а он ни слова не сказал. Смотрит в окно, собака, и молчит.

Вовчик. Крыть нечем.

Дрюндель. Точно! И как только мы с этим психопатом в дружбу вляпались?

Вовчик. Не говори. Абсцесс.

Дрюндель. Помнишь, как он на кухне вздумал прочитать узбекам лекцию о товариществе? Если бы ты его за шкворень не упер, они бы его точно зарезали. А помнишь картину в Ленинском зале? "Штурм Берлина". Он на колонне рейхстага приписал: "Капитан Федоров. Жил как собака, погиб, как герой. 5 мая 45 года". Ротный полгода всех до одного сношал, хотел узнать, кто автор.

Вовчик. А приятно!

Дрюндель. Я, вообще-то, очутившись в этом поезде, поначалу обрадовался, думал, Писатель ротного отыскал, и мы едем отдать ему долги по полной программе. А чему обрадовался? В Москве военное положение, и если мы офицеру в ухо двинем, нам впендюрят по полной катушке. А если он за услуги хунте или, наоборот, президенту, уже генеральские погоны получил? Нас же сразу к стенке, Вовчик! Нет, ты понимаешь, во что на этот раз нас хотел втравить Писатель?

Вовчик. Ты ж сказал...

Дрюндель. Что он не нашел Федорова? Да, я и забыл. И что ему неймется? У меня дело со скрипом, но движется, через год, через два получу для своей труппы статус муниципального театра. У тебя тоже перспективы наметились. Иностранцы к нам приезжать начали, мотель для них строят. Чтобы родить, девять месяцев нужно ребенка вынашивать. А он нам предлагает родить за девять дней. Пока ты спал, стихи мне читал: "Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья! Россия вспрянет ото сна, и на обломках самовластья напишут наши имена!" Наши, с вами имена, говорит, золотыми буквами...

Вовчик. ... на могильном граните.

Дрюндель. Обещал лично всучить нам кусочек от мавзолея Ленина с автографом. А зачем мне кладбищенская атрибутика? Мне жизнь мила. Вон, к нему женщины сами косяком валят, хотя он для этого пальцем о палец не ударяет. Почему, спрашивается, я, как лось, рогами стучу перед каждой телкой, а ему все достается на халяву?

Вовчик. Игнорируй. Успех обеспечен.

Дрюндель Уйти в монашество? Нет, пусть все остается, как есть. А вот женщину ему надо найти. И мне тоже. Ты не представляешь, какой это ужас - быть холостяком. Это вы с Писателем способны по несколько лет блюсти аскезу, а я - нет.

Вовчик. Без комментариев! Ноль внимания. Оскорблять бесполезно.

Дрюндель Знаешь, у меня жена перед разводом увлеклась эзотерикой и всякими там проблемами космической энергии. Если нам открыть свои синие, а лучше - фиолетовые чакры и через астрал намекнуть, к примеру, соседке по купе, что там, через стенку, ни за что пропадает парень, может быть, все пойдет как по маслу. Напряжемся, Вовчик, и увидишь: она выйдет из купе и летящей походкой пройдет к Писателю, даже не заметив нас.

Вовчик. Дикость. Средневековье. Ладно. Убедил.

Дрюндель Собрались!

Поезд трогается. Дрюндель и Вовчик смотрят на дверь, ведущую в купе Юли. После напряженной паузы медленно отодвигается дверь в последнем купе и появляется интеллигент.

Интеллигент (закуривая) . Вы не на баррикады Белого дома едете, да?

Дрюндель (не скрывая разочарованности) . Нет. С утра мы обошли все заведения Калинова и по полной перпендикулярности здешних жителей к происходящему в столице сделали вывод, что ничего серьезного у хунты не получится. Эти обалдуи играют не по своим правилам, а потому изначально проиграли... Ты, дядя, только не подумай! Мы и на баррикады интереса ради могли бы выйти, но третий наш кореш, Писатель, уверяет, что наша помощь там не понадобится. Он, Писатель, увлекался историей и усвоил, по его словам, одно: плодами революций пользуется не те, кто проливает кровь, а потом ликует на праздничных площадях, а совсем другие люди. Через какое-то время сладость победы над супостатом выветрится, и героям баррикад станет стыдно за то, что вольно или невольно привели к власти такую сволоту. Так вот, чтобы им не пришлось краснеть, чтобы среди новых сильных мира сего оказалось хотя бы несколько порядочных людей, он и везет нас, своих дружбанов, к месту дей! ! ствия. А мы не желаем, чтобы нас туда везли.

Интеллигент. И правильно. Вот у меня сложилось впечатление, если что-то и происходит в сферах, куда вы стремитесь, то, пардон, исключительно круговорот дерьма в природе. Хотелось бы с вашим приятелем согласиться, да? В конце концов, мы едем в одном поезде, в один город...

Вовчик (приходя в волнение, вдохновенно) . Строго говоря, не совсем так, и даже совсем не так. Знаете ли вы про теорию двух городов? Красиво, черт побери, получается, красиво. Вот, скажем, кроме земного Иерусалима со всеми его синагогами, Стеной плача, резолюцией ООН и Ясиром Арафатом существует Иерусалим небесный - намного улучшенная копия первого, град преображенный, очищенный от скверны и несовершенства. Точно так же там, на небесах, или, если угодно, в соседнем с нами мире, есть второй Лондон, второй Париж, вторая Венеция. Насчет Нью-Йорка - не уверен, а вот небесная Москва точно существует и кое-кто даже имеет шанс пропасть туда, оставаясь в здешней материальной оболочке.

Дрюндель. К примеру, у Писателя в небесной Москве на небесной Остоженке завтра назначено свидание с каким-то ценным кадром, который еще раньше нас рассчитал направление ветра и готов предложить нам в кредит по парусу.

Интеллигент. И вы приедете туда на небесном поезде, да?

Дрюндель. Судя по его номеру - нет. А потом, какие гарантии, что мы приедем именно в град небесный, а не в грешную Москву трех вокзалов, мать-и-мачеху городов русских?

Интеллигент. Мать-и-мачеха? Это вы точно сказали! Я - коренной москвич, а материнской любви от нее так и не дождался. Так значит, вам с вашим приятелем не по пути, да?

Дрюндель. Если бы все так просто. Видишь ли, все дело в его отношении к прекрасному полу. На втором году службы он ездил в отпуск и там договорился со своей девушкой, что сразу после дембеля они играют свадьбу. А потом она ему перестала отвечать на письма. Он ничего не понимал, мягко говоря, нервничал, и тут кто-то ему написал, что она еще в январе выбросилась из окна восьмого этажа. Судя по записке, которую нашли у нее в кармане пальто, виной всему несчастная любовь к какому-то "золотому мальчику" - сокурснику. С тех пор Писатель живет в странной уверенности, что стоит ему полюбить девушку, как она обязательно сиганет из окна. Глупость, конечно. Если бы из моих хоть одна в окно бросилась - так нет, норовят меня выпихнуть. А чтобы девушка не выпрыгнула, нужно, по его мнению, иметь деньги и влияние - как страховку от несчастного исхода. И все бы ничего, укаждого своя идея-бзик, но после того, как он пытался повеситься на гауптвахте...

