[Оглавление]




GB:
Vita  somnium  breve1


"Я тоже не я; я выдумал
этот мир, как ты свои созданья.
Шекспир мой, и один из
призраков моего сна - ты,
подобный мне, который суть
все и никто."
Х.Л. Борхес, "Everything and nothing".


Комната, которая ранее (когда?..) казалась Б. такой просторной и светлой, затенена-затемнена уже совершенно испортившимся зрением и неимоверно длинным свитком снов, основная часть которых берет начало где-то вдалеке за окном (в свое время Он (а, в тот Период следуя за ним всегда и везде, - и я) полагал, что сны рождают последние лучи заходящего Солнца, но вскоре понял, что ошибался), проходит через всю комнату к противоположной по отношению к окну стене, где стоит Его кровать и, наконец, исчезает в непроглядной (до сказочной загадочности2) тьме за изголовьем последней...

Мне внезапно пришла в голову мысль о том, что "длинный свиток снов" - весьма и весьма неопределенная дефиниция, в известной степени затрудняющая понимание читателем того, что Он - сновидец и снотворитель - вынужден был созерцать на протяжении многих и многих (более или менее долгих) лет. Итак, позволю себе уточнить (все, что будет написано здесь, было согласовано с Б.) - это некоторое количество 3 (скорее всего бесконечное (но измеримое, как ни странно), но Он не включил последнюю характеристику в окончательный вариант, так как не захотел усложнять и без того непростое определение (ведь бесконечность как свойство, естественно, нельзя свести в конечном итоге к интуитивному (вот здесь можно поспорить...) и - тем более - опытному (a posteriori) знанию, а посему - нельзя не использовать пресловутую бритву некоего францисканца), к тому же - Ему казалось, что эти вопросы (а равно и ответы) вообще никому (кроме Него) не нужны, не интересны и, что печально, не известны); и, тем не менее - это некоторое количество4 нитеобразных существ-предметов, противоположные концы которых закреплены следующим образом: один-первый (как мне кажется (действительно, мне, а не Ему), именно там сны берут свое начало или, если хотите, именно оттуда они произрастают), - расположен в неясно видимой и, похоже, блуждающей-перемещающейся точке вдалеке за окном, второй-последний же конец - намертво прикреплен-привязан к потаенному-скрытому крюку, специально врезанному в стену за изголовьем кровати на расстоянии приблизительно двенадцати дюймов от пола. Впрочем, об этом было уже в общих чертах сказано выше, а эта история отнюдь не может быть украшена подобными длиннотами или, того хуже, - повторениями и/или авто-/плагиатом (а равно и определениями, отражающими - к несчастью - только лишь внешнюю сторону изучаемого объекта)...

Но было бы неверно полагать, что все его сны располагаются-содержатся в указанном месте исключительно таким способом. Приведенное описание подходит лишь к тем из них, которые еще не посетили его и только ждут своей очереди5, размеренно и спокойно колыхаясь-покоясь в золотисто-розовом свете (т.е. - не тьме-темноте) - продукте совместно-комбинированного метаболизма последних в этом дне лучей древнего светила и старенькой же посеребренной электрической лампы на журнальном столике рядом с кроватью.

Несколько минут...

Еще две.

Негромкий щелчок переключателя.

