[Оглавление]



ДОРОГА  ИЗ  РИМА


 



СВЕРЧОК

        Ольге Гришиной

Я здесь, за печкой. Но молчу.
Сегодня день не мой.
К чему тягаться усачу
С трескучею зимой?

Я в щель забился, где мои
Сокрыты закрома,
Не лезу в мантию судьи
И не схожу с ума.

Я не колдун, не чародей,
Печаль моя светла;
Я вижу все дела людей
Из этого угла,

Что нитки спутаны в клубок
И связаны в узлы...
Я знаю правду назубок,
Хоть прячусь от метлы.

Маши, маши своей иглой,
Блестит слеза, блестит...
Да я прощу-то. Я не злой.
Пускай зима простит.

_^_




ОБ  ИСЧИСЛЕНИИ  ЗВЁЗД

"Сто... двести... триста тридцать... восемьсот..."
Но звёзды закружились в чехарде,
И вновь со счёту сбился звездочёт -
Примерно на двухтысячной звезде.

Звезда попалась, видимо, седьмой,
А может быть, восьмой величины;
К тому же звёзды нынешней зимой
И те, что ярче, не всегда видны.

И звездочёт печально морщит лоб,
Утерянной звезды не отыскав,
Меняет на павлинов телескоп
И калькулятор убирает в шкаф.

Ни вслух не сосчитаешь, ни в уме,
Доныне не учтён небесный фонд,
А звёзды разбредаются во тьме
И прячутся за близкий горизонт.

Они сидеть не любят взаперти,
Чуть не досмотришь - простывает след...
Придётся счёт им снова повести,
Как только соберутся на обед.

_^_




ТЁМНАЯ  ВОДА

Борзые разбитные ревизоры
Ведут, покрыв бумагами столы,
Подсчёт несчастий в ящике Пандоры
И ангелов - на кончике иглы;

Горбатятся, застыв над письменами,
Над скомканным листом черновика...
Темна вода во облацех над нами -
Темна и бесконечно глубока.

Зайдёшь в ларёк, возьмёшь полфунта лиха
В потёртую дырявую суму...
А рыба в тёмных водах ходит тихо
И в руки не даётся никому,

О чём ни спросят - не даёт отчёта;
Задача ревизоров непроста...
Так что же скажут долгие подсчёты?
Давно известно - что казна пуста.

И ты в уме перебираешь беды
И слушаешь привычный хор ворон,
И не тебе, а ловкачу-соседу
Ладью к подъезду подаёт Харон...

_^_




РАСПУТЬЕ

И одурманен, и исколот,
Рябой, пропахший, пропитой,
Иссохший и иззябший город,
Богатый звонкой пустотой.

На мир глядят остекленело
Его хрустальные дворцы
И голосят осатанело
Его тотальные лжецы.

Его хапуги многоруки
И нечестив его дозор,
И грязный снег, стекая в люки,
Бросает по дороге сор.

Гремят балы и ассамблеи
Под пеленою полусна...
Но стало, кажется, теплее.
Быть может, всё-таки весна?

И наступившее распутье -
Надежды, может быть, симптом?
Зима закончилась. Забудьте.
Ну что ж, спасибо и на том.

_^_




* * *

    Но жизнь ещё мерещится, и птица
    ещё летит над мглой летейских вод...

            О.Горшков

Орлом ли, решкой падает монета -
Всё, как и раньше. Неизвестен икс.
И лето подступившее - не Лета,
И осень неизбежная - не Стикс.

Предписанная временность скитанья -
Не бремя, но всего лишь уговор,
И если поступь чью-то и дыханье
Ты слышишь за спиной с каких-то пор -

Не оглянись! И будет всё в порядке:
Отстанет тот, кто дышит за спиной...
Идём вперёд, как раньше, без оглядки,
С беспечностью всё той же напускной.

На наших душах заживают раны,
Нам горе и невзгоды - не беда,
Поскольку, как всегда, течёт из крана
Холодная летейская вода.

Мы забываем боли и лишенья
В трудах житья и хлопотах бытья
И по обрыву над Рекой забвенья
Идём всё дальше - в дивные края,

Где никогда не отступает лето,
Где будет передышка на пути,
Где, наконец-то, пересохнет Лета
И вброд её мы сможем перейти...

