[Оглавление]




ПОВТОРЕНИЕ СЛОВ


Подвальная кошка - гарант стабильности
И Люксембург имеет значение
Кофе без сливок
Ветки - ветки
Утро - утро
А зачем...


Подвальная кошка - гарант стабильности

Каждый вечер я выношу мусор и встречаю в лифте соседей. Мы успеваем обсудить погоду, пока лифт опускается в подвал.

Там, возле мусорных баков, нас ждет кошка. А может быть, и не ждет - но разговор переходит на нее. Все соседи относятся к кошке доброжелательно, но с иронией. Умом подвальная кошка не блещет, красотой, в классическом понимании этого слова - тоже; но, выбрасывая накопившийся за день мусор. приятно все же увидеть ее недоуменное лицо: что, мол, собственно, здесь происходит? Шутливо, не по-настоящему, объединившись против кошки, обсудив ее недостатки и взглянув на нее на прощанье с невольной нежностью, мы возвращаемся наверх, чтобы накопить новый мусор для следующей с ней встречи.

Это незамысловатое мероприятие повторяется и повторяется - и вносит известное спокойствие. легкую монотонность в наше сумбурное и шумное время. Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему, гарант мира и стабильности, а не самозваные или самозванно избранные политики. Никто из соседей ни разу не поругался друг с другом в присутствии этой кошки. В других местах - да, бывает; я и сам, к сожалению участвовал в слишком азартных спорах, - но не здесь...

Все таки она удивительная, эта кошка. Свою работу знает - гарант, ну, не судоку же ей решать. Вот таких кошек и надо посылать в места напряженного скопления людей. Аккуратно достать из подвала, посадить в машину с хорошими рессорами, чтобы кошка не сваливалась на поворотах с сиденья, и привести на поле, которое грозит стать полем брани. Тогда один из генералов или разведчиков, потрогает кошку прикладом и скажет: "У, морда кошачья. Пушистая, сволочь". А с другой стороны, встречный президент ответит "Вот сука!" - то ли с юмором. то ли для будущей избирательной компании. И ножом разрежет что-нибудь поесть. Они тоже, с двух сторон, объединятся против глупой кошки, забыв про свои глупости.

Ладно, что-то я размечтался. Уже вечер. Пора выносить мусор.



И Люксембург имеет значение

Когда мне позвонили из Индийской посреднической фирмы с предложением попробовать себя в качестве посла США в Люксембурге, то я не очень удивился. Я как раз ищу новую работу, и поэтому поместил свое резюме на общедоступный сайт в Интернете. Понятно, что я, как любой другой в таких случаях, несколько преувеличил свои достоинства и квалификацию.

С другой стороны, в наш век глобализации не так уж важно, где находится человек, принимающий вас на работу. Выпускница любого колледжа в Калькутте или Санжее может справиться с гораздо более сложными задачами. чем эта: где надо сравнить колонки "навыки" двух документов, особенно если у посредников прямой контакт с заказчиком.

К тому же Люксембург не такая уж большая страна, и степень влияния ее на мировые судьбы допускает возможность ошибок. Вооруженные силы ее ограничены и состоят из Министра обороны и его пограничного пса Алого.

Если я - или любой другой посол - скажу какую-нибудь наглую глупость, то это не попадет даже в прайм тайм телевизионного канала с трехзначным номером. Ну, вызовут меня для объяснений в Королевский дворец (хотя - нет, в Люксембурге же не монархия, надо будет все же до работы почитать Википедию), ну, вызовут в Главный штаб, нахмурят брови согласно протоколу - но потом, в неофициальной части теплого, пасмурного вечера на берегу озера От-Сюр, под пиво, вопрос решится сам собой. Примерно это - только другими, совсем противоположными словами и говорил я своей телефонной собеседнице, отвечая на вопрос, как я решаю производственные проблемы.

В своем резюме я мельком, но упомянул все же о литературных способностях, - и это, оказывается, заинтересовало посредников с их двумя колонками. В середине прошлого века, как выяснилось, послом в Люксембурге была известная певица. Тоже деятель культуры! То есть, известной она стал именно там, когда, моя окно здания посольства, напевала песенку из кинофильма "Семь грешников". Внизу собралась толпа из семи человек - огромная, по местным меркам. В результате ей предложили выступить в Пaрке де Мерл-Белайр, где она появилась, правда, лишь в качестве зрителя.

