[Оглавление]



АСИМПТОТЫ




МЫ ПРОСТО ПЕРЕСКАЗЫВАЕМ СНЫ!

Мы просто пересказываем сны -
Волшебные, зловещие, пустые, -
Пока еще постели не остыли,
Дворцы песками не занесены,
Дневных забот центурии, тесны,
Герилью грёз не захватили в клещи,
И бабочка в сети еще трепещет -
Мы просто пересказываем сны.

В созвучиях, цветах или словах,
Рядах картинок, камне неподвижном, -
Мы просто жаждем поделиться с ближним
Произошедшим в наших головах.
Но краски тусклы, языки бедны,
Нам не хватает нот, умений, жизней,
И с каждым годом критики капризней -
А мы лишь пересказываем сны.

Вы требуете смыслов и бабла,
Вы ждёте новизны - и вечных истин,
Чтоб ветхих книг желтеющие листья
Учили отличать добро от зла;
Картинкой, как блесной, привлечены,
Вините нас в крушении иллюзий.
А мы не лучше, мы ведь тоже - люди.
Мы только пересказываем сны...

_^_




УТРО НА РЫНКЕ

Розы, герберы, гвоздики,
Запах сквозь насморк слабый.
С глазами, спросонья дикими,
К торговле готовятся бабы.

Чтобы прочистить горло
Поругиваются легонько, без мата.
Лишь порой взлетит чей-то голос
Стремительным домкратом...

Женщина расставляет цветы,
Рвёт лепестки, как так и надо.
Её отношения с букетами просты,
С профессиональным, оценивающим взглядом,

Она такая же, как и каждая здесь,
Торговка с рынка, базарная баба,
Ей главное - в дом принести поесть,
А еще на лето одеться надо бы.

А вчера покупатель хамил. Плевать!
И ещё недостача - но, вроде, немного.
Кто сказал: "Проститутка"? Сама ты блядь!
Распродать бы всё к чёрту - и слава Богу!

А когда-то ей, как сегодня мне,
Важно было в жизни найти призвание...
Очень ей пригодились в родной стране
Два её высших образования.

_^_




СУМРАЧНЫЙ ЗВЕРЬ

На девять замков закрывается дверь,
За ней надрывается сумрачный зверь.
Он воет, морёный царапая дуб,
Он пробует петли на коготь и зуб.

Нет в комнату окон, лишь пара щелей,
Но в них не заглядывай - будешь целей!
Хотя этот зверь и записан, как твой,
До ужаса страшен чудовищный вой...

Прохожий потрогает шляпки гвоздей
И скажет: "Держи-ка ты зверя в узде!"
"Слыхал? Бережёного Бог бережёт!
Убей эту тварь!" - нервно бросит чужой.

Друзья, покосясь, обойдут за сажень,
Скрывая на лицах сомнения тень,
И все, ради блага, поверь, твоего,
С намёком шепнут: "Не кормил бы его!"

...Но в день, когда вдруг надломилась судьба,
Когда захлебнулась победы труба,
Остались лишь зрители плотной стеной,
Противник - и ты, к этой двери спиной.

И щёлкнул замок.
И косяк заскрипел.
И паникой круг любопытных вскипел.
И в свет из распахнутой настежь двери
Выходит...выходит...Выходит! Смотри!!!

Он вышел, лениво хвостом поводя,
На зрителей фыркнул: глядят? Пусть глядят.
К врагу подобрался. Зевнул от души.
И брюхо подставил: ну что ж ты, чеши!..

- Ой, котик! - девчонки рванули вперёд,
Минута - и рядом толпится народ;
Враг в недоумении, будто рыбак,
Поймавший русалку: и рад бы, но как?

Уверенно взглядом мазнув по толпе -
Увидели? Гладили? Кто не успел? -
Он твёрже, чем к трону иные цари,
Пошёл - и растаял в проёме двери.

