[Оглавление]




АЛМАЗНОЕ  СЕРДЦЕ  ЗИНАИДЫ

(рассказ с элементами бреда)


Есть черта, которую переступать нельзя ни под каким видом, ни в пьяном, ни в трезвом видах. Если угодно, это сплошная белая - через которую запрещен поворот. Может быть.



Но дело в том, что мы все давно переступили эту черту. Вот как говорится, где собака порылась. Не было фанфар. Не было медных труб. Был серенький, подслеповатый, солнечный денек - этакий "коньячный полдень". Как всегда, один, смотрел сквозь бракованный негатив на солнце. День, когда мы перешли последний рубеж!



Я помню, что это произошло со мной легко - я смотрел очень много фильмов - под общим наркозом (once upon a time) я перешел запретную линию.



Есть вещи, о которых нельзя снимать фильмы, и над которыми нельзя смеяться.



Нет, ТВ не может быть причиной падения, но может быть а) катализатором, б) лакмусовой бумажкой - лоскутком, который вдруг не с того не сего синеет. И ты понимаешь, что ты не тот, что был вчера. Эта трясина засосала тебя, как та красотка у Тинто Брасса нить спагетти - крупным планом.



Кино подкупает нас фальшивыми фантиками от конфет "Маска". Мы играем во вкладыши, слюним ладошку - мошенничаем в мошенничестве. Бесконечное дробление. Говорят, от этого обеднели некоторые дворянские роды. Феодальная раздробленность из той же мыльной или суповой оперы.



Мы распиливаем алмазы наших сердец.

У кого-то есть подобные строки. Ах, да! У женщины с алмазной фамилией: Зинаида Гиппиус. Зинаида Стеклорез. Вспомнил не сразу. Но лучше поздно, чем никогда. Это стихотворение полно дурных предчувствий. Должно быть, недаром говорят, что Зинаида Гиппиус была Злой Феей, по-русски - Ведьмой, Чертовой Куклой.

Мы думали о том, что есть у нас брат Иуда,
Что предал он на грех, на кровь не нас...
Но не страшен нам вечер; мы ждем чуда
Ибо сердце у нас острое, как алмаз.

Это сравнение оправдывает, а может, даже объясняет угловатость этого стихотворения. Во-первых, непонятно вообще, к чему эти слова об алмазном сердце. Во-вторых, никто никогда не сравнивал сердце с алмазом (история сравнений умалчивает, щупальца ассоциативной памяти? - бессильно повисают в безвоздушном пространстве) в смысле остроты. В-третьих, алмаз не острый - ну, в обычном своем гранении, насколько я понимаю. Он режет не за счет своей остроты, "заточки", а за счет твердости. Острота может быть заметна только под микроскопом: и даже такого мизерного угла, скола, достаточно для того, чтобы распиливать стекло и прочие отчаянно сопротивляющиеся материалы. Это вселяет удивление и страх в малодушных и великодушных - от мала и до велика.

Какая связь между алмазом и кино? - спросите вы.

Во первых, вопросы здесь задаю я.

Во-вторых, она есть, не торопитесь.

Вся домашняя кино-планетная система вращается вокруг алмаза TDK.



Рисунок на коробках из-под видеокассет. Мы всосали алмазную "звездную пыль" (Сириус из созвездия Орион, растерев в порошок в детских ладонях) с голубым молоком кибернетической суррогатной кино-матери - suck with Blue-Colored Milk of our Great Tele Mom!



Алмаз преломляет лучи, и мы все, да что там! - Я - преломляю копья и лучи перед этим явлением. Каким явлением? - спросите вы. - Перед изобретением братьев Люмьер.

Синематограф проглатывает жертвы как Молох. Бэтмен навсегда в моем сердце - летучая мышь, экипированная до зубов. Образ Защитника.



С ним связана моя лучшая шутка. Вот история ее создания. Я очень мало помню. Триумфатором и кандибобером я не ходил. Но иногда отмачивал хохмы. Их и помню. Одна из таковых связана с кинематографом. Была странная девушка с усиками - еврейка с пленительным именем Соня Нахман. Мой одноклассник (сучара) стал ее хахалем, так вот. Ревность, как крыса, ела сердце - надеюсь, отравилась алмазной крошкой. Со зла ли я пошутил над фамилией девушки или чисто из мальчишеского озорства - не помню, да это, впрочем, и не суть важно.



В сущности ведь я ребенок, застывший, как холодец, у телевизора. Нахватавшийся киноцитат - мой мозг испещрен отрывочными фразами, не связанными между собой, как поверхность луны - мелкими метеоритами. Я постоянно хохмлю, складываю шутки, перифразы. Мой мозг - это какой-то заколдованный кубик-рубик. "Куб рая", кто-то в "Российской газете" срубил кучу бабок на этом весьма и весьма не плохом каламбуре.



К девушке относился поистине крылатый афоризм - строится по аналогии с "Бэтмен = человек-летучая мышь". "Нахман = человек летучая нах".



Заканчиваю "эссею", не могу писать, катаюсь по земле от смеха, роняя книжные шкафы. Катаюсь-то я катаюсь, но надежды не теряю, что вы поняли, несмотря на весь этот сумбур, какую черту я переступил.



Есть вещи, о которых нельзя снимать фильмы, и над которыми нельзя смеяться.

Как бы ни хотелось.




Далее: Собаки
Оглавление





© Михаил Малашонок, 2009-2021.
© Сетевая Словесность, 2009-2021.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]