[Оглавление]


[...читать полную версию...]




* СОНЕТ НА ПЯТИДЕСЯТИТРЕХЛЕТИЕ
* ПОГОВОРИЛИ
* ЗАГАДКА
* РОНДО
* КСТАТИ, О СЧАСТЬЕ
* КАРЛИК
* Не уповай. Себе дороже...
* ПРОГУЛКА ВДОЛЬ КАПУСТНОГО ПОЛЯ
* СТАНСЫ
* ВЕЧЕРНИЕ ОКТАВЫ
* Господи, даже в молитвах...
* ХОРЕИ I
* Рожденному не ползать, не летать...
 
* Увидеть, как двойник шагнёт за горизонт...
* То ли маятник, то ли качели...
* Ты хотел быть мулом, хотел быть преданным псом...
* Преследуем химерою...
* ПОСЛЕ ВЧЕРАШНЕГО
* ХОРЕИ II
* И рад бы радоваться - нечем...
* Безлюбому, безбогому, бесправному...
* Посередине года время попыталось остановиться...
* Процветал, процветал и процвёл...
* От унылости времени...
* НА СМЕРТЬ КУМИРА



    СОНЕТ
    НА  ПЯТИДЕСЯТИТРЕХЛЕТИЕ


    К пятидесяти трём годам
    Я разучился тратить силы.
    Жну, развожу цветы и пилы
    И сочиняю по складам.

    На с этом возрасте, мадам,
    Язвит не дребезжанье жилы
    При виде горестной могилы,
    Не равнодушие к плодам,

    Не одиночество, не боль, -
    Бездарно сыгранная роль
    Терзает в сумерках, в ночи ли.
    Увы, к пятидесяти трём
    Самим себе уже не врём,
    А верить нас не научили.

    4 июня 1990

    _^_




    ПОГОВОРИЛИ

    Поговорили,
    А теперь за работу.
    И сразу оказывается,
    Что если ты ощущаешь себя дураком,
    То из этого вовсе не следует, что ты не дурак;
    Что рассуждение о смысле существования
    Предполагает наличие Бога,
    А где ж его взять;
    Что средств, оправданных величием цели,
    Едва хватает,
    Чтобы расстрелять эту цель в упор.
    И вот ходишь, ищешь,
    Присягаешь, комбинируешь,
    Как если бы из жизни
    Выпало несколько минут
    В самом её начале,
    И надо любой ценой...
    Ты слышишь? Любой ценой.

    4 июня 1990

    _^_




    ЗАГАДКА

    В огне не горит и в воде не тонет.
    Не лёд, не мёд, не помёт - не то. Нет.
    Не мир, который вот-вот покину,
    Не супер, заквасивший киномякину,
    Не форма кодированного ропота
    В виде фиксации жалкого опыта
    Страстей, которым положена участь
    Испытаний на плавкость либо плавучесть...
    Боюсь, что буду неверно понят,
    Но в огне не горит и в воде не тонет,
    В деже не киснет, на солнце не вялится,
    В высь не взлетает, и вниз не валится,
    В рамку не лезет, на нить не нижется
    И всё, что угодно в этом же роде,
    Всего лишь моих сочинений книжица,
    Поскольку сей книжицы нет в природе.
    Но перед тем, как на погружение
    Уйти незаметно для населения,
    Моё молодое воображение
    Тасует обложки и оглавления,
    Круша баррикады издательских кресел,
    В кураже тиража сладострастно стонет.
    И книжка моя, как песенный крейсер,
    Одновременно горит и тонет.

    27 июня 1990

    _^_




    РОНДО

    Я не умею плавать,
    Не умею ездить на велосипеде
    И кататься на коньках.
    Однако, если меня спросить,
    Счастлив ли я,
    Я не задумываясь отвечу: "О, да!"
    Но не потому что
    Я не умею плавать,
    Не умею ездить на велосипеде
    И кататься на коньках,
    Вовсе не поэтому.
    А счастлив я лишь потому,
    Что ни разу в жизни
    Не ощутил своей ущербности,
    Униженности, ограбленности судьбой
    Из-за того, что
    Я не умею плавать,
    Не умею ездить на велосипеде
    И кататься на коньках.

    июль 1990

    _^_




    КСТАТИ,  О  СЧАСТЬЕ

    Быть богатеньким к лету, здоровым к зиме,
    Всех делить на "не могут" и "лягут",
    Из любой пустоты извлекать резюме
    Скорректировать выгоду на год.