На девять замков запирается дверь.
За ней укрывается сумрачный зверь.
И ты не пускаешь к нему никого,
Иначе затискают насмерть его!

_^_




ЛОРКА + СТРУГАЦКИЕ =

...И серые входят в город,
Который вчера был светел.
Давно уже вымок порох
Защитников улиц этих.

Им жопы дороже воли,
Им запах свободы страшен -
И ветры, как волки, воют
В проломах беззубых башен,

И серые входят в город
Без боя. Зато навстречу -
Цветов необъятный ворох,
И верных адептов речи.

Под ноги знамена лягут,
Не поднятые на башни,
Бесплатная в глотки брага
Заставит забыть вчерашнее,

А тень переулков скроет
Позора пятна на лицах...
И ты побежишь, как кролик,
Трусливо в норе укрыться.

И будешь, с другими вровень,
Рядиться в оттенки пыли -
Ведь ты, как и все, виновен
В триумфе бесцветной гнили.

А что ты такого сделал?
Заткнулся, когда заткнули.
Вжал шею поглубже в тело,
Когда не тебя толкнули.

Травили крылатых хором -
Прикинул на перья цену.
И - серые входят в город.
И - некому встать на стену.

_^_




ОНИ НЕ ПРОЙДУТ...

Ветер вертит
    веретено.
Время смерти
    выведено.
Срок исчислен -
    сорок часов;
Взвыли мысли
    сворою псов.
Сорок взмахов
    чёрным клинком...
Нитку пряха
    сучит легко,
Жизни виться
    так бы - года,
Но три сестрицы
    знают, когда...
Пара жалких
    тысяч минут.
Скоро танки
    нас подомнут,
Глина - в глину,
    кровь да вода,
Вот он - Сына
    истинный дар,
Вот он - пропуск
    в царство Твоё!!!
К чёрту - робость!
    Пальцы - в цевьё!..
Рвутся нити -
    всё, брат, пора...
Извините.
¡No pasaran!

_^_




ПОДНИМАТЬ РОССИЮ

Новое время - но прежние рубежи:
Хляби родимые губят любое дело;
Было бы здорово, кабы не злой режим;
Ради идеи горбатиться надоело!
Там - всё иначе, там чисто и хорошо,
Брось эту рухлядь и I will be glade to see you!
Рад бы, ей-Богу, но я задержусь ещё.
Вы ведь уехали. Мне поднимать Россию.

Мир дураков и тотально плохих дорог
Втиснут медведями в их заповедный угол.
При демократии ты бы творил, как бог!
Здесь вытворяется тлен и тупая ругань.
Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи?
Властным безумием втопчут - и кто заметит?
Умные люди уходят из-под грозы,
Я поднимаю Россию, и мне не светит.

Рашка, совок и агрессоры - это мы.
Скоро - ГУЛаг, воронки и расстрел в подвале.
Скифы откинулись, есть только тьмы и тьмы,
Думаешь, искру твою различат? Едва ли...
Шторм надвигается, время искать приют.
Валим на Запад, ведь там по прогнозу - клёво,
Вас продадут, искалечат или убьют
Здесь, где не любят Закон и не верят в Слово!

Братцы, я верую! Весь с потрохами ваш!
Я прилечу к вам, измученный и бессильный,
Буду беситься, входя поминутно в раж,
Брызгать слюной, - но сперва подниму Россию.

Анна, и Лев, и отец его Николай,
С фланга - Марина, озябшие пальцы грея;
Жидкою цепью встаём под собачий лай,
Знамя с распятым евреем над нами реет.
Рвём в небеса хвосты своих париков,
Крепко ногами держась за могилы предков -
Мы поднимаем Россию из тьмы веков,
В яркий фонарь обращая грудную клетку.

