[Оглавление]



ПОЖИЗНЕННО. БЕЗ ПРАВА ПЕРЕПИСКИ




22 ИЮНЯ

Три пятьдесят...
Рассвета -
первый несмелый блик.
В теплых объятьях лета
города сонный лик.
Рваный кусок тумана
тюлем свисает с крыш.
Заспанный дворник рьяно
гонит метлою тишь.

Achtung! Напрягся Каин,
силясь рукой взмахнуть.

Ищет, сквозь сон, губами
новорождённый - грудь.
Три пятьдесят...
Истома...
Людям еще дано -
с зычным победным стоном
слиться, сплестись - в одно.

В небе, стальная стая -
смерть под крылом несет.

В небытие впадая,
счастлив еще народ.
Сонные - в одеяло
прячутся, как в гнездо.
Мира осталось мало -
Десять мгновений до...

Кляксою взрыв. Воронка
Улиц взъерошит гладь.
Рвётся не там, где тонко,
Там, где хотят порвать.

_^_




В ДЕНЬ ПОБЕДЫ

И снова мир раскрасила весна,
Смывая напрочь зимние печали.
Солдат с утра начистил ордена -
Аж зайчики по стенам заскакали.

Чуть-чуть пилотку сдвинул набекрень,
Рукой расправил гимнастерку сзади...
Уж сколько лет он этот майский день
Встречает так: при полном, при параде.

Любовь сияла ярче во стократ,
В одно соединив три поколенья.
Не зря сегодня празднует Солдат
Победы день. И внука день рожденье.

Шагнул Солдат, взволнованный слегка,
Туда, где город, затопляя светом,
Текла река бессмертного полка.
И гордый внук шагал с его портретом.

И вновь Солдат увидел - жаркий бой...
Хранящуюся в памяти гравюру:
Где, без раздумий, он закрыл собой
Плюющуюся смертью амбразуру.

Как впился в грудь расплавленный металл...
Как в травы утекло живое что-то,
Когда Солдат впервые осознал
Всю хрупкость жизни, с высоты полета.

И с тихой грустью вспомнилось опять
Какой ценою оплачена победа.

Сегодня внуку ровно сорок пять.
В два раза ровно стал он старше деда.

_^_




* * *

Дождь холодный, частоколом
Непролазным на пути.
Впрочем - будем о весёлом.
Ты, мой мальчик, не грусти...

Хочешь, снова, как когда-то,
Напишу тебе письмо:
Как расщедриваясь - злато
Сыплет солнышко в окно.

Как зовёт, неодолимо,
Ива в тень своих ветвей.
Как поёт своей любимой
Серенады соловей.

Напишу тебе, как в мае
Расцветают лохмачи.
Как луна в реке купает
Серебристые лучи.

Как ерошит, налетая,
Вишни ветер-хулиган...
Напишу, что я не знаю
Про Саланг... И про Афган...

И не знаю, что солдата
Нарекут - "двухсотый груз".
Напишу, что верю свято
В обещанье - "Я вернусь"...

Дождь, руками неба вышит,
Легкой рябью по плащу.
Улыбнись, мой мальчик, слышишь! -
Я сегодня не грущу...

_^_




* * *

когда из снов моих уйдёшь
так непривычно... так некстати...
луны новорождённой брошь
увижу я на звездном платье

увижу я как оробев
дождь первой каплей тронет крышу
колосьев вековой напев
и песнь кузнечика услышу

дорог услышу новых зов
что мы с тобой не проходили
поверю в волшебство подков
и зеркала протру от пыли

приняв ромашковую ложь
порхнет моих желаний стая
когда из снов моих уйдешь
меня для жизни возвращая...

_^_




* * *

Мешаю кофе с дымом сигарет,
Спускаю жизнь породою пустою.
Еще один отполыхал рассвет
Не зацепив своею красотою.

День катит мысль в привычной колее -
Переложить пытаясь небыль в были...
Ах, сколько их ушло в небытие,
Рассветов, что с тобой не разделили.

_^_




* * *

А бессонница снова некстати...
Утонув в сигаретном дыму,
Бьюсь вопросом в оконном квадрате -
Почему? Почему? Почему!

Вновь творится со мной чертовщина.
Думы черные гнёзда совьют -
Как живешь ты, любимый мужчина,
Променявши меня на уют.

