[Оглавление]



ИГРАЯ В БЕССМЫСЛЕННОСТЬ




БЕСКОНЕЧНОСТЬЮ ВНЕЗАПНОЙ...

Бесконечностью внезапной вырывается весна
Из воронки многомерной, из отсутствия пространства,
Постепенно пробуждая от сверкающего сна
Тёплый ветер беспокойства, дуновенье дальних странствий.

Оглушающее небо - озарение моё.
Сквозняки лучей прозрачных - исцеляемое сердце.
По колено в топком марте ликование поёт.
Ну а ельник открывает в терем бархатные дверцы.

Но тревожно, беспокойно, что свершенья - позади,
И кадит тоскливо солнце слишком дымный, грустный ладан.
Оттого-то всё чужое... Будто лезвие в груди -
Этот мир, такой упрямый, тот, что мною неразгадан!

И пускай весна танцует первым мартовским дождём -
По асфальту ли, по грязи, по снегам или по лужам...
Нас навеки будет двое. Только нам не быть вдвоём!
В холодильнике вселенной никому никто не нужен.

_^_




НОЧЬЮ НЕБЕСА. ПОЛЫНЬЯ...

Нет ни зимы, ни весны.
Счастья покои тесны.
Катится слово
Зло и свинцово.
Тихие тени грустны.

И ни мою, ни твою
Музыку не узнаю,
Ту, что сначала
Громко звучала.
Тихие песни пою.

Озеро. Лёд. И камыш.
Зимнее олово крыш.
Снегом над всеми -
Серое время.
Памяти юркая мышь.

Не про тебя и меня
Сипло молчит тишина...
То, что забыла -
Вспомнит могила.
Ночь.
Небеса.
Полынья...

_^_




ВРЕМЕНА
(триолет)

Времена не бывают хорошими,
Потому что они - времена!
Горе - с гору, а счастье - с горошину.
Времена не бывают хорошими...

Сколь грядущего злоба черна -
Столь мертво отошедшее, прошлое!
Времена не бывают хорошими,
Потому что они - времена!

_^_




ИГРАЯ В БЕССМЫСЛЕННОСТЬ

Иголки светоносные,
Как смерть иного дня,
Застряли между соснами,
Загадкою дразня.

И луч, во тьму чащобную
Проникнув, задрожал,
Спокойствием загробного
Блестел его кинжал.

Узки ворота времени
В полдневной светоте,
Как знак чего-то древнего,
Забытого в мечте.

Крутилось бесконечное
И пряталось в тени,
Наивное, беспечное,
Как в прошлом наши дни.

А я стоял бессмысленно
У счастья на краю,
Играя злыми мыслями
В бессмысленность свою.

Иголки светоносные,
Бессмысленность моя -
Светились между соснами,
Безумие тая.

_^_




ЛЕС

"На самом деле литература не о жизни, ... а о двух категориях, более или менее о двух:
о пространстве и о времени"
"Время больше пространства. Пространство - вещь. Время же, в сущности, мысль о вещи.
Жизнь - форма времени"

(Иосиф Бродский)

И пламя небес, и печали бокалы - всё это и большее - только леса!..
Машина прошедшего долго искала меня в настоящем, а скрип колеса
Был слышен по бешеному бездорожью событий, забытых в далёком былом.
Леса сотрясались осиновой дрожью в осеннем просторе, безжалостном, злом!

Я больше не время, не плоть, не пространство - я снова всё те же осины, дубы...
И как не охота во тьме растворяться, во власти и дикой, и злобной судьбы!
Машина прошедшего туго завязла в болотах грядущих туманных времён...
Шофёр матерится бездумно, бессвязно - о том, что машине пора на ремонт.

Да я и не жду ни машин из былого... ни знаков судьбы... и ни зла, ни добра...
Расту я во тьме, будто некое слово, древесное слово, в стихи мне пора...
Из сора, из ссоры пространства-простора с причиной того, почему же я здесь!
Но нет окончания этого спора, поскольку всё сущее - это лишь лес!

_^_




ОКНО

- 1 -

Открытое в осень окно.
Смеялось и пело. Смеялось и пело.
И нитей густых волокно
От солнца, в него проникая, летело.

Окно сопрягало огни
Короткого счастья и долгого горя.
И мрачно горели они -
От севера, снега до юга и моря.

Игольчатый холод проник
В оконные блики. В осенние лики...
В окно - как бессмертья родник -
Струился внеременья символ великий!

Дрожало, скрипело окно.
Но символ - то писком, то пением птицы,
То - светом небес - всё одно! -
В меня проникал, чтоб в тебе сохраниться.

- 2 -

Окно - беспощадный палач.
Окно - всетворящий спаситель -
Послушай мой стон и мой плач!
Послушай мой голос в зените!

В зените страстей и мольбы
О будущем, о настоящем...
Осины. Берёзы. Дубы...
И памяти брошенный ящик. -

Всё это двоится в окне.
И лица, и мерзкие рожи...
Всё то, что погасло во мне.
И всё непогасшее тоже...

_^_




ДЕКАБРЬСКОЕ УТРО

Светлым-светло, и все цвета,
Цветам подобно расцветают.
И на востоке - чистота,
Морозно-льдистая, густая...

Стволы еловые блестят
Калейдоскопом скользких бликов...
Не досчитаешь и до ста, -
С небес просыплется брусника -

Из акварельных облаков,
С полей обветренного неба -
Слетают ягодки легко -
Крупицы хрупотного снега.

Они красны в лесных лучах,
И столь мерцающе-искристы,
Что, кажется, горит свеча
Во влажном воздухе лучисто.

Но, как всегда, чего-то нет.
Простуженные перламутры
Изысканно роняют свет.
Но сколь безжизненное утро!

