[Оглавление]




Глава семнадцатая.  ПОСЛЕ  БИБЛИИ


  • Ибри
  • Религии и Бог
  • Набу


  • =Ибри

     

    Ибри был праведным патриархом.
    Он рано полюбил Бога своего и готов был принести Ему в жертву любимого сына, Йешу. За это возлюбил его Яхве и завещал великое потомство и счастье благодати.
    Ибри имел на земле все, чего может пожелать смертный: богатство и славу, благочестие и гармонию в душе.
    Когда пришел Йешу, он роздал нищим все, что имел, покинул родных и родину, и ушел с Мессией, возлюбя Его всей душой своей и всем разумением своим.
    И наступил смертный час для Ибри,
    и отлетела его душа.
    Наступил День, когда залились белым светом лица у одних, и стали черными другие лица.



    На Страшном Суде вдруг услышал Ибри приговор:
    ад,
    там рев и вопль!
    В Книге Дел, в Ясном Эль Кур-Ане,
    что есть престол Господний,
    он прочел все о себе и понял,
    что был многобожником,
    выбрав племенного бога,
    возлюбя Мессию как самого Господа Эль Иля.
    И он прочел пылающие огнем строки Книги:
    Я Бог не Изра-эля, а Изма-эля.
    Мессия, сын Мариам,
    не более чем посланник,
    Ему предшествовали многие другие.

     


    И вот испытывает адские муки Ибри:
     душу ему выжигают, и в рот ему заливают горящую лаву первородного хаоса,
    ибо душа в аду,
    как земная плоть,
    разрывается на лучи,
    кванты,
    силовые,
    болевые
    поля,
    пустыни,
    ускользает в
    н
    и
    ч
    т
    о,
    вечно отрицается.
    Он не может умереть,
    но боль стерла его душу.


    И взалкал Ибри, кричит богохульные слова:

    О Ты, кто включил и небо, и землю,

    Бог быстрый, наставник мудрый народов,

    Кто все области мира обозревает,

    Государь, советник, чьи обдуманны речи,

    Слово, сказанное Тобой, ни один из богов не изменит!

    Изречение уст Твоих ни один из богов не оспорит!

    Великий правитель, советник небесных богов,

    Советчик богов на земле, благомыслящий князь!

    Почто ты отринул меня?
    Отец! Отец! Почто покинул меня?
    Зачем я был рожден, чтобы гореть и не сгорать?
    Нет конца моим страданиям,
    как нет им и начала –
    это круг Твоих рук.
    Боже, сотри, сотри мою суть!
    Не роди меня, ибо я люблю Сына Человеческого!
    Я сгораю – любовь это погибель.
    И погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек!
    День тот да будет тьмою; да не взыщет его Бог свыше, и да не воссияет над ним свет! Да омрачит его тьма и тень смертная, да обложит его туча, да страшатся его, как палящего зноя!
    Ночь та, - да обладает ею мрак, да не сочтется она в днях года, да не войдет в число месяцев!
    О! ночь та - да будет она безлюдна; да не войдет в нее веселье!
    Да проклянут ее проклинающие день, способные разбудить левиафана!
    Да померкнут звезды рассвета ее: пусть ждет она света, и он не приходит, и да не увидит она ресниц денницы.
    На что дан свет человеку, которого путь закрыт, и которого Бог окружил мраком?

     

     

    А ведь я постоянно возносил молитвы!

    Мне молитва – закон, жертва – обычай!

    День почтения бога – вот радость сердца!

    День процессий богини – и благо, и польза!

    Славить царя – мое блаженство!

    Песнопенья святые – мое наслажденье!

    Я сословие мое научал обрядам,

    Чтить богини имя я учил народ мой,

    Царя я славил, сравнял его с богом,

    Почтенье к дворцу внушал я войску!

    Воистину, верил, богам это мило!

     

    Алю-болезнь, как одежда, тело мое покрыла,

    Сон, словно сети, меня опутал,

    Отверсты – да не видят – очи,

    Внимают – да не слышат – уши,

    Изнурение овладело плотью.

     

    Бич надо мною внушает мне ужас,

    Я воспален, пронзен я жалом,

    День напролет меня гонит гонитель,

    Не дает передышки мне ночью глубокой.

     

    Не помогал мне бог мой хранитель, не держал мою руку,

    Богиня-заступница милости мне не явила.

     

    Еще не засыпана моя могила, а они уж в добре моем рылись.

    Жив я еще, еще не умер, а они по мне прекратили плачи.

     

    Зложелатель услышал – просиял ликом,

    У моей ненавистницы просветлела печень.

     

    Не склоняется ниц, не бьет поклоны,

    Чьи уста забыли мольбы и молитвы.

     

    Джинн – охранник – его Ка -

    бывшие Ангелы-хранители –

    отговаривают Ибри,

    (Ибри узнает их по детской колыбельной):

    Да утечешь ты, пришедшая во мраке,

    вошедшая украдкой,

    нос которой обращен вспять,

    лицо которой повернуто назад,

    причем она не имела удачи в том, ради чего пришла.

    Разве ты пришла не для того, чтобы поцеловать это дитя? –

    Я не позволю тебе поцеловать его!

    Разве ты пришла не для того, чтобы сделать его немым? -

    Я не позволю, чтобы ты вложила немоту в него!

    Разве ты пришла не для того, чтобы причинить ему вред? –

    Я не позволю тебе причинить ему вред!

    Разве ты пришла не для того, чтобы унести его? –

    Я не позволю тебе уносить его от меня!

    Я сделала магическую защиту его против тебя из клевера… лука… меда…

     

    Но отвечал Ибри:

    О! ночь та - да будет она безлюдна; да не войдет в нее веселье!
    Да проклянут ее проклинающие день, способные разбудить левиафана!
    Да померкнут звезды рассвета ее: пусть ждет она света, и он не приходит, и да не увидит она ресниц денницы.
    На что дан свет человеку, которого путь закрыт, и которого Бог окружил мраком?

     

    Но говорит его Ка:

    Учить, значит наказывать.

    Безумец теряет упование и идет навстречу ненасытным крокодилам.

    Сыты речные крокодилы плотью извращенцев.

    Разве в самом темном углу нет луча?

    Разве нет душе наслаждения под солнцем и луной?

    Ибо наслаждение надо искать, как золотую нить –

    Это смысл земной бренности.

    Плоть не знает другой песни –

    Сладость – ее соль.

     

    Но отвечает Ибри:

    Да будет имя мое зловонным,

    Если я предамся усладам плоти.

    Видишь, имя мое ненавистно

    И зловонно, как рыбьи отбросы

    После ловли под небом раскаленным.

     

    Видишь, имя мое ненавистно

    И зловонно, как птичий помет

    В летний полдень, когда пылает небо.

     

    Кому мне открыться сегодня?

    Братья бесчестны

    Друзья охладели.

     

    …Кому мне открыться сегодня?

    Раздолье насильнику,

    Вывелись добрые люди.

     

    …Кому мне открыться сегодня?

    Не помнит былого никто,

    Добра за добро не дождешься.

     

    Мне смерть представляется ныне

    Исцеленьем больного,

    Исходом из плена страданья.

     

    Мне смерть представляется ныне

    Благовонною миррой,

    Сиденьем в тени паруса, полного ветром.

     

    Мне смерть представляется ныне

    Домом родным

    После долгих лет заточенья.

     

    Но говорит Ка, его душа:

    Ищи наслаждения, безумец!

    Рефлекс живого – продолжение,

    Кожа твоя – ощущает восторг любви,

    Язык твой - трепет безмерного счастья,

    Разум твой ткет золотую паутину разврата

    О, как сладостен возврат к истокам – к расплаву, хаосу,

    К маточным водам всевозможности, безмятежности,

    Когда все заповедано и нет ответственности у малого,

    Когда в невинности бесконечный эротизм – допустимость:

    Изощрись как твой Бог! Попробуй вкус невозможного, будь источителем!

    Переступи, как Бог, через любое притяжение-закон, взлети! У Бога нет добра и зла, нет хорошего и плохого, нет никакой нормы. Только откровение.

    В экстазе кричит живое: остановись миг!

    В статике – высший смысл райского наслаждения – земного:

    Перст касается перста, ликует вся земля.

    И растворяется в странности всякая жесткость…

    Так, не думай о западе! Не думай о западе!

    Проводи праздничный день и забудь заботы!

    Дни человека сочтены, и, что бы он ни делал, он всегда лишь ветер.

    Все – суета суеты и покатится прахом,

    Впереди – Ничто.

    Остается только жить.

     

    Но отвечал Ибри:

    Воистину, кто перейдет в загробное царство –

    Будет живым божеством,

    Творящим возмездье за зло.