Вовчик (приложив ухо к купе, с тревогой) . Тихо очень. Слишком тихо. (Пытается открыть дверь, та не отпирается) .

Дрюндель. Вешается! Поймал момент, когда мы вышли, и вешается. А ну, давай, на пару!

Оба с разбегу бросаются на дверь - та не поддается. Разбегаются снова. В этот самый момент дверь неожиданно отодвигается и Дрюндель с Вовчиком со звоном и грохотом влетают внутрь. Интеллигент от греха подальше ретируется к себе. Появляется Писатель, вслед за ним, держась за голову и бока - Дрюндель и Вовчик.

Писатель. Зачем ломиться, когда можно просто постучать. В общем, так, мужики. За то, что я втравил вас в эту поездку, извините. В Москве покупаю вам два обратных билета, машу ручкой - и больше мы не знакомы. Лады?

Дрюндель (вполголоса) . Ну, что скажешь, Вовчик? Пропадет он без нас?

Вовчик. Как пить дать.

Дрюндель. Если не повесится, пойдет на баррикады и бросится под танк, чтобы кровь от этого дорожно-транспортного происшествия пала на врагов свободы. Нельзя его бросать .

Вовчик. Категорически!

Дрюндель. Значит, остаемся с ним?

Вовчик. Остаемся.

Дрюндель. Сволочь!

Вовчик. Скотина!

Дрюндель. Психопат!

Вовчик. Авантюрист!

Писатель. Что вы там шепчетесь? Устраивает вас мое предложение?

Дрюндель. Нет.

Писатель. Хотите лететь в Калинов самолетом? На это у меня денег нет.

Дрюндель. Безобразие, Писатель! Придется нам остаться.

Писатель. В смысле?

Дрюндель. В прямом! Мы бросаем работу и переезжаем за тобой в Москву, юный истерик!

Писатель. Вовчик, он говорит серьезно?

Вовчик. К сожалению!

Писатель. Мужики, спасибо вам! Втроем - втроем мы весь этот златоглавый муравейник перевернем! Эй, держись, Русь совковая, расступись перед птицей тройкой!

Дрюндель. По такому случаю угощай нас пивом.

Писатель. Одна нога здесь, другая там. Сейчас остановка. Ждите, я вернусь.

Дрюндель и Вовочка уходят в купе. Писатель выбегает в тамбур. Поезд останавливается. Голос диспетчерши сообщает: "Скорый поезд 666 Калинов-Москва прибыл на первую платформу". Проводница выходит в тамбур, слышно, как гремит, опускаясь, лестница. Через минуту Писатель с тремя бутылками пива возвращается в купе.


Перегон пятый
РОСТОВ ВЕЛИКИЙ-АЛЕКСАНДРОВ

Октябрь 1993 года. В вагон врывается шофер Сашка - на нем нет лица.

Сашка (орет на весь вагон) . Кракс, Левый! Скорее сюда, блин!

Появляются встревоженные Кракс и Левый.

Кракс (растроганно) . Сашка, живой!

Сашка (опешив) . Это в каком же смысле?

Кракс. В том смысле, что ты жив-здоров! Что случилось? Ты где должен быть сейчас? (Переглядывается с Левым и невольно крестится.)

Сашка. Абзац, братки! Полные кранты! Марат нас пришьет на месте!

Кракс (переглянувшись с Левым) . Поясни!

Сашка. Я, как высадил вас в переулке за вокзалом, сразу рванул на 43-й километр.

Кракс. Почему на 43-й? Тебе велено было ехать на 34-й!

Сашка. Я так и понял - когда до 43-го допилил и ничего там не увидел... (Понизив голос.) Кракс, ты Марату об этом не треплись... В общем, я двух вьетнамцев подсадил - попросились до Москвы.

Кракс. Ты таксист или пацан конкретно? Нашел подработку!

Сашка. Ладно, замяли... По дороге они спрашивают, не довезу ли сразу до Владивостока. Пообещали навар утроить. Ну, думаю, подкину узкопленочных к гостинице "Владивосток" - пока допетрят, что и как...

Кракс. Что дальше было?

Сашка. Полная хана! На сорок третьем, никого не нашел, вернулся на тридцать четвертый. Подъезжаю, а там... (С содроганием.) Калиновские штангисты и наша братва... Абзац!..

Левый. Ближе к делу, водила!

Сашка. Все мертвые - и братва, и штангисты. Загасили друг друга!.. Сплошная мокрота, Левый!

Кракс. Нашло горло на бритву!.. Все до одного лежат?

Сашка. Может быть кто-то и остался, я проверять не стал. Со стороны Калинова менты с мигалками перли...

Кракс. Все до одного... А что вьетнамцы?

Сашка. Испугались, вези, говорят, до Ханоя, платим в баксах.

Кракс. Возьми бабло, ссадишь в Ясенево у кинотеатра "Ханой".

Сашка (снова скулит) . Ну, кранты! Нам завтра в Москве люди все до одного нужны - и на тебе!... Что делать? Что делать?

Кракс. Что случилось, от того не отвертишься, брателла. Марату не звонил?

Сашка. Нет!.. Не догадался со страху!

Кракс. Выедешь на шоссе, свяжись с ним по мобильнику. Скажешь, что цель выполнена - штангисты ликвидированы. Только после этого осторожненько сообщишь о накладке.

Сашка. А ты голова, Кракс!.. А я еще предлагал вас с Вовочкой в расход пустить. Кстати, что там делали наши и штангисты? Ты меня не предупреждал. Марат тоже темнил...

Кракс. Марат не за тем меня в Калинов посылал, чтобы базарить с тобою.

Сашка. Смотри, какие крутые! Слушай, Кракс, а, может, нас кто-то из своих?...

Не успевает закончить, потому что из купе за спиной Кракса и Левого выходят в коридор и идут в хвост вагона Юля и бородач.

(При виде Юли.) Ух, какая лялька! (При виде бородача, пустившего на ходу дым кольцом.) А это еще откуда?...

Бородач заходит в купе.

Кракс. Что ты хотел спросить?

Сашка. А... вот что хотел... Мне. значит, по мобильнику позвонить?

Кракс. Да.

Сашка. А вы? Со мной?

Кракс. Мы едем поездом, потому что так приказал Марат, и отбоя не было.

Сашка. Смурно как-то, братки!.. Ну, да ладно... Труп на трупе! И кровища! Сплошная мокрота!

Уходит, то и дело оглядываясь. Поезд трогается.

