[Оглавление]



МУЗЫКА  ПЕПЛА


 



* * *

вспоминай - на миг, а значит - вечность,
изо всех - отпущенных и встречных,
изо всех - вещей, таких конечных,
изо всех - неведомых дорог;
вспоминай не голос - смутный отклик,
голоса утонут и умолкнут,
(так от ливня ветры грузно мокли,
так под ветром хоронил нас Бог).

вспоминай - как малую подробность,
этот отклик, музыке подобный,
знаешь, он на миг к тебе подобран,
всех имён разгадывая след;
вспоминай - не речи очевидцев,
не реальность ту - в чертах и лицах,
пусть же вся исходность будет длиться
только тем мгновением - в ответ.

помни же - в чертогах звёзд и хлеба
каменеют ангелы и склепы,
помни же - однажды станем слепы,
(о, кого коснёмся в доме снов?)
видит Бог, далёкий - вечный - ближний,
к краю край - так жизнь подходит к жизни,
только отклик - до'неба в ней слышно,
только зов.

_^_




* * *

на расстоянии руки
(где выбор - жест) листва и лица...
мне звёзды слишком высоки,
чтоб я могла на них молиться.

я оживаю у свечи.
я ожидаю только смертных.
кусочек воска, с нимбом светлым,
так остро пальцы горячит.

музЫка пепла, исполать!
ты - на дорогах и в конвертах.
спасибо, бог, что нежность - в смертных.
и смерти велено желать.

_^_




* * *

я стою у осенних ракит.
подбери меня с листьями, боже.
мне б коснуться реки, как руки,
и тебя не искать, не тревожить.

дай уплыть по туманной воде
мне в ракитовой узенькой лодке, -
где цветут свиристели, и где
голубее пыльца зимородков.

_^_




* * *

о, расскажи мне обо всём
дрожащем - до прожилок божьих:
о райских листьях под дождём,
о птичьих горлах обожжённых,
о мудрой музыке камней,
вошедшей в ветреные реки,
о всеприсутствии теней
и ничего - о человеке.

_^_




* * *

весь сумрак музыки густой садами роздан.
июль, постой, ещё постой, в траве и в звёздах,
фигуркой птичьей - на виду, почти стеклянной,
пусть бьётся время на ветру - как дым кальяна.
июль, июль, просторно быть листвой альковной,
вот развенчал свои шипы король-шиповник,
и между чувствами легки, невинны узы,
и нет свиданий - у реки зелёных музык.
зачем нам дом, зачем нам храм, на что нам гости?
июль, июль... но кто же там - осенней тростью,
ступив на левый край воды, цветы рисует? -
постой постой, не заводи игру простую.
о, эта странная игра, мираж постылый -
как будто осень никогда не уходила.

_^_




* * *

как ветер дорайский,
как след
дозаветный,
Незримое будто
проходит сквозь свет,
раздвигая
его соловьиные ветви,
где листья -
из сумрака звука взошли;
о, Невыразимость,
смотри,
как шелковый талас -
из льющихся сот тишины,
окутал Незримое.
в расщелине сада
исчезла
придонной реки невесомость,
но снежная бездна
и нежная бездна
стоят
над водою
бессонной.

_^_




* * *

они умрут в какую-то из зим,
прорисовав стеклянные печали,
их белый будет звук невыразим,
как нежность, что когда-то источали.
но даже если весь цветочный прах
тебе удастся упокоить в книгу,
они умрут с пчелою на губах
и золотистой бабочкой настигнут.

_^_



© Ананда Риц, 2013-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2021.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]