[Оглавление]


[...читать полную версию...]


ИЗ  РАЗНЫХ  КНИГ


Бересклет (2004 - 2007)
* смутный август
* затерянный хорал
* муниципальное
* воскресное
* teatro sociale
* мороз в Тарту
* бересклет
* поэт и бульдог
Прогулки с Мариной (2002 - 2007)
* Cascate delle Marmore
* Monte-Bove
 
Ключ от города (1976 - 1985)
* Розы взяла без стона...
* двойной портрет
* ключ от города
* Юдифь
* Перемигивались зарницы...
* Офелия
* Самсон и Далила



    Бересклет
    (2004 - 2007)



    смутный август

          О.Р.

    Автор мечется в августе,
    раз другого уже не будет.
    Ходят слухи: открытье десятой планеты
    не решит набежавших проблем.
    Он вспоминает яблоки,
    услаждавшие беглые будни,
    вспоминает ярмарки
    в Веруккио, а затем

    в Писиньяно и в Трете,
    в первой трети этого века,
    на краю ойкумены,
    в тирольских садах подвесных...
    Автор пробует в августе:
    сколько стало от низа до верха,
    от кисти, руки - до неба,
    от августа до весны.

    Были слухи: теория мер
    развилась до того безысходно,
    неремонтопригодно - что в Ниццу
    съезжается срочный конгресс...
    Август съеживается. Он
    Не выносит нездешнего холода.
    Он оставляет мечущимся
    дотягиваться до небес.

    2005

    _^_




    затерянный хорал

              Памяти Д. Шварцмана

    В Дрездене заново найден забытый хорал Вивальди.
    Пока учили, пеняли, промежду собой не ладили,
    Или там подступали с факелом к библиотеке
    В том еще прошлом, или же позапрошлом веке,

    Скрылся с чужим ID бедный хорал Вивальди
    Где-то в подвале, пока читатели воевали,
    Рыли окопы, бомбили, грабили, жгли, душили,
    И боевые гимны гоняли со спецмашины.

    С глаз сокрылся хорал, с экранов, пюпитров, из вида,
    Словно осиротел 109-й псалом Давида,
    Гендель и Моцарт, вам перевернуться в могилах
    Надо б - но вы не в силах.

    Свыше сказали: Давид, не печалься, я буду справа,
    Слава моя - она теперь твоя слава,
    Жезл моей силы - тебе. В день моего гнева
    Я поражу народы. Ты будешь слева.

    Ежится виноград, тесней прижимая кисти.
    Слышишь: бывший твой брат переходит на финикийский.
    Плоть сожрет известняк, слезы уйдут в оливы,
    Что же - стоять вот так? Прятаться, пока живы?

    Сын венецийского пекаря толк понимал в заводе
    Свежего теста. Часам пасмурно было в природе,
    Но сменяли друг друга те же четыре сезона,
    С ревностью тамплиера или франкмасона.

    Вот этот стих, дошел в сравнительно полном виде:
    Стоит ли убиваться о смертном царе Давиде?!
    Нас выгоняют с кладбищ: идите, пляшите, пойте,
    Только уйдите с погоста. Но только - руки умойте.

    В пост разрушения первого, также - второго храма,
    В зимний Мельбурн распахнута музыкальная рама,
    Ветхой замазки останки, с именем Балтазара
    Сыплются в зал, заполненный временным гулом базара.

    2005

    _^_




    муниципальное

    на площади святого мрака
    вчера опять случилась драка,
    там пострадал один зевака -
    ценитель мимолетных драм.
    по улице святой терезы
    бойцы, богатые, как крезы,
    лелея свежие порезы,
    распределялись по домам.

    на площади святого вита
    гуляла герцогская свита.
    там танцевала карменсита
    под дробный цокот кастаньет.
    там дамы ждали и дрожали,
    пажи им нежно что-то жали,
    а герцог руку на кинжале
    держал, а в правой - пистолет.