     

    Воистину, кто перейдет в загробное царство –

    Будет в числе мудрецов, без помехи

    Говорящих с божественным Рэ.

     

    Со времен предков…

    Они строили дома –

    Не сохранилось даже место, где они стояли,

    Смотри, что случилось с ними.

     

    Я слышал слова Имхотепа и Джедефхора,

    Слова, которые они повторяют.

    А что с их гробницами?

     

    Стены обрушились,

    Не сохранилось даже место, где они стояли.

    Словно никогда их и не было.

    Никто еще не приходил оттуда,

    Чтобы рассказать, что там,

    Чтобы поведать, чего им нужно,

    И наши сердца успокоить.

    Пока мы сами не достигнем места,

    Куда они удалились.

    Где маат? Где маат? Где маат?

     

    О отец Эль Иль, чьи очи дико сверкают,

    Доколе – пока они с миром не глянут?

    О окутавший голову тканью – доколе?

    О склонивший главу на колена – доколе?

    О сердце закрывший, словно шкатулку, - доколе?

    О могучий, закрывший пальцами уши, - доколе?

    О отец Эль Иль! Они же погибнут!

     

    говорит Ка:

     

    Но что мнится похвальным тебе, столь ли угодно богу?

    Что сердце твое отвращает – быть может, пред богом – благо?

    Разум божий в глубинах неба кто может постигнуть?

    Мысли божьи – что воды глубокие, кто может в них погрузиться?

     

    Кто вчера еще жив был, умирает сегодня.

    Неожиданно горе громит человека.

    Вот миг один – он поет-веселится,

    Еще мгновенье – он, плакальщик, плачет.

    Переменчиво настроенье людское, утром – одно, ввечеру – другое.

    Когда голодны, лежат, как трупы,

    Наелись – им мнится, равны они богу.

    Все ладно у них – твердят, что подымутся к небу,

    Беда приключилась – о мире подземном заводятся речи.

     


    И тогда в ревущем ветре, в образе дикого быка, вышел Эль Иль.

     

    1 [Когда Елиуй перестал говорить,] Господь отвечал Иову из бури и сказал:
    2 кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?
    3 Препояшь ныне чресла твои, как муж: …

    (Иов 38)

    Кто омрачающий Провиденье безверием?
    Вставай, и чресла препояшь, как муж – иди на бурю!
    Где был ты, когда твердь земную Я бурил?
    Когда закладывал основу матери-материи?
    И меры вервь?
    Краеугольный камень – атом – заложил как дом

    При общем ликованьи звезд утра,
    Когда восторгов Сил Небесных грянул гром,
    Где был бессмысленный сей, когда бурелом
    Стихии водной я унял, и заключил ветры,
    Одеждою пучин соткал Я облака, насытил светом
    Нежных зорь… и темень спеленал

    И утвердил стихии Я свой стих – дари!
    И дал начало волнам вольным и предел - руслом канала,
    Повелевал: досель дойдешь, и здесь смиришься малым
    Кто был начальником утра и восхитителем зари?
    Кто землю разминал как глину под печатью?
    Кто расцветил ее нарядами неистовых зачатий?

    Когда зажег во тьме я жизни фонари…

    Так объясни, коль знаешь это. Где путь к жилищу света, и где место тьмы?
    Тебе ли отворялись врата смерти, что попирали Мы?
    Дошел ли до границ, нашел стезю в спасительное лето?
    Где ты, земное? Позови – дней твоих много!
    Ты ж одухотворен и вознесен десницей бога!

    Входил ли ты в хранилища снятого снега?
    И видел ли сокровищницы града, что Я берегу для сечи?
    Скажи: где путь для громоносной молнии, где свечи
    Ночных светильников, кто зажигает их в небесной неге?
    Кто мироточит травные зародыши в пустыне и степи?
    Ее дождем поит и зрит протоков водяные линии?

    Кто вылепил росу и есть ли у дождя отец?
    Из чьего чрева лед выходит и небесный иней?
    Знаешь рецепт небесной сини? Не разрешишь ли уз Кесиль
    Не свяжешь узелок Плеяд? Созвездие найдешь как беглеца?
    Знаешь уставы неба, и можешь царство на земле их учредить?
    Согнать все облака? Созвать всех молний нити?

    Кто вложил мудрость в сердце, кто разуму дал смысл?
    Расчислил облака своею мудростью и удержал сосуды выси
    Когда свились ручьи, пыль обращая в грязь, и в глыбы слиплись.
    Ты ль дал добычу львице, барсу и бегущей рыси?
    Кто корм приготовляет ворону, что в ямах рыщет,
    Когда кричат птенцы его ко Мне, бродя без пищи?

    Скажи, когда рожают козы дикие на скалах?
    И замечал ли роды лани быстрой, знаешь время родов?
    Как извиваются они, выбрасывая бремя плода
    И подрастает род в степи и поле и уходит в даль…
    Кто пустит на свободу дикого осла и волю даст онагру?
    Которому я степь назначил домом и солончаки ангаром…

    Захочет ли единорог служить тебе и спать у твоих яслей?
    Привяжешь ли его веревкой к борозде, он будет твое поле боронить?
    Протянешь ему нить, иглу и пряжу, скажешь так: не оброни
    Зерно и семена сложи ты на гумно мое? И стань прекрасным! -
    Ты ли приказал павлиньему крылу и перьям страуса,
    Который яйца свои зарывает в зной в песок горячий,
    И забывает их, и давит случаем как не свои, и не заплачет.

    Жесток он к детям, не жалеет, что напрасен труд,
    Не дал ему Господь ни смысла, ни премудрости надела…
    Тебе ли дело до коня, что смерть высмеивает и несется смело
    В гущу боев, звучит над ним колчан, и звуки труб
    Встречает гласом он: гу! гу! он землю топчет на бегу игриво
    Ему ли силу дал ты, украшая шею бархатистой гривой?

    Ты суд Мой ниспровергнуть хочешь? Обвинить Меня?
    Такая ль мышца у тебя, как Бога? И глас словно гроза?
    Укрась же славою себя, в великолепье облеки свою стезю,
    Излей потоки гнева на врагов и нечестивых обвини,
    Взгляни на гордецов и сокруши, унизь, зарой их в землю,
    Измени или сотри в лице их знаки… тогда признаю Я,
    Что может мир твоим веленьям внемлить,

    Признаю, что твоя десница, словно медная змея,
    Может спасать тебя… вот бегемот, которого Я создал
    Как тебя, он ест траву, как вол, вот, его сила в чреслах
    Хвостом вращает словно древом, крепость в мышцах его чрева,
    Жилы на бедрах переплетены, и как стена спина его грозна,
    Ноги как трубы медные, кости как прутья из железа;
    Это – верх Божьих троп, это – свирепости венец и нимб.
    Кто прикоснется к силе необузданной и мощи беса?

    Кто станет стати всей наперекор меж Мной и им?
    И меч приблизит к року, и багром проколет ему нос?
    Иль вынет как удою из пучины, как левиафана, схватит за язык?
    И вденет в ноздри кольца, и судьбу как подъяремного быка
    Кто поведет… и будет ли он умолять тебя, и на допрос
    Спешить твой, будто раб? И станешь забавляться им как обезьяной,
    Связав для девочек своих? Или отдашь его купцам дамасским,
    Пронзишь его рыбачьею острогой и покроешь ранами…

    Тщетна надежда: испепелит тебя злосчастья маска,
    Сомнет он в глину твою кость, расплавит твою ось,
    И прах по ветру разнесет как сор… кто предварил Меня,
    Чтобы Мне воздавать ему? Под небесами все Мое! Весь мир, звеня,
    Мне поклоняется, как стебелек лучу, не умолчу о красоте его и соразмерности:
    Нет столь отважного, кто смел бы потревожить сфинкса,
    Кто ж может устоять перед Моим лицем? В каком строю
    Сей выдержит напалм огня и света, как поток свинца?

    Воистину: под небесами все Мое!

    Вот – совершенство сил земных, зверь убойный,
    Из стали вылиты его члены, двойные челюсти.
    Кто отворит двери лица его? Кто может поднести
    К его щитам экранным сердце? – тщетны дыхание и боль…
    Так упованьем вознесись, и упоеньем внешних сил
    Где был ты, когда Я мечтал? Где был ты, когда Я творил?

    Круг белокаменных зубов его – как страх бездонный,
    Чихание искрой высекает огнь, глаза будто ресницы у зари,
    Из пасти пламенники вырываются и небо озаряют,
    Дым из ноздрей, как из кипящего котла, как молнией
    Дотла сжигает раскаленное дыханье – ужас пред ним бежит,
    Сердце его твердо как камень и жестко, как нижний жернов,

    Железо он считает за солому, медь – за гнилое дерево,
    Он оставляет за собой горящий след, он бездну покрывает сединой,
    И нет подобного ему, он сотворен бесстрашия стеной,
    Глава гордыни, царь земной и земляной веры…
    Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в мазь
    Где взять ему противовес? И кто оспорит его власть?