Горчат пространства, времена,
Горчит и то, что было сладким.
Декабрь. Чаща. Тишина.
А остальное всё - загадки...

_^_




БЕГИ, БЕРЁЗКА!..

Знаю - безысходности пути неизмеримы.
Знаю - бесконечности безликие горят.
Что неповторимое? - здесь всё неповторимо!
Выстроились праздники и похороны в ряд...

Чистая - в лесной глуши - забытая берёзка!
Скоро ты, весенняя, к веселью побежишь!
В небе самолётная рассеется полоска...
Звуки все умолкнут.
Будут только свет да тишь.

Сколько никогда и ни на что не разделимо!
Сколько безразличия на небе, на земле!
Ты беги, берёзка, мимо всех событий, мимо,
Смех роняя светлый и по свету, и по мгле!

_^_




ЗЕФИРНАЯ СВИРЕЛЬ (РОМАНС)

Зефир - изначально и в настоящем стихотворении - западный ветер;
Вистлер - крепкий шестидесятиградусный дорогой односолодовый ирландский виски


Зефирная свирель поёт о позднем лете,
О сумраке дождей и запахе травы.
Зефирная свирель - как память о поэте,
Которого, смеясь, давно отвергли вы.

Зефирная свирель - как пауза в куплете,
Янтарь осенних дней, шептание листвы.
Ах, всё уже прошло... в забвенье те и эти...
Ах, всё уже прошло, прошло давно, увы!

В бокале отцветёт, блестя на солнце, Вистлер!
И скатерть на столе отснежит, как метель.
Но прогремит над ней высокий твёрдый выстрел,
И замолчит свирель, зефирная свирель...

_^_




ПРОГУЛКА

Настоящего нет. Обручаясь с прошлым,
Я ступаю по старой, сгоревшей роще,
И вдыхаю событий грядущих запах,
Позабыв в темноте, где восток, где запад.

Впереди огоньками болота блещут,
Открывая, насколько первичны вещи:
Травы, мох, небеса, осины...
В лихорадке туманов дрожат трясины.

Как стрелой, я пронзён уходящим летом,
И луна острие заостряет светом.
Понимаю - былые событья всё же
Мне больнее сегодняшних и... дороже.

В этом мире и звёздный покой не вечен.
Каждый зверя числом навсегда отмечен,
Потому что всегда на него делимы
Все просторы, и жизни людей, и длины

Тех предметов, которых никто не знает,
Не помеха незнанье (иль новизна их),
И, квантуемы мыслью, события, даты
На века на кресте бытия распяты!

...Как сгоревшая в прошлом когда-то роща,
Никогда о пожаре былом не ропщет,
Дым рассеяв по воздуху в тех пределах,
Где душа никогда не покинет тело,

Так и я в настоящем - грядущим связан,
О прошедшем своём позабыть обязан,
Доверяя реальность какой-то точке,
Будто та до вселенной разбухнет точно.

...Настоящего нет! И в сознанье пусто.
Старой мухой под снегом уснуло чувство.
Я, в былом проживая, творю законы,
От нелепых картин отличив иконы.

Захожу в позабытую сном сторожку,
Тихо дверь открываю в ней. Осторожно
Зажигаю в киоте огонь лампады,
Понимая, что большего и не надо...

_^_



ЛОСИНОМУ ОСТРОВУ

Остров Лосиный - моя колыбель!
Сколько прошедшего! Сколько пропащего!..
В памяти струнной - апреля капель -
Звонкими звуками времени вящего.

Светлым ликером весны веселы
Тени прошедшего, призраки странные...
Чутко молчит старый лес. А стволы -
Солнцем апреля, тоской осиянные...

Прошлым хохлатым - мои феврали -
Пьют вечера, их настойку янтарную.
Волны чудес, будто память Земли,
Светятся в небе печалью алтарною.

Прошлое! Прошлое! Где твой огонь,
Что освещал тонким светом грядущее!..
Остров Лосиный, такой дорогой! -
Где же бездонность, тобою цветущая? -

Где же бездонность открытых очей
Детства наивного, юности бешеной?.. -
Всё потонуло в озёрах ночей
Позднего времени, зрелости взвешенной.

Остров Лосиный! Сгубили тебя
Ветры внезапные позднего времени.
Стал ты другим, все потери терпя.
Нету теперь ни надежд, ни прозрения!

Дико вокруг, беспокойно в душе.
Даже весна точит глупое лезвие.
Страшно кривляется в злом кураже
Пьяным паяцем плохая поэзия.

Лес Мой! В тебя погружаюсь опять.
Ты симметрично в меня погружаешься.
Время легко обращается вспять.
Мир мой! Так что же ты не возвращаешься!

_^_



КОГДА ПОТЯНЕТСЯ СЕНТЯБРЬ...

Когда потянется сентябрь за нитью птичьих стай,
Усни в заоблачных сетях, мгновением растай.
Летай на крыльях пустоты, раскрашенных в рассвет;
И где б ты ни был: ты - не ты...тебя и вовсе нет!..

И пусть отсутствием твоим не все обеднены...
Земное время - алый дым надмирной тишины.
Ты эргодический процесс в пластах небытия,
И ожидание чудес творит судьба твоя.

Смотри мозаики иных галактик и миров,
Сложи единый мир из них, чтоб не был он суров.
Где нет тебя, там - только ты, и потому ты там,
Где времена тобой пусты, и пусто временам!..

А на Земле в кострах потерь пускай сгорает то,
О чем - поверь - уже теперь не ведает никто.
Пусть белый коготь хищных дней царапает всех тех,
Кому привычнее, родней мирок земных утех.

_^_



© Алексей Борычев, 2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]