[Оглавление]


Время падения с луны



ДЕ-ЖА-ВЮ


Человек свесил ноги из кабины, исполнил некие предписанные инструкцией действия, настороженно принюхался, нахмурился, будто советуясь со своим внутренним голосом, потом кивнул: очевидно, принял некое решение; и только тогда опустил ноги - сначала правую (носочком) потом левую (плотно) - на траву и кабину захлопнул. Человек полной грудью втянул липкий лесной воздух, задрал голову и залюбовался на жёлтых - вроде белки - зверьков медленно, как в стробе, переныривающих с ветки на ветку.

Человек вскинул оружие и разрядил магазин: один зверёк с чмоком лопнул; человек пожал плечами.

"Из ружья и дурак сумеет... - съехидничал внутренний голос, - А палкой?"

- А я и палкой! - рассмеялся человек.

Палкой было несподручно, но вскоре человек, изловчившись, подшиб белку. Носясь под деревьями человек вспотел и проголодался; он сбросил рубашку и съел белку сырой - в азарте и не подумав её приготовить. Но белка была мала, а человек велик - он не насытился и потому рассердился и прорычал что-то под нос.

"Наверх погляди!" - подсказал человеку внутренний голос.

Человек поднял глаза: в кронах болтались жирные связки бананов.

"Действительно! - обрадовался человек, - Бананы не прыгают с ветки на ветку: их проще сбить!"

Человек принялся кидать палку, сшибая бананы, и пожирать их.

"Зачем тратить силы на палку, когда можно просто забраться на дерево и с комфортом пообедать?" - поморщился внутренний голос.

Человек подпрыгнул, вцепился в ветки, но рухнул вниз. Тогда человек сбросил штаны, высвобождая хвост и, помогая хвостом, как пятой рукой, взвился на ветки, устроился в развилке и, развалясь и ухмыляясь, принялся за бананы. Спустя время бананы кончились а человек, наигравшись в листве со своей тенью снова был голоден.

Человек поскрёб в загривке, пытаясь задуматься, но внутренний голос перебил его:

"Внизу множество ягод и насекомых - чем не пища?"

- Но - они маленькие! Мне не хватит... - возразил было человек.

"Хватит, - отрезал внутренний голос, - если соблюдать пропорции природы".

Последнее человек не понял, но соскользнул с дерева, стремительно уменьшился и, заткнув рыльце в траву, принялся насыщаться ягодами иногда слизывая со стеблей кисловатых на вкус муравьёв.

Человек был вполне счастлив. Но убежало солнце, человек продрог и с тоской вгляделся в озеро, кипящее туманами, полными тепла.

"Ну, нырни!" - подсказал внутренний голос.

- Уже! - расторопно согласился человек.

Он кинулся к воде и сомкнутыми лопатками, как спинным плавником втолкнул себя вглубь, в косяки рыбы, которую стал энергично пожирать, покуда рыба стрелками не разлетелась прочь, взмутив дно.

"А не пора бы..." - завёлся было внутренний голос, но человек отмахнулся и, сметливо сократившись, прилепился к камышинке и принялся процеживать взвесь, озираясь и на всякий случай наращивая на спине кальциевый панцирёк.

И вдруг заскучал...

"В конце концов, чего зазря цедить...", - шевельнулось в уме человека и он песчинкой скатился на дно.

Внутреннего голоса он больше не слушал, да и не слышал; тем более, что и надобности не стало.



...композиты, из которых был изготовлен летательный аппарат, доставивший человека на окраину Галактики, на одну из немногих зелёных планет, бывшую некогда колыбелью предков человека, загаженную, потом очищенную и оставленную, наконец, в покое оазисом бестолковой животной жизни - музеем Первоначала... а, может быть, просто загаженной, ещё раз загаженной, да и брошенной за исчерпанностью полезных ископаемых - и за годы одиночества зализавшей раны... не суть теперь важно... а важно, что материалы и конструкции летательного аппарата были столь совершенны, что и спустя пару миллионов лет косматое существо с клыкастым ожерельем на шее, потрясая кулаками могло лицезреть корабль едва ли не в первозданном виде; даже замшелый дисплей бортовой ЭВМ ещё помигивал.

Но генетическая память не столь уж совершенна, как трезвонят паппараци от науки; да и мозги у косматого были совсем ещё короткие, и потому наверняка он не подумал (если только не пособил внутренний голос) и тем более не проговорил то, что пропикала умная и верная, как пудель, компьютерная система: "де-жа-вю".

И следовательно, это не было никаким началом, потому что в начале было слово, а не пятерня в гриве. Так мы, мчась на автомобиле по стреловидному шоссе, подозреваем, что земля шарообразна, но пытаемся обогнать эти мысли, вбивая в пол педаль акселератора. И голову кружат не стремительные обочины, а ощущение полёта, пространства и вечности; и кажется, что делая шаг, два, три, вовсе не обязательно возвращаться на круги своя. Может быть, и не обязательно.



Следующий рассказ
Оглавление




© Анатолий Яковлев, 2003-2020.
© Сетевая Словесность, 2003-2020.





(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]