Голос старухи. Господи, опять мрак внешний и скрежет зубовный! Помолиться бы да слова забыла. Прости, Господи, стара стала, память отбило.

Кракс. (Вздрогнув) Совсем нервы расшалились. Ты чего все молчишь и черт знает что думаешь?

Левый. О чем тут говорить? Полный копец, Кракс!

Кракс. "О, знал бы я, что так бывает, когда пускался не дебют"... Что же это получается - Седьмая симфония моего любимого композитора, великого русского музыканта Шнитке?.. Рыбак попался на крючок, и варится в ухе...

Уходит.

Левый (преображаясь и обращаясь к невидимой туристической группе - он сейчас гид) . Итак, мы с вами подъезжаем к Граду небесному с восточной его стороны и скоро увидим трое его ворот, в просторечии именуемых Ярославским, Ленинградским и Казанским вокзалами, образующих доминанту восточной стены города. Ворота работы неизвестного мастера сделаны каждые из одной жемчужины, стены сооружены из чистого ясписа, а улицы здесь - как прозрачное золото и занесены в список культурного наследия ЮНЕСКО. Прошу обратить внимание на примечательную особенность этого памятника : ворота не запираются ни днем, ни ночью, тем более, что ночей здесь тоже не бывает, так что вход сюда всегда открыт, а выход не предусмотрен. По въезду в город - регистрация, а затем увлекательнейшие экскурсии с лучшим после Вергилия гидом всех времен и народов, тем более, что все время отныне - наше.

По ходу его спича из купе выходят проводница, женщина и интеллигент. При последних словах Вовчика они хлопают в ладоши. Из купе высовывается рука Кракса и затягивает Вовчика внутрь.

Проводница (женщине) . Артист! Вы что-нибудь поняли?

Женщина. Пытаюсь. Слова по отдельности все понятные, кроме этого самого Извергилия, а общий смысл все равно не улавливаю.

Проводница. Не Извергилий, а старуха Извергиль - у писателя Максима Горького рассказ такой есть, сеструхе он в школе нравился, она мне его вслух читала. (Смотрит на интеллигента.) Ишь, уставился, ирод! Натуральный Извергилий!

Интеллигент, передернувшись всем телом, ретируется в купе.

Женщина. Пойду я. Прямо голова от напряжения заболела. Нельзя столько думать, особенно - ночью.

Уходит.

Проводница. Смысл, смысл. Какой еще смысл!

Уходит.

Из шестого купе в куртке и с заплечной сумкой в руках выходит бородач.

Бородач. Все свое ношу с собой. А вот тебя и сына не могу взять... Как он, спит?

Юля. Спит... Неужели все? Может быть, тебе поселиться в Калинове. Мать поймет, а сын, слава Богу, пока что маленький , родного отца не различает...

Бородач. А муж - не к ночи будь помянут?

Юля (сокрушенно) . Да, конечно...

Бородач. Кроме того, меня в Калинове знает несколько хороших людей, которые рано или поздно меня увидят, не желая зла, проболтаются. А потом, дело не в Калинове или Москве. Мы могли бы поселиться хоть на Новой Земле, но снова став человеком от мира сего, я не смогу жить тихо. Сначала обрасту кучей знакомых, потом закручу какое-нибудь дело. Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, рано или поздно упрется в Москву, и тогда развязка неизбежна. Это я сейчас сидел тихо, как мышка, а обычно к концу поездки поднимаю на уши весь вагон. Нет, жить тихо - не для меня.

Юля (прильнув к нему) . Но ты обещаешь, что вернешься?

Бородач. Я же сказал, что найду выход. Считай, что жизнь твоя гарантирована во всех отношения. Я построю для тебя новый город - вместо Москвы и Калинова. Но пока мне нужно время, чтобы все обдумать и взвесить. Время - единственная вещь, которая играет сейчас на тебя.

Юля. Если ты обманешь и не появишься снова, я больше никому не буду верить.. Если не останется тебя, для чего мне растить сына? Чтобы однажды и он оказался в этом мире теней и оборотней?..

Бородач. За сына не бойся. Если он молчит до сих пор, то лишь потому, что говорить особо не о чем. Может быть, он пришел, чтобы возвестить людям новую великую истину, мимо которой мы, взрослые недоумки, проходим, так ничего и не увидев? Может быть, он станет оправданием нашей бестолково прожитой юности... (После паузы.) Ну, ладно! Сейчас сойду в Александрове - и до скорой встречи!

Юля. Если до встречи, иди!

Отталкивает его. Бородач идет к выходу, там останавливается, тихонько машет рукой. Юля молча кусает пальцы, затем порывисто бросается к нему, целует, кусая губы, и обнимает, впившись пальцами в спину. Затем, отвернувшись, убегает к себе в купе.

Бородач уходит, потом возвращается и торопливо идет в конец вагона..

Бородач (вполголоса) . Юля, Юля, а твой адрес! Как я тебя в Калинове искать буду?

Соседняя дверь отъезжает и лицом к лицу с ним оказываются Кракс и Левый. Писатель, сделав вид, будто ничего не происходит, проходит в хвост вагона, Кракс и Левый, словно зачарованные идут за ним. Уперевшись в дверь тамбура, Писатель поневоле поворачивается.

Кракс (выхватывая пистолет) . Писатель!

Левый (выхватывая пистолет) . Ты!

Бородач, вяло пожав плечами, разворачивается и хочет уйти, но Кракс и Левый хватают его за плечи.

Кракс. Какая трогательная встреча! Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца!..

Левый. Дочь Иаира. Матфей. Стих 125. Чудо.

Кракс. Для покойника ты неплохо выглядишь, однако.

Бородач (оборачиваясь к ним) . Здорово, ребята. У меня к вам сразу же предложение. Тут, совсем рядом младенческим сном спит маленький ребенок. Отойдемте в сторонку, и там дружески пообщаемся.

Кракс. Только не вздумай сбежать - пристрелим!

Отходят в дальний конец вагона.

Кракс. Славно ты нас подставил, Писатель, мир твоему праху! Мы за тебя поручились, от приговора тебя отвели, а ты взял, да слинял вместе с бабками.

Бородач. Я, конечно, на все ваши вопросы отвечу, но не найдется ли у вас для начала закурить.

Кракс. Только не думай, что открутишься. Как говорит Марат: что написано на перрон, не вырубишь топором. На!

Бородач (рассматривает пачку) . "Парламент". Символично, однако... Ну, ребята, как вы жили все это время? За твоей карьерой я по мере возможности следил. Чем все кончилось?

