[Оглавление]



БЫЛ  УБИТ,  НАГРАЖДЕН


 



последние времена

Наступили последние времена
Тебе на горло, а мне вот на
Грудь - и под хруст ребра
Катятся шарики из нутра.

Градусник лопнул - смеются все.
Дохлые белочки в колесе
Обозрения крошечных панорам
Путешествуют по мирам

Угрызений совести. Молодец
Штык, приятель живых сердец,
В мёртвые тычет кровавый нос.
Пуля - дура, а ты - обсос.

Умирай мучительно, Бог с тобой.
Камыши шевелятся над губой,
Расцветают звёзды, гудит весна -
Наступили последние времена.

_^_




при-кро

Моё прикроватное дерево
Растёт исключительно с севера
В невидимый юг исключительно
Скрипит потаённо ключицами

Ключами звенит извинительно
И греет надорванным свитером
Свои невесомые листики

Летят по законам баллистики
Стрижи - как весёлые мистики
Как суфии без кружения
(Простите за выражение)

Моя золотая прародина
Ты не зазвучишь в переводе на
Язык или нос или ухо ли
Тебя мы и так жадно слухали

Питались тобой исключительно
Конечно, ты лучший учитель, но
Мы так ни в что и не въехали
Скажи, всё что есть - не для смеха ли?

Скрипят и поныне ключицами
Деревья с незримыми птицами
И дерево прикроватное
Трещит, миллионноваттное

_^_




снег

у Брейгеля остался старый сын
он каждый день выходит с канарейкой
несёт слепцу тарелку с тёплым супом
и рядышком садится на крыльцо
охотник чинит старенький сапог
рыбак несёт на рынок связку рыбы
гоняют дети кошку, спит в грязи свинья
слепец, закончив с супом, плачет и поёт -
он снова спятил, снова на работе
в тарелку падает покоцанный медяк
идёт домой, вздыхая, Брейгель-младший
он за тарелкой вечером вернётся
и за отцом, который, спотыкаясь,
под ручку с сыном будет ковылять
и петь тихонько - больше по привычке
в тарелке только пара медяков
и лапка кроличья, погрызенная молью
отец, что видел ты сегодня? - спросит сын
и Брейгель старший, шамкая беззубо
ответит - сын, ведь ты прекрасно знаешь
что вижу я бойницами глазниц
в которых скоро воробьи устроят гнёзда
что каждого охотника пожрал
бескрайний снег - от неба и до неба
и выжег холодом мою седую чашу
что высохшим цветком болиголова
качается над тощими плечами
я вижу снег, я вижу только снег
я вижу только снега снег снежайший
отец уже не плачет, он привык
а Брейгель-младший больше не вздыхает
в его ушах опять гудит и бьётся
той стороны бездонный снегопад -
ну вот, отец, пришли, вот мы и дома

_^_




в такт

когда в твоей смертельной ране
напрасный вырастет цветок,
его тихонечко за шею
из раны вырви насовсем.

на подоконнике горбатом
цветок на солнце просуши
и смело сунь его в петлицу,
когда он высохнет дотла.

пусть хрупкой головой качает,
напрасным кланяясь цветам,
что тянутся беспечно к свету
из чьих-то бестолковых ран.

ему теперь понятны смерти
крышесносительные па,
и он неслышимо смеётся,
качая головою в такт.

и ты отдайся звукам танго,
свистящим пулям поклонись,
вдохни насквозь уставшим сердцем
один для всех простой мотив -

когда в твоей смертельной ране
напрасный вырастет цветок,
его тихонечко за шею,
его тихонечко за ше

_^_




перелом

пять утра. на улице сильный шторм.
я смотрю на улицу из-за штор.
я смотрю, как ветер рябину гнёт.
жду, когда мне что-нибудь подмигнёт.

может, вздорной молнии белый шар,
разорвавшись, вдарит мне по ушам? -
он сидит на веточке за окном.
я смотрю и думаю об одном:

что сейчас неплохо бы умереть,
чтоб сидеть на веточке и смотреть,
как тихонько светится за стеклом
человечьей молнии перелом.

как болят и ноют его нутра
каждый день штормящие пять утра.
поломался, бедный, не смог уснуть...
надо будет правильно подмигнуть.

_^_




про войну

на войне как на войне -
кто стучится в сердце мне?
с цифрой ноль на медной бляшке,
в чёрной форменной рубашке?
это он,
это он -
смерти верный почтальон.
у него сегодня много
мертвых в сумке на боку.
на меня глазея строго
он отвинтит мне башку.
в семь часов он начал дело,
в десять сумка засмердела,
а к двенадцати часам
он скормил усопших псам.

на войне как на войне -
жутко ночью в тишине.

_^_




тихий праздник

1.

тонким заячьим копытцем,
клювом солнечным лисы
в пироге могилы рыться,
почвой пачкая усы

золотым крылом оленьим,
рогом скрученным совы
доводить прикосновеньем
населенье головы

в голове приятно пусто -
тихий праздник, мятный шум.
это древнее искусство -
с тихим хрустом лопать ум

тех, которые не в моде
у немножечко живых.
осень, кажется, приходит
на ходулях дождевых

2.

