[Оглавление]



СПАСИБО ЗА БЛИНЧИКИ, СЕСТРА




* * *

Мы полюбили друг друга и зажили,
всё хорошо, но ты начала готовить, варить...
Суп из жаб, из ворон жаркое, макароны с червями
и тому подобное.

Я сказал: вообще-то такое не ем,
давай что-нибудь другое.
Ты обиделась и ответила: видел, что брал.
Пришлось есть, а сейчас, знаете ли, даже нравится,
давай уже жаб поскорей, и ворон своих, и червей.

Когда твои родители на ужин пришли,
я потрошил крота.
Отец твой сказал:
молодой человек, вам повезло, в хорошие дни живёте,
у нас же была только земля.

_^_




* * *

Если бы деревья умели говорить,
если бы животные умели говорить,
если бы вода умела говорить,
если бы твоя кровать умела говорить,
если бы всё не обладающее даром речи
заговорило с тобой, то оно бы не заговорило,
а проорало:

ВОЗЬМИ СЕБЯ В РУКИ И НЕ ЖАЛУЙСЯ,
ЖАЛКИЙ КУСОК ГОВНА!

_^_




* * *

мы пришли в твой храм, чтобы ссать по углам,
крушить идолов, бить окна и жарить шашлыки,
мы привели в твой храм шлюх, принесли водку,
нам нравится в твоём храме, пожалуй, мы здесь останемся,
а когда всё закончится - мы уйдём к себе в храм -
молиться нашим настоящим богам,
и тебя не позовём, сиди в своём храме
и вспоминай, как мы весело в нём гуляли,
какие песни были, какие танцы.
я хочу погулять в вашем храме, скажешь ты.
нет, мы ответим, приберись в своём, мы скоро вернёмся

_^_




* * *

Я иду по коридору,
коридор наш невелик,

Тут дорожка, обувь, щетка,
зонтик на крючке висит.

Каждой вещи рад я,
обращаюсь к тумбочке
на "вы".

Захожу тихонько в спальню,
там кровать, подушка, простынь,
женщина лежит.

Засыпаю хорошо, просыпаюсь хорошо,
чай горячий на плите,
масло с хлебом и немного соли,
кошка, миска, молоко.

Господи, спасибо, жизнь прекрасна,
ну а больше грех просить.

_^_




* * *

люди живут хорошо, ты живёшь плохо,
у людей красивые фотографии,
у тебя фотографии все уродливые -
даже если тебя поставить на фоне прекрасного водопада,
то всё равно ты будешь выглядеть нелепо,
а из-под земли и воды вылезут грязные ларьки,
девятиэтажки и голые бомжи.
ты искривляешь пространство,
даже если тебя поселить в самую дорогую квартиру
с видом на реку - вид реки пропадёт - появятся гаражи,
промзона, будут выть псы, а во всех комнатах -
пьяные люди в спортивных костюмах
начнут ругать власть и жарить шашлык.
ты просто не создан для хорошей жизни,
так получилось - кто-то создан, а ты нет.
ты - пластмассовый стул в музее древних китайских ваз,
и мы говорим тебе спасибо за труд, от всего сердца.

_^_




* * *

Бог уберег меня от любви к страшным женщинам,
бог уберег меня от любви к женщинам красивым,
бог уберег меня от любви к животным, мужчинам, вещам,
и, спасибо, уберёг меня от любви к себе,

поэтому я люблю тебя,
моя милая, милая, а лучшего признания
ещё никто не писал.

_^_




* * *

Теперь с женщинами совсем сложно:
влюбляешься, даришь цветы,
вы туда-сюда и уже якобы всё хорошо.
Однако оказывается, что она поддерживает
инопланетную оккупацию.
И даже в госпиталь раненным врагам
возит еду.
Они щупальцами тянутся и говорят:
спасибо за блинчики, сестра,
спасибо за фаршированные кабачки, сестра,
спасибо, сестра, настанет тот день,
и Землю
мы освободим.
Но ты уже влюблён,
деваться некуда.
Поздно ночью она
возвращается домой,
вся в слизи и сувенир ей подарили -
кольцо, вместо камня человеческий
глаз карий моргает.
Говорит: я так устала, любимый,
знал бы ты, они там бедные, лежат
от судорог сводит жабры.
Так вот,
перешагни любовь,
чего бы это ни стоило,
и ножом её полосни.
Увидишь кровь
на обоях
зелёная

зелёная.

_^_




* * *

Если на судном дне меня спросят:
есть ли что-нибудь, что любишь ты сильнее пива?
Я вспомню твоё лицо, всё твоё
и с уверенностью отвечу:
нет.

_^_




* * *

Если бы я не писал стихов,
но читал бы свои стихи, которые бы
написал кто-то другой,
то стихи бы эти мне обязательно нравились.

Если бы я не был собой,
а кто-то был мной,
то я обязательно пригласил его в гости,
угостил пивком, и поговорил о том, о сём,
мы бы стали друзьями, а ещё лучше -
если бы это была женщина,
хотя есть в этом что-то нездоровое, прости, господи.

_^_




* * *

Вот мужчина сидит и сочиняет стихи,
Вот мужчина читает их в микрофон на людях,
Не очаровывайся, а просто пойми: ему пришёл пиздец,
Он бесполезный сын, отец, брат, менеджер, друг.
Не покупай его самодельные говняные книги,
Не ставь ему лайки, не поощряй его словами, вроде:
Литература - это призвание для немногих.
Просто перебей его и заговори с ним о ценах на газ,
О формуле-1, о Зеленском, атошниках и ватниках,
О чём угодно, поговори с ним.
Если же женщина пишет стихи и хочет с тобой поговорить
Об этом - терапия серых будней уже не поможет,
просто беги, скажи ей:
Я сейчас, за сигаретами, буквально пять минут.

_^_




* * *

Два моих читателя покончили с собой:
Саша вышел в окно с девятого этажа,
Даша бросилась под грузовик,
возможно, в этом нет моей вины,
но перед смертью они были на моих выступлениях
и писали мне о своих проблемах.
После смерти они мне продолжали писать вконтакте -
мертвецы не пользуются фейсбуком, инстой и телегой.
Саша спрашивает, с кем теперь мутит его баба.
Даша присылает селфи и смайлики.
Их я не баню, нельзя пренебрегать читателем,
даже если он ёбнутый или мёртвый,
ведь возможно и сам окажусь в их краях
с книгами и выступлением.

_^_




© Максим Матковский, 2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]