[Оглавление]


Рассказы



ИОАННА,  8


Вы находитесь во власти сына рогоносца, жена которого была достаточно хитрой, чтобы заставить своего старого супруга поверить, что боги разделили с нею ее ложе.
Ф. Клингер. "История о золотом петухе".



Когда привели, по свидетельству ангелоподобного колесничего Иеговы апостола Иоанна Евангелиста, "женщину, взятую в прелюбодеянии", - а тяжелые стада, пыхтя, проходили с топотом в распахнутые ворота иерусалимского Дома Вечности - этот человек, Бог [пускай и супротив Маймонида такая несообразность] "писал перстом на земле", похожий на тех четырех проклятых отцом братьев, пришедших во дворец "большой руки" "гнусными и невзрачными" и в таких пугающих взгляд лохмотьях, что "всякий", даже ворон, каркнул бы им "брысь".

Вот история их (изложенная по одной старофранцузской балладе):

"Дама" - главная фигура баллады - хозяйка дворца, их мать (у которой "от удивления поднялись брови и "едва не сделался столбняк") говорит им:

"Вы, господа бароны, рыцари-друзья,
Из кающейся братьи, предполагаю я.
.................................................................
На радостях устрою для вас большой прием:
Мы милостыню Богу, не людям подаем.
Да хранит он детей моих от капканов и ям,
В феврале будет 10 лет, как я томлюсь по сыновьям!"

"Как это могло случиться?" - спрашивает крутолобый Ричард, старший ее названный ею сын.

Она отвечает:

"Удивляюсь сама, сударь, как я затмилась умом.
Я отправила их в Париж, где льется вежливая молвь,
Им обрадовался Карл, почуя рыцарскую кровь".

"Королевский племянник" - продолжает она - делая столь характерный для баллад и столь пленительный для читателя временной и смысловой слом (как бы этот королевский племянник жив; как бы ей хотелось, чтоб он был жив) - "Так вот - королевский племянник" - продолжает она -

"сам по себе хорош,
Но бледнеет от злости, когда хвалят молодежь,
Должно быть, просто зависть к нему прокралась в грудь,
Затеял с ними в шахматы нечистую игру.
Они погорячились, и беда стряслась:
Учили его, учили, пока не умер князь.
..................................................................
На все четыре стороны их выгнал из Франции Карл,
Аймон от них отрекся, сам себя обкорнал.
Он поклялся так твердо, как алмаз режет стекло,
Что у него остается одно ремесло:
Пока дням его жизни Господь позволит течь,
Четырем негодяям головы отсечь".

Сказав, она "прикусывает язык" и "вся кровь, как муравейник, бросается ей в лицо".

Впрочем, это лишь развернутая, как ткань, метафора о Христе, как метафора о Нем и старонидерландское полотно о Отце и Сыне, где "красный свет", "мягкое малиновое сияние" падает от Его головы и рук, "как костер", на Его коленопреклоненное у ног тело.



Короче: этот похожий на костер человек, Творец [хотя, повторяю, и несообразно с Маймонидом утверждать это] 1  писал пальцем по земле.

А что?

А:

"Слушай, Израиль..." - потому что это Заповедь. В ней Пророки и Закон. А Закон утеха сердца Творца; и вот - превратился в руках в унижение человека. А Закон - чтобы человек не унижал 2 .

И вот, женщина, какая была в любви и на суде, приведенная судом к насильственной могиле и смерти; в распахнутой рубахе.

А муж ее был жестокий человек: ласки его были горче желчи; познать ее как должно, не мог, но, как зверь, лев, ночью поедал от живого с кровью. И вот приснился ей сон, что расцвело сердце его проказой. И пришел священник и вынул сердце, цветущее проказой, из груди его; а было оно тяжелое и косматое. И вложил вместо сердца камень и замесил глину и песок, и заложил месивом камень в груди и подбелил сверху.

А еще снилось, что связали и бросили в закут свиньям; и ели; только ноги, и меж бедрами ее, оставили.

Пошла и отдалась римлянину.



И вот, некий фарисей Саул изъясняет дело.

Говорит:

"Покрыл, - говорит - ее римский солдат два раза. И три раза. И лежал между ног ее. И становилась она впереди него. Я ей говорю: "Ты, говорю, дура, говорю, что, забыла, что вот муж тебя предупреждал? куда, сказал, блядь, идешь? Не давай, сказал. Сказал, и подозрительно глядел на центуриона". - "Не забыла", говорит, - Тогда, потому как не имея самодеятельного способа судить на смерть, так что, да и отвязаться чтобы от мужа, оправдать надо, говорю: "Дурь на тебя нашла", - Отвечает мне: "Не находила на меня дурь", - Тут судьи остервенились, один кричит: "Значит, это, удовольствия ты, это, не получила! Раз - кричит - горячечная дурь в тебя, это, не вошла. Радости тебе от твоего блуда не было!", - а она говорит: "Нет была", - "А быть может, - замечают ей, - он, ты это, семени в тебя не изверг", - "Еще сколько, - говорит,- изверг". "Как ты это", - думал я спросить ее - "точно знать можешь?" - да сообразил, - Святой упас - что такое спрашивать глупо будет. Пришли к тебе".

"Где же", - спрашивает Иисус, - "римлянин"?

"Почему же", - снова спрашивает Иисус, - пришли ко мне? Когда сказано в Законе "если найден будет кто лежащий с женой замужней, то предать смерти обоих" (Вт.22)? Кем вы меня делаете? 3 

"Они же" - по свидетельству того же Иоанна - "стали уходить один за другим". А еврей Акиба, великий праведник, сказал: он сын римского солдата; рожденный в блуде; потому и оправдало сердце его блудницу во дворе храма. А мясо Акибы, когда пал Иерусалим, продали на рынке снятое с костей псам на корм.

Свят, свят, свят Господь Бог; дивны и ужасны дела Его; и да будет над людьми Его благоволенье и милосердие.





1 А философ в Греции в те поры вырыл в лесу яму и завыл зверем.
2 Ни воровством (как хозяин дома, обманув при расчете плотника), ни убийством или ведовством (как плотник, пустив в дом обманщика "мертвеца"), или же как держат в кулаке чужое сердце, как птицу.
3 Иначе: намекают, что он Господь Б-г [а потому в милосердии властен Торой]. Однако не верят. А значит осуждены. Потому как "если будет обольщать тебя брат... служить иным... твоя рука будет на нем первой. Побей его камнями" (Вт.13).




Следующий рассказ




© Ростислав Клубков, 2002-2020.
© Сетевая Словесность, 2002-2020.





(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]