осень, кажется, приходит
на ходулях дождевых
и печально хороводит
до синдромов болевых

нас, похоже непохожих,
отработанных дотла.
выметай меня из кожи,
оголённая метла

проводов от дома к дому,
от столба к ещё столбу.
девианту молодому
напечатайте на лбу:

"осень, кажется, приходит..."
только кажется, да-да -
то как зверь она нашкодит,
то поплачет иногда

_^_




по внутренностям

Был убит, награждён,
Был опять, снова был

Это как, помнишь, - в параллельном классе?
Или перпендикулярном?
Я, впрочем, забыл,
У меня память - дуршлаг
Это как, помнишь, сидели все на крылечке,
И осеннее солнце, сентябрь,
Только-только из школы
Взрослые все, кто-то вообще седой
Ну это да, это не так просто -
Научиться шастать туда-сюда,
А потом сидеть на крылечке
Грудь в орденах

Был убит, награждён
Был убит, награждён
Был опять, снова был

Это как, помнишь, стали так,
Как будто для общей фотографии,
Только никто никого не фотографировал
Просто стояли и смотрели туда
А двое - прилегли по центру,
Ногами в разные стороны указуя,
И один из них - я, ты помнишь?
Ты помнишь, один из них - я?
Я-то не помню, у меня память - дуршлаг

Был убит, награждён
Был убит, награждён
Был убит

_^_




совы

Товарищ смерть, такая скука -
В сугробе дремлет часовой,
И, многолика, многорука,
Ему ты кажешься совой.

Но только, как известно, совы
Совсем не то, что видим мы,
Когда идём, белоголовы,
По тихой лестнице зимы.

_^_




рыбарь

Зря ты умер, зря ушёл -
Вышел в поле, сел на снег.
Там, наверно, хорошо.
Возвращайся, имярек.

Возвращайся, милый я.
Будь собою, славный ты.
Сердце - меньше воробья,
Кажется, до хрипоты.

Меньше дела, больше слов.
На картинке - мёртвый кит.
Вьётся змейкой зверолов
Под причёсками ракит.

Вышел в поле - столько звёзд
Никогда я не хотел.
На картинке - птица дрозд
Средь иных убитых тел.

Зря ты умер, знаешь, зря.
Возвращайся, милый я.
Это запах октября,
Это грохот воронья.

Обещаю - в календарь
Новый месяц запишу...
Ходит по морю рыбарь,
Слушает, как я дышу.

_^_




смерть

Читать про смерть, писать про смерть,
Ругаться смертью, думать - смерть!
Стараться смертью вынуть смерть
И вынудить пойти на смерть.
Посмотришь - смерть, припомнишь - смерть,
И снова - смерть, и завтра - смерть.
Но если смерть такая смерть,
То кто для смерти будет смерть?
А кто сказал, что смерть - не смерть?
Конечно - смерть, понятно - смерть.
Но если смерть такая смерть,
То взял и умер - это смерть?
Читать про смерть, писать про смерть,
Бежать про смерть, лежать про смерть,
Дрожать и думать - Боже, смерть!
А если - смерть?! Вот завтра - смерть...
А вдруг - сегодня злая смерть
Придёт, и сразу станет смерть?
Нет, смерть - не смерть.
Нет, смерть, не сметь.
И если можно умереть,
И если можно в смерть смотреть,
И если можно стать на треть
Прозрачным - ластиком стереть
Всё, что стрекочет тихо - смерть,
Внутри щекочет тихо - смерть...
Но если смерть такая смерть,
То разве можно видеть смерть?
Но если смерть такая смерть,
То где же смерть? Откликнись, смерть!..
Читать про смерть, писать про смерть,
Ругаться смертью, думать - смерть.
И слышать - смерть.
И видеть - мерть.
И знать, что - ерть.
И помнить - рть.
И плакать - ть.
И - ь.
И -

_^_




заседание

Наряду с другими вопросами в протокол заседания инженерно-врачебной бригады
Внесены также: мёртвые лошади, птичьи перья, челюсти карлика, сушёные гады.
Высказано предложение: убивать всех и вся повсеместно и одновременно
(Впрочем, поздно рыпаться - наша смерть ещё со вчерашнего дня нами беременна).
Так что со спокойными сердцем и лёгкими будем и дальше работать посменно.
Протокол заседания инженерно-врачебной бригады испорчен - морская пена,
Моллюски, медузы, миноги и прочие существа безобразные...
Впрочем, в наибольшем ущербе виновны осьминоги и ракообразные.
Высказано пожелание: отправить в море в зелёной бутылке послание:
"Уважаемый император моря! Очень вас просим - о дожде из подданных ваших
Сообщайте заранее!
Спасибо! Точка". Заседание продолжается тихим пением -
Не каждому инженеру хватает голоса и терпения,
Не каждому врачу помогают хирургические инструменты:
Ланцеты, скальпели, щипцы, ножницы, прозрачные трубы, мёртвые пациенты.
Наряду с другими вопросами в протокол заседания внесены и ответы:
Не все невесёлые песенки могут быть спеты.
Инженерно-врачебной бригаде выдано предписание:
С этой минуты и дальше - играть в одно-единственное касание.
Протокол уничтожить, - хотя, честное слово, уничтожать уже нечего, нечего.
Заседание закрывается. Включайте свечи и лампы. Ожидайте вечера.
Это второе заседание инженерно-врачебной бригады в этом году.
На третье и все остальные я снова не попаду.