    Его законы – для земли, он князь, его приказом – смерть;
    Колосс, он зрим везде, не обойти ни справа и ни слева;
    Стрелу мечты ломает на лету, пращные камни веры обращает в плеву
    Тщетна надежда: источит тебя злосчастья смерч…
    Так упованьем вознесись, и упоеньем Отчих сил
    Где был ты, когда Я страдал? Где был ты, когда Я любил?

     

     

    =Религии и Бог

     

    Множество религий в современном мире – «сожительство» множества богов: Иисуса, Саваофа, Яхве, Аллаха, Вишну-Кришны и других – наглядная синергия МНОЖЕСТВЕННОСТИ БОГА в его обращении к земле-человеку. Для человечества Бог продолжает быть ПОЛИТЕИСТИЧНЫМ Элохимом, обращая частям его одно из своих лиц-ипостасей.

     

    Нигде так не существенен смысл «свой»-«чужой» как в религии. Тут большой соблазн потерять смысловую координацию.

    «Свой бог» кажется теплым и родным, даже если в него не веришь. «Чужие боги» - квинтэссенция чуждости, иммунного отторжения и умом и душой. И кажется, что ВОТ ЭТО было всегда, а ИНОЕ – зыбко как сон. Так и Библия с Кораном – некие киты, на которых покоится ум, честь и совесть современного человечества. Все остальное – от лукавого. Хотя храм христианства стоит на камнях иудаизма, как Энки на Апсу, а ислам стоит на христианстве. Иудаизм точно так же «стоит» на шумеризме – религии первой цивилизации человечества, которая очень напоминает мне религию сего дня – науку.

    Старое забывается мгновенно. Так устроено сознание, что цвет времени, его вкус и суть исчезают быстрее материальных свидетельств времени.

     

    Мы жили в Советском Союзе и Владимир Ильич Ленин был для нас «живее всех живых». Не знаю, хорош или плох был чисто религиозный культ личности «вождя», только идея «золотой медали» у меня возникла, когда в детском садике нам показывали школьный табель Володи Ульянова – все пятерки, кроме Закона Божьего… Итак, он был богом, а сегодня мои дети не знают кто такой Ленин. Сегодня детям невыносимо трудно объяснить «дух» марксизма-ленинизма; даже самые простые понятия «вечного учения» не вытащить из забвения – время поменяло цвет и сколько не тщись, синий красным не станет.

    Старая вера – мертвая вера – напоминает мне того окуня, что впечатляюще описал Анатолий Кузнецов в «Бабьем Яре». Он был несказанно красив в воде, а когда попался на крючок и был брошен на берег, автор не мог узнать в этом жалком сером комке прежнюю красу. Мертвое теряет все. Блекнет, распыляется.

    Я смотрел на крестовины фундамента Десятинной церкви в Киеве, разрушенной десять веков назад печенегами и не верил тому, что этот убогий клочок земли мог вместить храм, называемый «грандиозным». Мертвое теряет все.

    Когда-то сам воздух говорил ЗА богов Шумера – все ими было напоено и они были незыблемы как горы и реки, как небо и солнце. Но прошла эра, взошел новый Смысловой Господь на трон-Нибиру – и моментально забылись прежние смысловые ориентиры, как забылись сегодня в России «классовая борьба» и «прибавочная стоимость». Между тем, с грязной водой времени человечество размашисто выливает и «ребенка» – сокровища мысли и духа, великие жертвы и достижения СТАРОГО ВРЕМЕНИ. Сиюминутность стирает письмена древности и снова человек начинает изобретать азбуку, круг, велосипед. Главное, человек впадает в ересь веры во ВРЕМЯ, ему представляется, что именно сейчас луна светит сильнее, а звезды горят ярче, именно его переживания сильнее и ярче переживаний деда и прадеда, и нынешний век умнее, хитрее и талантливей века прошлого. Вера во время – грандиозный порок проклятия,  человек коснеет в проклятии, как заключенный, который не мыслит себя вне тюрьмы. А время – это тюрьма.

     

    * * *

     

    Одинаково боговдохновенны и являются Истиной:

     

    -          Дубмеш – самое первое Откровение человечества, акцентирующее смысл Бога как Пантеона («федерации») богов – Элохима,

     

    -          Ригведа – самое поэтическое Откровение, акцентирующее смысл Творчества как Божественного Экстаза,

     

    -          Авеста – самое контрастное Откровение, акцентирующее смысл Добра и Зла, как светотени Божьего творчества,

     

    -          Тора (Ветхий Завет) – самое законодательное Откровение, акцентирующее смысл Единого Бога (любви-избранничества),

     

    -          Типитака (учение Будды) – самое небесное Откровение, акцентирующее смысл Бытия в земной жизни («просветление»),

     

    -          Евангелие (Новый Завет) – самое человечное Откровение, акцентирующее смысл Спасения,

     

    -          Коран – самое научное и последнее Откровение, акцентирующее смысл Трансцендентного Бога.

     

    Все эти Книги равно Священны, они синергичны и суть Одно – Бог, говорящий с человеком. Бог, разворачивающийся перед человеком. Бог, открывающийся, являющийся человеку.

    Алгоритм тут простой и он уже давно дан: Христос говорит, что не отменить он пришел Тору (Закон, Ветхий Завет», а исполнить.

    Еще большая степень ПРЕЕМСТВЕННОСТИ Откровений или ступеней Откровения, дана в Коране:

     

    (2). Аллах - нет божества, кроме Него, - живой, сущий!

    2 (3). Ниспослал Он тебе в истине, подтверждая истинность того, что ниспослано до него. И ниспослал Он Тору и Евангелие

    (4). раньше в руководство для людей и ниспослал Различение.

    (Коран, сура 3)[1]

     

    Коран тут дан как ступень в ИСТИНЕ, прежние ступени которой:

    1.                  Тора

    2.                  Евангелие

    3.                  Различение.

    РАЗЛИЧЕНИЕ (Аль-Фуркан) – особая ступень истины, которую не следует смешивать с Законом Моисеевым и Новым Заветом. Так что это?

    Я утверждаю, что шумерский ДУБМЕШ!

    «Фуркан» является исламским догматическим термином, определяющим «верность» или «веру» человека (людей) и ОТДЕЛЯЮЩИМ верных от неверных. Это своего рода «сепаратор», «делитель», тот самый «меч», о котором говорит Христос:

     

    34 Не подумайте, что Я пришел принести мир на землю; Я пришел принести не мир, но меч.
    35 Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее.

    (Мф 10)

     

    PUR-KAN – можно перевести в шумерской понятийной системе как «Ревность Элохима», «Ревность Собора Богов», что удивительно для термина, понимаемого в исламском богословии как главный отсекатель ереси многобожия. Тем не менее, корень PUR имеет явное родство с аккадским puhru (шумерск. pu-úh-ru-um), т.е. «ассамблея, собор, совет», а также шумерским punix – «мехи», т.е. категориями именно ФОРМЫ и именно МНОГО-БОЖИЯ, Соборности. Слово pu-úh-ru-um употребляется в Дубмеше именно в смысле «Собрания богов», т.е. «Множества богов»! Уроборический и недифференцированный смысл корня PUR мы уже рассматривали в главе 14, когда поняли, что это общий корень и для «пуризма» и для «порнографии». Т.е. PUR это априори какая-то выборка, в которой надо дифференцировать Одно от Другого – РАЗЛИЧИТЬ, ОТДЕЛИТЬ.

    Отделением «пуризма» от «порнографии», «монотеизма» от «политеизма» и… ОДНОГО БОГА ОТ ДРУГИХ, одного смысла от другого и любви в среде равнодушия «занимается» второй корень слова «фуркан», а именно KAN.

    KAN (kana3,5) в шумерском: «опасение, мрачное предчувствие», «беспокойство», «огорчение, печаль»[2] и т.д. – предпосылки и предтечи тяжелейшего человеческого (и Божеского!) чувства.

    И вот раскрытие этого тревожного бутона в Библии:

    Qana' - kaw-naw'  אנק «ревность», «ревновать»!

