[Оглавление]



СИНИЕ КРЫШИ ДАР-ЭС-САЛАМА




* * *

Мы застали крушенье империи -
до сих пор в голове этот гром,
мы заснули в одном измерении,
а наутро проснулись в другом.
Мы заснули врачами, поэтами,
инженерами и музыкантами,
а проснулись ворами отпетыми,
проходимцами и коммерсантами.
Пополам развалилась эпоха,
над полями кричит вороньё,
и сквозь всё ещё длящийся грохот
слышен нам чудный голос её.

_^_




* * *

О сколько хлама всякого за жизнь!
Я разбираю сумки и коробки,
вытряхиваю вещи их шкафов.
Какие-то истлевшие бумаги
и кипы пожелтевших фотографий
пытаюсь разложить и перебрать.
А времени всё меньше, меньше, меньше -
вот-вот придёт мой долгожданный гость,
а здесь такой бардак и суматоха!
И не успеть! Уже мне не успеть!

_^_




* * *

День гаснет. За лесом восходит луна.
Смолкают уставшие птицы.
А я открываю бутылку вина
С понятным желанием напиться.

Прозрачные звёзды горят в вышине,
Летают и ухают совы.
А я растворяюсь в янтарном вине,
Теряя надёжность основы.

Меня извлекает июньская ночь
Из корки, где был целый день я,
И сердце, как мячик, уносится прочь
В страну, где живут сновидения.

_^_




* * *

Над морем крыш московских
беззвёздны небеса.
Затор на перекрёстке
на полтора часа.
Многоэтажных башен
горит холодный свет,
напоминая ставший
классическим сюжет.
Сквозь дымку занавески,
как будто смутный сон,
я вижу гордый, дерзкий,
надменный Вавилон.
Достав свои айфоны,
кичливая толпа
снимается на фоне
гигантского столпа.

_^_




* * *

Я иду по Москве:
Моховая, Ордынка, Петровка,
Словно Ёлка в Кремле,
пузырятся фонтаном огней.
Чем безрадостней жизнь,
тем шикарней её упаковка -
это то, что внезапно
и ясно я понял о ней.

_^_




* * *

Хороших людей
Господь забирает быстро.
Хороших людей
Господь прибирает чисто.
Хороших людей
Господь за своих считает -
и потому
так быстро к себе забирает.
Речка во льду
тихо течёт куда-то.
В этом году
стал я старше старшего брата.

_^_




* * *

Жизнь прекрасна, прекрасна, прекрасна!
Даже если несчастна порой.
Верю я, что живём не напрасно
и умрём не напрасно с тобой.

В этом мире нельзя по другому -
звёзды гаснут в предутренней мгле.
Уступая дорогу живому,
наши кости истлеют в земле.

Но по-прежнему будет творение
вдаль стремиться могучей рекой,
словно новое стихотворение,
раскрываясь строка за строкой.

_^_




АФРИКА

Синие крыши Дар-эс-Салама.
Горячие звёзды в бархатном небе экватора.
Снег на вершине Ухуру, сияющий в лунном свете,
причём луны не видно, она где-то за кромкой кратера.
Килиманджарские вороны с белым шарфом на шее.
Неземная растительность склонов, напоминающая фантастические планеты,
о которых так сладко мечталось в детстве!
Шумные беззаботные африканцы с белозубой улыбкой, вечно о чем-то болтающие. Прекрасные африканские женщины-мадонны.
Хижины, лавчонки, маисовые поля, банановые плантации,
девушки в гимназической форме, спешащие на школьное торжество,
мальчишки пасущие коз и гоняющие на мотоциклах,
девчонка в нарядном воскресном платье, танцующая сама для себя.
В фанерной лачуге у дороги поют две женщины.
Одна запевает, другая подхватывает.
Запевает низким грудным, подхватывает высоким звонким.
Такая печаль в этой песне!
Такая вековая неизбывная тоска!
Такая русскость!
Иисус здесь чёрен как сажа, а дьявол бел словно снег.
Здесь время не летит вперёд, а плавно движется по кругу.
Здесь ты чувствуешь себя на родине.
Это - Африка.
Чёрная Русь.
Древняя колыбель человечества,
бессмертная, как сама природа.

_^_



© Андрей Баранов, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]