[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ВИРТУАЛ

Из рассказиков деда Грини



Уверяю вас, именно он был первым.

Нет, я знаю, что во всех четырех версиях Всемирной энциклопедии официальным Первопроходцем виреала числится Джулиан Колдрекс, который в далеком девятом году подключил все системы собственного организма к спроектированной им же системе РЖС. С тех пор много воды утекло, да. И теперь только ленивый не бросается время от времени в пучину параллельных миров. Или когда жизнь достанет по самое некуда, или же когда наоборот - существовать становится скучно до безобразия. Но глобальный протокол интерсети в соответствии с рекомендацией Х201.7 единовременно предоставляет абоненту пакет регенерации жизненных сил длительностью не более пяти с половиной эталонных гринвичских часов. А полиция нет-нравов (шутники обзывают ее "безнравственной") придирчиво следит, чтобы, по крайней мере, у нас в реджионе выполнялся Федеральный закон о минимальном перерыве между виреальными путешествиями. Правда, за пять-то часов в виреале можно прожить и сто жизней в ста мирах, зато есть гарантия, что человек вернется к земной юдоли хотя бы к концу рабочего дня. И назавтра с утра снова не бросит службу.

Только лишь для Джулиана сделано исключение, но это и понятно. До настоящего времени лучшие умы планеты так и не додумались, как же все-таки вывести эту киберсистему из устойчивого равновесия. Румяные щеки Колдрекса вот уже четверть века виднеются из-под шлема, в котором он по-прежнему сидит, вцепившись в джойстик. И изредка тычет пальцем в древнее сенсорное устройство ввода символьной информации. А где при этом бродит его сознание, какие новые идеи рождаются с его подачи в виреале, не знает никто. Возможно, он когда-нибудь и явится нам новым богом из машины. Пока же в Массачусетском технологическом в лабораторию кафедры 42 уже несколько лет водят экскурсантов, выручая немалые деньги. Только все это, скажу я вам, надувательство. Ибо я знал действительно Первого.

Это было еще до того, как я сам впервые пересек границу между двумя реальностями. Я ведь рассказывал эту историю. О покушении на диктатора, о взрыве гранаты, давшем мне энергию для активации шишковидной железы. Нет? Непременно расскажу об этом в другой раз. А сейчас замечу только, что тот, Первый, не имел никакого понятия ни о пране, ни о Мер-Ка-Ба. И только врожденная интуиция да полное самоотречение позволили ему впервые в истории осознанно путешествовать по реальностям, задействуя не энергетический тетраэдр, а возможности Всемирной паутины. Именно он увидел сущность виреала и сумел слить с ним собственную сущность. Без помощи этих идиотских розеток. Да.




Кстати. Когда заканчивается ваш минимальный перерыв? Сознайтесь, что тут же броситесь к домашнему виртуализатору. Попробуйте тогда выбрать корень "Галактика", пошарьте в хоумпэйдже - непременно отыщете уровень с мало популярным титлом Земля. Задайте степень ограничения пространства равную трем, по линкам погрузитесь до временной эпохи ХХ, ну, а если повезет с незанятым поисковиком, то сумеете локализоваться в реджионе, именуемом Russia. Это УРЛ-репер моей реальной родины. Сейчас, среди бесконечного множества наведенных реальностей и виреальных миров даже представить себе трудно, что данный мир во временных и пространственных координатах находится совсем рядом с нынешним нашим. И что когда-то где-то именно там и случилась эта правдивая история.




Первого звали Вовчик. Фамилию его (был раньше такой идентификатор - допотопный аналог уникального ай-пи) за давностью лет я запамятовал. Что-то связанное со старинными разъединенными религиями. Борисоглебский, кажется. Или Иерусалимский. Неважно. Теперь его вряд ли кто вспомнит.

Вообще, мало кто помнит те времена, когда ценность жизни измерялась не дайлапами, а так называемыми деньгами. Даже среди ученых немало путаницы на сей счет. Некоторые наивно полагают, что первые строки классического стихотворения "Собаке Качалова" в оригинале выглядели так: "Дайлапу, Джим, на счастье мне...". И, основываясь на этой весьма сомнительной посылке, уверяют, что Эра сети началась на титле Земля в первой четверти эпохи ХХ. Полная ахинея, уверяю вас. Но, простите, я ведь начал про Вовчика.




