[Оглавление]


[...читать полную версию...]

ВНИМАНИЕ!
Текст содержит обсценную лексику!
Мы настоятельно рекомендуем Вам
закрыть страницу
или перейти
к оглавлению "Сетевой Словесности"!

Приступая к чтению данной публикации,
вы делаете это по своей доброй воле
и на свои страх и риск.


ДРУГИМ  НАУКА




* * *

Заболев, я думал о коте, -
С кем он будет, ежели умру?
О его кошачьей доброте,
Красоте; и прочую муру

Думал я и спрашивал: ну вот,
В душной предрассветной тишине
Так же, как ко мне подходит кот, -
Подойдут ли ангелы ко мне?

И пока расплавленный чугун,
Застывая, сдавливает грудь,
Будь бобтейл он или же мейн-кун,
Без проблем забрал бы кто-нибудь.

Вьюгой завывает месяц март,
Провожая зимушку-зиму,
В подворотне найденный бастард
Нужен ли окажется кому?

Если доживу до декабря,
Буду делать выводы зимой:
Те ли повстречались мне друзья?
Те ли были женщины со мной?

Никого ни в чём не обвиню.
И, когда обрадованный кот
На кровать запрыгнет, - прогоню:
Он не гордый, он ещё придёт.

Без обид на свете не прожить;
Но, когда настанет мой черёд,
Сможет ли Господь меня простить
Так же, как меня прощает кот?

_^_




* * *

Тот человек, что подобрал котёнка,
Когда за гаражами падал снег,
Натурой был возвышенной и тонкой
И сложный был, по сути, человек.
Вились снежинки, медленно паря,
В люминесцентном свете фонаря.

Из-под ворот - ободранный, субтильный -
Котенок к человеку подошёл,
И назван был со временем Матильдой,
Когда его определили пол.
Живя с людьми, мяукающий звонко
Всегда получит миску молока, -
Не знаю, как отсутствие ребёнка,
Но друга заместит наверняка.
Любил людей, но был с причудой зверь:
Сбегал в подъезд, лишь приоткроют дверь.

Тот человек - в большом был да и в малом -
Одновременно: жертва и злодей;
Считал себя, конечно, либералом
И не любил, как следствие, людей.
- Мы как в плену! Бессмысленно геройство!
За нами не пойдёт на брата брат!
Свои тираноборческие свойства
Утратил основной электорат... -
Так думал он, блуждая по кустам,
Когда искал Матильду тут и там.

Но жить рабом, каким-то унтерменшем -
В родной стране! - он будет - оттого,
Что полюбил одну из русских женщин -
Ту, что на днях оставила его.
- Она ушла! Скажите-ка, на милость!
Таким вот, как она, благодаря,
Тут со страной любви не получилось!.. -
Так думал он, страдая втихаря
Среди дворов, на каждом повороте
Топчась и подзывая: "Мотя! Мотя!"

Не слишком полагаясь на возможность
Возврата либеральных конъюнктур,
Он материл возвышенность и сложность
Своей наитончайшей из натур.
На старый - весь затоптанный, помятый -
За гаражами выпал новый снег.
- Мы как в плену! Повсюду ебанаты! -
Так думал тот несчастный человек,
Себя пытаясь честно обмануть,
Что, может, всё получится вернуть.

Но был момент, когда ему приснилось,
Что с женщиной возобновилась связь;
И со страной любовь восстановилась;
Вернулось всё... Матильда не нашлась.

_^_




* * *

Весь этот мир порнографический
С патриотическими ню:
На пляже баба сдобной выпечки
Сгорела напрочь на корню.
Татуировки с элементами,
Что впадлу делать пацану;
И детвора орёт под тентами,
Устроив кипеш на бану.

Набит хохлами, как занозами,
И Партенит и Тарханкут...
Война - войной. А розы - розами.
Они опять в Крыму цветут.
И с либералами унылыми
Горячий спор поприутих,
Что Леонид под Фермопилами,
Конечно, умер и за них.

А если нет? - Тогда, фактически,
Не остаётся ничего? -
Весь этот мир катастрофический
С несправедливостью его.
И медленно пройдя меж слабыми,
Всегда без спутников, одна,
В косоворотках и с хиджабами -
Россия вспрянет ото сна (?)!