...и только ждут своей очереди6, размеренно и спокойно колыхаясь-покоясь над ним в фантастическом полумраке ночи (здесь (там?) ТЕПЕРЬ всегда будет ночь - он сам выбрал это время суток для просмотра своих последних сновидений), а равно и к тем, которые он смотрит (или которые снятся ему в других снах) в данный момент - эту категорию его постоянных визитеров легко отличить по характерной постоянной вибрации тел-сознаний, - в эти моменты они подобны если не тетиве лука, то, по крайней мере - гигантской гитарной струне (что весьма значимо). Иные - свободно провисают в воздухе, лишь изредка мелкой дрожью напоминая о своей готовности войти-влиться в него. Хотя бы на мгновение. Иногда он случайно дотрагивается до них, и их поверхность (опять - внешнее!) издает звуки всевозможной тональности и длительности - сообразно своему возрасту, упругости-стойкости, толщине-длительности, содержанию, наконец. Совершенно изумительно - подобно водопаду хрустальных капель различного размера, ниспадающих в океан-метаморе застывшей ртути, звучат сны, которые содержат в себе иные сны-видения, распадающиеся на еще один - последующий пласт сновидений, причем чем глубже уровень расположения снов, тем больше вероятность того, что они уже не принадлежат созерцателю и адресату снов первых, высших-внешних уровней. Со временем Б. научился относиться к этому с пониманием и некоторой иронией.

Конечно же, существует и другая группа сновидений; как читатель уже догадался, - это просмотренные-пережитые сны. Они не имеют четко фиксированных точек связи (а иногда даже точек соприкосновения) с Комнатой, хотя иногда пытаются имитировать соединение-единение, закрепляясь на каких-либо выступающих и достаточно прочных предметах обстановки (иногда они пытаются обвить-поцеловать кого-то из редких в последнее время гостей Комнаты (именно и только ее), и Б. в таких случаях искренне радуется, наблюдая за тем, как старый друг (Комнаты, of course) пытается освободиться от цепких рук-пут столь неожиданно атаковавших его снов (весьма комичная картина, надо заметить)). Иногда им (гостям? снам?..) это удается7. Совершенно очевидно, что они (здесь точно - сны) делают это для того, чтобы избавиться от навязчивого ощущения собственной искусственности-неестественности, фактически существуя сейчас (тогда) лишь в его памяти и записях; отдельные, несколько видоизменившись8, продолжают жить в форме фантастического (в той или иной степени) рассказа-эссе. Как бы то ни было, они мертвы (правда - обратимо) и посему, прекрасно сознавая это, часто заползают в самые потаенные уголки Комнаты, осваивают мельчайшие трещины и неизвестные даже хозяину (вернее - им забытые) книги, надеясь в обозримом будущем получить возможность еще раз почувствовать себя живыми-существующими-необходимыми...

Б. - in

...однажды словил себя на мысли, что не могу быть абсолютно уверен-убежден в том что они имеют сейчас а равно и имели когда-либо цвет тени к несчастью слизывают-скрадывают все оттенки с другой стороны цвет это именно то что отвлекает-отстраняет от созерцания-открытия их сущности ведь как известно детали всегда отвлекают от истинного смысла вещей объектов эти детали содержащих в конце концов этот очевидный факт эта характерная особенность их существования подарила мне когда-то несколько поразительных по глубине исследований с моей точки зрения разумеется связанных с проблемой видения скрытых-скрытных снов...

Б. - out

Иногда (в последнее время, правда, все чаще и чаще) Ему очень сложно быстро и точно определить последовательность сновидений, в соответствии с которой (и руководствуясь только и только нею) Он будет с ними ознакамливаться-общаться. В наиболее затруднительных положениях, когда даже после долгих размышлений не получается установить-присвоить удовлетворяющий и Его и адресата номер определенному сновидению, Он, на некоторое время отложив решение вышеуказанной проблемы, позволяет себе нарушить четкий график расписания и предаться любимому занятию - обращению-возвращению к снам уже виденным (в некоторых случаях - неоднократно-неединожды), тем более, что, как нам уже известно, именно такие сны чувствуют себя недооцененными и непо/недопонятыми. Примечательно-замечательно, что подобные их ощущения почти всегда оказываются объективно оправданными, в отличие от соответствующих утверждений-замечаний Комнаты и - нередко - самого Б.