Поначалу мы вместе учились в институте. Изучали мастодонтов, именуемых ЭВМ - предков нынешних "сишек". Уже тогда Вовчик проявил себя настырным до безобразия. Целеустремленности у него хватало на всю остальную учебную группу, и уж если он за что-то брался...

К концу третьего курса он подал около сорока заявок и получил с десяток положительных решений. Мы все над ним тогда похохатывали, поскольку прекрасно знали, как изобретается любое такое изобретение. Спроектировал передовой НИИ, допустим, сдвиговый регистр, рабочий цикл которого равен восьми машинным тактам. Идиоту ясно, что ежели убрать невесть откуда взявшийся в схеме триггер, а синхросигнал подать сразу на Y-вход следующего, то скорость работы регистра возрастет вдвое. Элементарно, Ватсон! Но Вовчик ухитрялся написать четыре заявы, в каждой из которых поочередно убирал по такту с помощью жутких ухищрений. В итоге он, естественно, вычеркивал-таки лишний триггер, записывая на лицевой счет четыре изобретения.

Если честно, то мы не просто над ним насмехались. Мы его недолюбливали и даже презирали. Еще бы. Ведь не могли мы размениваться на подобные мелочи, ведь каждый из нас надеялся изобрести та-а-а-кое...

Вовчик к концу учебы имел звание заслуженного изобретателя. Больше никто из нашей группы никогда ничего не изобрел...




Потом наши пути разошлись. Спустя десять лет на полках книжных магазинов я стал встречать учебные пособия с Вовкиной фамилией. Написаны они были грамотно и довольно забавно. Но серьезным автором я считать его не мог, поскольку прекрасно себе представлял, как именно он пишет. И из какой такой документации срисованы сведения, которые он популяризировал. Уверен, что точно так же воспринимали его все однокашники.

Вовчик за несколько лет выпустил полтора десятка технических бестселлеров. Ни одной другого знакомого имени я ни разу не встретил на обложках книг.




Через двадцать лет после выпуска мы с ним сблизились. До приятельских отношений. Он тогда только увлекся Интернетом. Забросил изобретательство, отложил перо, глубоко изучил вопрос, прикинул выгоду, наметил план. И стал владельцем нескольких полуподпольных порносайтов. Сейчас это кажется смешным. Нырнув в виреал, любой прыщавый подросток пубертатного периода может отыметь целый гарем популярнейших во всех параллельных мирах моделей, снимая таким образом сексуальное напряжение. И вернуться в базовую реальность нормальным человеком. Тогда же подобные занятия не одобрялись моралью. И как все, не одобряемое моралью, приносили немалый доход.

Вочик, впрочем, всегда был неравнодушен к обнаженной натуре даже безотносительно презренных дайлапов. Простите, денег, конечно. Неоднократно он и я совершали, например, совместные походы в баню к нудистам. Вам не доводилось слышать и эту историю? Тогда вы не представляете отличия реальной распаренной женской плоти, которая абсолютно от вас независима, к сожалению, от доступного и тем пресного наслаждения виреальными красавицами. Представьте на миг пышущую здоровьем голую красную бабу, улегшуюся на полок. Она запрокинула лицо, раскинула груди и раздвинула ноги. И лишь ладонью прикрывает пушистое место, вероятно затем, чтоб туда не провалился веник, которым ее охаживает взмокший от усилий мужичонка.... О, баня, несомненно, достойна целого романа! Да, а я, кажется, опять отвлекся.




Итак, Вовчик всерьез увлекся сетью. Подзаработав деньжат на виртуальном сексе, он абсолютно перестал заботиться о хлебе насущном. Ему не было нужды вскакивать утром ни свет, ни заря и трястись почти час в подземке, добираясь до работы. Оказалось, что, имея средства, не обязательно также и бегать вечером по магазинам, выискивая продукты подешевле. Поначалу он с семейством ужинал в ресторанах, но затем, чтобы поменьше отрываться от "сишки", стал заказывать еду на дом.