    по площади святого мрака
    прошла бездумная собака,
    или бездымная, однако,
    вертя безудержным хвостом...
    там, где сошлись волна и камень,
    под мостовой струился кабель,
    собака зыркала белками
    в своем безумии простом.

    на площади святого мрака -
    где каждому являлась карма,
    где сбоку старая казарма
    еще языческих времен, -
    случилась в белом свете дырка,
    фотограф сделал снимок макро,
    есть у него такая рамка -
    он даром видеть одарен.

    2006

    _^_




    воскресное

    от вакхических песен
    и бокалов с веселым вином
    воздух юности вспенен
    и пропитан любовью и сном,
    ни погонь, ни допросов,
    ни потерь, ни глухих разлук -
    элегический остров,
    артистический круг...

    шепоток внережимный
    шелестит: флегетон, флогистон...
    возвращение к жизни -
    подоплёка иных имен.
    ты одна лишь запомнишь
    легкий пепел, заветный грим...
    как же звали ту полночь,
    что явилась за ним?

    ты хотела свободы -
    но врасплох настигал нарратив.
    ты меняла исходы,
    отвернуться себе запретив,
    но, спасая, дерзила -
    чаша боли уже пуста.
    это анестезия.
    воскрешенье. пьета.

    что же стоят, что стоят
    ледяные, льняные слова?
    гедонист или стоик,
    парафраза, гроза ли, молва?
    за межою финала
    вольных пахот, штрихов стила -
    пусть бы не вспоминала,
    лишь бы не прокляла.

    2006

    _^_




    teatro sociale

    Старый театр в Бéргамо,
    где нам не довелось
    мостика между безднами
    бросить хотя бы вкось.

    Зал, этажей строением
    напоминающий ад,
    сложен в углах со рвением
    нужный в игре приклад...

    Там в затемненной раковине,
    кажется, дремлет Блок,
    а на подмостках раненые
    цедят клюквенный сок.

    Вага ведет на подвиги
    увальней ближних долин,
    так для потехи публики
    выйдешь - а ты один.

    Старый театр в Бергамо,
    внутренностью яйца
    втягиваешь и беглого
    лицедея, певца,

    старый театр в Бергамо -
    роль от руки в тетрадь...
    Было еще у Бергмана -
    театр, где умирать.

    В приступе странного голода
    выглянуть из-за спин:
    сладости Верхнего Города
    греют стекла витрин.

    Духом святого спирита,
    плотию гад морских
    оберегаться принято
    бед и сует мирских.

    Правильного питания
    не достает вовек,
    это ль не испытание -
    Бергамо, первый снег.

    Старый театр Бергамо -
    жиголо нежных дам.
    Выход, сцена у берега -
    первой любви плацдарм.

    Столько нашепчут верного
    шелестом местных лип...
    Старый театр Бергамо,
    старокремонский скрип.

    Федра ли многоярусна,
    волен ли персонаж...
    Доски грохочут в ярости.
    Гибель богов. Кураж.

    2006

    _^_




    мороз в Тарту

    Случалось помогать прекрасным девам
    перемещать их немудреный скарб
    в углы пространства с лучшим обогревом -
    и, временно бессильно, словно Гарп,

    следить за прохождением планеты
    по улочке с тевтонским холодком...
    Планеты иногда не так одеты,
    закутаны излишне. Вот и дом -

    трактир иль замок, монастырь иль крепость,
    из века в век недвижностью несом...
    Там своды - как в подвалах. Но - нелепость
    об этом помнить. Помнить обо всем.

    2004 - 2006

    _^_




    бересклет

            Г. Гриневой

    Занимается дымчатый серый рассвет.
    Черно-алый глазок отворил бересклет:
    почтальон с отвращением крутит пакет -
    ищет смазанный адрес,
    и дорога бежит, упираясь в распад, -
    на краю еженощных своих эскапад
    раскрываешь, как главную весть, наугад
    ботанический атлас.

    Так случается - сонную рощу с утра
    разъерошат небрежным касаньем ветра,
    и тропа по ущелью на камень щедра
    или перышко мяты. -
    Тонкой веной взбегает цикадная трель,
    полутенью на отмель выходит форель,
    и пчела выбирает незримую цель,
    покидая пенаты.