...Вот этот, например, серпентоподобно увивающий грациозную люстру, сон о том, как Б., встретив в другом сне (быть может, Вашем) собственные книги, ужаснулся - настолько фальшивыми (иногда - вопиюще) они ему показались. Но в совершеннейшее отчаяние Его повергли собственные амбиции (воплощенные-запечатленные в вычурных - инкрустированных драгоценностями - закладках, педантично-тщательно разложенных-расположенных через каждые двенадцать страниц каждой книги). Это сновидение, итак достаточно четкое, сохранено-записано в специальной, антикварного вида тетрадке черного цвета, предназначающейся для наиболее ответственного момента жизни-смерти и расположенной так, чтобы Б. имел постоянную возможность доступа к ней, - на журнальном столике (подарок Друга!) по правую руку от изголовья кровати.

Еще один - практически прозрачный - уже - вернее - почти невидимый - в виде аккуратной стопочки слюдяных картинок - (Он (Б., конечно же)) не захотел доверять его бумаге, а потому - несмотря на все свои усилия - стал постепенно забывать, теряясь-путаясь-блуждая в сложно пересекающихся внутренних связях этого очень дорогого для него видения. Впрочем, все это не удостаивается даже тени его волнения, - он твердо верит (или верит, что верит), - когда последние волокна псевдостеклянных пластинок (основные характеристики: хрупкость, острота, светопронизанность) растают-станут в воздухе/воздухом, Он вспомнит, наконец, то, ради чего стоило однажды посмотреть этот сон и некоторой своей частью остаться в нем навсегда, - ЕЕ карие глаза и нежно-укоряющий взгляд, - любовь давно умершего человека...

Вспомнит?

Или увидит будущее - очередное отражение очередной вечной истории?

Синхронистичность?

А вот... Но стоит ли мне перечислять их? Вернее, есть ли у меня такое право? Да и времени осталось так мало, уже все равно ничего не успеть, и скоро все ОНИ начнут расслаиваться-разлагаться на более тонкие ленты-ткани, а последние, в свою очередь, - на еще более узкие отрезки, рассекающие полумрак Комнаты на множество створок-отделений... Потом - чуть позже - с характерным хлопком исчезнут вовсе (что значит (в этом случае) - навсегда), и Б., наконец, останется наедине с заветной черной тетрадью и своим последним, итоговым-завершающим сном-видением, в котором поместится все - и кажущееся совершенно иной жизнью (вернее - жизнью совершенно иного человека) детство, и юность - воплощение вечно (в том смысле, что - пока длится жизнь) падающей звезды, и любовь - обратная сторона-лицо юности, и расставания, заставляющие помнить о смерти, и Луна - небесный отблеск клинка (или наоборот), и сотни историй - грустно-загадочных, точно таких же, как их автор, который стоит сейчас у одного из бесчисленных окон Библиотеки, задумчиво всматриваясь (Ему УЖЕ дарована такая возможность) в сложное хитросплетение окрашенных разноцветной-разноцветным пылью-прахом воздушных потоков.

И эта Комната.

Словом, все то, что мы, люди, склонны ошибочно называть жизнью.

(Vita somnium breve).

Б. - in

...я бы мог разумеется сказать что именно этот сон в большинстве случаев хотя это спорное утверждение не является коротким но проблема заключается в том что его мы отнюдь не склонны понимать именно как сновидение и подчас придаем ему более глубокий более сложноструктурированный смысл чем тот каким он в действительности обладает и так уж повелось что нам свойственно ощущать быстротечность именно тех явлений которые является субъективно более важными для нас

часто в темноте очень сложно рассмотреть детали некоторого впрочем практически любого особенно незнакомого интерьера да хотя бы и собственного рабочего кабинета причем чем больше мы стараемся сфокусировать зрение на искомом предмете тем сложнее нам удается рассмотреть его более того последний часто просто исчезает, стоит нам направить на него собственный взгляд и лишь боковое зрение перевод взгляда на иные подчас совершенно незначительные во всех смыслах этого слова вещи позволяет узреть истинные очертания интересующего нас предмета

но ведь не получится красиво уйти в дождь будет боль сильная быть может почти нестерпимая боль отвратительные физиологические особенности сопутствующие событию и самое страшное в последний практически неуловимый момент когда и времени-то почти не будет существовать вдруг да и промелькнет на фоне вечного уже заката мысль о том что все это напрасно бессмысленно и что хуже всего бесполезно...

