[Оглавление]




LAIKA


Всем бы нам такого старшего брата, который сделает за нас всё самое грязное. Ну вот хотя бы постирает наши колпачки безумия.

Все мы такие маленькие и кривые, а он - большой и умный и всё знает и всё умеет. И не боится пойти с ружьём ночью в лес, а мы боимся, потому что, скорей всего, сами себя постреляем. Мы дохлые братцы с тощими коленками, мы никогда ничего не умели.

Старший брат, спаси нас! Старший брат, будь нашим Белоснежком, а мы будем как будто бы гномы, тонкие и больные, зелёные на просвет. Защити нас!

Только проблема в том, что не мы первые, а ты поляжешь в эту землю, и на могиле твоей вырастут трава и сорные тупые цветы, которые мы не в состоянии будем вырвать своими ручонками. Ты первый из нас вывалишься отсюда, а нам даже нечего дать тебе на дорожку, потому что всё, что имеем, дал нам ты. Даже вот этот совочек, которым мы, ругаясь, закапывали тебя.

А ещё одна беда такова: никакая принцесса не придёт тебя разбудить, потому что будить некого, мы видели твои кости - местные лисы разрыли твою условную могилку. Мы сказали себе - это не наш брат, это только его косточки, а раз мы не видели их никогда при его жизни, то и сейчас они нас не должны волновать. В самом деле, может, это кто-нибудь другой.

А через год мы, по немощи своей, забудем и начнём убеждать друг друга, что брат наш самый старший и святой уехал с бродячим цирком, потому что устал от нас, беспомощных, и проклял нас, как будто мы - вечная горькая редька, а другой съедобной растительности на километры километров нет.

Старший брат, как же мы без тебя теперь? Когда ты умер, оказалось, что ты - невероятно большой. Нам пришлось повозиться, но мы смогли-таки умыть твоё костлявое лицо, но только не слезами, как следовало любящим братьям, а простой водой из реки. Глаза твои мы не сумели закрыть, они стали гранёными, мы испугались и положили листок подорожника на каждый глаз.

Милый брат, время в наших краях остановилось, и теперь всё время сентябрьский закат, как будто кровавый желток, а ещё очень одиноко, честное слово, дико и пусто, и кто-то в лесу, кто скоро проголодается и придёт нас есть. Может, лисы, может, дикие люди, в лесу темно, мы не смогли разобрать.

Мы не смогли разобрать твои вещи, потому что их нет - даже ружьё твоё пропало куда-то. Ты слишком внезапно умер, мы иногда начинаем подозревать, что тебя и не было никогда, что это не тебя мы нашли лежащим в траве без дыхания, с чужим от смерти лицом. Кто убил тебя, старший брат? Какая муха тебя укусила?

Теперь очень странно думать, что и старший брат был тоже человек.

Теперь очень страшно думать, что дальше как-нибудь сами. Держи, младший братишка, свой колпачок безумия! - давай больше не будем видеть и знать.



Колпачки безумия. Недеццкие сказочки
Оглавление




© Константин Стешик, 2010-2020.
© Сетевая Словесность, 2010-2020.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]