    Въедут в ухо - забыть, сходят в душу - плевать,
    Нахимичить и выпасть в осадок.
    Подсчитал и спокоен. Поел и в кровать.
    Опростался и полный порядок.

    Загорелось, - рискни, но чтоб грамотно, чтоб
    Знать заранее, что там, за краем.
    Несгораемый шкаф оттого и утоп,
    Что клинически был несгораем.

    Промышляй от лукавого, рви от щедрот, -
    Победители сраму не имут;
    Назови это счастьем, возьми это в рот,
    Но не чмокай, услышат - отнимут.

    август 1990

    _^_




    КАРЛИК

    Ребята, я точно такой же карлик.
    Но в отличие от вас
    Я не раздуваюсь, как басенная лягушка,
    Не карабкаюсь на ходули
    И не прикидываюсь ребёнком.
    У меня и в паспорте помечено- "карлик",
    И в автобиографии я пишу: "довольно крупный карлик",
    И в лифте я еду только до пятого этажа,
    А дальше иду пешком.
    Но зато на улице
    Никто не тычет в меня пальцем
    И не говорит друг другу:
    "Смотри, смотри, какой забавный карлик -
    Прикинулся ребёнком,
    Раздулся, как жала,
    И на ходулях скачет".

    01.09.90

    _^_




    * * *
      "Мы ждём с томленьем упованья..."
            А. Пушкин

    Не уповай. Себе дороже.
    Не изводи себя до дрожи
    Виденьем радужных колец.
    Тем равнодушней будь и страже,
    Чем вожделеннее телец!

    Не уповай и не завидуй,
    Не холости себя обидой,
    Предубеждением не жги.
    Ни пустяком себя не выдай
    Собранью праздной мелюзги.

    Не уповай. На пепелище
    Не возводи себе жилище,
    Не бейся с нищим об заклад
    И не ищи в духовной пище
    Гастрономических услад.

    В самозабвеньи упованья
    Есть что-то жабье, павианье -
    Патологическая прыть,
    Такое мелкое снованье,
    И рад бы смочь, да нечем крыть...

    А, впрочем, обольщайся. Впрочем,
    Надейся. Мы не опорочим
    Твой поролоновый цветок,
    Вот разве несколько отсрочим
    Нравоучительный итог.

    Интрига обернётся сплетней,
    Речь станет глуше, но балетней,
    И ты, воспряв над суетой,
    Узришь, семидесятилетний,
    Минуту вольности святой.

    05.09.90

    _^_




    ПРОГУЛКА  ВДОЛЬ  КАПУСТНОГО  ПОЛЯ

    Сизую прорву капусты дебелокочанной
    Пересекает прожилок дороги песчаной.
    С неба не манна, а всё же какая-то крупка.
    Глаз отдыхает в щербатой листве полудубка.

    Лето ушло навсегда. Поредевшие дали
    Это одно и твердят. И вопрос "Навсегда ли?",
    Предполагая иную возможность ответа,
    Неинтересен. Табу неотлично от вето.

    Форма запрета не властна над знаком итога.
    Время - песок, но не пляж. Принципалова тога
    Вряд ли к лицу маркитанту. Пустая идея.
    Дурь, балаган, маскарад, гардероб лицедея.

    Всё перепуталось: урны, котурны, пророки.
    Чем сокровенней надежды, тем больше мороки
    С будущем. Здесь, к сожаленью, не школьные стены,
    В коих любые уроки сулят перемены.

    Мысли, утратив естественный навык паренья,
    Словно пираньи, нагложутся до одуренья
    И уплывут. Но однако же есть ещё порох
    Всё гробануть и забыться в капустных просторах.

    1 октября 1990

    _^_




    СТАНСЫ

    Оставим надежду бездарным и нищим.
    Везде, где молились, наспим и нашкодим.
    Была бы причина, а повод отыщем,
    И время найдём, и за публикой сходим.

    Играя то словом, то бронзовым телом,
    Пойдём парусить в романтических далях.
    Ведь главное: как это выглядит в целом.
    Достойно? Тогда помолчим о деталях...

    Слегка и нечасто, но мучает боль за
    Бесцельно и прочее. Хочется крови.
    Тому, кто вопит: "А где польза, мол, польза!"
    Распятье идёт, как бюстгальтер корове.