     

    14 и найдет на него дух ревности, и будет ревновать жену свою, когда она осквернена, или найдет на него дух ревности, и он будет ревновать жену свою, когда она не осквернена

    (Числа 5)

     

    Итак, PUR-KANA – «Фуркан» - это РЕВНОСТЬ, т.е. первейший признак РАЗЛИЧЕНИЯ в среде богов! Истина об этом РАЗЛИЧЕНИИ БОГОВ, о Панораме Богов и их характеристик, о ПАРАДЕ Богов, СМОТРИНАХ Богов – с мыслью ОТДЕЛИТЬ, РАЗЛИЧИТЬ одного от другого (и в итоге ИЗБРАТЬ!! ПОЛЮБИТЬ!!!) – эта истина ниспослана человеку в клинописных сказаниях о богах и их делах – в ДУБМЕШЕ. Отсюда Коран вполне легализует шумерское Откровение в ряду откровений Торы, Евангелия и Себя Самого.

     

    Смешав языки (смыслы!), Бог обусловил религиозную дифференциацию человечества – каждый народ отныне понимал Бога сообразно своему понятийному аппарату, и хотя все религии синергичны и являют собой «эффект Расёмона» - каждый Язык рассказывает одну и ту же историю на свой лад, - никто не говорит, что религии дружны, согласны друг с другом. Наоборот.

    Смысл дифференциации в коллизионности вер – в Армагеддоне – религиозной войне, войне Смыслов-Богов, в результате чего возникает Гармония – всему определяется свое место.

    Опять же в наиболее современном Откровении человечества – в Коране – идея такого Армагеддона – Великого Джихада – выражена ярче всего:

     

    54 (52). Не повинуйся же неверным и борись с ними этим великой борьбой!

    (Коран, сура 25)[3]

     

    Этим «этим» много сказано: великая борьба Кораном, Словом, Смыслом…

    Откровение – не застывшая догма, оно развивается как все на земле и в жизни, переходя из стадии в стадию: увы, не без метаморфозы. Отрицание Библией Дубмеша имело черты проклятийности – Вавилон и Иерусалим были несовместимы как лед и пламя. Коллизия Ветхого и Нового Заветов – стала эмблемой христианства, я имею в виду Распятие: старая религия распяла новую. О коллизионной роли Ислама в современном христианском (иудейском) мире говорить не приходится... При этом все новые религии постулируют свое родство старым! Диалектика очень проста: все новое «отрицает» старое, но не отметает его, не удаляет из жизни, как сын не удаляет отца и деда, хотя и бунтует против них. Образуется слоеный пирог религий, в котором каждый волен любить свой слой, а отношение человек-религия именно отношение любовного характера.

     

                            

     

     

    У любви нет никакого резона, кроме божественного «да будет так!». Да, мы знаем, что наши жены не обязательно топ-модели, а наши дети – не обязательно вундеркинды. Но мы любим именно их. Ровно то же и религия: я понимаю, что Коран гениален среди религий как Эйнштейн, но я люблю Христа. Тот любит Будду, а тот Иегову. Кто-то любит Сатану, а кто-то Науку-Мардука. Большинство людей вообще никого не любит и даже не знает, что такое любить.

     

    Итак, Богоявление, данное человеку в Откровении все время меняется, РАСТЕТ, и, исходя из этого непреложного факта, мы постулируем, что настанет время «конца» Библии. Разумеется, никуда не денется ее истинность, однако, как доминирующая церковь, как главный религиозный Герой человечества, властитель дум и душ, гегемон и законодатель религиозной моды, Библия сойдет, уступит место НОВОЙ РЕЛИГИИ.

    Частично момент ПОСЛЕ-БИБЛИИ уже наступил: Ислам отпочковался от Библии и формально унаследовал символический «трон». Однако «горизонтальное ответвление» Ислама не помешало росту вверх Христианства, да и упорному неувяданию иудаистского ствола. Ислам не стал верой человечества, его количественной или качественной доминанты. Его Смысл был (есть) в ином – ДОПОЛНИТЬ фактически политеистический реверс христианства акцентом на единичность и трансцендентность Бога – Аллаха. Ислам стал для Христианства «блудным сыном» («ересью», как говорят церковники). Христианство постулировало свое «обновление», «дополнение» или даже «отмену» самое себя явлением СВЯТОГО ДУХА, как персонифицированной Истины. Отрицание, «хуление» Святого Духа определено в Евангелии как максимальный грех.

    В этом смысле трагично несоответствие Христианства с Исламом, который, принимая (с оговорками) Сына Человеческого, тотально отрицает («хулит») Дух Святой (иудаизм не принимает именно Сына). Характерен запрет в исламе на употребление вина – т.е. ритуального евхаристического воплощения Святого Духа.

    Догматическая коллизионность Ислама и Христианства и есть манера появления новой религии – нового Откровения Бога. Точно так же Христианство отпочковалось от Иудаизма. Это жанр Божественной трагедии.

    Каждая новая эра рождает законного наследника на «религиозный трон» - каждые 21 век появляется та религия, тот Господь, который незыблемо сменяет на мировом пьедестале прежнего: в 21 веке до н.э. Яхве сменил Шумерский Пантеон, в 0 веке – Христос сменил Яхве. Сейчас, кода наступил 21 век и приближается новая эра – эра Водолея – научно было бы ожидать появление нового Господа и его «идеологии» – Его религии.

     

     

     

    =Набу

     

    Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам.

    (Евангелие от Иоанна)

     

    Имя бога Набу тесно связано с выходом на политическую арену Нового Вавилона – Ново-Вавилонского (или Халдейского) царства в 7 веке до н.э. Главенствующая в Азии Ассирия теряет силу и подчиненная ей древняя Вавилония (при царе Набо-паласаре, вступившем на престол в 625 г до н.э.) вновь, тысячу лет спустя, становится главной политической силой.

    Если Старый Вавилон (постшумерский) был смесью шумера с западными племенами аморреев, то Новый Вавилон был смесью (старых) вавилонян с западным племенем халдеев.

    Набо-паласар (Набуапалусур) был выходцем из халдейской знати.

    Уже при этом царе мы видим восстановление имени бога Набу – сына Мардука. Именно в этом сыновстве,  т.е. в таком прямом значении, усматривали халдейские вожди путь к восстановлению былой славы Вавилона. Вавилон Набу они мыслили духовным преемником Вавилона Мардука. В этом смысле особенно значителен тот факт, что внес статую Набу в храм Мардука Эсагилла в Вавилоне последний царь 1-ой династии Старовавилонского царства  Самсудитана (1625–1595 до н.э.). Таким образом, само имя «Набу» вавилоняне рассматривали как мостик к возвращению былой славы.

    Наибольшей славы добился сын Набопаласара – знаменитый вавилонский царь Навуходоносор, или Набукко, вступивший на престол в 604 году, после смерти отца.

    Правильное прочтение имени Навуходоносор – Набу-кудурри-усур – что означает «Набу, охрани мои границы». Т.е. вера в сыновнюю силу Набу достигает кульминации!

    Что касается «границ» («кудурру» означает также «межевой камень»), то Навуходоносор их непрестанно расширял, уже в 597 году захватив Иерусалим, правда ненадолго. 11 лет спустя Вавилон захватывает Иерусалим и уводит иудеев (т.е. значительную часть населения, в основном знать и ремесленников) «в плен», т.е. в Вавилонию. Обычай перевозить к себе захваченный народ взят от ассирийцев. Вавилон вытеснил из Сирии египтян, а позже, в 567 году, войска Навуходоносора вторглись в Египет, что превентивно остановило возможный удар Египта по Палестине.

    Главными городами Вавилонии в то время были (не считая столицы) – Сиппар – там был верховный жрец, Урук – резиденция храмового эконома. Существовал и древний Ниппур и другие города, - вавилонская знать всеми силами пыталась реконструировать Древность и главное – ДРЕВНЮЮ РЕЛИГИЮ.

    Это время начала Рима, время эллинизма, время зрелого иудейства и время еще более зрелого Египта. Вавилонские цари словно чувствуют, что выжить РЕЛИГИОЗНО в этом новом пестром мире они могут лишь РЕСТАВРИРУЯ ДРЕВНЮЮ РЕЛИГИЮ, оберегая и сохраняя ее чистоту, ее значение. Отсюда и наглядные, немного «фарисейские» свидетельства такого богопочитания: звания “Попечитель Эсагилы (храма Мардука в Вавилоне) и Эзиды (храма бога Набу в Борсиппе)” становится постоянной частью титулатуры нововавилонских царей.

    Усиленно насаждается идеология первенства жреческого-духовного над мирским-царским: особое значение придается ритуалу Нового Года, когда царь ежегодно повторяет обряд возведения его на трон. При этом царь подвергается демонстративно унизительным процедурам, правда не лично, а через подставное лицо, и только после этого получает из рук верховного жреца, символизирующего Мардука, знаки царского отличия. Этот ежегодный обременительный ритуал вступления на царство вносил в само царствование смысл природной обновляемости, воскресения.