_^_




КРОЛИКИ

Живем не хуже и не лучше всех.
А кролики - не только ценный мех.
На мир в оцепенении глядим -
И каждый рад, что цел и невредим,
Что дверь пока не высадил сапог,
Свинья не съела и не выдал бог.
Но ни ишак, ни цезарь не помрёт:
Наступит и для кроликов черёд.
Припомнят о любом наверняка
И каждому назначат скорняка.

_^_




ПОГРЕБОК,  ГДЕ  НЕ  ХОДЯТ  ЧАСЫ

    И каждый вечер, в час назначенный...
            А.А.Блок

Вновь луна конопатая пристально
Поглядела в окно на меня...
Что ж, отправлюсь на поиски истины -
Или просто ушедшего дня.

В уши грянула фуга осенняя -
Бесприютного ветра басы...
Я вхожу, затаив опасение,
В погребок, где не ходят часы.

Но тревожусь, пожалуй, напрасно я:
Пьяных нет. Благодать. Тишина.
А в углу, ко всему безучастная,
Незнакомка сидит у окна.

Впрочем, с нею встречались мы, кажется...
В этом зале, когда-то, давно
Не сумел подойти я, отважиться -
И сейчас подойти мудрено.

Гость явился - хромает, сутулится,
С той же, давешней розой в руке
(И застыло движенье на улице
И не ходят часы в погребке).

Посетитель никак не отдышится,
Застывает у входа на миг -
И, увидев сидящую, движется,
Словно к берегу - брошенный бриг,

Ей бормочет про дальнее, прежнее -
А она лишь глядит в полутьму:
Для неё всё былое - нездешнее,
Ей постылый цветок ни к чему.

Вроде лунного злого сияния
Взор холодных, скучающих глаз -
Там ни тайны, ни воспоминания,
Там видны только "Здeсь" и "Сейчас".

Ничего не случится, не сладится:
Нет былого, в грядущем - туман...
И поклонник потерянно пятится,
И ему наливают стакан.

Заиграют в оркестре беззвучие
(Знают ноты и текст назубок)...
Пусть приходит он завтра, при случае, -
Если впустит его погребок.

Здесь в бутылках не истина сыщется,
А обман - полусладкий, хмельной...
Дверь откроется, ветер рассвищется,
Закружится листва под луной,

И трамваи отправятся, лязгая,
В даль нездешнюю нового дня...
Этот взгляд с отрешённою ласкою
До дверей провожает меня.

Шляпа с перьями дохлого страуса
Мне вдогонку качнулась в окне -
Там, где длится бессрочная пауза,
Там, где только мгновенье в цене.

Я по листьям иду неуверенно:
Ложь и ветер сбивают с пути...
Мне луна помогать не намерена,
И ушедшего дня - не найти.

_^_




О  НУЛЯХ

Промышляю деленьем нуля,
Временами - деленьем на ноль.
Не ошибся ни разу, деля,
При расчёте уделов и доль.

Ох, не всем по плечу ремесло,
Этот важный, ответственный труд;
Те, кто делят другое число,
Неизбежно в расчётах наврут;

Не хотят заниматься мурой,
Уделяют вниманье делам,
Но при этом не могут порой
Даже ноль поделить пополам -

Тем, кто главный, назначат втройне
совсем обойдут мелюзгу...
Приходите с нулями ко мне -
Я делить без остатка могу.

А случатся осколки нулей -
Наклонюсь, подниму их с земли;
Пригодится испытанный клей,
Чтобы стали круглее нули.

А на ноль я делю не для всех:
Это более сложный делёж,
Здесь гораздо опасней огрех -
Нужен верный, заточенный нож.

Дело важное, как ни суди,
И не жаль мне усилий своих...
Что же делать ещё посреди
Этих пасмурных лет нулевых?

_^_




ЯРМАРКА

Не жди от провидения даров:
Закон торгов не знает исключений.
Там, на утёсе, - ярмарка ветров,
А под утёсом - ярмарка течений.

Шей паруса и такелаж смоли,
Молись Николе или Христофору -
Но откопай укрытые рубли
И приходи в назначенную пору.

На целом свете нет подобных мест!
Одна беда: цена неоспорима...
Заплатишь - и получишь свежий вест
Плюс небольшую порцию Гольфстрима.

Толпятся моряки из разных стран -
Кто с попугаем, кто с бутылкой рома...
Безденежным достанется буран
И злоба своенравного Мальстрёма.

И с этим грузом выйдут моряки
В поход, как много раз уже бывало,
Своей недоброй доле вопреки,
Готовые к обещанному шквалу.