Ты ж не магнат, не политик, не президент,
Что ты там сможешь, один? - Ну, не надо, право...
Первого утром я вновь хорошо одет.
Жаркий сентябрь. Под ногами сухие травы.
Дверь кабинета откроется со щелчком
В бездну голодных, наивных, юных, красивых...
Здравствуйте, я ваш историк. Включаю комп.
Тема занятия - "Вам поднимать Россию".

_^_




СКРЭББЛ

Сыграем в "скрэббл".
Первым я сделаю "небо".
На этом небе ты сотворишь "денеб".
Всего одну букву мне б,
И рядом с Денебом был бы на небе Бог.
Но раз уж не смог,
В отсутствие этой дурацкой "г",
На пересечении с небосводом
Я выделяю земные воды -
Делаю море.
В плоской вселенной вскоре
Тесно от слов.
Добро побеждает зло,
Щи больше, чем суп, а деньги улучшат день.
Наши руки везде.
Но вот и близка траге...
Э, Ъ, Г...
Нам не хватает бук...
Молчание, сердца стук.
Заканчивается гра.
Пора...
Буквальный армагеддон, считаем. Чьи?
Мои.
Мой ангел, я победил.
Начнём по новой? Ходи.
А как ты на счёт того, чтоб начать с людей?
Однажды, где-то в нигде,
Играем в Скрэббл.

_^_




БЫЛЬ О НЕ БЫЛО

Чай опять остыл, и темы пошли по кругу.
Подсыхают кусочки кекса на болом блюде.
Мы находим покуда повод не дать друг другу
Вспомнить планы, сказать: "Пора!" - и вернуться в люди.

О погоде губы - глаза о танго и ливне,
Я тебя не касаюсь - боюсь до кости ожечься.
Вулканической лавой текут под одеждой линии
Отливая на коже плеча золочёной жестью.

Чашки вновь холодны, есть повод поставить чайник.
Но о личном - табу. О политике или фильмах.
Тень улыбки натянутой тает в очах печальных
С молчаливой мольбой: "Удержись! Оставайся сильным!"

Мы до боли родные чужие друг другу люди,
Мы - мечты позабытые, умершие надежды,
Между мной и тобой никогда ничего не будет,
Кроме чая, беседы, отчаянья и одежды.

Чай холодный слит. На столе остывает кофе.
Стены скованы с окнами солнечными цепями.
Я хотел бы рассыпаться сотней размытых копий,
Чтоб хотя бы одна осталась тебе на память.

Я направлюсь домой, куплю по дороге "Сникерс",
Переполнен в край выплёскивающимся светом.
Ты уедешь на сессию в Белгород или Липецк,
Или, может, в Воронеж, обратно к мужу и детям.

Новых встреч, звонков, СМС-ок не будет даже.
Не начнётся комедии, триллера или мыла.
И ещё. Никогда, никому, ничего не скажем.
Всё равно не поверят. Подумают, будто - было.

_^_




ВЫ РЕЗАЛИ ГЛОТКИ... (БРАВАДА О СЛОВЕ)

Вы резали глотки во имя духов,
Вы клали жертвы на алтари,
Но небо опять оставалось глухо,
Лишь капала кровь зари.
Вы звонами бубнов будили звёзды,
Плотью кормили свои поля,
И тщетно молитвы бросали в воздух,
Огнём чужаков паля.

    И я стал пророком.

Вы страстно внимали любому слову,
Каялись, грех и порок кляня,
Молились, - и резали глотки снова,
Теперь - во имя меня.
Вы из милосердия добивали,
Жалея - лгали, спасая - жгли,
Но в книгах священных моих едва ли
Два слова понять могли.

    И я стал поэтом.

Вы пели поэмы мои, как гимны,
Даря любовницам, как цветы;
Вы бегали пьяными и нагими,
Плевали в лики святых.
Вы волю, как знамя, вздымали выше
Ваших голов и храмовых глав
И резали тех, кто во всеуслышанье
Скажет, что я не прав.

    И я стал учёным.