как любой сон как любая жизнь как любая смерть

Б. - out

... Когда он (с моей помощью, разумеется - больше здесь никого нет, но так было не всегда, поверьте) легко преодолеет перила - последнюю преграду - и пустится в новое, последнее (и, по всей видимости, бесконечное) странствие, сумерки Комнаты пронзит тоненькая змейка искристо-переливающегося света - и я, устроившись в нем поудобней, прочитаю (не без пафоса, - простите) свое - тоже - последнее стихотворение и звуки дотоле никогда не слышанного Комнатой (как и самим Б.) языка наполнят окружившую меня пустоту и, быть может..

А может - нет.

Прошу Вас, слушайте.

    Якось мені здалося, що пам'ять - це стародавня інкунабула з роками, немов
    Померхлими від часу, до мозку намертво приладженими листами,
    Що складаються в химерні оригамі. Я
    Перебираю подіï минулих днів - ці нескінченні низки-голоси поснулих мертвих мов -
    Але скоро зрозумію, що вони є лише квітами-міражами,
    Які призначалися для незакінченого кимось гербарію...

Я знаю (но даже зная, не откажусь от своего поступка), что в тот момент (а равно и в миллиарде-мириаде последующих моментов), когда я - наконец - доберусь (вернее - вернусь к) до распахнутого настежь окна и брошу вниз - вслед за ним - желтую розу в надежде увидеть нечто весьма значимое для меня лично ...

Ничего не произойдет, - он просто не заметит ее.

Ему дано большее.


13.04.1999



Приложение к рассказу (в оригинале, - на специальной бумаге с водяными знаками (авторский вензель - переплетающиеся буквы "А" и "О" (причем последняя - стилизованный Уроборос)) и художественной отделкой. Милый читатель, если у Вас возникнут сомнения относительно целесообразности помещения нижеследующего текста в указанную форму, - опасайтесь подделки!!!)9.




Примечания

1 Жизнь - лишь короткий сон (лат).
2 Как известно, именно оттуда приходит (или, если хотите, оттуда появляется) зЕЛЕНЫй.
3 Цепочка первая - начало.
4 Цепочка первая - конец.
5 Цепочка вторая - начало.
6 Цепочка вторая - конец.
7 Мнение самой Комнаты относительно описываемых фактов общеизвестно и отсылает скорее к ее мыслям-высказываниям, полностью созданным-спродуцированным волей/фантазией Б., чем к собственно оригинальной концепции помещения Б. как самостоятельного носителя сознания, которая была впервые опубликована лишь после Его ухода (см., например, работу С. В-ко "К. и Б.: количественный и качественный анализ распределения уровней общения в тубусе сопряженного существования", где автор, отдавая дань официальному академическому мнению относительно судьбы наших героев лишь корректным употреблением соответствующего терминологического массива-аппарата-тезауруса (иногда очевидно иронизируя над последним, - гл.2, 4), преподносит любознательному читателю совершенно новый подход к пониманию роли Комнат в "событийной ткани мироздания" (последнее словосочетание - яркий образчик недоверчивого отношения С.В-ко к догматам "запутавшихся в собственных помещениях" (по его выражению) деятелей науки)).
8 С.В-ко вообще предлагает (иногда - настойчиво требует) прекратить именовать снами то, что предстает перед нами на страницах Его книг.
9 Украдено-утеряно!!! Нашедшего прошу сообщить автору. Вознаграждение гарантирую.



Оглавление




© Алексей Онуфриенко, 2001-2020.
© Сетевая Словесность, 2002-2020.





(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]