[Оглавление]


[...читать полную версию...]


А  ИНАЧЕ  -  БОГ




* * *

Гул аэропорта, сквозь пальцы просеянный
Цветными минутами ожидания.
Надо же: сброшены маски времени,
И, сгорбившись, выползает на взлётную полосу лайнер.
Сейчас он вздрогнет, расправит крылья, обнимет небо и улетит в Китай -
В Пекин. Или в Африку -
Тонкую талию целовать,
Чёрного оникса тёмную кожу
Губами испытывать.
Как это всё не похоже
На танцы обыденности.

_^_




* * *

Подслушивая разговоры цветов,
Мне улыбался чёрный
В рыжих лохмотьях болотных.
Лоскутного дыма кольца
Он ловко ловил и прятал
Шмелей в глубоких карманах,
Где они сонно жужжали
О бесконечности лета.
Так начиналась осень.

_^_




* * *

Плоть моря от плоти - причмокнуть губами и пить,
И плыть, рассекая полипы пространственных уз,
Седых ламинарий и бурых медуз
И бледную сеть голубых полушарий.
Ножами кромсать липкий ветер тоски
И гроздья отгадок наощупь нашарить.
И сорок ночей проплывут миражами,
Как старое фото,
Как грубый эскиз.

_^_




* * *

Мы проживаем время.
Мы пережёвываем время.
В подъездах, метро и квартирах,
За чашкой чая,
На скачках и в тирах,
В вагонах трамваев,
Листвой облетая.
Но: сто переходов
От счастья к разлуке -
Забыть старый круг,
Заскользить в новом круге.
Но: взлёты, паденья,
И, может быть, даже
Достойны стеклянных
Витрин Эрмитажа.
Мы можем быть песней,
Мы можем быть ядом,
Мы можем быть вместе,
Мы можем быть рядом.
Мы можем не быть -
Оправдают и это,
Мы спрячемся в тень.
Но: мы ищем ответы.
Нам многое близко, и кажется
Ночью решенья вопросов
Немного короче.
Немного честнее.
И время - не птица,
А просто пометки
На чистых страницах,
Где весь легион
Ожидающих славы
И жаждущих лавров
Почиет устало.
А все остальные
Предстанут пред небом,
Крещеные духом,
Вскормленные хлебом.

_^_




* * *

Это города моего нервы -
В окнах и улицах -
Первый
Розовый луч. Вдоль тротуаров лёг
Нервный,
Слишком тяжёлый утром машин поток.
Верно -
Столько нельзя не-жить-не-ходить
Вдоль самых близких дорог.
Где вы?
Резкий, как ветер, близкий, как крик, гудок.
Верь мне -
Это ещё не порог.

_^_




* * *

Я разглядывал мир сквозь призму
Душной испанской осени.
Я на ней рисовал
Красные листья смерти.
Я узнавал пейзажи
Скучные, как бирюза,
Я закрывал все двери
И на воду спускал корабли -
Я отплывал в Америку:
Древний зелёный рай,
Хрупкое царство солнца,
Змей и членистоногих.
И мне не казалось странным,
Что диск земной неподвижен,
Что только желанья и воля,
Случайные блестки невежества
Способны вести нас к цели,
А все остальное - слова,
И скучная пена будней,
И красные листья смерти.

_^_




* * *

Пахло воском и ладаном,
А с улицы - пылью и падалью,
И падали рыжие звёзды,
Дрожали зябкие плечи,
А вечер брал перекрёстки,
Вытягиваясь навстречу.

И мимо церквей и окон
Плыла, нарядившись дымом,
Невидимая повозка
Отчаянных пилигримов.

И хрупкое стало камнем,
И запахи были сталью,
Пока скрипели колёса
По набережным и подворотням,
И счастье пришло сегодня
Размерянным и белёсым.

_^_




* * *

Дождь пришёл, и ветер пришёл,
И сразу стало всем хорошо
Ведь знают даже крысы и дети,
Как хорошо, когда дует ветер.

Когда вгрызается в сердце зубами,
И даже шорох как будто камень,
И пляшет, и плачет, и шепчет осень
Пожары клёнов и сказки сосен.

И мокнет ночь за закрытой дверью,
И виснет чёрным бельём постельным
На мокрых снах облепих и вишен:
Кричи, не кричи - никто не услышит.

Так мысли пронзительны и бесполезны
Тебя околдуют ржавым железом;
Ты будешь счастлив, слушая ветер,
Как счастливы только крысы и дети...

_^_




* * *

Рыбы - всего лишь рабы
Сетей -
Теней полнолуния в мутной воде -
Вплетённые между "всегда" и "нигде".
Как дети играют на солнечном ветре,
Так рыбы отчётливо-верно находят свою глубину
И дальше себя никогда не заходят...
Но:
Ночь соловьями освистана насмерть,
Слепая луна освещает пространство,
И в этот момент даже рыбы - как камень.
Их тайные тропы становятся снами,
Пророками судеб, скоплением знаний,
Упрямо стремящихся вверх.

_^_




* * *

Я недавно узнал,
Что птицы - обломки скал,
Обрывки волны и ветра,
Что звери - мышцы земли,
Что змеями километры
В Азию утекли.

Что так бесхитростно-грозно
Величие микрокосма,
И звёзды поют ночами,
И им подпевает воздух.

И стоило улыбаться
Деревьям
И одичало -
Как будто вокруг безухи:
От лебедя до старухи -
Всё начинать сначала.

_^_




* * *

Плачьте.
По скрипке разбитой,
Обломками света раздавленной,
Плачьте.
Мальчик, солнце играющий,
Прячет
Первой улыбки розовый росчерк.
Ночью
Слова себе не равны и себя не значат
И ароматы тоньше.
Вечер
Опустится пыльной пеной
И забежит погреться
К сотням каминов, растопленных верой
Сердца.
Плачьте, скрипичным ключом искалечены,
Сжав в кулаках города и сажу.
Плачет обманутых губ двуречье
У Эрмитажа.

_^_




* * *

Молитвы далёкого юга -
Симфонии жизни легка,
И мы не теряем друг друга,
Покуда вода глубока.

Пока еще вздыблены реки
Печатью весенних мерил,
И льется, и каплет на веки
Берёзовый сок из чернил.

О, боги пустых полустанков,
Архангелы ищущих труб -
Слова выпадают подранком
С насмешливо пляшущих губ.

И снова уже закружила,
И стерла мгновений отсчёт,
Все та же бессмертная сила,
Пока не внесённая в счет.

Пока еще светит и пляшет
В стремительном жесте руки
Безмолвная исповедь наша -
Неспетые наши стихи.

_^_




* * *

А иначе - тлен
И дороги нет,
Событийный плен
И похмельный бред.

А иначе - пыль,
А иначе - рок
И высокий стиль,
А иначе - Бог.

_^_



© Сергей Саложин, 2018-2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018-2019.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]