[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ХРОНИКА  ПАДАЮЩЕГО  БУТЕРБРОДА

вып. 2


Кажется, что важно, открыта перед тобой тетрадь или закрыта. Она открыта, а в голове пусто. Тупо смотришь на клетчатый лист. Примешься скоблить ногтем темные точки.

Закроешь, чтобы не смущала. И сразу откроешь - когда она закрыта, в голове не только пусто но и темно.



м-м, у-

- Отец Анадырей, а это правда, что вы можете фотографировать без штатива и без тросика?

- Да-а адну секунду я держу м-м это так же трудно, как снимать на камеру из движущейся машины м-м нужно трястись вместе с машиной, чтоб картинка оставалась неподвижной.



Говорили про болезнь отца Аннексия, астматические осложнения после гриппа.

Медицинские вопросы в нашем кругу тем более узурпированы Гли-ныванной. Виктрна предлагала лизать от кашля горячий отвар из меда, растительного масла и коньяка... ну или чего-нибудь летучего... бальзам очень хорошо.

Дул ветер. Западный, - сказал. Дима См. возразил: Это он отражается от домов, а дует он, может, с Севера, надо посмотреть по облакам. Я посмотрел и сказал: Западный. - Ну, наверху он может и по-другому дуть, - сказал Дима См. и прибавил еще объяснения.



Когда трамвайное колесо проскальзывает на поворота, раздается такой протяжный звук, похожий на зов, как Марк Бернес поет:

Из-под небес по-птичьи окликая всех тех, кого оставил на земле У-У У-У У как будто купчинские трамваи уплывающие в небо журавли, и если выглянуть в окно, вглядеться сквозь полумрак в их освещенные окна, представить на миг, что эти сидящие одиночные тени уже не люди, а уносящиеся прочь души, нарочно издающие на повороте родственный звук.


Матушка подозвала:

- Или это я с ума сошла, здесь пахнет уксусом. Здесь женщина стояла. Я думала, это у нее что-то разлилось. Она отошла, а запах остался.

Проверил аптечку, пахло валокордином.

- Нет, запах валокордина я хорошо знаю, я его сама пью. Это именно уксус.

Стоя рядом с матушкой, я показательно внюхиваюсь, и мне показалось, я ощутил запах, исходящий от нее. Это показалось мне нескромным. Это был не запах духов, может быть, туалетной воды или слабого дезодоранта, на уксус не было похоже.

Вечером матушка сидела в трапезной, я сидел напротив и ел картошку с селедкой и луком.



Рядом с кроватью стояла коробка с игрушками из всех игрушек запомнились две обезьяны белая и коричневая белая поменьше мне больше нравилась коричневая у нее болтались руки и ноги стоило ее потрясти казалось когда они болтаются меняется выражение ее лица нравилось держать обезьяну прямо перед лицом и трясти и тогда ее мягкие руки ударяют тебя по лицу как будто обезьяна дерется но ты для нее тверд это такая игра с обезьяной сжимая рукой ее мягкий набитый наверное ватой живот.



Ш 0 Ф Ч И К

Редкий зимний солнечный день пришелся на выходные. Захотелось за город. В Павловск. Так мы оказались на катке... На катке, как и в цирке, я был последний раз лет в семь-восемь. В цирке пахло лошадями или верблюдами. Играл джазовый оркестр, похожий на прежний. На арену выбегали звери и люди.

На катке кругами ездили люди, одни умели и легко скользили, другие не умели, как мы, многие падали. Неподалеку от катка жарились шашлыки и водились хороводы под народную музыку. Когда мы вышли с катка, навстречу нам тянулись возвращавшиеся лыжники. Длиннющая очередь за финскими санями.

В первый раз я поехал в Павловск на лыжах с Леней и Лениной мамой. Сохранилась фотография Лени на финских санях. Мама Лени мне очень нравилась. Они жили в коммуналке, в комнате, с печкой, печка топилась. Леня ставил пластинку, на одной стороне песня индейца, на другой песня гаучо. Я прыгал по комнате и катался по полу под песню индейца или гаучо. Мы играли в солдатиков на темном паркетном полу.

С Мишей мы играли в пластилиновых. Мишины были слеплены лучше. Мы кидали по очереди пластилиновый шарик. Миша рассказывал, как летом он ездил в деревню, и пацаны дрались, и одному пацану порвали яйца. Я представил тогда солнечный берег реки, мостки и дерущихся пацанов.

Во дворе мы катались с горки на жестяных дощечках. Мне захотелось

съехать не как все, я поставил дощечку ребром и зажал ее между колен. Съезжая я зацепился за выступ и оцарапался между ног. Придя домой, я осмотрел больное место и обнаружил на письке  ш о ф ч и к.