_^_




никто из нас

никто из нас толком не знает, как вести себя на воздушном шаре
какую литературу читать, какие курить сигареты
кому и куда сообщать о замеченном нами в лесу незаметном пожаре
(но каждый раз мы находим довольно простые вопросы на те или иные ответы)

техника безопасности, на самом деле, не очень и сложная штука
главные правила: не порти корзину ножом и будь экономным -
голод и жажду легко победить прозрачной начинкой живого бамбука
(но будь осторожен! - есть риск отравиться бамбуком фантомным)

однако, страшная паника возникает при столкновении с облаками
и до сих пор мы не знаем, как справиться с этой напастью
и при каждом ударе об облако мы жалеем, что не были моряками
(наверное, к счастью)

_^_




про невозможность коммуникации

гремит разбуженный мотыль
скрипит простуженный костыль

из лампы соком каплет свет
мы есть, но нас как будто нет

под стол струится борода
в ней вырастают города
в одном из них моряк седой
под стол струится бородой

а под столом лежат поля
в них нет воды, но есть земля
а может, нету и земли
гудят живые журавли

мечтает рыба кошку съесть
нас нет, но мы как будто есть

скрипит разбуженный костыль
гремит простуженный мотыль

_^_




на груди твоей

на груди твоей застыла птица
печень утащил подземный лис
я спешу из глаз твоих напиться
и неслышно провалиться вниз

у тебя во рту дерутся крабы
разгрызая лёд прозрачных щёк
милая скажи мне ты могла бы
для меня оставить маячок?

крохотную капельку в ресницах
маленькое зёрнышко огня?
я спешу
на чёрных колесницах
настигают мёртвые меня

_^_




охотник/зверь

охотник пьёт шершавый чай
на сорных травах и земле
и ждёт, когда его крепчай-
ший сон умчит на корабле

стучится в лампу мотылёк -
как ветер в запертую дверь
суровой пули ждёт далёк-
ий невесомый смутный зверь

трепещет кустик конопли
деревья с хрустом спины гнут
струится клином журавли-
ным цепь невидимых минут

сон не приходит - лишь тоска
кусает в губы, током бьёт
охотник пробует рука-
ми симулировать полёт

и видит в зеркале себя -
седое облако без дна
глаза - звериные, свербя-
щие живые семена

он иногда осознаёт:
зверь - отражение ловца
и душит страх его живот-
ный, портит цвет его лица

_^_




ЛИСИЙ ЦИКЛ



лиса-оса

у лисы серьёзный взгляд
у меня беспечный вид
лисы на меня глядят
и под взглядами - болит

у осы серьёзный взгляд
молчаливый и простой
он (суровее, чем яд)
обжигает немотой

я молчу - лиса молчит
я молчу - оса молчит
я молчу - лиса молчит
я молчу - оса молчит

надо мною - лес торчит
подо мной - живёт вода
я в молчаньи нарочит
осы, лисы - никогда

_^_




кромешно

в кромешно солнечный денёк
в лесу присяду на пенёк
и буду ждать, когда олень
придёт делить со мною день

олень придёт - в его рогах
живёт удод о трёх ногах
он смотрит капельками глаз
куда-то в нас, но мимо нас

придёт лиса, придёт медведь
со мной на солнышке сидеть
и цапля об одном крыле
присядет рядом на земле

и волк, и лось, и муравей
и серебристый соловей
и зверь неведомый, но свой
придёт, прикинувшись совой

мы будем слушать тишину
нырять в друг друга глубину
и только на закате дня
все отвернутся от меня

достану трубку, закурю
на ветки в небе посмотрю
и буду до утра почти
я вместо дерева расти

_^_




ил

с улыбкой слушает лиса
как в речке стынет ил
иди, лиса, к себе в леса
твой ил давно остыл

уютно падает листок
на бледное чело
твоё уходит на восток
моё давно ушло

когда идёшь - считай шаги
и в книжечку пиши
в кустах сидят твои враги -
стригут карандаши

начнут писать тебя они
с натуры наповал
иди спокойно, не бубни
как будто воевал

как будто видел, как листок -
на стылые глаза
твоё уходит на восток
и ты попробуй за

с улыбкой слушает лиса
как в речке стынет ил
иди, лиса, домой - в леса
твой ил уже остыл

_^_




лиса в коробке

хоронят мёртвую лису -
в коробке с трепетом несут
мальчишки сами.

октябрь играет на басу
и лает псами

на хмурых мальчиков с лисой.
а лес стоит совсем босой.
и ветер робкий.

потеет радужной росой
лиса в коробке.

_^_



© Константин Стешик, 2010-2022.
© Сетевая Словесность, 2010-2022.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]