_^_




ДОРОГА  ИЗ  РИМА

Суетливый обмен валют
Подтверждает неоспоримо:
Все дороги - не в Рим ведут,
Все дороги ведут - из Рима.

Нас погонят по ним вожди
В час предутренний, не жалея,
И останутся позади
Арки, форумы, мавзолеи.

Прослезимся мы невзначай,
Поплотней завернёмся в тоги
И отправимся за Можай
Вдоль по Аппиевой дороге.

Мы забудем в глуши чащоб
Об отраде былых застолий:
Скажут нам, что грядёт потоп
И не выстоит Капитолий.

Мы вождей поблагодарим,
Что спасли от судьбы подобной,
И с холма поглядим на Рим,
Ожидая волны потопной.

Но увидим взамен - парад
И неведомый флаг на шпиле...
Это вступят варвары в град,
Что вчера у вождей купили.

_^_




НЕ  ПО  СЕРДЦУ

В этом мире бессильно всесилие,
А надежда робка и слаба;
Мелочь - имя, прозванье, фамилия,
Малость - участь, удача, судьба.

Нет ни веры, ни меры, ни помощи:
Мир суров и повадками прост.
Ветер дует, как водится, с полночи,
А порою - и вовсе норд-ост;

Он крылатыми черными метками
Затемняет небесную синь...
Я иду, пригибаясь под ветками
Разгулявшихся встречных осин.

Этот мир по плечу, но не по сердцу -
Чем ни потчуй и что ни сули...
Слышу: издали ветром доносится
Скрип несмазанной оси Земли.

_^_




МУЗЫКА

Пустыми заботами время не мерь -
Почувствуй себя богачом:
Пора отпереть потаённую дверь
Старинным скрипичным ключом...

И вырвутся звуки, прожгут пелену,
Как искры, промчатся во тьме,
Помогут тебе возвратиться в весну,
Заставят забыть о зиме,

Не строить расчёты, не ждать дележа,
Не сетовать на времена -
И взором упрямым встречать, не дрожа,
Взгляд полночи из-за окна.

_^_




ТЕСЕИДА
Мюзикл без музыки. Наброски либретто

1. Эгей.
Напутственная ария

Я живу, под собою не чуя Афин,
Жду нашествия критских вояк.
Я нектаром цикуты наполнил графин,
Рядом, в амфоре, - чистый мышьяк.

Я ночами не сплю, забываюсь к утру:
Нет доверья моим часовым....
Если подлый критянин войдёт - я умру.
Он меня не застанет живым!

Так-то, сын мой. Плесни поскорее вина,
Мне забыться на миг помоги.
Платит дань чужеземцам родная страна,
И по улицам ходят враги!

Нет отваги давно у моих горожан,
Их смогло одолеть колдовство.
В Минотавре - вся сила проклятых южан!
Поскорее убить бы его!

Ты один из афинян способен на сей
Грандиозный поступок, сынок!
Ты отправишься в жертвенной группе, Тесей,
И возьмёшь поострее клинок...

А когда околеет урод, наконец,
И закроет проклятую пасть -
Верю, море восстанет на Кносский дворец,
И обрушится критская власть.

В общем - пьянствовать хватит, довольно блажить!
Слушай то, что отец говорит:
Чтоб Афинам к величию путь проложить,
О Тесей, отправляйся на Крит!



2. Минос

Который год (и вспомнить невозможно)
Я здесь, на Крите царствую вельможно.
Мне Зевс - отец, а Солнце - добрый тесть,
Другие боги-родственники есть!

Пока не стар, пока что в прежней силе,
Но всё же боги очень утомили.
Зачем так часто (людям не понять)
Их прихоти я должен выполнять?

Приходит Зевсу или Посейдону
Какая-то идея беспардонно...
Коль пожелают выгулять быка -
Куда ведут? Ко мне, наверняка!

А что же я? Почтительно, без слова,
Велю Дедалу выстругать корову,
Кормлю быка, вовсю тряся казной, -
И с ним делюсь единственной женой!

Родился сын пугающего вида -
Хотел зарезать этого гибрида,
Но дорог Зевсу страшный вундеркинд,
И он велел построить лабиринт,

Там содержать урода, без роптанья
Воспитывать и доставлять питанье.
Всё это совершаю я сполна:
Тут воля бога - не моя вина!

С Олимпа шлют приказы, из Аида...
Я выполняю. Такова планида.
Теперь вот дочь в Египет слать пора...
(Приказ об этом мне направил Ра).