    Ей еще позудеть, собирая пергу,
    нализаться, остаться надолго в долгу,
    зарываясь слезой в лепестковом снегу,
    жалом вздрагивать жадно, -
    подражая неслышимой музыке сфер,
    нагудеть на пчелиный басовый манер
    мелодраму, комедию, или пример
    благородного жанра.

    Отделившись, похоже, от всех пуповин,
    ты из тех, кто с ребром, предпочел бы один
    не пиры сопряжения двух половин,
    а слепые объятья,
    но давно миновав середину пути,
    понимаешь, что время платить во плоти -
    признавайся, ужели не мог ты найти
    поскромнее занятья.

    Мы пришли любопытство свое утолить -
    не о чуде молить, и не свечи палить,
    и не кутаться в белый с лазурью талит -
    это все наносное...
    Затевая пространство, и голос, и слог,
    и семь пар недобитых ведя на порог,
    почему же в начале не мог ты, мой бог,
    выражаться яснее?

    Там на склоне багровый горит бересклет, -
    может, это и есть твой лукавый ответ:
    растолкуй откровение или запрет -
    все сокроется в дымке.
    Опозданье, неведенье или вина, -
    но куда эта длительность обращена,
    для кого та пылающая купина
    остается на снимке?

    2006 - 2007

    _^_




    поэт и бульдог

    бульдоги в общем выродки живут недолго
    но все же поэт обретается завидуя бульдогу
    в сажень родословная морда черчилля звать его уинстон
    и путь его выстрелен
    от выставки к выставке выстелен

    а кто-то его таскает за толстую шкуру
    без всякой протекции не от авгура к авгуру
    ведет на прогулку целует слюнявую морду
    и гордо владеет кормит владеет гордо

    дает ему сгрызть два кресла салонный столик
    диван полшкафа гуляет лечит от колик
    ведет на прививку дозирует секс и дружбу
    и на прогулку выводит а не на службу

    и вот поэт прибегает к высокому слогу
    слушай бульдог он говорит бульдогу
    давай условимся
    пусть тот кто выживет первым
    покажет этим
    покажет этим стервам

    2007

    _^_




    Прогулки с Мариной
    (2002 - 2007)



    Cascate delle Marmore

    Там где Байрона бронзовый плащ
    Брошен к радуге водопада,
    Пусть настигнет нас древняя блажь
    Кочевого лихого обряда.

    Расписанье явления вод
    Пусть прибьют над туннелем влюбленных.
    В средостенье гудящее вход,
    Хлад касаний неутоленных...

    Дух изгнанья и демона взгляд,
    Тень Овидия, тень Эвридики
    Равнодушные, прошелестят
    За шелками лесной ежевики.

    2004

    _^_




    Monte-Bove

    помнишь как мы бродили у монте-бове
    в давнем году бестолковой своей любови
    выход из кармы высечь из камня вычесть
    словно щенки в туман в свою участь тычась

    карты-полверстки вдруг оказалось мало
    до перелома в области перевала
    здесь у каждого камня своя мария
    что ни скажи что тебе ни сотвори я

    в чаше холодных гор в пелене тумана
    тернии проступали из-за экрана
    и назначали имя как будто пели
    феличитá затерянному отелю

    яблоня у перевала мерцала голо
    посереди поляны к ее подолу
    мы подошли за каменными плодами
    знаки росы с травы сметая следами

    в этих горах гнездила свитки сивилла
    хмурая умбрия к ней за судьбой семенила
    или ликуя к ночи пришла расплата
    в очередном аду топила пилата

    что не пристало йови то личит бови
    первому дайте славы второму любови
    славьте кого-то в слове кого-то в коже
    боги забыты быки забиты похоже

    пусть некроманты сделались нынче редки
    в озере скрыта тайна алой креветки
    спелый орешник высохших скал граффити
    может быть позаботятся о неофите

