[Оглавление]


Простые стихи


ПРОСТЫЕ  СТИХИ


* ОКРАИНЫ
* ОБЛАКА
* ПРОСТЫЕ СТИХИ
* ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ
* СФИНКС
* ВЕСНА КЛАССИЧЕСКАЯ
* ЕСЛИ...
* Мне стала нравиться простая жизнь...
* Научите жить в согласии...
* ЕСЕНИН
 
* ПАСЕКА
* когда ураганны недели...
* ЧЕЛОВЕК
* Исповедимы все пути...
* НОКТЮРН
* МЕЛКОТЕМЬЕ
* Приходи ко мне просто так...
* ДВОЕ
* В последний день Помпеи свет...
* СЛЁЗЫ


    ОКРАИНЫ

    Ты живёшь на окраине - в доме горбатеньком.
    Я живу на окраине спиральной Галактики.

    И потому мы встречаемся редко,
    как пасмурными неделями - ветки.
    И солнце нечасто клюёт нас в темя,
    чтобы сомкнуть нас единой тенью.

    Лишь петушиные всполохи ранние
    напоминают, мы оба - с окраины...

    _^_




    ОБЛАКА

    1.

    Мимо сёл, дымком окуренных,
    мимо солнца на руках,
    я ходил бы тихо в утренних
    по колено облаках.

    И туда, где ты не сыщешься,
    в города, где ты не ждёшь,
    я забрал бы заблудившийся
    по колено в травах дождь.



    2.

    Выйду по зорьке в реку,
    я на одном весле -
    чтобы ни человека
    в нашем большом селе.

    С лодки тяжёлой свешусь,
    ветвь камыша срублю...
    Жаль, что который месяц
    я не тебя люблю.



    3.

    Над быльём куполов
    и завалинок
    ходит дедушка Бог
    в белых валенках...

    _^_




    ПРОСТЫЕ  СТИХИ

          Татьяне
    1.

    Два тополя стояли под окном.
    Два кряжистых и добрых старожила.
    Их солнце поливало кипятком,
    из них зима вытягивала жилы.

    А те на свете, знай себе, цвели.
    Выбрасывали новые побеги
    под облака - совсем как человеки -
    не чуя вроде под собой земли.

    Их красота не стоила трудов
    ответственной муниципальной службе...

    Стволы в ту зиму щёлкали, как ружья.
    Один из них не сдюжил холодов.

    И вслед за ним - а, может быть, за ней...
    Угас другой - а, может быть, другая.
    И во дворе по случаю узнали
    об общности глубинной их корней.

    Два естества мы - перед целым светом.
    В один клубок свивает нас земля.
    Наверное, мы тоже тополя.
    Мы никогда не говорим об этом.



    2.

    Влюблённые шагали под деревьями,
    влекомые снегами и поверьями -
    последними снегами и поверьями,
    которые когда-то были первыми.

    Снегами, на которых вёсны плакали.
    Поверьями, что люди одинаковы -
    и что любая блажь делима надвое.
    А воробей трещал, едва не падая...

    Под кронами, почти не посторонние,
    влюблённые шагали, отстранённые,
    и взгляды их чередовались с мыслями.
    А в кронах синь чередовалась с листьями.

    А вёсны горевали у подножия,
    надежды обращая - в бездорожия.
    Но не глядели под ноги влюблённые -
    влюблённые - такие эталонные.

    И ничего в них не было похожего
    на нас с тобой... Но так уж память сложена.



    3.

    В лесах начались соловьи.
    По щучьему, что ли, веленью -
    Прологами к стихотворенью
    В лесах начались соловьи.

    Как пух от земли до земли
    Летит тополиный в июле -
    На горькие губы твои
    Упали мои поцелуи.

    Тому, чья настала весна,
    Молчанье пристало едва ли.
    А прежде была тишина.
    И нас соловьями не звали.

    _^_




    ГРАЧИ  ПРИЛЕТЕЛИ

    Есть у времени промежуток -
    как у пламени и свечи.

    И Саврасов, в похмельи жуток,
    на постели кричит: грачи?
    Прилетели грачи? Прилетели?
    Снег под рощицами поник?!

    И ворочается в постели,
    как ворочается язык.
    И компрессы в тазике студит,
    и мертвецки храпит, устав...

    А грачи подождут, как люди.
    Грунт подсохнет, как грунт холста.

    _^_




    СФИНКС

    Синица с каменным лицом
    смотрела, как пылал Юпитер -
    кометы верная мишень.
    А на Памире грыз женьшень
    и сидя умирал целитель.
    О чём он знал перед концом?

    Порой ты скажешь, приходя,
    что в мире снег и непогода,
    что наперекосяк дела
    и порох выгорел дотла,
    что, мол, такое время года -
    хоть плачь! И плачешь, погодя...

    Тогда, рванув портьеру вниз
    я стёкла разобью, где длится
    бессменный полдень городской -
    и ты закроешься рукой,
    увидев каменные лица
    синиц, которым имя - Сфинкс.