Словно пес неприветливо-строго
Разворчался, разлаялся гром...
Может, стал ты богаче намного
Тридцать грошиков взяв серебром.

_^_




* * *

В зеркало пыльное бьется как птица рассвет.
Солнце, спросонок, запутавшись в шторах лучами,
смотрит на мир, где тебя и меня больше нет.
Слушает мир, где с тобой мы уже отзвучали.

Время слизнет быстрый день, словно каплю росы
И, в бесконечность, растянет бессонницу ночи.
Вновь несговорчивость черной, как смоль полосы,
бег в безнадежность для двух параллельных пророчит...

Сердце прибито гвоздями на крест тишины.
Вяжет разлука, на шее надежды - удавку.
Ветром разносится в прах превращенное "МЫ".
Я где-то...
Ты где-то...
брошены крылья под лавку.

_^_




* * *

Отдалялася мало-помалу.
Грызла с воем пупочную нить.
Я стихи у тебя воровала,
Чтоб другому, на память, дарить.

Я тебе рисовала на фото,
Там, где сердце - мишень для стрельбы.
И не нас уже звали... кого-то
В сень любви вековые дубы.

Мы не видели больше, как ветки,
Осень красила охрой спеша.
Мы растили в подрёберной клетке
Ядовитого злого ерша.

Ветром теплым, вернувшись к началу,
С тихой грустью березку качну.
Отдаляюся мало-помалу...
От себя уходя в тишину.

_^_




* * *

Наверно, это просто - уходить,
решив за нас, что будет лучше где-то.
Рванув, как ворот, тоненькую нить
раскрашенного нежностью рассвета.

И снова ночь... Но миллиарды звёзд
прольются зря, не выполнив желаний.
А наша встреча станет не всерьёз -
лишь первою ступенькой к расставанью.

А я могу не плакать от ветров.
И одеваться строго по погоде.
Но...
Ты мне должен сотни нежных слов
и наших, не родившихся мелодий...

_^_




* * *

Две боли никогда не станут - общей...
И веры нет, и чувства на мели.
А кто-то скажет - успокойся... хочешь,
Я для тебя построю корабли.

И я увижу вдруг - алеет парус,
И осень канет в облегченье слёз,
И кто-то будет, позабыв усталость,
Молиться, чтобы всё у нас сбылось.

_^_




* * *

Где-то за радугой... В ворохе теплого прошлого
Спрячу тебя - безнадегу мою и бессонницу.
С неба холодного падает звёздное крошево,
Мне искушеньем - а вдруг, в этот раз всё исполнится.

Ты не сбываешься... Это годами проверено.
Сколько б в бокал я тебя не шептала отчаянно.
Вновь, ноль часов, ноль минут... За секунды безвременья
Спрячу тебя. Твоему подчиняясь молчанию.

И на ладошках начну перекраивать линии.
Брошусь, как в омут, не слушаясь разума строгого.

Ночь новогодняя сыплется звездными ливнями...
Скачет в бокале шампанского новой дорогою...

_^_




* * *

Не друзья... Не враги... Не любовники...
Отложившие жизнь на потом.
Я была той, поющей в терновнике.
Ну, а ты, тем - колючим кустом.

Мы друг друга нашли - дело случая.
Руки... Запахи... Каждый изгиб...
Свою песню пропела я лучшую.
Ты - вонзил в сердце с радостью шип.

Да воздастся нам всем. Без сомнения.
Камнем - с неба, в бездонность пучин.
Умирает моё вдохновение.
Засыхает терновник. Один...

_^_




* * *

Да кто же знал, что можно так расстаться -
Нелепость... Ссора... Звук закрытой двери.
Когда тебе неполных восемнадцать,
То так легко оправдывать потери.

А в чём причина вспомнится едва ли.
Но, жизнь пошла по замкнутому кругу.
Я - королей, ты - дам, перебирали
В попытке что-то доказать друг- другу.

И оказалось, нестерпимо больно,
Нести, как крест, в душе осколки рая.
И с безразличьем деланным, окольно,
Про жизнь чужую слухи собирая.

Всё чаще плачем, искренне, как дети...
Всё чаще в кофе льём слезу и виски...
Да кто же знал, что нам с тобою светит -
Пожизненно. Без права переписки.

_^_



© Татьяна Парсанова, 2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]