Почасовую оплату мне, конечно, предложили небольшую. Не знаю, соглашусь ли. Впрочем, меня еще и для собеседования к заказчику не вызвали. Телефонный голос у женщины из-под Калькутты или Санжея был приятным, наверное, и она тоже хорошо поет. В трубке слышались приглушенные деловые голоса, детский плач. Когда плач усилился - думаю, пришло время обеда - женщина поторопилась закончить разговор со мной. Получит ли она комиссионные? Люксембург, на самом деле - герцогство, не так уж я был и неправ. А ведь есть еще Лихтенштейн, Андорра, Сан-Марино...



Кофе без сливок

У Алондры первый и навсегда бывший муж женился третий раз, совсем уж неудачно, и рвет на себе волосы - по свидетельству очевидцев.

У Малайи ребенок разбил вазу, очень ценную - стоит почти ничего, несколько песо, но она была когда-то украдена из знаменитой филиппинской тюрьмы, где заключенные в определенное время танцуют, это разрешается, за это даже могут чуть-чуть скостить срок - если попадаешь в такт музыке.

Лидия переживает за свою несчастную родину, но не забывает здесь кормить уличного кота.

Животных надо любить и жалеть, - соглашаются все трое.

Алондра, Малайа и Лидия пьют мартини, плачут почему-то. Людей надо уважать.

Вазу не жалко, плачет Малайя.

Так ему и надо, плачет Алондра.

Несчастная родина, плачет Лидия.

К Алондре сегодня в поезде приставал человек - она красивая - по-хорошему приставал: в синем строгом костюме и синем галстуке, по-хорошему, смеется Алондра.

Муж Малайи - ласковый и бестолковый, он приходит домой и смотрит на кактус. Вместо телевизора, смеется Малайя.

Лидия кормит кота, а тот - сыт, но говорит "мало", - смеется Лидия, пытаясь объяснить игру слов, теряющуюся в переводе.

У того, в синем костюме, была расстегнута ширинка, смеется Алондра.

Три женщины сидят в кафе, разговаривают. Свет падает на них, и тени мелькают, и вино выпито - но будет выпито еще. Они громко смеются, кричат, танцуют тоже в такт музыке. Успокаиваются, снова садятся за столик.

У Алондры мама бывшего мужа купила дорогую машину, - правда, за треть цены, по свидетельству очевидцев.

Лидия переживает за свою несчастную страну, - а ведь сколько там полезных ископаемых, да и читают там много, но они не связаны друг с другом, ископаемые-то.

Малайя видела инопланетян - не только их летательный аппарат, но и их самих, в профиль и анфас.

Они пьют мартини, смеются над ненужной машиной, ненужными ископаемыми, никому не нужными инопланетянами. Никто никому не нужен.

В кои-то веки они собрались вместе, а когда-то виделись каждый день - на работе. Но сейчас там никого не осталось.

Алондра забудет своего бывшего мужа, уже забыла. Забыла. Сейчас вот выйдет на улицу, а вернется не одна - с кем-нибудь достойным.

Лидия не может понять свою несчастную родину, но коты и там есть, котов она понимает.

Малайя помогает мужу преодолеть временную депрессию. Она переставила кактус в хорошее место, к телевизору. Теперь они оба смотрят в одну сторону. Раньше на телевизоре стояла ваза.

Официант подходит к ним, уважительно наклонив голову. Они замечают это - уважение, - заказывают кофе.



Ветки - ветки

Она ходит быстро, почти бежит. Ходит быстро - для своего возраста. Хотя о возрасте ее можно забыть - просто быстро. Быстро.

Быстро время летит, понимает она. Люди говорят какие-то важные фразы, не то чтобы не понимая их, а просто не чувствуя, понимая только слова этих фраз, но не больше.. Как бы услышав со стороны и повторив. А потом проходит время, да, потом понимают: да, летит. Проходит.

Когда они не рядом, она думает о нем, боится, звонит ему. Боится. Боится, что он скажет что-то необычное, нелепое, жалкое - будто переступит черту, которая отделяет его не только от всего мира, но и от нее; боится, что это уже будет не он; боится его мыслей и слов - будущих.

Она ходит быстро. Быстро. Она вообще молодец, говорят все - и, главное, дети их так говорят. Только привычка повторять слова усугубилась с возрастом. Повторять слова - дважды, даже трижды. Дважды, трижды. Вот за него она боится. Было, было: он не узнал внука, забыл про него. Было. Но потом сразу вспомнил. Время летит.