    _^_




    ВЕСНА  КЛАССИЧЕСКАЯ

    Инерции дурного сна
    наперекор
    в миры врывается весна
    и пьёт кагор.

    И плотью обрастают сны
    и дышит тлен.
    И русла лирики тесны,
    как русла вен.

    Мир иорданскою волной
    прихлынул - весь.
    И жутко чувствовать спиной,
    что Пушкин - здесь.

    _^_




    ЕСЛИ...

    Если падает снег
    ероплан задирает закрылки
    он посмотришь вдогон
    на смущённую чайку похож
    он стремится домой
    но теряет маршрут на развилке
    но такое бывает тогда
    если падает дождь

    Если падает дождь
    трактор грузно насилует поле
    и приходят грачи
    на отвалах приветствуя пир
    он не вправе устать на стерне
    этот трактор
    ведь он подневолен
    иногда он бунтует
    но тогда если падает мир

    если падает мир
    то приходит Господь на подмогу
    он небесные тверди
    малюет в цвета хохломы
    утешает детей
    но бывает проруха на Бога
    но такое бывает тогда
    если падаем мы

    Если падаем мы
    спят в ангарах сопя еропланы
    птицы ловят стрекоз
    трактора экономят пробег
    загорают поля
    Бог лелеет великие планы
    но такое бывает тогда
    если падет снег.

    _^_




    * * *

    Мне стала нравиться простая жизнь.
    Я чувствую себя её подельником.
    Мы рядом что-то верное вершим.
    Без голубых вершин. По понедельникам.

    Когда запретный город обречён
    Триумфу воеводы-небожителя,
    Я просто не плюю через плечо,
    Чтоб не было обидно за Хранителя.

    Мне стало нравиться в любви молчать.
    Чужих сердец не мять в клочки бумаги.
    Простая жизнь. Как круглая печать,
    Небесные скрепляющая браки.

    _^_




    * * *
        В. Денисову

    Научите жить в согласии,
    да не с кем-нибудь - с собой,
    чтобы о многообразие
    тем не биться головой.

    Вроде жизненного опыта
    с горкой хапнула душа -
    а всё падаем до шёпота,
    запрягаем не спеша.

    По какой-то нам дороге,
    молодым не погодам,
    коли поджимают сроки,
    коли быт - по всем фронтам.

    И пружиня под нажимом
    на стих переводим жизнь -
    всё в согласии с чужими,
    всё в согласии с чужим.

    _^_




    ЕСЕНИН

    Обнимая столбы с разбега,
    Не рассчитывая пути,
    Ты не слышался трезвому веку,
    Как здоровое сердце - груди.

    Косогорится впереди.
    В запустении свято место..
    Не хватает столетью сердца,
    Вдоха с выдохом - не свести.

    _^_




    ПАСЕКА

    На жёлтой пасеке старик -
    Как липицкая медь.
    Он дело с пчелами привык
    Рабочими иметь.

    Уходят в небо, как в песок,
    Гудящие миры.
    А время катит колесо
    С горы - в тартарары.

    Старик не покладая рук
    Качает славный мед -
    За что его московский внук
    Ему поклоны шлёт...

    Но вечерами при луне,
    Как водится в стихах,
    Старик на розовом коне
    Витает в облаках.

    И снится молодость ему,
    Цветущая, как сад.
    И тени в яблочном дыму
    Зовут его назад.

    Туда, откуда нет пути,
    Стоящим на земле.
    Куда лишь поле перейти -
    Лопатками к заре...

    И я, на станции степной,
    Глушу первач густой.
    Чтоб обходила стороной
    Красавица с косой.

    _^_




    * * *

    когда ураганны недели
    и каменный снег - до окна,
    среди мировой канители
    приходит на ум тишина.

    и кажется - солнцу не выйти,
    и знается - лету не быть.
    но водки не хочется выпить
    и волком не хочется выть.

    и память по праву наитья
    в былое скользит без затей -
    стихами хороших событий
    и рифмами добрых друзей.

    и милым, голубеньким светом
    баюкает шарик земной...
    но сердцу голодному это
    страшнее, чем водка и вой.

    _^_




    ЧЕЛОВЕК

    Человек предстоял перед Богом.
    Угловатым, двуруким, двуногим,
    в небольшом человеческом чине -
    по сугубо нелепой причине
    человек предстоял, человек.
    Страшный Суд предстоял, что вовек
    на заломы судьбы не пенял.
    Человек, знай себе, предстоял.

    Предстоял он с заточкой под сердцем,
    представлял, что от Бога не деться,
    но, ссутулясь у Божья притвора,
    не молился - а ждал приговора -
    не впервой, мол, оно, не впервой.
    И качал человек головой -
    угловатый, нахальный и дерзкий,
    как куличик в песочнице детской.

    И вздохнул ностальгически Бог -
    и горячий потрогал песок,
    и на вдохе слезу задержал,
    и в песочнице карту смешал.
    И краплёную сунул в рукав
    человеку, как правду неправд,
    без которой играй - не играй,
    карту джокер - малявой на рай...