Считают, что во многом я повинен:
Казню невинных и гублю афинян,
Закрепостил Дедала навсегда,
В Элладе разоряю города,

Терплю жены блудливое нахальство...
Я не виновен! Это всё начальство!
(Обещано: коль всё исполню я,
В Аиде буду вечный судия).

Вот и сейчас - взираю на Тесея
(По воле Зевса) взглядом фарисея;
Афиняне кровавые в глазах...
Всех - в Лабиринт! А я уйду в слезах.



3. Пасифая

Проклятый Крит! Вокруг одни холопы,
А их властитель - лиходей и фат.
Одно пустое слово - "сын Европы"!
Сын финикийки - значит, азиат.

По воле Зевса вышла за подонка,
Уехала на эти берега;
Там я была колхидская девчонка,
А здесь я - похотливая карга.

Ему - всё мало власти. Мне же - мало
Тепла людского в этой стороне.
Я рада всем - Тесею и Дедалу,
И каждому, кто явится ко мне.

Всё правда: я развратная мегера!
Мне б лучше пастуха или быка,
Но лишь бы не в объятья лицемера,
Мужлана, негодяя, дурака...

Я часто вспоминаю о Колхиде:
Там я бы для него сыскала яд.
Он в судьи хочет выбиться в Аиде -
Что ж, я и там ему устрою ад.



4. Ариадна

Вот так живём - от года к году,
От тех мистерий до иных,
И терпим критскую погоду
Среди орнаментов резных.

Пока что не грозит упадком
Нам дуновение ветров,
И всё идёт своим порядком
В сени священных топоров.

Да, мы - великая держава!
Но жизнь средь моря не сладка:
Все моды новые и нравы
Приходят к нам с материка.

Приедут люди из Эллады,
О том, о сём поговорят,
Умны, милы... но вот досада:
Немедля их сжирает брат.

Как много съедено безвинных!
И ты туда же: мирно жил
В глухой провинции, в Афинах,
Умён, общителен и мил;

Зачем за призраком успеха
Летишь, как птица на костёр?
Зачем ты в наш дворец приехал
Из глубины элладских гор?

Отец мой, Минос, непреклонно
Меня отправить норовит
В гарем, в Египет, к фараону...
Да лучше спиться - и в Аид!

Меня в гарем - не тут-то было!
Да лучше в глушь - пасти гусей!
Тебя я крепко полюбила,
И я спасу тебя, Тесей!

Была я в комнате запретной
И совершила воровство.
Вот лабиринта план секретный
И нить, чтоб выйти из него.

Быть лучше первою в Афинах,
Чем чьей-то сотою женой.
Я знаю толк в хороших винах;
Давай-ка выпьем по одной -

Чуть-чуть - чтоб не ударил мимо.
Я вижу Грецию вдали...
Возьми меня с собой, любимый,
Но прежде братца заколи.



5. Дедал

Привет, Тесей, пришелец из-за моря! Как безрассуден твой приезд сюда.
Наш полубык тебя прикончит вскоре, как и других афинян - без труда.
Что, возмутился? Загорелось пламя в твоих глазах? О, знаю, ты удал,
Но ты умрёшь в проклятой чёрной яме, которую построил я - Дедал.
Кошмар и жуть - не просто разговоры, и ты пред Лабиринтом не фасонь.
Ты слышал рёв, ты видел коридоры? Ты обонял ли тамошнюю вонь?
Вас угостят у входа, обречённых, - в вине дурман, а за вратами мгла -
И поведут покорных, полусонных туда, во тьму, раздетых догола,
И Минотавр притянет, как магнитом, вас - глупых, одурманенных овец...
Но ты умён. Пришёл ко мне с визитом. Пожалуй, ты умнее, чем отец.
Мне жаль тебя, афинского бродягу. Совета просишь - ладно, так и быть.
Я помогу тебе, забыв присягу. Как надоело Миносу служить!
Да, я был очень долго верен слову. Да, я создатель кносского дворца,
Я сделал пустотелую корову - муляж для Минотаврова отца.
Я всё умею, всё на свете знаю - и мне пути закрыты к кораблю.
О, как мне надоела Пасифая! Всё ждёт, что я супруга отравлю.
Она царю давно уже постыла, и всем известно про её дела,
Что никого ещё не пропустила. Небось, уже с тобой переспала.
Аид бы взял проклятое семейство! Зачем для них я столько сотворил?
Несоместимы гений и злодейство - мне это бедный Талос говорил.
О времена - да будь они неладны! О племя ненавистное критян!
Нить захвати, что взял у Ариадны. И выпей это - не возьмёт дурман.
А меч с копьём найдёшь ты возле входа - нащупай третью выемку в стене...
Убей его! Быть может, смерть урода откроет на свободу путь и мне.
Зачем на Крите родила Европа, а Минос стал любимцем у небес?
Зачем Икар слабак и недотёпа? Зачем Тесей не сын мне, о Зевес?



