[Оглавление]




КОНТАКТЫ


- Нет, - сказал Алекс. - Нет.

Женщина смотрела на него с меланхолической печалью, а мужчина - сурово, но по-родственному, старясь не напугать зря. Если и напугать - то не зря, лишь реальностью. Или как там она называется в разных случаях...

- Уютно у вас, - сказала женщина.

- Да ладно тебе, - махнул ей рукой мужчина.

- Вы, похоже, насторожены, - обратился он к Алексу, - но естественно было бы и загордиться. Вас выбрали. Вы интересны. От вас многое зависит.

- Многое, если не все, - сказала женщина, улыбнувшись так, будто высмеивала свои собственные слова.

Она обернулась - у двери лежали раскрытые зонтики вошедших.

- Все, кроме всего остального.

- Как отреагировала биржа? - спросил Алекс.

- Сегодня основные индексы выросли на два процента, - женщина обернулась еще раз, - а индекс маленьких компаний - даже на три с половиной.

- Ничего удивительного, - пояснил мужчина. - Биржа не терпит неопределенности, боится ее. Но теперь, когда неопределенность исчезла, стало ясно, что инопланетяне хотят нас уничтожить...

- В первую очередь - меня, - сказал Алекс. - Почему для контакта выбрали именно меня?

- Вы же знаете, это не мы, это инопланетяне выбрали, - сказал мужчина. - Они могли увидеть, например, ваше имя в телефонной книге.

- Откуда у них наша книга?

- Телефонная, - сказал мужчина. - Вы ведь разговариваете по телефону.

- Пусть телефонная. Откуда она у них?

- Да, не стыкуется, - сказал мужчина как бы растерянно, но профессионально используя эту растерянность для последующего важного тезиса. - Однако, дорогой мой, вы могли в социальных сетях написать что-нибудь такое, что затронуло их струны.

- У них есть струны? - неожиданно спросила женщина. - Гитара, скрипка, мандолина, барабан...

- Да, да, по нашим сведениям у инопланетян барабан тоже считается струнным инструментом, но дело не в этом... Задеть - это в переносном смысле в данном случае.

- Я ничего не пишу в социальных сетях, - сказал Алекс.

- Летом прошлого года, - мужчина мельком взглянул в непонятно откуда появившийся у него блокнот, - вы поместили фотографию кота.

- Да, - сказал Алекс. - Это был уличный кот, смешной такой, припоминаю.

- А говорите, что ничего не пишите.

- Ну, фото было без подписи, - улыбнулся Алекс.

- То есть, вы никак не оценили этого кота, всю ситуацию в целом, - сказала женщина. - Вы не помните цвет животного, его параметры. А может быть, это была кошка?

- Не суетись, - сказал мужчина, - пусть он сам скажет. Детали часто важнее целой картины. Вся картина должна уложиться в одну деталь, у инопланетян с этим строго, мы знаем.

- Деталей не помню, - сказал Алекс. - Просто на улице увидел, понравилось, не знаю почему.

- А вот в прошлый понедельник, - продолжил мужчина, - на соседней улице в киоске возле банка вы купили газету "Осенние новости" и не взяли сдачу. Почему?

- Не помню, - сказал Алекс. - Я торопился.

- Куда?

- На работу.

- На работу - это хорошо. Но денежки счет любят. Это их - мужчина показал пальцем наверх, - важное правило такое. А вы не пересчитали.

Алекс молча согласился.

- Они вас выбрали для встречи. Для контакта. Вот в чем дело, - сказала женщина.

- В ночь с субботы на воскресенье в ноль часов сорок минут вы мылись в своей ванной комнате, - продолжил мужчина.

- Душ принимали, - добавила женщина, как бы смягчая суровый тон своего спутника забавной, почти юмористической картинкой.

- И когда вы мыли правую, - мужчина снова взглянул в свой блокнот, - да, правую ногу, то вы тяжело вздохнули.

- Вот так примерно, - сказала женщина, - вот так: "Оооох".

- Что вы имели в виду? - резко спросил мужчина. - С какой целью?

- Не помню, - сказал Алекс.

-Что-то вы ничего не помните, - пробурчал мужчина. - Мы ведь хотим вам помочь, подготовить к важной встрече. К контакту.

Алекс молчал.

- Подготовить всесторонне, вот что мы хотим, - сказала женщина. - Наденьте красивую рубашку, у вас ведь есть, мы знаем, брюки, сверху что-нибудь, носки, трусы...

- Трусы тоже, - сказал Алекс. - То есть, это важно для контакта, это имеет значение - какие именно?

- Мы с достоверностью не можем сказать, в чем именно будет заключаться повестка дня вашей встречи, какие вопросы окажутся затронутыми, - щеки женщины почему-то покраснели.