    Лейтмотивом деятельности нововавилонских царей была эта великая РЕСТАВРАЦИЯ древних культов, обрядов и храмов в их первоначальном, освящённом религиозными обычаями виде. Иное дело, что в декларируемые намерения вмешивалась изрядная доля лицемерия, вроде того «подставного лица», унижаемого ради царя. Копировка старины достигает в Вавилоне впечатляющего размаха: зодчие стремятся воспроизводить формы и планы древних зиккуратов; писцы подражают стилю и языку, характерным для III и начала II тысячелетия до н.э.; отыскиваются древние записи обрядов и порядка жертвоприношений, списки древних обожествлённых царей. Жречество как никогда настойчиво стремится укрепить значение главного бога города Вавилона—Мардука, и, более того, делаются попытки осмыслить различные божества как образы, «ипостаси» Мардука, т.е. делаются попытки перейти к монотеизму!

    Увы, благородное стремление восстановить былую духовность вошло в коренное противоречие с духом вавилонской теократии – тем знаменитым, «фирменным» мардукским «господством», которое сделало самого бога-Бела изгоем среди Элохима.

    Когда умер Навуходоносор выяснилось, что показные «унижения царя» предвещали настоящее унижение. Сын Набукко – Авельмардук – убит во время дворцового переворота, следующий царь, зять Навуходоносора – военачальник Нергалшаррусур (559—555) ничего не смог противопоставить расколу Вавилона на две власти – царскую и жреческую. Его сын –Лабашимардук - был немедленно низложен жречеством.

    На престол был возведен Набонид (Набунаид, 555—538) – ставленник сиппарских жрецов, выходец из Харрана. Это был интересный и в чем-то трагический исторический персонаж.

    Харранец, т.е. приверженец культа Сина – антагонистического Мардуку элохимного клана – Набонид, несмотря на свое характерное имя, стремился что-то противопоставить тоталитарной диктатуре Бела. Стремясь задобрить жрецов грандиозными строительными планами в Сиппаре и Вавилоне, Набонид одновременно восстанавливает храм Сина в Харране, а затем вообще переносит царскую резиденцию (549 год) за пределы Месопотамии – в  Тейму, аравийский оазис. Это автоматически сделало невозможным участие престарелого царя в ежегодных вавилонских празднествах Нового Года с ритуалом «вступления на трон». Фактическим царем Вавилона стал сын Набонида, оставшийся в столице – Валтасар (Белшаррусур).

    В это время взошла звезда персидского царя Кира. Он покорил Мидию, Лидию и пошел на Вавилон. В библейской «Книге Даниила» рассказано о «пирах Валтасара», который не понял букв, написанных перстом на стене и предвещающих гибель Вавилона в ту же ночь:

     

    5 В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала.

    17 Тогда отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему.
    18 Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу.
    19 Пред величием, которое Он дал ему, все народы, племена и языки трепетали и страшились его: кого хотел, он убивал, и кого хотел, оставлял в живых; кого хотел, возвышал, и кого хотел, унижал.
    20 Но когда сердце его надмилось и дух его ожесточился до дерзости, он был свержен с царского престола своего и лишен славы своей,
    21 и отлучен был от сынов человеческих, и сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами; кормили его травою, как вола, и тело его орошаемо было небесною росою, доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет.
    22 И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это,
    23 но вознесся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил.
    24 За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание.
    25 И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин.
    26 Вот и значение слов: мене - исчислил Бог царство твое и положил конец ему;
    27 Текел - ты взвешен на весах и найден очень легким;
    28 Перес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.
    29 Тогда по повелению Валтасара облекли Даниила в багряницу и возложили золотую цепь на шею его, и провозгласили его третьим властелином в царстве.
    30 В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит.

    (Даниила 5)

     

    Mene' - men-ay'  אנמ – [от Mena - men-aw'  («считать»)] - “мера веса». Шумерское ME-NA – сверхинтересное сочетание «божественности» (ME) и «человечности» (NA). NA - также «камень» и «знак, символ». Русское слово «Мена» (англ. Money) – это БОЖЕСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ, - некий эквивалент божественности в земном.   «Исчислил Бог царство твое и положил конец ему» имеет тот смысл, что Божественная Цена царства Валтасара оказалась низкой, очень дешевой. Божественного в том царстве было мало, был дефицит ME – способности творить, творить чудеса!

    tek-al'  לקת - «взвешивать», «шекель». TE-KAL – если читать по шумерски, означает «дорогостоящий фундамент»: TE (temen) – «фундамент», kal – «оценивать», «редкий», «дорогой». Шумерское значение имеет тот смысл, что говорит о «дороговизне» «основ» царства, т.е. непомерно высокой цены самих азов царства. TE-KAL – зеркальное отражение первого понятие – ME-NE – т.е. Божественное дешево, а скрытый в земле фундамент, «подземное», слишком дорого! Это как помпезный фильм с обилием сусального золота и гигантских массовок, который, увы, не дает кассового сбора… «Шекель» («сикль»), кстати, как мера веса серебра, т.е. ДЕНЬГИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ, несет в себе этот подозрительный смысл: деньги слишком дорого обходятся и слишком дешевы по истинной стоимости!

    Наконец, Parac - per-as'  סרפ  - [от paw-ras'  - «делить надвое»] - PA-RA – в шумерском прочтении являет собой жест деления и противоречия уже структурно-лингвистически: PA – это жест «отростка», «отвода», «ответвления», RA – наоборот, «скопления», «слияния». Если было бы RA-PA, то значение было бы «великое обилие ветвлений», ВЕЛИКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ.

    Но PA-RA (откуда всемирная «пара» как двоичность) означает невероятный дифференциал интеграла, т.е. безудержное дробление, фрагментация и измельчение любой сути. PARA, предреченная Вавилону, означает, что его общество потеряло интегральность, целостность, распавшись на уйму частностей, которые, такими «дифференциалами» и войдут в состав других земных царств.

    Это был Божий приговор: «мене, мене, текел, упарсин».

    Валтасар с отцом Набонидом были захвачены персами, первый был убит, а второй отправлен в ссылку.

    Интересно, что Кир в глазах немалого количества вавилонян выступал своеобразным «новым аморреем, новым касситом или новым халдеем», которых уже знал древний Вавилон и которые только обновляли его кровь. На первых порах Кир всячески поддерживал этот образ. Он заимствовал титулатуру Вавилонских царей, осудил «еретика» Набонида и «восстановил культ Мардука», всемерно поощряя жречество.

    Однако, расчет на новый корыстный брак духовного и мирского – властей прямо противоположных – ни к чему не привел. Смысл Вавилона вымывался изнутри, в то время как внешне он все больше превращался в «столпотворение» - месиво людей и идей, в смысловой хаос, идейно импотентный и уставший. Вавилон пал незаметно и старчески предрешенно, - он растворился в окружающем мире. Эллинизм, принесенный в Месопотамию армией Александра Великого, окончательно смыл образ Великого Города:

    «1 Пал Вил, низвергся Нево[4]; истуканы их - на скоте и вьючных животных; ваша ноша сделалась бременем для усталых животных» (Исаии 46)

    Титул «Третьего Вавилона» (по сути четвертого, учитывая Вавилон Башни) перешел к Риму, затем к Византии. Сегодня он у Нью-Йорка.

     

    Итак, что можно сказать о Набу и что ждать от его Господства в эре Водолея?

     

    Бог-покровитель писцов, мудрости и исчисления. Его символ – «стиль» («стилос», «клин») - тростниковый стержень, использовавшийся для нанесения клинописных значков на глиняные таблички. Синергичен планете Меркурий, «спутнику Солнца», «планете торговли». Иногда изображается стоящим на драконе mušhuššu – символе Мардука.

    Набу - бог города Борсиппа BAR.SÍ.PÁ ki  - спутника Вавилона, где находился храм é. zida -«Твердыня (жизни)».  

    Иногда изображался «крылатым человеком». Его супруга богиня Ташметум.

    Ассоциируется с греческим Аполлоном.

     

    Иконография Набу (Небо) очень близка Мардуку -  или  (см. гл.10 «День рождения Земли»):

    Набу стоит на том же драконе Мушхушу (символ стихии солнечного огня, «хаоса»). В руке держит стилет – модифицированный клин-копье, говорящий о том, что это бог-Слово. Только на одеяниях Набу отсутствуют астрономические символы, что говорит о принципиально иной, в отличие от отца-Мардука, смыслотонике этого бога. Что же он символизирует?

     

    Мы согласились, что синергией бога Мардука является звездный протуберанец, столь мощный, что он отрывается от маточной звезды (Солнца) и превращается в самостоятельное тело («спутник Солнца», «Немезиду», планету-комету Нибиру).