    Ещё трепыхается ветхая слава,
    Ан в тесной печи догорели поленья.
    Осталась старинная рашен забава -
    Печально глядеть на своё поколенье.

    19.10.90

    _^_




    ВЕЧЕРНИЕ  ОКТАВЫ

    Нас нет уже, а мы, того не зная,
    Ещё каштаны тащим из огня.
    Там, где играла музыка сквозная,
    Едва сочится сиплая фигня.
    Не раскалится глотка нарезная,
    Не лязгнет швом подкожная броня.
    Вчера герой, любовник, ас корриды,
    А ныне сердце, печень, аскариды.

    Задорный прежде дух едва зевает,
    Едва лепечет лепестками уст.
    Не лечит время, время убивает.
    Взрыв расцветает долго, словно куст,
    И в облаке вода не убывает,
    Но бюст часов песочных вечно пуст.

    Тасуя судьбы, слушает хозяин,
    О чём ему докладывает Каин.
    Повсюду паранойя, порча, похоть,
    Надежды истребляются, как моль.
    Возможность поскандалить и поохать
    Уже едва рассасывает боль,
    Едва и ненадолго. Но зато хоть
    Ты можешь всласть давить свою бемоль,

    Бодать козла, чесать сырую репу,
    Да разводить в зерцале страсть свирепу.
    Осенний смрад, осенних мыслей ворох.
    Молодцеватый череп на столбе
    Внушает: влезь. Всё чаще в разговорах
    Мы врём не собеседнику, - себе.
    Бурея в пересыщенных растворах,
    Мы не подвластны собственной судьбе.
    Но по ночам, покуда звук укручен,
    Слух различает мерный скрип уключин.

    ноябрь 1990

    _^_




    * * *

    Господи, даже в молитвах
    Они называют тебя "космический разум",
    Подменив ледяной бриллиантик веры
    Пылкой надеждой, её развязно бликующим стразом.
    Им повсюду мерещатся символы, знаки, следы,
    Перепонки, отверстия.
    Бренной их жизни в прошлом
    И будущим (так им сказали)
    Есть соответствия.
    И они их находят, и над каждым из них,
    Легка, как медуза, округла, как нимб,
    Колеблется аура.
    Им по вкусу красивые вещи:
    Роза в бокале, новенький доллар, рабыня Изаура.
    Экстрасенсы, астрологи,
    Прости господи, мистики,
    Опознанье объекта, сезонные циклы астрала.
    Чудеса диагностики, злые курбеты статистики -
    Всё, что в ухо вошло и в голодной утробе застряло.
    Я понимаю: было бы много проще
    Ощущать свою малую долю
    В безмерно-загадочном целом.
    Но я не могу растворяться в эхе, призраке, роще;
    Легче быть всегда под твоим прищуром,
    Как под прицелом.
    Господи, твой не то чтобы раб,
    Но, как говорится, дозволь припасть, -
    Известное дело: рыщущий да обрящет.
    Иов знал? Или просто был слаб?
    Блед - это кличка? Или все-таки масть?
    И кто это вечно в душу глаза таращит?

    23.12.90

    _^_




    ХОРЕИ I

    Сырь и гарь. Январский ливень.
    На Фонтанке наводненье.
    Больше стало бесноватых -
    Уши пухнут от речей.
    Если кто-нибудь затеет
    "Помню чудное мгновенье", -
    Это значит, зреет байка
    Относительно харчей.

    Как бы всюду перемены,
    Но до мелочи знакомо
    Громожденье лжи и грязи.
    Слухи, свары, грабежи.
    Гомо, сапиенс утратив,
    Бьет в лицо другое гомо,
    И с утра пенсионеры
    Занимают рубежи.

    Всё. Душа остановилась.
    Отыграло роли тело.
    Вместо жизни мемуары:
    С кем-то спал, кому-то спел.
    Не успеешь оглянуться,
    Как уже и пролетело...
    То и скверно, что ни разу
    Оглянуться не успел.

    29.01.91

    _^_




    * * *

    Рожденному не ползать, не летать,
    А честно упражнять прямохожденьем
    Невзрачную, но кряжистую стать
    Отнюдь не показалась наслажденьем
    Возможность жизнерадостно латать
    Прорехи мира. С этим убежденьем
    Он сделал мирозданию козу
    И сам себя поставил под лозу.