Кракс. Банкротством, Писатель. Так что прибрал меня Марат, работы никакой не давал, только возил с собою по казино и на стрелки. Я поначалу маялся, а потом привык, вошел во вкус. И только я расслабился, как он говорит: "Хватит тебе, яхонтовый, жизнь свою за наш счет прожигать, отправляйся, золотой, парламентером в Калинов, и либо положи этот городишко к моим ногам, либо отомри за ненадобностью!" Понятное дело, во-первых, я сам калиновский, а во-вторых, работа расстрельная, никто добровольно не поедет, а я на счетчике, пришла пора баланс подводить.

Бородач. А что у Левого было?

Левый. Было ли, не было ли. Отмывал деньги. Стал владелец ломбарда. Большой человек. Пришла баба. Попросила бабки. Под залог квартиры. Дал бабки. Прошел срок у бабы. Бабки у бабы потрачены. Квартира у бабы переписана на ребенка. Ребенку пять годиков. Судиться без толку. Квартира уплыла. Бабки уплыли. Приплыли братки. Меня отодвинули, чтоб не мешал. Взяли бабу за белы руки. Взяли лом. Сломали правую руку. Нет у бабы бабок. Сломали левую ногу. Нет у бабы бабок. Сунули бабу в нужник. По горло в дерьме сидит баба. День баба сидит. Два баба сидит. Нет у бабы бабок. Хромай, баба, прочь. Иди-ка сюда, Левый! Гони бабки, а то оторвем репку!

Кракс. Левого поставили владельцем магазина автозапчастей.. На новом месте к нему повадились сплошь да рядом свои же, ясеневские, и всякий раз, когда они доезжали до Левого, у них не было наличных. Левый завел книгу долгов. Однажды в магазин заглянул Марат и нечаянно узнал, что магазин больше чем наполовину работает в кредит. Левого хотели за все прошлые грехи пришить, но передумали и приставили ко мне в парламентскую делегацию, уговаривать калиновских штангистов добровольно поделиться рынком.

Бородач. Как Марат?

Левый. Блестяще. Как песня! Не задушишь, не убьешь!

Кракс. В уголовной среде, как на поверхности Солнца, протекают постоянные пертурбации. Царицынских, микояновских и останкинских общими усилиями пустили на колбасу. Таганские раскололись пополам и гасят друг друга, у чеховских нескончаемые разборки с горьковскими. Все течет, хотя, в сущности, ничего особенно не меняется. И Марат не меняется. Если услышит, что Писатель жив, сразу заподозрит нас в сговоре с тобой.

Бородач. То есть, вам остается привезти меня к ним живого или мертвого.

Кракс. Не дави на чувства, Писатель. Ты - не ребенок. Про твою слезу Достоевский ни слова не написал..

Бородач. Итак, вы меня привезете к ним. Дальше?

Кракс. Нет, ты нас на понт не бери! Мы, может, с Левым еще не придумали, как нам решить проблему твоего, писателева, существования. Ты нас в этот брудершафт, как сказала бы проводница, втравил, и мы сейчас могли бы стать травой, а ты бы жил да бороду почесывал... Но мы тебе зла не желаем, сволочь! (Умоляюще.) Писатель, отдай кредит. Или дай ниточку, чтобы можно было его перевести в какой-нибудь фонд детей, больных СПИДом, - туда, где Марат сидит членом правления. В конце концов, это не твои деньги.

Бородач. Не могу.

Кракс. С каких это пор ты стал жмотом? Зачем тебе мертвому деньги?

Левый издает невнятный звук.

Видишь: ты даже Левого обидел, а это хуже, чем ударить ребенка, больного СПИДом.

Бородач. Нет денег, мужики. Я их, за вычетом двухсот долларов на карманные расходы, полгода назад из Красноярска телеграфом перевел обратно в банк.

Кракс. Нет, ты не юли, Писатель! Еще вчера мы могли с тобой миндальничать, но за последний час все радикально переменилось.

Левый. Кардинально.

Кракс. Я тебе говорил, Писатель, мы были на нашей малой родине по поручению Марата. Выполняли роль живца в операции по ликвидации калиновских боксеров. Но живцы остались живы, а ясеневская братва и боксеры друг друга взаимно ликвидировали.

Левый издает невнятный звук.

Кракс. И это не все. Сразу после того, как мы это узнали, пришла весточка от Марата. Си-Эн-Эн готовит репортаж о массовых беспорядках в центре Москвы у Белого дома и возле Останкино. Планируется от сотни до тысячи убитых, и даже несколько иностранных журналистов - для достоверности. Под проект выделены нешуточные средства, и совет братвы постановил, что мы должны этиденьги взять. На роль снайперов-террористов, которые будут обстреливать мирную толпу зрителей, уже наняты сотрудники президентской охраны - эти вне конкуренции. Зато свободны вакансии на роль массовки - фашиствующей толпы молодчиков. Кандидатов много, даже негры-братки из университета Патриса Лумумбы набивались, но их сразу отсеяли - какие, мол, негры, в стране белых медведей. А вот с остальными конкурентами у наших забита стрелка, и тут каждый ствол на счету.

Бородач. Погоди, Кракс. Я похоже отстал от жизни. Выходит все эти страсти по Белому дому - не более, чем прелюдия к репортажу Си-Эн-Эн?

Кракс. А разве репортаж Си-Эн-Эн и не есть самая что ни на есть наиреальнейшая реальность? Мы живем в век глобальных технологий, Писатель, и этот век принадлежит телевидению. Конечно, я почти уверен, что наш телевизионный триллер будет отдавать голливудщиной: миллион статистов, куча пиротехники, монтаж из марша тяжелой техники на фоне трупов и крупным планом портреты улыбающихся победителей под рекламу пасты "Блендамед". А года через два какой-нибудь стопроцентно русский режиссер снимет на этом материале фильм-оскароносец и название соответствующее сконструирует: "Унесенные демократией", "Утомленные свободой" или еще что-нибудь в этом роде.

Левый. Закрой хлебало, Кракс. Будет представление. Нас не будет.

Бородач. Ваши затруднения я понял, ребята. Надо это хорошенько обдумать.

Кракс. Не надо!

Левый. Избавь!

Кракс. Не надо, Писатель. С братками, по меньше мере, все расписано наперед, и всегда знаешь, когда тебя спасут от верной смерти, жертвуя собой, а когда пристрелят в затылок, защищая интересы дела. А вот с тобой, Писатель, никогда ничего заранее не угадать. Помнишь, ты цитировал когда-то в этом же самом чертовом поезде: "Товарищ, верь!.."

Бородач. Какой я тебе, на хрен, товарищ? "Браток, поверь взойдет она - звезда пленительного счастья".

Кракс. Так вот, звезда вошла - для кого кремлевская, для кого маршальская, для кого марсова, для кого Давидова, для кого арабско-палестинская звезда Алголь, для кого сразу пять армянских с коньячной бутылки, а для иных - все пятьдесят с американского флага. А что для нас взошло? (Направляет на бородача пистолет) . Что у нас сейчас? Остановка в Александрове?.. "Тень Грозного меня усыновила!.." Живо в туалет, Писатель!