Вы сделали знание новым богом,
Верили только своим глазам,
Исчислили, что хорошо, что плохо,
Что можно, а что нельзя.
Вы стали начитаны и практичны,
Варварство - прожитая глава!
И резали глотки - но лишь тактично,
Научно обосновав.

    И я стал тенью...

В загон мегаполиса сбившись тесно,
Что-то пытаясь в жизни менять,
Теперь вы хотя бы живёте, честно
Отбрасывая меня.
Вы пили, вы били, вы снова звали,
Чтоб не оставил я вас одних.
Но даже в ночной темноте я с вами,
Укрытый в земной тени.

    И кем вы станете?

_^_




ПОДСОЗНАТЕЛЬНОЕ

Распотроша сознание до подкорки,
Откройте истину: отбросив роли,
В основе всех личностей - просто орки,
За исключением тупо троллей.

Урвать кусок пожирнее, притиснуть бабу
Да башку раскроить сопернику в бою,
А всё прочее было бы побоку, кабы
Не выведенное выше извилинами: "Боюсь"!

Боюсь быть собой, боюсь не стать кем-то,
Боюсь не быть, боюсь быть, как все,
На премьеру прийти в растоптанных кедах,
Вымочить щиколотки в росе.

Но под накипью истеричного страха,
Где попало рогат и чертовски зол,
Не белопёрая человекоптаха,
А гоблин, врага сворачивающий в бензол.

Обожает острые сталь и перец,
Между волком и псом выбирает оленя,
И никогда ни за что не устанет он верить,
Что лучше сдохнуть свободным, чем жить на коленях!

Не боясь быть свободным, не боясь не стать кем-то,
Не боясь не быть, не боясь быть как все,
Вплести в немытые космы цветные ленты
И разрывать условностей сеть!

Опять поверхностный эльф с глубинным орком
В извечное вступает сражение;
Бесприютной тенью бродя где-то около,
Кто побеждает - не понимаю уже я.

Но сияет надпись буквами крупными,
Из себя выходящий - читай, вот она:
Телами ушастых и зелёными трупами
Дорога вымощена одна.

Не принимая ничьей стороны́
И вечно врачуя обе сто́роны,
На полях гражданской эговойны
Воздаю я почести поровну.

И кто плюёт на страх, но не боится бояться,
Не подчиняет жизнь единой системе,
С чьей интуицией дружит рацио -
Я рад, что вы тоже в теме.

_^_




ОБЕЩАНИЕ

Это будет самая скучная жизнь на свете:
Никаких приключений, и спать - в двадцать два ноль восемь.
Если дети - наиобычнейшие в мире дети.
Если лето и осень - то просто лето и осень.

Псы - дурные, поскольку хозяева бестолковы,
Дача - в сорных травах, любовно взращённых в пояс.
Горы грязной посуды утром - а что такого?
Раз в два года в отпуск опаздываем на поезд.

Это будет скука смертная - обещаю!
Мы развесим полки, расставим шкафы по стенам,
Все шкафы заполним неношеными вещами,
Весь досуг посвятим абсолютно банальным темам.

Я спою тебе песни, дурацкие, как два тапка,
Ты опять приготовишь - забыл - что-то там - на ужин.
Мы на улицу выйдем, одевшись в броню, как танки,
Но носами зашмыгаем, только завидев лужи.

Это будет скучнее скучнейшей из мыльных опер.
Будут день ото дня всё те же у нас заботы.
Раздадим, кому по печеньке, кому - по попе,
И на восемь часов убежим на свои работы.

Мы, конечно же, будем слегка завидовать прочим,
У кого походы, пейнтбол и горные лыжи.
А у нас всего лишь дни и всего лишь ночи
Соберутся в годы, которых не будет проще,
За которые просто станем немного ближе

_^_




МНЕ ПЯТНАДЦАТЬ

Мне пятнадцать. Я оброс измятой кожей,
Растерял вихры - зато прибавил пуза.
Мне пятнадцать, хоть по виду не похоже -
Четверть века придавили лишним грузом.