Да, теперь ему не было нужды вздрагивать поутру от трелей будильника. Но он сам, укладываясь в постель далеко заполночь, открывал глаза до рассвета и садился за клавиатуру. Мне его Ритка жаловалась, что муж совсем забыл про семью. Я ее утешал, как умел. Но сейчас не об этом. Наши с Вовкой походы в баню да встречи за пивной кружкой становились все реже. А потом вовсе прекратились.

Звонить Вовчик тоже перестал, хотя письма по электронной почте приходили регулярно. В них он взахлеб рассказывал о той настоящей жизни, которая бурлит в Сети. Там, оказывается, можно жить, работать, творить, дружить и любить. Трудно себе представить, что были времена, когда люди сомневались в очевидном...

Но потом в его посланиях стали проскальзывать явные признаки помешательства. Он уверял, что виртуальный мир, даже не мир, а миры, множество миров, куда реальнее того, в котором мы обитаем. Что там иное течение времени, которое к тому же поддается регулированию. Что он научился строить свои Вселенные, и это умение помогло ему понять суть реального мироздания. Что теперь дух его вышел даже за пределы Сети, и во всем макрокосме нет для него недоступных мест. Это продолжалось почти полгода. В каждом его письме я понимал все меньше, зато окончательно уверился, что крыша у нашего гения все-таки поехала. Ну, не век же ему добиваться успехов в любом деле. И я не ответил на последний мессэдж, в котором он приглашал меня на судьбоносную виртуальную встречу на собственном сайте "Бэст рашен герлз", обещая приобщить к бессмертию.




А назавтра позвонила уже полузабытая Ритка. Всхлипывая в трубку, извинилась, что не могла сообщить сразу, поскольку потеряла телефонный номер. И пригласила помянуть мужа. Девять дней назад он скончался от нервного и физического истощения прямо перед экраном собственного компьютера...

Над свежей еще могилой богатая вдова рыдала у меня на плече. А я мучительно соображал, какой шутник прислал мне утром выговор за то, что я не явился на встречу, обозвал полным кретином и отказался впредь иметь со мной какие-либо дела...




Уже четверть века стоит на Южном кладбище скромный обелиск. Однако, зная Вовчика, я убежден, что он снова всех надул. Что этот засранец до сих пор неприкаянным призраком бродит по виреалу. Он с надеждой всматривается в любого новичка, надеясь отыскать родственную душу. Но, увы, сознание в очередной раз побито материей. Видно, судьба цивилизации нашей такова, что верх всегда суждено брать ленивым духом тварям. Вместо того, чтобы совершенствовать себя, достигая немыслимых божественных высот, вместо того, чтобы стать творцами собственной реальности, люди находят всевозможные технологические лазейки, позволяющие им без усилий выбирать понравившийся виреал.

Знаете, ведь и у меня была возможность. Да. Я за мгновение до гибели в первой своей реальности сумел сдвинуть границу собственной вселенной за недоступные ранее пределы. В итоге, я живой и здоровый объявился в нашем базовом реале. И если бы не мерзкое изобретение Колдрекса, кто знает, какие бы еще миры создал я силой собственной Мер-Ка-Ба. Увы, слаб человек, и посредством прогресса мы вновь обращаемся в иванов, не помнящих родства. В уродов, теряющих изначально данные способности. А получаем взамен иллюзию....




Простите, однако. Через шесть минут истекает гринвичская неделя с момента моего последнего погружения. И я не хочу терять ни секунды. Черт бы побрал всех федералов вместе с этими неподкупными ребятами из нет-нравов!..

Теперь мне надо поудобнее откинуться в кресле виртуализатора, левую руку положить на виверньер, а правой ладонью коснуться светящегося пятна на подлокотнике - розетки РЖС.

Поехали!..



© Геннадий Рябов, 2001-2019.
© Сетевая Словесность, 2001-2019.





(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]