Бородач. А если я не хочу. (Пятясь.) Оставьте меня в покое, опричники проклятые!

Кракс. Никто тебя не спрашивает, чего ты хочешь.

Левый. Лучше пойти. Так разумнее!

Кракс (сует ему пачку сигарет) . Покури, и подумай о своем прошлом и будущем - вернее, об отсутствии такового. И молчи - ради твоей же пользы.

Запихивает бородача в туалет.


Перегон шестой

АЛЕКСАНДРОВ - МОСКВА

Октябрь 1993 года. Те же лица. Поезд останавливается. Голос диспетчерши сообщает: "Скорый поезд 666 Калинов-Москва прибыл на первую платформу". Проводница выходит в тамбур, слышно, как гремит, опускаясь, лестница. Из купе выглядывает интеллигент, но, увидев в конце вагона толпу, тут же снова задвигает дверь.

Кракс (кровожадно) . Сдадим его тепленького в руки Марату. Пусть братва порадуется.

Пауза.

Вроде там окно звякнуло, а, Левый?

Пауза

Нет, послышалось.

Поезд трогается. В коридор возвращается проводница с телеграммой в руке.

Проводница. Придумают тоже, посылать телеграммы бригадиру под утро. (Заглядывает в купе, берет сумочку с билетами, затем зажигает в вагоне свет) . Подъезжаем к Москве. Просыпаемся, собираем белье, умываемся. После Загорска закрываю туалеты. (Пробует открыть туалет, а когда это не получается, стучит туда и злорадно говорит.) Эй, ты, русская интеллигенция! Проедем Загорск, и придется тебе терпеть до вокзала... Белье и одеяла сдаем! Кому нужны билеты, предупреждайте сразу. (Заглядывает в первое купе.) Билеты не нужны? Нет, здесь билеты явно без надобности. (Заглядывает в купе женщины.) Билеты нужны? И не забудьте за мамашей белье прибрать.

Голос старухи. Господи, совсем измаялась. Дай мне света и покоя, Боже! Ничего больше не прошу

Кракс. Заговорили сумерки сознания... (Прислушивается.) Нет, молчат... (Левому.) Что-то больно тихо в туалете, тебе не кажется? Уж не сбежал ли он от нас? Открыл окно и сбежал на станции, а? С Писателя такое станется.

Стучится в дверь. Никто не отвечает.

(Не без удовлетворения в голосе.) Неужели сбежал?

Левый. А что, если?

Кракс. (Прислушивается.) Повесился! Давай, на пару! Быстрей!.. Психопат! Скотина! Авантюрист!

Со второго броска дверь распахивается и оба они с грохотом и звоном пролетают вперед. В дверях вырастает бородач. Следом, потирая ушибленные части тела, появляются Кракс и Левый. Поезд трогается.

Бородач. Зачем ломиться, когда можно просто постучать?

Кракс (приходя в себя) . Ты здесь?

Бородач. А где я должен быть?

Кракс (заглядывая в туалет) .Это ты открыл окно?

Бородач. Да, свежего воздуха глотнуть захотелось. А что? (Начинает кое-что понимать.) Вы рассчитывали, что я выпрыгну из окна?

Кракс (обхватив голову) . Сперва ты умираешь, никого не известив, что жив, потом оживаешь, даже не спросив, как к этому отнесутся все вокруг, а когда тебе дают возможность слинять, кобенишься!

Бородач. Как это "никого не известив"? Слушайте, о чем речь? Я, помнится, звонил тебе, Кракс, и рассказал о своих планах, разве не так?.

Левый (вскинувшись, Краксу) .Знал и молчал? Западло, Кракс!

Бородач. А вечером того же дня такой же разговор был с тобой, Левый. .

Кракс (хватает Левого за лацканы красного пиджака) . Паскуда! Обманывать единственного друга.

Бородач. Так вы друг другу не сказали ни слова?

Кракс. Чтобы я проболтался такому треплу?

Бородач. Удивительное дело, два года назад мы ехали в этом же поезде в Москву, три юных пассионария, полные надежд и иллюзий. И вот мы едем снова в прежнем составе, с той лишь разницей, что один из нас (показывает на себя) - вор...

Кракс. Какой же ты вор? Не возводи на себя поклепа, Писатель...

Бородач. ... двое других (кивает на Кракса и Левого) - убийцы...

Левый. Перегнул. Этим не грешен.

Бородач (неумолимо) ... а все трое - жертвы скверной байки о небесном городе. Выходит, вы, ребята, полгода забивали друг другу баки, а сейчас великодушно предложили мне сбежать, не уверенные в том, что один из вас не заложит другого? До чего же мы докатились ... Нет, я таких подарков не принимаю. Я вас в это кровавое дерьмо втравил, мне и выводить вас отсюда. Предложу Марату свою жизнь в обмен на ваши.

Левый (саркастически) . Раскаяние Ивана Сусанина. Глинка. Пятый акт.

Появляется проводница.

Проводница (заглядывая в купе Юли) . Билеты нужны? Нет... А белье даже не расстелили?.. У - ты, какой зайка!.. Мальчик, а все равно - прелесть...

Заходит в купе.

Левый (неожиданно) . Сволочи! Все сволочи! И мамаша моя - в первую очередь.

В ярости стреляет в открытое окно туалета в ночь. Писатель и Кракс невольно бросаются к нему и пытаются поймать его за руку, но Левый двумя короткими хуками швыряет их на пол. Из купе снова выглядывает интеллигент, но, став свидетелем скандала, поспешно задвигает дверь.

(Беря друзей на прицел) . Остановить меня хотели? Ну, что, дружбаны? Вам бы только посмеиваться, по плечу меня похлопывать да шутить, какой у вас Левый дуболом и хрен болотный? Все-то вам хихоньки да хахоньки да зубоскальство одно. Теперь мой ход, кореша. И не вздумайте шевельнуться - разом впаяю пломбу промеж глаз!

Кракс . А зачем шевелиться? Нам и на полу хорошо? Правда, Писатель?

Левый приставляет пистолет к виску и в этом момент появляется проводница со стопкой белья в руках.

Проводница. Что за шум? (Смотрит на пистолеты) . Ребята, это у вас настоящие?

Левый (не поворачивая головы) . Да.

Проводница. Шутники!.. (Смотрит пометки в блокноте.) Белья вы не брали... Билеты нужны?

Кракс (не сводя глаз с Левого) . Нет.

Проводница (бородачу) . А тебе, борода?

Бородач (не сводя глаз с Левого) . Оставьте себе.

Проводница. Тоже мне подарок сделал!...А что это окно настежь распахнуто? Непорядок (Заходит внутрь, чтобы закрыть окно) .

Левый . Все.