    в общем идешь по гребню горы сибиллинской
    уухо в уухо с ветром как пел сельвинский
    видя земля по склону кольцами взрыта
    там где летящий конь опускал копыта

    сладко ли подлежать свободным подковам
    телом своим белковым своим бестолковым
    между стеной ветров и большой равниной
    где табуны плывут фасолью невинной

    так семенит дорога от дома ль к дому
    от одного небытия к другому
    яблоня так роняет холодные слезы
    в области перевала и перевоза

    2007

    _^_




    Ключ от города
    (1976 - 1985)



    * * *

    Розы взяла без стона -
    Злобные три головни,
    Три головы дракона...
    Не доверяй, гони!

    Он откупиться метил,
    Прятал судьбу и страх,
    Чтоб не увидеть смерти
    В неопалимых руках.

    1979

    _^_




    двойной портрет

    Музыканты будут слева,
    интенданты справа,
    в центре сам поэт и дева,
    а над ними слава.

    Лица их слегка поблекли,
    под глазами тени,
    и глядят на них в бинокли
    птицы и растенья.

    Цепкая ладонь синицы
    на плече у дуба,
    деву балахон из ситца
    обнимает грубо.

    Ей так хочется куда-то
    из-под крыльев славы,
    но снабженцы и солдаты
    слева, сзади, справа...

    Что ж ей делать? - только глазки
    строить окруженью...
    А вокруг звонки и краски,
    всяких сил движенье.

    1981

    _^_




    ключ от города

    Посередине площади,
    Куда слетается снег,
    Ни фонарей, ни лошади,
    Стоит один человек.

    Отовсюду к нему летит тишина,
    Хлопьями - снег тишины.
    У него впереди - любовь одна,
    И не больше одной войны.

    У него позади - любовь и война,
    Чужая любовь и война,
    И он не уходит. Идет тишина,
    Как в землю идут семена.

    1982

    _^_




    Юдифь

    Разбросаны простыни.
    Он, обессиленный, спит.
    Он спит - беззащитен,
    как город, обложенный войском.
    В углу - его меч,
    филигранью украшенный щит,
    и пахнет железом
    и дымом, и потом, и воском.

    Ко мне возвращается
    всё, что ждало до сих пор:
    война и осада,
    и голод, и смертная рвота...
    О, пусть все исчезнет -
    останется этот шатер,
    и двое на ложе,
    и запахи воска и пота.

    Тогда бы в безумьи
    к мечу не тянулась рука,
    тогда б до утра
    мы дожили, и снова до ночи,
    и жилка у горла
    дрожала б часы и века,
    и пальцы мои
    не закрыли б любимые очи.

    1984

    _^_




    * * *

    Перемигивались зарницы,
    За рекой затевалась гроза.
    Поднимались незрячие лица,
    Невесомому небу грозя.

    И в ответ из разверзнутых хлябей
    Изливалась такая печаль -
    Словно всё перепишется набело,
    Словно пятая пала печать.

    1984

    _^_




    Офелия

    В темных водах, где молниям мокнуть,
    Оживает речная трава.
    Суесловье заставить умолкнуть
    До сих пор не умеют слова.

    И поэтому ты, напевая,
    Раздаешь им простые цветы...
    Но сникает трава полевая,
    Только к ней прикасаешься ты.

    И теперь, со своей колокольни,
    Ни слезы я уже не пролью:
    Я не чувствую, как тебе больно, -
    Только песенку слышу твою...

    На исходе последнего часа
    Я прошу тебя: сжалься, живи!
    Но толчками упорного баса
    Повторяется тема любви.

    1985

    _^_




    Самсон и Далила

    И город, прикрытый плешинкой,
    Уже погружается в сон,
    И грубой цирюльной машинкой
    От битв отрешенный Самсон...

    Казалось: закончена ловля,
    Пиров назначается час...
    Но вот уже дрогнула кровля -
    Никто не спасется из нас.

    1985

    _^_



© Рафаэль Шустерович, 1979-2019.
© Сетевая Словесность, 2007-2019.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]