    Протуберанцы – это вспышки на Солнце, это - фонтаны-гейзеры раскаленного солнечного газообразного вещества и энергии. Вспышки порождают усиление корпускулярного (состоящего из частиц) потока от  Солнца  - солнечного ветра. Солнечный ветер на Земле вызывает магнитные бури и полярные сияния. Межпланетное пространство заполнено чрезвычайно активной средой - плазмой солнечного ветра.

    Однако если уже доказано существование «спутника Солнца» (Мардук-Нибиру), то вполне обоснованно предположить, что у него есть свой плазменный аналог  – нибируанский ветер. Отсюда можно считать, что синергией Небо является этот звездный ветер, плазма, исходящая из Нибиру.

    Небо-Набу – поток звездной плазмы, активно влияющий на электромагнитное поле Земли, в частности, усиливающий или тормозящий рождаемость, влияющий на активность живого, в частности на интеллектуальную и творческую продуктивность. Набу – вездесущ, всепроникновенен. Опасная его синергия – радиоактивное излучение…

    С другой стороны, вполне понятно, что богом новой эры становится плазма – указание на возможное приручение термоядерной реакции.

    Набу – мощнейший жизненный реагент-инспиратор (MU-агент!), увы, двоякого воздействия: гений или злодейство. В любом случае новая эра обещает быть эрой контраста. В частности, нравственного контраста.

     

    Очень приблизительно, но сообразно человеческому стремлению к вещевой образности, постараемся понять образную природу бога Набу, которому суждено править вселенной ближайшие 2160 лет.

    Если образ Нудиммуда-Энки это Солнце, или поверженный и освященный Апсу, а образ Мардука – гигантский луч-протуберанец, оторвавшийся от Солнечной системы и ставший «блуждающей звездой» Нибиру, то Набу – это сыновняя категория солнечного луча, т.е. ПЛАЗМА (от греч. "плазма" — "оформленное").

    Итак, Набу – это солнечная плазма, солнечный ветр – всепроникающая субстанция, своеобразный «воздух», «атмосфера» материальной Вселенной.

                   Плазмой называется ионизованный газ, в котором атомы (все или значительная часть из них) потеряли по одному или по несколько принадлежавших им электронов и превратились в положительные ионы. В общем случае плазма представляет собой смесь трех компонент и содержит свободные электроны, положительные ионы и нейтральные атомы (или молекулы). 
                   Плазма - это наиболее распространенное состояние вещества в природе (99% массы Вселенной, еще говорят «плазма – четвертое состояние вещества»). Солнце и звезды можно рассматривать как гигантские сгустки горячей плазмы. Внешняя поверхность земной атмосферы прикрыта плазменной оболочкой - ионосферой. Молния – это плазма. Искомый человечеством «термояд» (управляемая термоядерная реакция), красочное Северное сияние – тоже плазма. А самый простой пример плазмы – огонь.

    Ионизация – это стихия откола, раскольничества, отпада, отлучения, т.е. того «сатанинского» начала, которым характерен победитель Небесной битвы и Творец Вселенной – Отец Набу – Мардук. Это стихия генуинного творчества, родов, когда вечно отходит от маточного начала сотворенное (сыновнее) и пересекается плацента – как изгнание из рая. Произведение творчества – это всегда «падший ангел», диаволизм, всегда отпавшее от Бога ВО-ПЛОЩЕНИЕ, переход из Бытия в Жизнь, где творчеству-созиданию-рождению есть «электронный» противовес – распад, разложение, смерть.

    По сути, отпавший от Солнечной системы (атома) Мардук есть «электрон», а Солнечная система – ион. В этом смысле Набу при общем нулевом заряде, все-таки можно рассматривать как синтетическое явление в Божественной типологии, своео рода «новую Троицу», точнее ее «Дух Святой». В каком-то смысле Набу можно рассматривать как того Духа Утешения, которого заповедал Спаситель:

     

    26 Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне;

    (Иоанн 15)

     

    Плазму характеризует также т.н. квазинейтральность, т. е. приблизительное равенство концентраций электронов и ионов. Однако это шаткое равновесие может нарушаться – тогда возникают электрические поля или «возмущения», когда поле выталкивает из объема, где произошла декомпенсация зарядов, частицы одного знака и втягивать в эту область частицы противоположного знака. Что это? Революция! Контрреволюция!

    Сохранить стабильность состояния плазмы – сверхтрудно, но достижение этой задачи сулит человечеству обладание безграничной энергией, почти полной властью над материей и временем. Увы, плазма – чрезвычайно капризна, у нее миллиарды ликов.

    Вместе с тем, плазма стремится к равновесию – это саморегулируемая система, которая меняет характеристики в зависимости от концентрации: чем концентрированнее плазма, тем выше ее устойчивость и тем она холоднее. Я думаю, в эпоху Набу диссидентство и власть найдут новые формы сосуществования: как электрон и ион. И сам Набу – божество всепроникающей взаимозависимости – будет диктовать результат этого сосуществования.

    На днях появилась интересная информация, которую я считаю «первой ласточкой» новой эры:

     

    «Существование Бога подтверждает немецкое научное издание P. M. Magazin, сообщает Die Welt. К этому сложному вопросу авторы исследования подошли с математической точки зрения.

    Авторы журнала выдвинули гипотезу "Бог существует" и попытались ответить на следующие вопросы:
    — насколько велика вероятность того, что Бог создал Вселенную?
    — насколько велика вероятность того, что эволюция на Земле произошла при его участии?
    — насколько велика вероятность того, что добро немыслимо без Бога?

    Каждый утвердительный ответ говорит в пользу бытия Бога, а любое убедительное объяснение, не имеющее ничего общего с "промыслом Божьим", снижает вероятность его существования (полный текст на сайте InoPressa.ru), передает NEWSru.com

    В результате ученые - правда, с вероятностью 62% - пришли к выводу, что Бог существует».

    (http://news.livestream.ru/techno/2006/11/17/god/)

     

    Это типичный набуистский (нововавилонский!) подход «алгеброй поверить гармонию». Он не плох и не хорош, но содержит как вдохновляющие предпосылки (Бог есть!), так и опасности сделать это событие скучным и ненужным.

     

    Вы помните, какие трудности были с именем Мардука. Сын его – Набу – унаследовал это качество. Более того, тут игра с самой категорией «имя».

    На аккадском nb' - nabû - звать, называть, призывать, созывать; назвать (по имени); извещать, возвещать; считать[5]. Исходя из этого, вероятно, Британская энциклопедия и другие авторитеты считают, что Набу означает «говорящий»» «прокламирующий».

    Близко этому библейское Nebo - neb-o'  -  ובנ  - «пророк».

    Нам, однако, интересны не производные значения, а исконное, шумерское.

    Логограмма бога Набу  dNA3 состоит из  dingir и значка  NA3, который служит логограммой для фонограмм a5, ag, ak, aka, aq, aqa, означающих «делать», «действовать», «помещать», «вкладывать в».

    С одной стороны логограмма NA3 родственна MÈ («битва»). Отличие NA3 -«бога Набу» от MÈ -«битвы» только в значке  ERIMrín – «быть (делать) ярким», «присоединять(ся)», «сцеплять(ся)», «толкать (вперед)». Иными словами, небольшого толчка Набу достаточно, чтобы стать ему воплощенной Битвой… как тут не вспомнить отца Набу, Мардука, героя Небесной Битвы!

    С другой стороны, логограмма NA3  состоит из:  aš («первый, уникальный») +  ENGUR – «подземные источники», «подземное море». Это четко указывает на Энки, деда Набу, творившего в Энгуре, и на уникальные творческие потенции Набу. Это супер-Творец, Гений Творчества.

    С последним определением совпадает собственное значение шумерской фонограммы nab, означающей «океан» и «музыканта», а на эламитском наречии «бога»! Супер-божественность Набу выражена и в логограмме NAB , являющей лигатуру двух знаков бога-неба AN/DINGIR . Причем соединение двух инициалов идет по вертикали, что говорит об усилении именно «небо-земного» аспекта Бога, Его интервенционизма. Фонетически NAB, вероятно, произошел от ní, nè + aba, ab, 'озеро, море'. Это те же ní, nè, которые являются первым слогом в имени Планеты Пересечения Нибиру.

    Аккадская «синкопа смысла» в понимании nb' как «говорящего, нарекающего», очевидно связана с корнем  b' = bi, bé - «говорить», «сказать», «кричать», «издавать звуки», «шуметь». Вместе с тем прочтение этого слога как BU («бить, ударять», «создавать суматоху») сразу выводит на главное качество Мардука-Нибиру – Пересекающий Удар!