    Но не затем, чтоб воспаляя плоть,
    Круша её немилосердным боем,
    Дух воспитать, ненужное сколоть
    И обрести божественное, в коем
    Слегка подвить, немного прополоть -
    И ублажайся светом и покоем,
    А для того, чтоб воспевая боль,
    Всегда играть трагическую роль.

    Подвижность черт, затейливость письма,
    Изящно опрокинутые дали -
    Роль удалась, и публика весьма
    Была довольна. Женщины рыдали.
    Но сколь ни вьётся резвая тесьма,
    Конец всегда отыщется. Всегда ли?..
    Грошовый шик: гуашь, папье-маше
    И вечный в спину хохот Бомарше.

    30.01.91

    _^_




    * * *

    Увидеть, как двойник шагнёт за горизонт,
    Услышать стон земли и шелест небосвода
    И, наконец, понять зачем ставриде зонт,
    Козе аккордеон и нищему свобода.

    От жалости сомлеть, от радости завыть -
    Чем пуще карнавал, тем каверзнее роли...
    Увидеть и понять, понять и позабыть -
    Вот формула и суть существованья воли.

    февраль 1991

    _^_




    * * *

    То ли маятник, то ли качели,
    То ли обморок, то ли полёт,
    И повсюду незримые щели
    Сквозь которые вечность поёт.

    Не испортит стезя променада,
    Не соскочит с колёсика нить -
    Всё устроится; только не надо
    Боголожеством душу казнить.

    февраль 1991

    _^_




    * * *

    Ты хотел быть мулом, хотел быть преданным псом,
    Сознавая, что твой удел - судьба ездовая,
    И при этом ворочался на глубине, как сом,
    И при этом порхал в листве, "ку-ку" издавая.

    Ты пытался две жизни насмерть свинтить в одну,
    И вот-вот бы сошлось, да куда-то пропала втулка.
    Оттолкнулся, чтобы взлететь, и пошёл ко дну,
    Отпер крышку ржавым гвоздём, да пуста шкатулка.

    Ты старался быть первым даже там, где ты был один,
    Не любил зеркал, и порой, домогаясь чуда,
    Тёр свой лоб, как медную лампу трёт Алладин,
    Но пока никаких чудес не извлёк оттуда.

    Ты смеялся, а мир вокруг торговал и крал,
    Ты плевал мне в лицо и стоял на ушах за краем.
    И, возможно, ты победил, а я проиграл,
    Но об этом при жизни ни ты, ни я не узнаем.

    20 мая 1991

    _^_




    * * *

    Преследуем химерою,
    В которую не верую,
    Вовсю жестикулирую,
    Бренча незримой лирою.

    Кумиру золочу чело,
    Изображая чучело,
    Из хаоса прядущее
    Гнетущее грядущее.

    22.05.91

    _^_




    ПОСЛЕ  ВЧЕРАШНЕГО

    Из чугуна, а словно из стекла.
    Во лбу слежалось, в животе заело.
    Едва ступил, поплыло, заалело
    И пустота глаза заволокла.

    И нет ни сил, ни способа избыть:
    Увлечься рифмой, разговеться хохмой.
    И весь как свежевыкорчеван. Бог мой,
    Повеселились. Будет, что забыть.

    11.06.91

    _^_




    ХОРЕИ II

      "Долго ль мне гулять на свете..."
            А.С. Пушкин

    То дыханья не хватает,
    То терпенья, то ума.
    Дыры в памяти латает
    Габардиновая тьма.
    А давно ли в жилах, в порах
    Бушевал бездымный порох:
    Только лёг - уже светает,
    Чуть сомлел - уже зима.

    Здравствуй, матушка. Откуда
    Столько сна и серебра?
    Не сыскав добра от худа,
    Гоним беса из ребра.
    Раньше грезилась саванна,
    П теперь диван да ванна,
    Персональная посуда,
    Апельсиновое бра.

    Отразбойничало эхо,
    Отмерцали зеркала.
    Возраст жизни не помеха,
    Жаль, дистанция мала.
    Вдоль карниза ходит ворон,
    Распевает "невермор" он,
    Обаятельный, как Пьеха,
    И солидный, как кила.

    Всё. Готов. Играйте Баха.
    Разрывайте воем рты.
    Где посконная рубаха?
    Где сермяжные порты?
    На игре безумный кочет
    Скачет, корчится, клекочет.
    И толпа глядит без страха
    на остывшие черты.