6. Минотавр

Целый год голодать, жрать сухую траву,
Целый год ожидать настоящего пира...
Так по милости Миноса здесь я живу -
Знаменитое чудище этого мира.

Раз в году удаётся насытить нутро,
Раз в году мне приводят четырнадцать тварей.
Их осилить такому, как мне, нехитро -
Безоружных и сонных. Привычный сценарий.

Предвкушаю заранее каждый ломоть,
Мне заранее радостна эта услада:
Поползёт под когтями покорная плоть,
Долгожданное мясо афинского стада...

Но неужто я в мир лишь за этим пришёл?
Я ведь тоже - по матери - бог, между прочим...
Обещает мне матушка критский престол,
Только что-то не мрёт мой возлюбленный отчим -

И царит, и пирует, и тратит казну...
Я же скромен - и в мраке пока поживу я.
Вот идут они, слышу. Сейчас я начну
Долгожданную тризну свою годовую.

Гляньте - этот шагает ко мне. Каково?
Лезет в первые, видимо - как интересно...
Только что это? Как? Он не спит? У него
Меч с копьем! Он ударил меня!.. Так нечестно...



7. Федра

Ты победил. Я так и ожидала.
Паршивый братец, наконец, издох.
Ты шёл по Кноссу гордо, но устало -
Воитель, победитель, полубог.

Сестрица рядом - с грацией лебяжьей:
К тебе прилипла, счастлива весьма...
А я бы помогла тебе не пряжей -
Пошла бы в Лабиринт с тобой сама!

Она тебя присвоила умело,
Чуть что - к тебе в палатку, под бочок...
Она уже созрела и дозрела,
А я пока что - мелочь и дичок.

Ты увезешь с собой её - и ладно...
Пускай я для тебя "совсем дитя" -
К тебе приду я вслед за Ариадной.
Пусть не сейчас. Пусть много лет спустя.

И зря она с тебя не сводит взора:
Её любовь - пустая суетня.
Её ты бросишь - знаю, очень скоро!
Ты с трапа оглянулся на меня!

Пусть я нимфетка, критская Лолита -
Тебя сама богиня мне сулит!
Но чудится мне имя Ипполита;
Узнать бы - кто он, этот Ипполит...



8. Тесей (I)

Этим долгим, слишком долгим, душным летом
Мы бродили по аллеям дотемна...
Темноте уже пора смениться светом.
Ариадна, ты останешься одна.

Как прекрасен берег моря под луною!
Ты была заезжим принцем пленена...
Ариадна, ты останешься со мною.
Ариадна, ты останешься одна.

Тайны критского дворца и гибель брата -
Вот любви твоей неистовой цена.
Нить потеряна, и нет тебе возврата.
Ариадна, ты останешься одна.

Слышу крик его предсмертный ежедневно,
Эта мука мне навечно суждена...
Не могу тебя я взять с собой, царевна.
Ариадна, ты останешься одна.

Дует ветер. Ждут воителя Афины.
Нет вины твоей, во всём моя вина.
Я тебя на этом острове покину.
Ариадна, ты останешься одна.

Знаю, ждёт тебя наутро потрясенье,
Но утешься: много в Греции вина...
Стать невестой Диониса - вот спасенье.
Ариадна, ты останешься одна.



9. Тесей (II)
Финальная ария

Бухта. Мы доплыли без заминок.
Я теперь - не прежний сорванец:
Позади и страсть, и поединок,
Впереди и слава, и венец.

Я постиг важнейшую науку,
Многое узнал и угадал.
Эх, отец! Послал меня на муку...
Где б я был, когда бы не Дедал?

Видите: народ стоит, глазея.
Как бурлит, наверно, агора!..
Наступают времена Тесея,
А Эгею - почивать пора.

Больше мне, друзья, не говорите
Про того, кто ждёт на берегу.
Парус белый в стирку сдан на Крите.
Чёрный заменить я не смогу.

_^_



© Сергей Шоргин, 2010-2020.
© Сетевая Словесность, 2010-2020.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]