     

    Если подвести итоги, то следует признать, что лучшего Господа человечеству не найти.

    Бог письма и счета, мудрости и творчества, деятельности и инициативы – это Гений среди богов, Бог-Супер-Бог! Сам зодиакальный знак Водолея является деятельным: «водолеями» в Шумере называли водоносов – тех, кто утолял жажду, ПРИНОСИЛ ВОДУ человеку, животному, земле.

    Все это говорит о великих перспективах для человечества в наступившей эре.

    Исходя из этих предпосылок, я полагаю,

    невиданного расцвета достигнет прогресс в области науки и техники, компьютерного дела, информатики и… литературы!

    По-видимому, человечество постарается преодолеть сегодняшний тошнотворный перекос в сторону «прагматизма», поймет, что «не хлебом единым» и постарается реставрировать духовность былого…

    Человечество поймет, что отсчет духовности нельзя начинать с Авраама, Христа или Магомета и бросится искать первоисточники…

    Дубмеш будет, наконец, переведен на современные языки, синхронизирован и кодифицирован… Религии поймут, что различия их носят субъективный  характер и постараются найти общий язык… Будут предприняты попытки конструирования новой формы монотеизма – геотеизма, религии Ануна…

    Человек приблизится к Богу, обожится, создаст себе «имя», построит Вавилонскую Башню…

    Прогресс сотрет грань между наукой, религией и магией, как в свое время грань между астрологией и астрономией, алхимией и химией…

    Наступит время Нового Вавилона…

     

    Но давайте не забывать, что эра Бога, т.е. титульное господство, это еще не Господство на деле. Тенденция последних двух эр показывает, что истинными Господами – небесного, а не земного назначения - становились вовсе не те, кому по зодиаку было положено. Так в до-нашу эру, формально эру Мардука, метеором ворвался и захватил духовное лидерство Иахве – бог другого клана. И в проходящую «нашу эру», эру тихой «подводно-подземной» богини-рыбы Эрешкигаль, вовсе не она, а Иисус Христос и пророк Магомет определяли цвет и вкус времени.

    Да иначе быть не может, ведь само образование Божией Вселенной произошло ВОПРЕКИ существовавшему тогда господству Тиамат, путем Удара, Битвы с ней и Убийства-Метаморфозы ее. Новая эра всегда - отрицание старой.

    Если следовать этой логике, где-то в неведомом «облаке Оорта» зреет новый Бунтарь-Пришелец-Нибиру, Революционер, Террорист, Варвар, «новый Мессия», который и свергнет власть Набу.

    Каждая новая эра отменяла догматический авторитет прежней – и в этом смысле Христианство ожидает большое потрясение. Агглютинационный, слоевой цивилизационный принцип, скорее всего, сохранит Христианство как мировую религию, но «лидировать» оно будет ровно в той мере, в какой мардукизм лидировал в эре Авраама. Впрочем, с Христианством не все так просто, и об этом чуть позже.

    Главной категорией, вокруг которой будут вершиться коллизии наступающей эры будет ИНТЕРЕС.

    Эта категория имеет как минимум две самостоятельные ипостаси: «интерес» как «выгода», «прибыль» (термин коммерческий, деловой) и «интерес» как «интересность», нечто влекущее и захватывающее (термин психологический).

    Интерес на самом деле определяет качество жизни и смысл ее. Он лежит в основе любой симпатии, т.е. притяжения, влечения, а соответственно, в основе любви. Интерес – это первичный атрибут благодати, присутствия Бога. Потрясает, что в шумерском языке понятие «интерес» отражают такие два слова как:

            maš  - «интерес, как процент от кредита», «прибыль», которое также обозначает (фонетически) «жертвенное животное», «козленок» (синергия Агнца) и

            ur5  - «душа» =  šÁR (“мир», «вселенная»), TÍ  («Жизнь») +  Áš  («мечта, проклятие»).

     

    Мы видим удивительную полифонию смысла Интерес, четкую связь этого понятия с основными земными категориями. Именно это понятие определит смысл, соль и суть наступившей эры.

    Цивилизация может быть сколь угодно высокой, развитой, успешной и т.д., но как ПРОИЗВЕДЕНИЕ БОЖИЕ может быть НЕ ИНТЕРЕСНЫМ, как не интересен бывает помпезный фильм с обилием сусального золота и гигантских массовок (помните Божий приговор: «мене, мене, текел, упарсин»). Это когда «соль перестает быть соленой»: «Если же соль станет пресной, чем сделать ее соленой? Ни на что она больше не годна, разве только выбросить ее вон, чтобы топтали ее люди» (Мф 5:13)

    Как в Новом Вавилоне отсутствовал интерес к своей религии, своей самости, и народ спокойно взирал на войска Кира, штурмующие цитадель Набонида и Валтасара, не видя большого зла в этом «новом аморрее», так и в глазах Бога не представлял интереса великий город и великая цивилизация Вавилона. Потому и в Апокалипсисе даны картины падения Вавилона – это ретроспектива грядущего.

    Первая, пробная попытка культа Набу, Набуизма, показала, что этот культ пал под тяжестью собственного веса, ибо перестал быть интересным, «соленым», НАДОЕЛ, «ноша» его «сделалась бременем для усталых животных», т.е. адептов. Та же опасность подстерегает блестящую эру Водолея, эру Деятельности и Инициативы. Как американцы – великие набуисты всех времен и народов – порой бывают смертельно неинтересны, а, главное, бесполезны, со своим глянцевым just fine, так и вся набуистская супер-цивилизация может превратиться в «мерзость запустения», трупные пятна которой, увы, и сейчас видны на земном теле.

    Одним из таких пятен является состояние клира всех без исключения религиозных конфессий.

     

    Интерес – земная транскрипция Смысла, т.е. Бытия Божия. Уменьшение этой категории на Земле означает фактическое обезбоживание, несмотря ни на какие Башни Обожения и Достижения.

    Новый Господь будет эссенцией Интереса-Истины и «новая Библия», Новое Откровение, Новое Слово («мехи новые»), будет звучать набатом новизны: «1И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. 2И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего.

    5И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое.» (Откр. 14).

     

    Каждая эра имеет свое Откровение, надстраивающееся над старым как верхний ярус шумерского храма над нижним:

     

    -          эра Сина-Близнецов (63-42 вв. до н.э.) – создала изустную обрядовость поклонения Небесному в образе Луны;

     

    -          эра Ишкура-Тельца (42-21 вв. до н.э.) – создала ДУБМЕШ - письменный свод таблиц о богах Элохима;

     

    -          эра Мардука-Овна (21-0 вв. до н.э.) – создала БИБЛИЮ-1 (Ветхий Завет) – свод книг о народе бога Иахве;

     

    -          эра Эрешкигаль-Рыб (0-21 в. н.э.) – создала БИБЛИЮ-2 (Новый Завет) – собрание вестей о Спасителе-Христе. (И Библию-3 – КОРАН – слово Бога Непознаваемого).

     

    Что создаст эра Набу-Водолея (21-42 вв. н.э.)?

    Это может быть новой метаморфозой Библии, некоей ПОСТБИБЛИЕЙ, которая точно так же не отменит истинность ни единой буквы нынешней Библии, как Новый Завет не отменил Ветхого: «17 Не подумайте, что Я пришел упразднить Закон или Пророков. Я пришел не упразднить, но исполнить». (Мф 5)

    При революционно инвективном вторжении нового Господа Бога, разрушающего человеческий храм старобожия (как время разрушает прежний ярус шумерского храма), ОТКРОВЕННИЧЕСТВО, т.е. Речь Господа меняется революционно по форме, но эволюционно по содержанию, смыслу. Изменение Смысла идет по принципу слоения-сохранения.

    Вернемся к Христианству.

    Христос решил каверзную головоломку с монетой, а Христианство – нет. Завет «Богу – Богово, а кесарю – кесарево» стал для этой религии камнем преткновения.

    Кто не понял, что после осуществления принципа отделения религии от государства произошло отделение души Христианства от тела? Еще раньше, в облике «византийской симфонии» Христианство сделали подголоском «кесарства», т.е. превратили в раба, не дав «Богу-Богово». Точно так же в облике Папства Христианство олицетворили с «кесарством», превратив в царя, не дав «кесарю-кесарево».

    Отсутствие Христианской Церкви в современном мире, перемежаемое самыми что ни на есть мерзкими мирскими «суетами-сенсациями» - верный признак ветхости, потери интереса и интересности этой Церкви, которую я люблю, но, горе!,  старости и слабости которой не могу не заменить.