-... насколько агрессивно они себя поведут, - продолжил мужчина. - От инопланетян поступило предложение, чтобы вы сыграли роль Кролика. Возможно, состоится спектакль, типа детского утренника, вот и персонажи соответствующие. И вы, в общем-то, останетесь живы, как кролик, я имею в виду.

- Детские сочинения бывают весьма жестокими, - сказала женщина как бы для объективности, но голосом нежным и легкомысленным. Голос, а не суть сказанного должен бы подбодрить Алекса.

- Какой спектакль? - спросил тот.

- Названия не скажем, - развел руками мужчина, не уточнив причину.

Алекс хотел задать другой вопрос, но не мог сообразить какой именно, молчал, и получалось, что вроде бы ему нечего было спрашивать: либо ему было неинтересно, либо слишком страшно, либо он спал. Но Алекс вовсе не спал - он даже чувствовал брызги, летевшие от зонтиков.

- Вы хотите узнать, кто еще там будет, - попыталась помочь ему женщина.

- Да, - сказал Алекс. - Я ведь не один, правда? Еще и другие будут, с нашей стороны?

- С нашей, - повторил мужчина, - с нашей.

Он будто захотел вдруг понять, кто это - мы.

- Будут, - сказал мужчина, - но кто именно, мы вам сообщить не можем.

Женщина сказала "Оооох" и даже погладила свою ногу.

- То есть, общие принципы, по которому подбирались люди, мы разгадали, решили эту задачку, - сказал мужчина.

Как любому другому человеку, ему было приятней говорить о своих успехах, чем о чужих неприятностях. Часто это называют состраданием. Особенно инопланетяне называют.

- Широкий спектр людей, землян будет представлен для контакта.

-А почему кролик, - вдруг вспомнил Алекс.

- Вы имеете в виду роль кролика? - спросила женщина.

Мужчина полистал блокнот.

- Да, Кролик с Большими Ушами.

- Он - персонаж многих произведений, так что с этой стороны подвоха не ждите, - женщина опять подбодрила Алекса, но опять правдиво - мол, с других сторон могут быть не только подвохи, но и кое-что гораздо хуже.

- А как вы с ними общаетесь? - спросил Алекс и потрогал свои уши. Размеры у них были самые обычные.

- С кем? С инопланетянами? - спросил мужчина. - Через руководство нашей страны. И не только нашей. Они, наверху, все очень точно интерпретируют, анализируют. Ну, и сообщают нам. А мы - вам.

Женщина покачала головой, подтверждая и слова своего напарника и правильность, оптимальность размеров ушей Алекса.

- Там, наверху, пытаются нам помочь, защитить все же от опасностей.

- Вспомнил, - сказал Алекс. - Кто вы? Покажите ваше удостоверение.

- Разумеется, - сказал мужчина, достал откуда-то прямоугольник с фотографией, но показал его не Алексу, а своей напарнице. Та опять удовлетворенно покачала головой.

.- Ну вот, кажется, мы обо всем поговорили, - сказал мужчина, пряча свою фотографию неизвестно куда. - Чем-то мы вам, Алекс, думаю, помогли, что-то вы нам рассказали. Хотя, признаться, дорогой Алекс, вы много, слишком много забываете...

- Это про кошку? Она - рыжая была, вот что. Так и на фото можно ведь посмотреть.

- Нельзя уже, - сказал мужчина.

- Знаете, - сказал Алекс, - от меня логика как-то ускользает. Здесь, с вами.

- А это и есть новая логика. У них, значит, она же есть - просто другая. Надо привыкнуть. Вот мы и привыкнем. Ладно, мы пошли, - сказал мужчина.

Они направились к своим зонтикам.

- Да, вот еще, - будто бы только сейчас вспомнив что-то, сказал мужчина, - еще про Анну расскажите. Все, что можете.

- Мы... Мы с ней расстались. Я ее давно не видел.

- По времени давно? - спросила женщина.

- А как еще бывает? - удивился мужчина.

- По ощущениям. Это как погода - температура одна, а по ощущениям - отличается от той. Так про все можно похоже сказать. Происходит что-то, а по ощущениям - совсем другое.

- Так что скажете?

- Давно не видел, - ответил Алекс. - Давно.

- И ничего не знаете?

- Ничего.

- Иногда ничего - это слишком много, - сказал мужчина. - Ладно, Алекс, может, вы хотите что-нибудь спросить?

- Почему вы с зонтиками? - сказал Алекс. = Ведь дождя нет.

- Потому что вот ведь они лежат на полу и брызги на них, - сказала женщина.

- По ощущениям, - вспомнил мужчина. - Нет зонтам альтернативы.

- Дождь у инопланетян тоже мокрый, - сказала женщина. - Особенно если теплый. Нам это стало известно.

Мужчина пожал руку Алексу, а женщина ударила Алекса в живот. Женщины - они добрые, заботливые. Алекс устоял на ногах.