    24 июня 1991

    _^_




    * * *

    И рад бы радоваться - нечем:
    Ни восхищения, ни смеха...
    От меланхолии не лечим,
    Она здоровью не помеха.

    Наоборот, в сквозной природе
    Остановившегося взгляда
    Янтарный след чего-то вроде
    Наружу выстывшего яда.

    1 июля 1991

    _^_




    * * *

    Безлюбому, безбогому, бесправному
    Во тьме страстей судьбу свою спалившему,
    Как пересилить отвращенье к равному,
    Но более себя определившему.

    И рад бы, да не вытравить, не выдавить,
    Не заглушить ни смехом, ни рыданием.
    И, грешный, не имея сил завидовать,
    Он замещает зависть состраданием.

    13 сентября 1991

    _^_




    * * *

    Посередине года время попыталось остановиться,
    Но не за что зацепиться, и как потом оказалось - нечем.
    Молодой человек с тяжелой судьбой и повадками ясновидца
    Привязался, как тень, повторяя "Себя-то зачем увечим".

    Мы послали его уйти, и он, наконец, растворился в уличном гаме;
    И сразу жизнь оказалась просторной и даже местами чуткой.
    Но за всё, к сожалению, надо платить и чаще всего деньгами
    Ах, если бы взглядом или, скажем, доброй, хорошей шуткой!

    10.07.91

    _^_




    * * *

    Процветал, процветал и процвёл:
    По сусалам ударило гнилью.
    - Ладно, - молвил, - заквашу да вылью, -
    И глаза на парашу отвёл.

    Но ведь было, знобило, пекло,
    Утлый дух содрогался над бездной.
    А в итоге кивок нелюбезный,
    Да зрачок запотел, как стекло.

    июль 1991

    _^_




    * * *

    От унылости времени
    И при полном отсутствии профилактики
    Проржавели железы,
    Вырабатывающие простодушие,
    В результате чего
    Мой холерический герой
    Впал в полную меланхолию,
    И теперь вместо того,
    Чтобы заниматься героизмом
    И сурово улыбаться
    С обложек и авантитулов,
    Он дразнит своего лирического попугая
    И требует признать за собой
    Абсолютную адекватность.
    Раньше мой герой любил
    Универсальных женщин
    Картину Репина "Не ждали" (за название)
    И на сладкое слово "свобода".
    Теперь он предпочитает
    Публично скрывать свои пристрастия,
    Называя их пережитками пошлого...
    Видимо, функции вышеозначенных желез
    Можно ещё восстановить,
    Но остаточного простодушия
    Моему лирическому ветерану
    С трудом хватит,
    Чтобы нацарапать на своём
    Воображаемом надгробье
    Неприличное слово,
    И, если достанет самодовольства,
    Обратиться к человечеству
    С каким-нибудь сомнительным
    Откровением типа:
    "Ничего не дается дважды,
    Ни одного раза всегда
    Так нестерпимо мало".

    23.09.91

    _^_




    НА  СМЕРТЬ  КУМИРА

    Негодяй замочил дурака,
    Кот сыча, баламут балагура.
    По ковру загребает рука,
    Девка воет, как моль, белокура.

    В переливчатом плеске реклам,
    Заглушая надмирные хоры,
    Завозились уже по углам
    Саламандры, козлы, мандрагоры.

    Всё, что впрок накорпел, накропал,
    Тонко выел дымок аналоя.
    Поманил за собой и пропал,
    В нежилое ушёл, в небылое!

    И уже не споёт, не сгугнит,
    Не загнёт разухабистой чуши,
    Только имя взасос, как магнит,
    Будет влечь неокрепшие души.

    Если есть продолженье уму,
    Как, должно быть, за скорбною гранью
    Искупительно будет ему
    Упиваться сей сладостной данью...

    Круг замкнулся, расчислен, как лимб.
    Кляча пялится в спину возницы.
    Вейся, зрак, в этот клёпаный нимб
    И усохни в пещере глазницы.

    Спи, завистник, твоя не взяла.
    Пыл не тот, не туда амплитуда.
    Ты не стал измерением зла,
    Явью света, знамением чуда.

    Уши наглухо, двери на крюк -
    Спи, ровесник. Очнулся и снова
    Спи, зане из трясущихся рук
    Выпал жребий и нет запасного.

    11.10.91

    _^_



© Вячеслав Лейкин, 1985-2019.
© Сетевая Словесность, 2004-2019.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]