    Увы, «мехи», держащие вино Нового Завета, изветшали… Первой пришла проблема соотношения верха-низа, неба-земли, бога-кесаря и эту проблему человечество не смогло решить. Помните суть глобального противоречия Нового Вавилона: искусственное выпячивание роли религии автоматически привело к секуляризации ее институтов и двоевластию. В религии Мардука-Набу не оказалось ВНУТРЕННЕГО ПОТЕНЦИАЛА, способного продиктовать свои правила игры, отличные от игр мирских властителей. Точно так же как в идеологии Вавилонского Царства не оказалось потенциала, чтобы заменить собой религию. Великая суета привела к великой депрессии духа.

    Тот же процесс, только с обратным знаком, происходит в европейско-американском «Новом Вавилоне» последние 3 века, со времен Французских Энциклопедистов. Искусственное выпячивание Государства привело к секуляризации понятия власти и безвластию – замене ее функциональным администрированием. В религии Христа-Аллаха не оказалось ВНУТРЕННЕГО ПОТЕНЦИАЛА, способного продиктовать свои правила игры, отличные от игр мирских властителей. Точно так же как в идеологии Государства не оказалось потенциала, чтобы заменить собой религию (попытка, вспомним, у коммунистов была!). Великая суета привела к великой депрессии духа.

    Но если Церковь едва ли устоит, то с Христианской религией, как мы уже говорили, все несколько сложнее.

    Дело в том, что смена эр, при всей своей важности, является лишь событием Третьей Вселенской Значимости. Эры (или «малые сары»), напомним, возникли после Потопа, когда ось вращения планеты Земля стала колебаться относительно перпендикуляра к плоскости эклиптики, т.е. появилась (или усилилась-изменилась) прецессия. Полный период оборота земной оси – т.е. полный прецессионный цикл равен 25920 годам, а 12-я его часть – эра – соответствующая Зодии, равна 2160 лет.

    Более крупным и значительным, нежели смена эр, является смена саров – периодов в 3600 лет, синергичных орбитальном периоду Планеты Богов Нибиру. Это событие Второй Вселенской Значимости.

    Ну а событием Первой Вселенской Значимости является момент совпадения смены сара и эры, который наступает на каждую пятую эру и каждый третий сар:

     

    3х3600=5х2160

     

    Событий Третьей Вселенской значимости за всю историю человечества было 6 и сейчас мы переживаем 7-ое. Каждое это событие означает зодиакальную смену бога-правителя, Господа.

    Событий Второй Вселенской значимости за всю историю человечества было невесть сколько, т.к. они существуют с момента появления Земли. Потоп был таким событием (108 век до н.э.), а после него еще три:

    72 век до н.э. – «разделение земель» между богами;

    36 век до н.э. – дарение Царства Божия (т.е. цивилизации) Земле,

    и 0 век – явление Христа.

    Эти события означают возвращение Нибиру в Солнечную систему, «визит» богов (Бога) на Землю, что знаменуется колоссальными изменениями земной жизни.

    Наконец, События Первой Вселенской значимости. Их было всего 2:

    Потоп (108 век до н.э.)

    и явление Христа.

    Эти события устанавливают новые отношения Бога с Человеком-Землей, т.е. меняют не только горизонталь жизни, но и вертикаль.

     

    Итак, явление Иисуса Христа является событием более высокой значимости, нежели смена Господства в новую эру. Это значит, что простой «отмены» Христианства ожидать не следует. Метаморфоза будет, но какая?

     

    *  *  *

     

    Все время, пока писалась эта книга, меня не переставал мучить вопрос, который сформулирован в одной из Священных книг человечества:

     

    "Что толку бродить по небесам, если ты ничего не делаешь для блага живых существ. Если ты способен на это, работай для них!"

    (Ж И З Н Е О П И С А Н И Я В О С Ь М И Д Е С Я Т И Ч Е Т Ы Р Е Х С И Д Д Х О В. 30. КАМБАЛА)

     

    В самом деле, если ты не можешь помочь никому, включая самого себя, не можешь изменить окружающую жизнь и не можешь победить ее, к чему твои поиски умозрительных красот?

    Если смысл не кричит, а лежит камнем где-то на дне человеческого познания, какой от такого смысла прок?

    Нужны ли сегодня человечеству твои шумеры, Дубмеш, боги и богини? «Что толку бродить по небесам…»?

     

    Расскажу последнюю притчу. Точнее это быль.

     

    Моего подельника звали Эммануил, хотя родители дали ему имя Энрико. Он был иудеем, хотя был рожден от отца грузина и матери бельгийки.

    Он принял иудаизм при таких обстоятельствах.

    Будучи в армии, в возрасте 19 лет, Энрико, который служил в Белоруссии, решил бежать в Польшу. Его поймали и предъявили обвинение в «измене Родине».

    Это была его первая судимость, в 1961 году, вторая в подельничестве со мной случилась в 24 года спустя.

    Тот факт, что молодой солдат намеревался бежать из коммунистического СССР в коммунистическую Польшу озадачил следователей КГБ, и они направили Энрико в институт Сербского, на обследование.

    Состояние молодого «беглеца» было катастрофическое: не только тяжкая участь, но и издевательства сокамерников по поводу «Польши» довели Энрико до того чудовищного состояния, которое зеки называют «поиск пятого угла».

    Он подумывал покончить с собой. Психушка, как говорится, была ему прописана.

    Там он встретил раввина.

    Раввин лежал лицом к стене и по спине его нельзя было распознать религиозную принадлежность. Он молился тайком.

    Но что-то, исходящее от молящегося человека, потрясло Энрико. «Какой-то дух исходил от него, какая-то сила!» - рассказывал мне Энрико.

    Он познакомился с раввином, воспринял от него иудаизм как живительную воду, и когда вышел из тюрьмы через 6 лет, сделал обрезание, назвался Эммануилом и стал ортодоксальным (парадоксальным?) евреем.

    Мы сидели на разных зонах, но я знал, что ему трудно сиделось… Он постоянно конфликтовал с камерой, зоной, начальством, не почитая тюремные порядки. Его постоянно били и сажали в карцер.

    Потом нас освободили и я уехал в США, а он в Израиль. Он мечтал попасть в какой-нибудь ортодоксальный кибуц. Не знаю – попал ли?

    Надо сказать, мы с ним никогда не дружили, а моим подельником по «антисоветской деятельности» он стал столь же натянуто, сколь вообще делались в Советском Союзе «враги народа».

    Но эта картинка, когда он со спины раввина воспринял Свет Божий, навсегда врезалась мне в память.

    Вот так пришел ему Бог.

     

    Божественное конкретно и реально, и в этом главный критерий отличия его от мирского. Разумеется, языковая среда это  среда мира сего, ибо Бытие разговаривает смыслами, помните Дао Дэ Цзин: «Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао. Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Безымянное есть начало неба и земли».

    Расширить религиозный кругозор, понять, что безымянный Бог-Дао жаждет ПРОЯВИТЬСЯ  в нас, отразиться в нас, как копия, подобие и икона, осуществиться в нас, как мы осуществляемся в любимом – это «благо живых существ», чем я оправдывался, работая над книгой.

    Просекая путь в чащобе проклятых смысловых отклонений, которые мы называем языком, пробираясь в опасных джунглях нашего неведения, мы должны знать и верить, верить и знать, что пробираемся к Богу в нас, который суть наше естество.

    Ибо как гласит мудрость:

    Человек следует земле. Земля следует небу. Небо следует Дао,

    а Дао следует естественности.





    Примечания

    [1] Вот перевод этого места Валерии Пороховой:

    3.Он - Тот, Кто Книгу в Истине тебе послал
    В знак подтверждения ниспосланного прежде.
    И до нее Он (с Мусой) ниспослал Закон,
    За ним - Евангелие (с Исой)

    4.Как руководство для людей,
    А также ниспослал вам Аль Фуркан
    .

    Перевод Османова:

    3. Он ниспослал тебе [, Мухаммад,] Коран - [Писание] истинное подтверждение того, что было [ниспослано] до него, - а прежде ниспослал Он Тору и Евангелие, -

    4. как руководство для людей, ниспослал различие [истины от Лжи].

     

    [2] (ka, 'рот' + ní; ne4, 'страх')

    [3] Перевод В.Пороховой: «Не поддавайся же неверным
    И этим (Кораном) дай им бой великим боем
    ».

    [4] Вил – Ваал, Мардук. Нево – Набу.

    [5] nb' - nîbu (<*nib'u) - название, наименование, имя, число.





    Окончание
    Оглавление




    – Шумерский язык –

    © Тенгиз Гудава, 2007-2022.
    © Сетевая Словесность, 2010-2022.




    (WWW) полная версия материала
    [В начало сайта]
    [Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
    [О pda-версии "Словесности"]