    Что он выдумать мог, этот Бог -
    угловат, и двурук, и двуног?

    _^_




    * * *

    Исповедимы все пути.
    С октябрьского водопоя
    пришли заветные дожди
    слезами неба - на обои.

    Я на последнем этаже.
    Сработал кровельщик халатно.
    И мне не кажется уже,
    что небо так невероятно.

    Мне кажется, оно во мне.
    И даже в нас оно обоих.
    И даже в целом по стране...
    Как на заплаканных обоях.

    _^_




    НОКТЮРН

    Повернулся шар земной.
    В мире изменился ветер.
    А тебя опять на свете
    Нет со мною, нет - чужой.

    Полстолетья по воде
    Протеку притоком Леты.
    О, готовые ответы!
    Нет чужой моей нигде.

    Сорвалась ты у меня
    С уст - в каком таком столетьи? -
    Как больное междометье -
    Не чужая, не моя.

    Беглый век, двадцатый век.
    Не догнал ты? Не дождался?
    Белый свет в копейку сжался.
    Вот и снег, и снег, и снег...

    _^_




    МЕЛКОТЕМЬЕ

    Подарите мне невозможное -
    Несущественный разговор.
    О дорогах пустопорожних,
    словно брошенных на костёр.

    О хорошей, как друг, погоде.
    О кафе на углу весны.
    О любви, что всегда приходит,
    но с наветренной стороны.

    О немилых, которым каемся,
    и разлуках, не взятых в толк.
    О Вселенной, где обживаемся,
    не дай Бог, на короткий срок...

    Чтоб глотнуть, будто в день Творения,
    глубину обмелевших тем.
    Чтоб метафоры и сравнения
    вместо формул и теорем.

    _^_




    * * *

    Приходи ко мне просто так.
    Говорить и о том, и об этом.
    Что зимой приходи, что летом.
    Пообедав и натощак.

    Приходи ко мне - просто так.
    Нынче просто так не приходят.
    Но весна происходит в природе
    Просто так. Вот и ты - просто так.

    Даже если горят мосты,
    Даже если у вас - безбилетица.
    Приходи, что живёшь и ты.
    Приходи, что планета вертится.

    _^_




    ДВОЕ

    Заоконье. Круговерть.
    Двое в электричке.
    Покалякаем за смерть.
    Покусаем спички.

    Ты, конечно, о семье -
    О жене, о детях.
    Я? Да что там... Обо мне -
    Только после третьей.

    Станем водку разливать,
    Чтобы зла не помнить.
    В белых окнах озирать
    Северную полночь.

    Отражаясь с высоты
    В каменистых водах,
    Стреловидные мосты
    Рассекают воздух.

    Пар стекает в акведук.
    Снежный лес редеет.
    Говори о главном, друг!
    Двое ж, в самом деле...

    Только ты опять про дом,
    Про дела на даче.
    Сходишь? На сороковом?
    Я, конечно, дальше...

    Вновь захватит круговерть,
    Скудный быт тасуя.
    Может, главное и есть -
    Сказанное всуе?

    _^_




    * * *

    В последний день Помпеи свет
    сменился тьмой по праву - ибо
    упал в оттиснутые кипы
    помпейских утренних газет.

    И о политике и деньгах,
    что суть одно - как ни скажи,
    достойно рассуждали в термах
    достопочтенные мужи.

    А там, где падала вода,
    зубцами мельница стучала
    и время в ней - и не случайно
    не торопилось никуда.

    С поклажей дельной шёл осёл.
    Ему вертели уши дети.

    Напоминало о бессмертьи
    в последний день Помпеи - всё.

    _^_




    СЛЁЗЫ
          А. Аршинову

    на солёных свитках лоций
    мореманов и скитальцев
    одиночество отложится,
    как на шельфах мёртвый кальций.

    то, что мерили в каратах,
    от заката до восхода -
    магелланы и пираты
    человеческого рода...

    вымыт кальций. солнце село.
    время вздёрнуло на рее
    ваши Санта-каравеллы -
    нам из космоса виднее.

    в наших тихих океанах,
    что трёхзвёздочно не гулки,
    наши слёзы в три стакана
    разливаются на бульки.

    не закалки мы - закваски.
    мы бываем цвета воска.
    наши краски океанскей
    разве только айвазовских

    и первичнее, столичным -
    вне контекста палуб шатких -
    нам - недетская привычка -
    кушать небо всухомятку.

    между Берингом и берегом,
    в океане крупноблочном
    не Америку от века мы
    открывали -
                        рома бочку.

    нам из космоса - виднее.
    мы - ракету запустили.
    но повешены на рее
    каравеллы, как светила.

    и в каратах горних троица
    мироточицей останется -
    на солёных свитках лоций
    мореманов и скитальцев...

    _^_



© Анатолий Яковлев, 2003-2020.
© Сетевая Словесность, 2003-2020.





(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]