- Мы должны вас подготовить всесторонне, - сказала женщина. - Вы уж простите, пожалуйста. Это тоже часть подготовки. Вы должны быть готовы к неожиданностям. Простите.

- Ничего, - сказал Алекс.

- Вы - молодец. Я буду думать о вас и желать удачи.

От второго удара Алекс упал, но быстро поднялся. Это мужчина ударил его. Мужчины - они сильные и решительные. Так инопланетяне изучают земных жителей, не говоря уже о том, что те сами стараются себя понять.

- Вы - молодец, - повторила женщина. - Я буду думать о вас.

- Я тоже буду, - сказал мужчина. - О всех о вас. Как представлю, что будущее человечества зависит от случайных людей...

В голосе его можно было уловить чуть ли не ревность - он как бы растворял теплое, в сущности, отношение своей спутницы к Алексу, распространял это отношение на всех участников контакта; но и легкую критику в адрес верхов, в адрес инопланетян тоже при желании можно было бы обнаружить: как же так, случайные же люди, разброс желаний, непредсказуемые роли сомнительной ценности.

- За вами придет машина, - сказала женщина. - Время сейчас уточняется. Вас отвезут в аэропорт. Оттуда уже, сами понимаете...

- Нет, - сказал Алекс, - нет.

Обниматься на прощанье не стали.

Оставшись один, Алекс походил по комнате, огляделся, потер правую ногу, подошел к окну, поднял с пола газету - это были "Осенние новости", - но читать не стал, прислушался: кто-то перебирал струны гитары, кто-то стучал барабанными палочками, кто-то мяукал на улице. "Рыжая" - подумал Алекс.

Но это было еще не все. Все это вокруг него - еще не все.

Алекс достал из нижнего ящика стола мобильный телефон, которым пользовался очень редко. Был у него еще один, но тот - для обычных разговоров.

Алекс несколько раз подряд набирал длинный-длинный номер, и сумел все-таки дозвониться.

- Добрый вечер, - ответила Анна. Слышались детские голоса.

- Добрый, - сказал Алекс. - У вас сейчас вечер?

- Нет, это у вас вечер, так ведь?

- Нет, у нас еще не вечер, - сказал Алекс.

- Каждый раз разница во времени иная, - сказала Анна.

- Разные часовые пояса, - сказал Алекс. - Между нами разное время каждый день. А так-то - одинаково большое.

- Очень большая разница, - согласилась Анна. - Если по годам.

- Ты ушла от меня, - сказал Алекс. - Ушла в другую жизнь. В будущее.

- Жизнь всегда непроста, а мы с тобой еще больше усложняли ее.

- Ко мне приходили двое, задавали вопросы. Странные вопросы. И про тебя спросили.

- Что ты ответил? - сказала Анна, а ребенок рядом с ней рассмеялся. Это был внук Алекса, но сам Алекс догадался об этом потом.

- Правду. Я на самом деле почти ничего не знаю о тебе. Ты - в будущем. У тебя уже внуки. А ты, что ты можешь сказать?

- Почти ничего. Связь и так ненадежная. И я не могу нарушить объективные законы. Нарушить ход времени. Это ты можешь... У нас дожди сейчас, вот что я скажу.

- У нас тоже начинается, - сказал Алекс. - Подожди, значит... раз мы с тобой разговариваем... значит, контакт с инопланетянами уже был. Для тебя - был.

- Мы сами себе инопланетяне, - сказала Анна, и разговор тут же прервался. Наверное, то, что она сказала - было лишним. То есть, не лишним, а необходимым, важным, но не попадающим в рамки тех самых объективных законов.

Дождь у инопланетян тоже мокрый. Значит, можно попробовать.

Алекс повертел телефон, положил его в нижний ящик, но снова достал. Он захотел позвонить отцу, который умер двадцать лет назад - но тот никогда не отвечал, слышались только длинные гудки.

Недавно им все же удалось поговорить. Отец, улыбаясь - улыбку же можно услышать - сказал: "Нет, мы не можем изменить прошлое, даже если на самом деле хотим изменить будущее, чтобы оно стало наконец прекрасным. Но ты, в настоящем..."

Связь прервалась, что ли?

- Как ты живешь? - крикнул Алекс.

- Я люблю тебя, - сказал отец. - Сейчас я вижу тебя маленьким, лет пяти-шести, но когда ты вырастешь, я тоже буду любить тебя, и даже когда меня не будет - буду.

Алекс вспомнил, что когда-то отец подарил ему игрушечного кролика. У того были громадные уши, просто невероятные. А что еще тогда было, до подарка и после? Алекс пытался вспомнить все детали.

Другой, обычный телефон, зазвонил громко и резко.

- Машину в аэропорт заказывали?

- Да, - сказал Алекс. - Да.




© Михаил Рабинович, 2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021.
Орфография и пунктуация авторские.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]