Вместе - они идут медленно, по парку. Здесь тихо. В озере плавают красивые рыбки - красные и синие, будто ненастоящие. Но они настоящие. Она боится, она смотрит на него. Они вместе смотрят на рыбок. В озере отражаются ветки деревьев. Много лет назад они смотрели в озеро, и ветки деревьев были такими же. Те же ветки. Те же. Тогда она не боялась его слов. Она смотрит на него. "Я тебя люблю", - говорит он.



Утро - утро

Молодая женщина сидит в центре, ругается-объясняет, ругается-защищается, ругается-ругается - по телефону. Она сидит на единственном стуле за единственном здесь столиком, ругается-плачет.

Другая - стоит, хочет выиграть что-то в лотерею, уже и два билета здесь купила, один проверила - неудачный. Она застыла в напряжении - сейчас проверит второй билет.

Двое у входа наливают себе кофе - горячий, над ним - исчезающий пар. Двoе нальют кофе и уйдут, деловые. А, может быть, и останутся на время, но не сядут: единственный стул занят женщиной с телефоном-телефоном.

Двое морщатся, сосредоточенные: надо не опоздать на работу - метро рядом - но и налить кофе тоже надо. Кофе - теплый, двое греют руки, но уже не здеcь они - вышли.

Хозяин этого заведения смотрит по сторонам: на женщину, на другую, вслед тем двоим, а вот еще подошли - выбирают чипсы, сок, а газеты хватают не глядя. Ребенок хнычет.

Хозяин - ответственный человек: мягко советует кому как развернуться, куда пройти, чтобы всем было удобно, что делать с телефоном, чтобы всем удобно было, хотя бы в пределах этого маленького заведения.

Второй билет тоже оказывается неудачным.

Когда-то хозяин был маленьким, жил в Аруначал-Прадеш и хотел стать клоуном. Однажды к ним в деревню приехал цирк-шапито, все пошли смотреть, клоун падал, говорил глупости, и все смеялись.



А зачем...

Двое в метро разговаривали, пытаясь решить возникшую у них проблему - то есть, один из них предлагал какое-то, пусть частичное, решение, а второй это решение отклонял - при помощи иронии или энергичными жестами.

- Хомяка можно купить...

- Да он гадить будет.

- В библиотеку зайти...

- Да там же книги.

- Измерим расстояние...

- Да линейка ведь стерлась.

- Посоветуемся с Брифманом-Бердымухамедовым...

- Да он же рыжий.

- Всех людей можно разделить, - тихо сказал другой пассажир совсем другому, четвертому, - можно разделить на тех, кто пытается что-то сделать и тех, кто видит, что это бесполезно по крайней мере в экзистенциональном смысле. Причем и те, и другие так же часто ошибаются, как и поступают мудро.

- Вот оно что, - сказал четвертый, - вот оно что... А зачем?

- Что - зачем?

- Зачем людей делить? Да, можно - на тех, кто любит подогретые бублики с маком, и тех, кто их не любит - но зачем разделять?

- На тех, кто идет под дождем без зонта и тех, кто с зонтом без дождя... - сказал третий пассажир.

- А зачем? - четвертый повторил зарождающийся припев.

- Кто уснул в тишине и на тех, кто проснулся усталый...

- А зачем?

- Кто известен стране, и на тех, кто живет сериалом...

- А зачем? А зачем?

-...Кто в политике скачет, чьи глаза так лукавы как лук и на тех, чья удача - если в радио выключен звук...

- А зачем? А зачем?

-...У кого злые мысли и курчавые гроздья волос, и того, кто стал лысым и смеется всем телом до слез.

- А зачем? А зачем?

-... Или там форма носа, очертания там ягодиц - чтоб делить без вопросов тоже могут вполне пригоди...

-...ться, - не уместившееся в предыдущую строчку добавил четвертый пассажир. - А зачем? А зачем?

- Шубу можно сшить... - снова стала слышна беседа первых двух.

- Да моль заведется.

- А зачем? А зачем?

- Что-то мы глупости говорим, - вдруг сказал кто-то из них.

- Так это он перестал в метро ездить и придумывает теперь про нас, придумывает.

Все четверо посмотрели на меня, но я сделал вид, что они меня не заметили.




© Михаил Рабинович, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.
Орфография и пунктуация авторские.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]