Стреляется. Грохот. Левый стоит, как столб, закрыв глаза и покачиваясь вместе с вагоном.

Кракс (вставая с пола) . Извини, Левый, не успел тебя предупредить. Патроны в наших стволах - холостые. Так что ничего у тебя не выйдет. Жизнь вхолостую - смерть вхолостую!..

Проводница (выходит в коридор) . Эй, молодые, холостые, неженатые! Кто из вас Кракс? Еврейский такой фамилия...

Кракс. Это и не фамилия вовсе, а прозвище... Между прочим, по паспорту я - Смирнов... Так что случилось?

Проводница. Телеграмма до вас. Чудак какой-то прислал по рации бригадиру поезда.

Кракс. Давайте! (Хватает телеграмму) .

Проводница. Ишь, какой нетерпеливый. А еще в красный пиджак вырядился. Вы за кофе заплатили?..

Кракс (читая телеграмму) . Заплатили.

Проводница уходит.

Бородач. У вас от меня секреты?

Кракс. Нет. Не поверишь, но послание всем троим. "Краксу, Левому, Писателю. Ждем перроне полным отчетом. Открылись три горящих путевки Сингапур. Обсудим. Марат" .

Бородач. Сашка! Это он меня заложил!

Кракс. Ты выходил в коридор во время нашего разговора? Идиот! Почему они не прикончили нас всех сразу - еще полгода тому назад!

Бородач. Три путевки в Сингапур? Всегда ценил в Марате неотразимый юмор. Сингапур. Это радикально.

Кракс. И самое главное - необратимо. Теперь он пришьет нам и смерть братков, и сорванные съемки в репортаже Си-Эн-Эн, и все свои грехи заодно...

Левый. Вот и пожили. Пора и честь знать. Правда, Кракс?

Кракс отворачиваются к окну.

Бородач. Это я уже проходил, ребята. Три стадии предсмертного ужаса. Сначала лихорадочное возбуждение, когда мечешься, будто в зверь в клетке, не находя выхода...

Кракс приходит в лихорадочное возбуждение и мечется по коридору, не находя себе места.

Вторая стадия - когда руки опускаются, и ты способен часами находится в оцепенении, глядя в одну и ту же точку.

Кракс, застыв, устремляет взгляд в пустоту.

А потом заключительная стадия - животный ужас... За Енисеем на одном из полустанков обходчик-алкоголик водил меня в тайгу, на зверя, и на том берегу речки мы увидели молодого медведя. Обходчик вскинул ружье и целиться. Медведю деваться некуда: до леса - далеко, до нас близко - но не подступиться, и вот тогда он заревел и лапами начал закрываться от выстрела - совсем как маленький ребенок...

Кракс издает звериный рев. В коридор высыпают женщина и Юля с бельем в руках. Из купе с затравленным видом выглядывает интеллигент и снова задвигает дверь. Женщина и Юля, вглядевшись в происходящее и увидев только спины Кракса и Левого, идут к служебному отсеку. Женщина, уснувшая под конец рейса и оттого чуть заспанная, заходит в туалет - переодеться в верхнюю одежду, которую несет на руке.

Кракс (отрывает руки от лица - он совершенно спокоен) . Ну, как тебе, Писатель, театральный этюдик?

Бородач. Ч-черт!.

Кракс. Вот именно. Мы-то, знаешь, уже пережили эти три стадии умирания, и все последующие тоже, потому что сразу после твоего исчезновения братки целый месяц собирались на квартирах у меня и Левого, пили, развлекались, а попутно решали, сразу нас загасить или попозже. А сейчас - чего нам боятся? Дважды не умирают, хотя ты имеешь превосходный шанс попасть в книгу Гиннеса как исключение.

Юля (сдав белье, подходит к ним вплотную и замечает бородача) . Как, ты не ушел?

Бородач разводит руками.

(переводит глаза на Кракса и Левого.) Так это он от вас спасается?

Кракс. Сударыня, это еще спорный вопрос, кто от кого здесь спасается.

Юля (показывая на пистолеты) . Как вам не стыдно. Спрячьте подальше ваши вторичные мужские признаки!

Кракс и Левый неловко прячут пистолеты.

Юля (Бородачу.) Почему, почему ты здесь?... Разве не обещал ты найти выход?

Кракс. Так он и вам что-то пообещал? Мои глубочайшие соболезнования ! Кстати, мы нигде не встречались?

Бородач. Кончай паясничать, Кракс. Юля, прошу любить и жаловать: это мои армейские кореша: Кракс - первый краснобай Забайкальского военного округа, и Левый - который много думает и мало говорит.

Кракс. И чем больше он думает, тем меньше говорит. Между прочим, кроме бандитских кличек у нас есть и имена собственные. Меня, например, можно звать Дрюндель, уменьшительно-ласкательное от Андрея. А вот этого трепетного жмурика кличут Вовчиком. Скажите, Юля, мы с вами прежде не встречались?

Юля. Да, я уже видела вас - всех троих. И Дрюнделя, и Вовчика... Кстати, как зовут вашего друга?

Кракс. Так ты теперь охмуряешь головы дамам, даже не представившись?.. Какое падение нравов!.. Не знаю, интересно ли вам знать его паспортные данные, тем более, что паспорт ликвидирован по случаю смерти владельца, но мы его зовем Писатель. Кроме того, в армии он у нас был главным кашеваром, а мы, соответственно, расхлебаи, поскольку вот уже сколько времени расхлебываем кашу, которую он заварил.

Юля. И теперь вы его хотите убить?

Кракс. Вы располагаете неточной, или, скажем так, устаревшей информацией. Убить или, говоря более поэтически, загасить, собираются всех нас троих. Мы крупно влипли, мадам.

Юля. И поделом!

Бородач. Перестань, Юля! Я если жив до сегодняшнего дня, так только благодаря Вовчику и Дрюнделю. Они поручились за меня перед ясеневскими, хотя я их уговаривал одуматься.

Кракс. Не очень активно, правда, но мы не в обиде. Писатель тогда был невменяем. Потом пришла наша очередь, но за нас поручится было некому. Впрочем, по всей видимости, за нас поручился Бог. Сегодня его гарантии кончаются.

Бородач. Пойми, Юля, это такие люди! Я их волоса не стою!

Юля . Почему же ты, ничтожество, всучивал мне себя, как старьевщик - гнилой товар? (Плача) . Господи, какое свинство! Второй раз в жизни поверила человеку... (бородачу, пытающемуся утешить ее.) Не трогай меня!

Левый (ни к кому не обращаясь) . В детстве я почему-то я думал, что уроды и калеки сами виноваты в своих несчастьях. Теперь, когда я сам стал уродом из уродов, я начинаю сомневаться в своей догадке. Куда все делось, Господи, куда все делось? (Решительно.) Хватит слов. (Открывает коробку и начинает разжигать свечи, прилепляя их по всему вагону и превращая коридор в подобие иконостаса.)

