[Оглавление]




МАЛЬЧИШКИ


Женя Лямкина торжествовала своим одиночеством среди чужих свиданий. И торговала им: ходила на свидания сама. Мужчина, всякий раз новый, брал с собой ребенка - себя в детстве. Шли гулять втроем: между взрослыми вис мальчишка, хватаясь за ее запястье, будто она была черной веткой дерева, на которое он еще не взобрался. Он не таял.

Вот и новая середина ночи - опять детство! Очередной принц почему-то вспомнил эпизод оттуда и сказал об этом Жене. Кругом свидание, серьезные дома и проспект в стиле джаз - а тут сорванец из прошлого детским утром ныряет в фонтан вслед за дворовыми ребятами. Сменивший его во времени тезка-ухажер ведет трансляцию с места прыжка. Женя, оставшись одна на свидании, щурится под лучами того самого солнца.

Другой кавалер обагряет разговор с девушкой в детсадовской драке. Некто, мол, всех бил, а я ему двинул! Остается встряхнуться так, что можешь идти и говорить дальше. Она сразу отстает и почти влюбляется.

А этот нашептывает ей, каким непоседой рос. Жене никогда такие не нравились.

Потом всё одинаково. Разоткровенничавшиеся было полузнакомцы исчезают из Жениной жизни, словно они не люди, а так, щекотка. Мальчишки тем не менее вцепляются в толстые вязаные косички рукавов Жениного свитера еще крепче.

Теперь у Жени колючие мысли, а не мягкие, как раньше, когда она ждала самой первой встречи. Что за дело женской душе - зыби, трясине - до крохотной зыбки, до колыбели мужской? Принц же вроде взрослый! Женю будто заставляют думать о его детстве, но ведь единственное естественное событие этого детства - уже начинать мечтать о ней, о прекрасной Евгении. Возлюбленному предписано жить и действовать сейчас. И что же? Принц за принцем удирают в прошлое. Как будто оно чумазое и черное от дождя дерево, на ветвях которого они еще не наигрались. Изверги: с девушкой гуляют - и раньше времени извергают в мир, бестактно изрыгают лаву детских историй, сжигающую на своем пути ее чувство ритуала и очаровательный мрак свиданий.

Мужчины, конечно, повествуют и о юношеских подвигах. Один в Латинской Америке катался на лыжах по песку. Второй писал, хотя и не дописал, статью о политических партиях, напирая на то, что партия - это часть. Третий посетил опасную для жизни демонстрацию, которая, конечно же, ни с одной женщиной не сравнится, - он так и сказал Лямкиной... Жене, так уж случилось, заранее снились лыжи на песке, статья о партиях и сравнение женщины с демонстрацией, но совпадение не помогало. Вспоминая о юности, мужчины столь звездно сияли, что Женя сразу теряла силы и желание угнаться. И однако - не вызывали недоумения. Такое рассказывают многим.

Детство, которое тянется к тебе надолго, а не на минуту, звучит, как хор, и разинуто, как огромное прожорливое сердце. А здесь - блестки, искорки, миги, супа не сварить.

Женя не могла понять, кого она должна любить в своих ухажерах - непостоянных взрослых или мимолетно и странно предъявляемых этими взрослыми детей. Наконец она зашевелилась, разбежалась и отправилась в прошлое сама.

Полупрозрачные мальчишки со свиданий играли в песочнице. Рядом росло дерево. Если посмотреть на безлистые ветки - видно было девичью фигуру. Это силуэт Жени Лямкиной старался угадать, кто же из мальчишек окажется способен впредь врываться в ее жизнь прекрасным спасителем - каждый день, всю жизнь, не сбавляя безмерности очарования.

Поднялся ветер. Ее торжествующее одиночество никого не нашло и улетело к другому дереву.




© Татьяна Карпеченко, 2007-2020.
© Сетевая Словесность, 2008-2020.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]