Шли с мешками на плечах, как с кувшинами на головах. Присели на солнечной скамеечке передохнуть, Наискосок, напротив дворца.

- Чья это машина? - дважды спросил Ю.

Подбираясь к писанию, погружаясь в ближайшее прошлое.

Всплываешь на поверхность мутной воды.

И это всплывшее круглое светлое,
                                                                  как голова Ю.,

Отзывается бессмысленным вопросом:

ЧЬЯ ЭТО МАШИНА?




Два способа писания: причаливанием и отталкиванием. Первый, когда причалил к берегу, высадился; второй - когда плывешь в тумане, и если из тумана выплывает кусок берега или другой лодки - нужно скорей оттолкнуться, чтобы продолжить плавание.

Непонятно из чего пишущий недоволен не лицемерной ноющей недовольностью, обычной у творческих людей - он садится в лодку, которая наверняка должна перевернуться, и смотрит подозрительно на невысокие пока волны, ясное пока небо.





НОВАЯ  ИГРУШКА

Его называли Васька, как котенка, и у меня он ассоциировался с кинотеатром "Свет", где показывали фильм, на который меня не повели: "Кому он нужен, этот Васька?" Мне рассказали, что фильм про котенка, ребенок принес с улицы котенка, а родители убили его и выбросили на помойку. Мальчик шел из школы и увидел своего котенка, выброшенного на помойку. И у нас во дворе была помойка, и у меня был недолгое время котенок.

От Васьки кроме имени осталось в памяти пятно цветное, от куртки, в которой он был при нашей первой встрече. Такой светло зеленый искусственный цвет обычной болониевой куртки.

И неслучайно крысу звали КУРТ. Эту фотографию: "Это Вася с КУРТом на поминках" всем показывала мать. Мать картавила:

"с КУГТОм"

От Васи осталось несколько стихотворений. Их не назовешь хорошими или плохими. Вот одно:



ПОДВАЛЬЧИК

Приснился Славик. На этот раз, что мы живем в подвальчике. Там все нормально, такая квартирка... но входить туда нужно, как в магазинчик. Такие магазинчики бывают, в подвальчиках.

И вот - Славик уехал, и вернулся, и оказывается, он снял фильм. Мне завидно и удивительно, как? И я ему говорю, Славик! Ведь в таком деле необходим профессионализм, ну я понимаю, что ты установил отношения со всеми актерами, и благодаря своему у-у (во сне я подбираю слово) да-ару сумел собрать все эти части в единое целое фильма. Но Сла-авик, ведь в этой неизвестной для тебя среде свой жаргон - и ты его не знаешь - и все эти люди будут им пользоваться в разговоре с тобой - и ты их не будешь понимать!




В чем обаяние неопределенных местоимений? Какой-то, где-то, нечто... Какая разница между "Я не помню, что сказал Славик" и "Славик что-то сказал".

Дело в обаянии местоимений вообще - все они немного неопределенны. Пьеса, где действуют местоимения.

Я    Где ты?

Ты /не отзывается/

Здесь    Я здесь.

Я    Ой, не узнаю твоего голоса.

Ты    А это и была не я.

Я    Кто же это был?

Здесь /не признается/

Я    Кто здесь?

Ты    Ой, мне страшно.

Здесь    Не бойся.

Я    Кто ты?

Здесь    Ты - это я



Ты    Странно, он говорит...

Он    Я молчал!

Сейчас /вбегая/    Так скажи!

Он    Что?

Здесь    Всем!



Как выглядит Здесь? Сейчас? Хотя бы вообразить, какого они цвета? Попробовать одеть кого-то, хоть Танюшку, сперва в "Здесь", потом переодеть в "Сейчас".

Например, Здесь - это место, место это земля, что-нибудь землистого цвета, а Сейчас - голубовато-зеленоватого.



В детстве насчет взрослых фильмов в большом ходу был эпитет про тяжелый страдания трудную судьбу. Говорили: хороший фильм, но тяжелый.

И еще - красивый. Я хорошо помню, как они возвращались из кино и говорили мне: тяжелый или красивый, но тяжелый. И я бывал вполне удовлетворен, я хорошо вникал в это "красивый".

И впитывал в себя через в двух словах пересказанный сюжет. И может быть, проецировал на жизнь, -которая тоже может быть тяжелой... красивой...

И сейчас при этом слове мне с экрана брызжет синева, а красное, желтое и зеленое расплываются пятнами по краям, и выступает в белом невиданный герой.

А при слове "тяжелый" слышны тревожные крики птиц, крупным планом напряженные небритые лица мужчин, лежащая навзничь больная, может быть уже умирающая.






© Дмитрий Болотов, 2007-2019.
© Сетевая Словесность, 2007-2019.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]