Кракс. Левый, что ты делаешь? Это же свечи на именинный пирог!

Левый. "Где стол был яств, там гроб стоит!" За помин души калиновских штангистов!.. А это - за ясеневских!.. За нас троих!.. За мамочку!... Прости... и прощай!..

Из туалета выходит женщина. Она переоделась в верхнюю одежду. Халат перекинут у нее через руку.

Женщина (проводнице, моющей стаканы) . И что, каждую ночь приходиться вот так вагон обихаживать?

Проводница. А то как же, милая? Каждый раз убираю, вылизываю, словно жду кого-то самого важного, а его нет как нет. Да и какой это дом, если вдуматься, так, турусы на колесах, но все едем куда-то, потому что сворачивать некуда, только под откос.

Женщина. Как там, в Москве? Овладел президент Белым домом, или эти идиоты отбились?

Проводница. А вам-то зачем она далась, наша власть, милочка?

Женщина. Зачем далась? (Поглаживает левую ягодицу, и мечтательно смотрит вдаль) . Зачем далась!... Богу весть, болтать не велено!.. А Белым домом он овладеет, гарантирую вам.... (Не дождавшись ответа, поворачивается в сторону коридора.) . А там что за огни? Уж не пожар ли?

Проводница. Не дай Бог! Наш вагон последний - глазом моргнуть не успеем, как сгорим!

Идут по вагону. Навстречу из шестого купе движется интеллигент.

(Интеллигенту.) Слушай, ты, крестная морда! Сразу после Загорска туалет закрываю, так что одна нога здесь, другая - там.

Интеллигент (вдогонку) . А вот этого не хотите? (Показывает крайне неприличный жест и с грохотом закрывается в туалете.)

Кракс (бородачу) . Возьми, Писатель, вот эти сувенирные корочки. Презент. На долгую память, надеюсь. (Передает ему корочки) .

Бородач. Что это?

Кракс. Удостоверение Союза защитников Белого дома "Живая лента Мёбиуса". Вклеишь фотографию, сможешь по-свойски захаживать в администрацию президента и на демтусовки. Кстати, ты не поверишь, но мы с Вовочкой нашли-таки Федорова.

Бородач. Какого Федорова?

Кракс. Как какого? Ротного нашего.

Бородач. А-а, Федорова! Я про него и думать забыл.

Кракс. А я помнил. Оказалось, не стал он никаким генералом, вышел в отставку, спился с круга, нищенствует, можно сказать. Хотели мы с Вовочкой его отметелить, а как увидели пьяного, оборванного, так всякое желание пропало. С кем, думаю, счеты сводить - с этим плевком на мостовой? И так нам тоскливо стало...

Женщина (приблизившись) . Что за похоронная процессия? Милочка, вы же плачете! (Юле.) Родная моя, да ты же плачешь! Что-нибудь с маленьким? (Обнимает ее.)

Юля (всхлипывая, показывает на бородача, затем на Кракса и Левого) . С ним! И с ними! Их убьют в Москве...

Женщина. Да что ты, роднуля! В Москве комендантский час, милиция с ОМОНом на каждом шагу. Эти никому не дадут убить - если только сами от балды не ухлопают.

Проводница (Левому) . Все, что разжег - загасить! С ума все спятили! Вагон за девять минут сгорает!

Решительно возвращается в голову вагона и дергает ручку туалета.

А ну выходи, крестная морда!

Голос интеллигента. Я не крестная морда!

Проводница (издевательски) . А кто ты - русский интеллигент?

Голос интеллигента. Если так, то я не русский и не интеллигент! Не открою, да?

Проводница (задохнувшись от возмущения и обиды) . Как это не откроешь? Ты сейчас не со мной, ты сейчас с МПС разговариваешь!.. Открой, паразит! (Пытается плечом высадить дверь.)

Голос интеллигента. Предупреждаю: у меня с собой толовая шашка. Как только вы взломаете дверь, взорву вагон ко всем чертям.

Проводница. Взрываешь? Мой вагон? Милок, не надо, я тебя не трону. Сри, золотой мой, хоть до самой Москвы - я уберу, только ничего не взрывай.

Бежит в тамбур и срывает там стоп-кран. Поезд с грохотом останавливается, все валятся на пол. Пламя свечей колеблется и гаснет, воздух наполняется чадом.

(Вбегает в купе проводниц и включает внутреннюю связь.) Бригадир! В шестнадцатом вагоне маньяк с динамитом. Заперся в туалете, угрожает взорвать состав. Что? Не слышу! (Выбегает в коридор.) А вы чего разлеглись? Живо в тамбур!

Все молча поднимаются и отряхиваются, не спеша выполнить указания.

Телитесь побыстрее! (Юле.) Что с тобой?

Юля. У меня только что умерла та часть души, которой я любила.

Проводница. Серьезно?.. Валерьянки, может быть?

Юля. Не поможет. (Краксу.) Можно у вас попросить это... (Пальцами изображает пистолет.)

Проводница. Он не настоящий, так что не рассчитывайте...

Женщина. Милочка, а как же ребенок. Кто ж ему слезу утрет?

Юля. У него есть отец.

Женщина. Эти отцы сами кого хочешь доведут до слез.

Проводница. Точно!

Бородач. Юля!..

Юля. Ничего не говори, ради всего святого. Ты вот все злился, что не первый у меня. Так знай, ты у меня - никакой, и ничего между нами быть не может. По крайней мере, у ребенка будет родной отец, хотя бы в этом он будет уверен.

(Краксу.) Спасибо, как видите, пока не понадобилось. Вот когда сыну исполнится восемнадцать ...

Проводница (приходя в себя) . Долго мне здесь будут голову морочить? Вон все из вагона. (Смотрит в сторону туалета.) С этим я сама разберусь. (бородачу, Краксу и Левому) . А вы чего стоите?

Кракс. А мы не спешим в Москву! А потом, мы не можем оставить вас в вагоне одну лицом к лицу с опасностью...

Прислушивается. Толчок и удаляющийся стук колес.

Проводница. Погодите! Что они делают, ироды?!!

Выбегает в тамбур и распахивает дверь.

Уехали! Отцепили вагон и уехали!

Голос интеллигента. Ага, не видать вам Загорска, как полякам при Пожарском, да?

Писатель. Ну, что, хозяюшка, приехали?

Голос старухи. Эх, дочка! С кем сейчас шашни крутишь? А ведь могла бы я и не пойти за твоего отца! Рядом Петруха-матрос жил, в тельняшке ходил, уж как я его любила. Так ведь родители сказали: иди замуж за Семена, он хозяйственный. Я тебя родила, а ты меня помирать в темноту бросила.