Я уверенно, ответственно и взросло
Выходя из дома выгляжу снаружи,
Но уже к обеду зрелости торосы
Дух ребячества привычно шилом рушит.

Мне пятнадцать. Просто печень и простата
Расшалились так, как будто им по по́лста,
Но в остатке - жизнь всё так же чудесата,
Рукокрыла, неспроста и трубохвоста!

Лучший врач, что всех хронически калечит,
Мной пытается заняться - но напрасно:
Я по-прежнему несовершенновечен,
И грядущее по-прежнему прекрасно.

Слух о зрелости моей - пустая сплетня!
Как подросток, наслаждаюсь жизнью досыта,
Чтобы шестикратно пятнадцатилетним
Отложить коньки на полку в девяносто.

_^_




ПРЕЭКЛАМПСИЯ

Сбитым дыханием, сердцем израненным, ранним прощанием с детством,
Всем, чем обязана, сделанным, сказанным, - священнодействуй!

Просто держи.

Крепко и нежно.
Скусанным лезвием ногтя облезлого руны замко́в пиши,
Дыши
ветром, неведомым ангелам, ведьмам, без суеты и лжи, -

Просто держи.

Веды, апокрифы - под руку по́ три, списки потерь сотри.
Голоса тремоло чем-то додревним выправит сердцу ритм.

Просто держи.

Травы перинами, нитями длинными полог ткут облака -
Трут о бока голубого шарика, звёзд серебро осыпая на руку,
Песню шурша:

Ложись.

Надо дышать.

Держись.

Надо дожить.

Держи.

Просто держи.

_^_




ХОРОШИЙ ДЕНЬ

Мультяшное небо. Берёз каскад. Водопады ив.
Тополь - застывший взрыв.
Зелёное пламя трав.
Акрил. Пастораль.

Бывалый троллейбус - два копья из спины и на лбу клеймо -
Устало ползёт домой,
К закату подвозит тьму.
Как другу ему
Машу с обочины.
Дела? Не то, чтобы очень...
Давай отсрочим
Финал хорошего дня!
В одиннадцать, у меня.

Уже пришли тополя,
Стоят у двери
Ветвями о жесть звеня,
Их - двое, берёзы - три,
Закат притащит кальян,
А тьма - уже здесь, с тобой.
Песни пой,
Текст - любой,
Всё, что нужно - любовь!..

Ветер запел, задул в труб городских свирель,
Акрил размыл в акварель.
Под трель
Соловья шепчет рассвет: "Ты пьян".
Шалфей и тимьян,
Горячий чай
Тьма уходя навела -
Простой рецепт с похмела.

Ложечкой не стуча
В нём растворю печаль
С кубиком рафинада.
Много ли ещё надо,
Чтоб день хороший начать?

_^_




WERVATER

Надо бы что-то о пенсиях и о Путине,
О том, что завтра с Россией будет,
О санкциях слегонца...
Мой сын кричит.
Осторожничают врачи.
На завтра - первое, время чужих учить.
Мой сын кричит.
Я превращаюсь в отца.

Надо бы что-то про Родину и народ.
Педагог = патриот.
Мой сын орёт.
Мрачным провалом рот
На багреце лица.
Бросает в пот,
Мысли бьются об пол:
Планы, часы и "Бессмертный полк",
Переяславль, Куликово поле, -
Время, вперёд!
Мой сын орёт.
Я превращаюсь в отца.

Муза, бесстыжая бестия, выдави из меня
Срочно хоть что-то на злобу дня,
Или о вечном! Ну же, огня!
Мой сын вопит.
Пол-этажа не спит.
Виден один Мицар.
В раковину актуальность сли́та,
Вечность - в ведро летит.
Я на Млечном пути.
Мой сын вопит.
Я превращаюсь. Сам.

_^_



© Роман Иноземцев, 2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2022.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]