Отставить выходки дикарские базарные!
Из глубины сибирских руд,
Сметая полчища татарские коварные,
Когда (и если) предадут, -
Ловя момент самоубийственный
Без всякой помощи, один, -
Тогда ваш нежный, ваш единственный,
Я поведу вас на Берлин!

_^_




* * *

Бессонница. Гомер. Украдено бабло
В родной стране, где всяк с рожденья обворован.
Уснуло всё вокруг, уснул ПТХЛ,
В чужой карман давно не лезущий - за словом.

Загнали за Можай ИП и ПБОЮЛ,
На головах царей божественная пена.
Уснуло всё вокруг. И Кремль давно уснул.
Во прахе и крови скользят его колена.

Прости, развратный Рим, - прости, о край родной! -
Кого же слушать мне? - Пока народы спали,
И множество надежд под солнцем и луной,
И братскую любовь, и веру - всё украли.

Украли всё: огонь и проблески ума,
Которые всегда в стране родной некстати;
Украли ряд идей; повсюду тишина,
Какая может быть лишь в обнесенной хате.

Имперская парча заношена до дыр -
Классический пин-ап для воровского пула.
О нравственность и честь, где ваш ориентир?
Ответственность и стыд, и совесть - всё уснуло.

Уснуло всё: менты и бывшая фарца,
И нынешняя власть в своем авторитете;
Как горек русский хлеб! Не слаще и маца.
Кого же слушать мне? - воруют те и эти.

Повсюду тишина. Заношена до дыр
Имперская парча. Покуда спят народы,
Не так ли ты - И ТЫ!!! - о европейский мир,
Крадешь свои в боях добытые свободы?

Воруют все: друзья, враги, учителя,
Пророки и вожди, свидетели и судьи.
Придурки всех мастей, крутые кренделя
Воруют там и сям, в толпе и на безлюдье.

Бессонница. Гомер. Что наше воровство?
Кого не обвинишь в ораторском запале!
И, может быть, я сам страдаю от того,
Что воровать меня сегодня не позвали.

_^_




ГРУСТНЫЕ  ЧАСТУШКИ  О  90

Из того, что обрели, -
как не проебали всё?
Гуси берегом прошли,
Значит, нагулялися.

Из охваченных борьбой
Выжили немногие;
Это не было судьбой,
Это - зоология.

Как и раньше - в основном -
Белые да красные...
Всех нельзя назвать говном -
Люди были разные.

Тем, кто выжил, вкривь и вкось,
Под стволами, битами, -
Всем заделаться пришлось
Гадами и гнидами.

Наеблись - прости, Аллах! -
С девками весёлыми;
Ну и что, что на столах
Танцевали голыми?

Кто-то влезет в пингвин-сьют,
Кто-то в топ со стразами,
А кого-то изберут
В Думу с пидарасами.

Всех попользовала жизнь -
Шатию и братию,
Кто-то верил в коммунизм,
Кто-то в демократию.

Танцевали на столах
В дни великопостные,
Но, конечно, чем ГУЛАГ-
Лучше девяностые.

Жизнь пройдёт, как с яблонь дым,
Без любви до гроба, но!
Ни за что не отдадим
То, что не проёбано.

_^_




* * *

Народ ещё не пущен по пизде.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Мой дед служил в НКВД
С отчизны верными сынами.

Пока мы жить обречены,
Как на юру, в порядке бреда, -
Хотят ли русские войны? -
Не раз я спрашивал у деда.

Когда я сам служил в ЗабВО,
Со всей признательностью внука
Любил я деда своего,
И сей пример другим наука.

_^_




* * *

Осыпь печаль
бесценными дарами!
Но как бы ни был
стиль её высок,
она глядит
огромными глазами
и по-большому
ходит на горшок.

И с радостью -
такая же бодяга:
когда она,
как радуга в степи, -
ей подари
хоть все земные блага,
она в подъезде
сделает пи-пи.

Не то - любовь!
Она что поцелуи
в заношенном до дыр дезабилье:
со стороны -
как помыслы о хуе
всех гомосексуалов на земле.

Такая жизнь
с её порожняками! -
каких подарков ей ни подготовь.
Но, видит бог,
есть музыка над нами!
И в ней - печаль,
и радость,
и любовь.

_^_



© Максим Жуков, 2017-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017-2018.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]