Женщина (свирепея, врывается в первое купе) . Мама, я тебя сейчас и вправду задушу! Какие шашни, когда я семью, мужа и тебя, дуру старую, на своей шее волоку? Не бросали тебя по-настоящему, вот и подняла скулеж!

Голос старухи. Да разве я что говорила?

Женщина. Уж лучше бы вышла замуж за своего Ваньку! Разве был у меня отец? Какой он отец? Какие у нас мужья и отцы? Слякоть!

В коридор выходит старуха. Она оказывается на редкость моложавой на вид и весьма легкомысленно и кокетливо одетой для своих возможных лет.

Старуха. Не плачь, дочка! Зря, думаешь, с тобой в Москву езжу? Толкового мужа присматриваю...

Женщина. Для меня, что ли?

Старуха. Петруха-матрос мой, говорят, лет сорок назад в Москву подался... Не плачь, дочка, не лей слезу. Мало ли, что ты - нескладная. На то она и жизнь!

Обнимает плачущую дочь. К ним, хлюпая носами, присоединяются Юля и проводница. На женщин озадаченно смотрят бородач, Левый и Кракс.

Бородач. Кракс, ты прав, я идиот! Мы все в этом поезде мчимся в тартарары, как бараны, на бойню, и никому не придет в голову сорвать стоп-кран и сойти. Я - идиот!

Кракс. Я тебе это тысячу раз говорил! Но лучше быть живым идиотом, чем мертвым умником.

Бородач. Ладно, давайте скорее прикинем, что нам делать.

Кракс. Я так думаю: после гибели братков на самого Марата наверняка начнется охота. Слишком многим он наступал на мозоли...

Бородач. А потом?

Кракс. Потом его должников поделят новые хозяева жизни, и у тебя, у меня, у Вовчика все начнется сначала... Если бы ты не вернул деньги!..

Бородач. Что б тогда?

Кракс. Ты был бы невестой на выданье. Вокруг тебя крутились бы все авторитеты Москвы, а в тюрьме с тебя сдували бы пыль. Но ты остался должен двести баксов, а за эти деньги суд тебя упечет на полные десять лет, если раньше не пришьют наследники Марата.

Бородач. Левый, скажи свое веское слово. Назови место, где мы будем в безопасности.

Левый. Белый дом!

Бородач. Браво! На баррикадах братков нет. Они приходят после. Еще где, Левый?

Левый. Лефортово!

Кракс. А что, действительно! Как противники демократии, мы будем сидеть в самой комфортабельной и самой охраняемой тюрьме, и власть будет беречь нашу жизнь и здоровье, как зеницу ока, потому что мы - единственное оправдание пролитой крови. А потом амнистия - и мы разу в таком политическом весе, что столичные урки перед нами шапку будут ломать.

Бородач. Не годится!

Кракс) . Почему?

Бородач. Нет в этом Божьей благодати. А значит, не будет и удачи. Левый, придумай еще что-нибудь!

Левый. Мужской монастырь.

Кракс. Добро бы женский...

Бородач. Я не могу! У меня... (Оглядывается на Юлю.)

Кракс. Думаешь, не понимаем?.. Слушай, Писатель, неужели мы так бездарно профукали нашу жизнь? Держались, как боги, а оказались наживкой на чужом крючке? Были три армейских кореша неразлей-вода, а стали тремя шестерками, шестеренками в механизме, который вращается с нашей помощью и с каждым поворотом увеличивает сумму зла в этом мире. Неужели совсем нет выхода? Вспомни, какими мы ехали по этому маршруту два года назад? Неужели нет места, где лучшие твои мечтания сбываются?

Писатель. Должно быть! Обязательно должно быть!..

Проводница, услышав какой-то звук, заходит в купе Юли и тут же появляется вновь..

Проводница. Гражданка, у вас там ребенок заговорил.

Юля . И что он сказал?

Проводница. Странное что-то сказал...

Приближающийся шум - стук колес и гудок.

Неужели послышалось?

Идет в хвост вагона и открывает дверь в тамбур. Из туалета неуверенно высовывает голову интеллигент.

Поезд! Я же вам говорила - убегайте!

Юля бежит в купе. За нею бросается бородач. Кракс и Левый стоят, обнявшись. Дочь отступает за старуху. Проводница протягивает руки,, словно пытаясь остановить наезжающий состав. Шум переходит в грохот, затем свет меркнет, раздаются лязг, звон, скрежет. Далее - тишина.

Занавес закрыт. Звук сирены. Шум подъезжающих машин. На авансцене возникает шофер Сашка. Он напряженно вглядывается куда-то вдаль, вытаскивает пистолет, затем быстро убирает его и вынимает мобильный телефон, набирает номер и подносит трубку к уху.

Сашка. Алло, Марат? Как слышно - нормалёк? Чё? Да, доехал. Это сирена на скорой помощи воет, только без толку. Писатель и его дружки нас больше не волнуют. А кто волнует? Жена с ребенком? Ехали этим поездом? Сочувствую, Марат. Ей-ей сочувствую! Гадом буду! (Пауза.) Что хорошо? Не смог бы принять? (Чешет затылок и бормочет.) Ё-маё!.. Что говоришь? В Калинове ярославские чеченцы? Остатки штангистов у них под крышей? Абзац!.. Я виноват? А я-то при чем, Марат? Я что, умереть должен был?.. Должен? Спасибо, конечно!.. Слушать внимательно? Слушаю!.. Не понял тебя!.. Рвем из Москвы? Куда? Нет не бывал... Говоришь, уже идут? С билетом до Сингапура? Погоди, Марат, а как же я?.. (Опускает трубку.) Бросил трубку, падла!

Складывает телефон, потом со всего размаха по крутой дуге бросает его за кулисы. В бешенстве мечется по сцене, потом останавливается.

Ничего, перезимуем! Хорошо еще, не выгрузил вьетнамцев. Доедем до Ханоя, а там, глядишь, и Сингапур рукой подать. Мало ли на свете хороших городов, кроме этого. (Смотрит вперед.) Прощай, золотая моя, прощай, столица моей Родины! В гробу я тебя видал, родимая!.. (Проверяет пистолет, затем вынимает кошелек и пересчитывает доллары.) Ну, что, в путь? (Смотрит вперед.) Что, Писатель? Приехали? Так это, надо думать, жена шефа была? Странно, первый раз жаль кого-то. Не пойму только, их всех, или себя. Эй, Кракс, Левый, где вы там, дайте ответ! Молчат, ангелы...

Пауза. Занавес открывается. Тот же вагон, освещенный утренним светом. Пассажиры 1991 года и проводница приготовились к выходу. Под стук колес и скрежет рессор поезд подъезжает к перрону. Мелькание теней от ферм и акведуков. Стук колес замедляется и сходит на нет. Толчок. Остановка. Тишина.

Занавес




© Владимир Забалуев и Алексей Зензинов, 1999-2017.
© Сетевая Словесность, 1999-2017.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]