[Оглавление]


[...читать полную версию...]



ЛЕГЧЕ ПИСАТЬ О МЁРТВОМ ПОЭТЕ?!

Рефрен-эпифора "... ещё живой" в стихотворении
и творчестве Сергея Сутулова-Катеринича

Впервые опубликовано: журнал "Дальний Восток", N 2, март-апрель 2017


Почему дилетанты считают, что стихи писать легче, чем прозу? Почему полагают, что для восприятия и интерпретации текста стихотворения не требуется особых интеллектуальных усилий, а роман А.С. Пушкина в стихах "Евгений Онегин" - это не то, что романы-"глыбы" "матёрого человечища" Л.Н. Толстого?

При этом воинствующие дилетанты, столкнувшись с настоящей поэзией, называют её "заумью", считая, что поэзия - это рифмованная проза, менее серьёзная и более удобоваримая.

Думаю, до скрупулёзнейшего, то есть, чрезвычайно тщательного, точного до мельчайших подробностей анализа романа Пушкина, произведённого гениальным Ю.М.Лотманом - "Роман А.С. Пушкина "Евгений Онегин". Комментарий", эти "эстеты" не дошли. А то стали бы говорить о "зауми" литературоведческого структурализма.

Итак, о чём я? Да о том, что качественная поэзия - та, над которой надо думать, разглядывая её, как советовал академик Н.М. Шанский, "под лингвистическим микроскопом". И, конечно, наслаждаться красотой поэтического слога, языковой игрой, неожиданными находками автора, связанными с развитием новых значений у знакомых слов, "огранкой" материала, его тщательной прорисовкой с использованием множества красок.

Именно такую профессиональную палитру настоящего художника, а не набор из шести детских цветных фломастеров демонстрирует нам Сергей Сутулов-Катеринич в своих поэтических текстах.

Сложные, насыщенные подробностями, прекрасными аллюзиями, портретами ушедших и ныне здравствующих людей, поэтические этюды этого удивительного автора никого не оставляют равнодушными: Сутулова-Катеринича или принимают, или не принимают.

А он, по-моему, не очень-то и заморачивается по этому поводу. Пишет, как дышит. Ощущение лёгкости, интеллигентного изящества сохраняется при чтении текста. Кажется, именно о нём напевал Булат Окуджава, помните?

Взыскательного ценителя поэзии не может не привлечь оригинальный почерк Сергея Сутулова-Катеринича, его умение проявить мастерство, продемонстрировать "высший пилотаж" выучки (в хорошем смысле), щегольнуть применением приёмов языковой игры.

Начну, пожалуй, с удивительного букета заглавий: "Живой! (Поэллада)", "Январёнок, Тать и ключик Ять", "Земля-апельсин!", "Каламбуры бытия", "стрекоза как заноза любви"... Каждый цветок-заглавие достоин внимания.

Е.В. Джанджакова когда-то назвала заглавия "чудовищно сжатыми аббревиатурами текста". Продолжая тему, позволю себе дополнить: поэзия - это чудовищно сжатая аббревиатура чувств, эмоциональных переживаний.

"Живой! (Поэллада)" -обращает нас к творчеству Игоря Северянина с его особым жанром "поэз". У Сергея Сутулова-Катеринича жанр произведения чётко обозначен - поэллада... "Имеющий уши" читатель да услышит здесь и поэму, и балладу, и Элладу, и, наверное, что-то ещё. Вслушаемся, вглядимся, вдумаемся в текст:

Текст с отличным чувством ритма, практично сшитый повторами-эпифорами с инверсиями (перестановкой слов, их непрямым порядком по отношению к первому употреблению): "...пока ещё живой", "...уже всегда живой", "...ещё живой пока", "...пока ещё живой", "...всегда святой живой", "...пока живой ещё", "...пока ещё живой", "спасибо, что живой!", "...уже живой ещё" (оксюморон), "...пока ещё живой", "...уже всегда живой", "...ещё живой пока", "...пока живой ещё", "...да здравствует живой!", "...живой ещё пока", "уже! пока! ещё!", "...пока ещё живой", "...уже всегда живой".

Кроме эпифор (одинакового завершения строк), в тексте есть 3 ключевых повтора:

И когда в них вслушиваешься и вдумываешься, понимаешь, что Поэллада "Живой!" - о жизни, о поэтах, которым так мало отпущено, о людях, которые жизнью своей творили поэзию космоса (Гагарин и Нил Армстронг) и потому "уже всегда живые". Философия жизни земной, физического существования и жизни вечной, жизни в памяти людей когорты "уже всегда живых" - одна из проблем текста.

В продолжение этой темы добавлю ещё один дистантный вариативный повтор, которым Сергей Сутулов-Катеринич одним росчерком пера соотносит первую и вторую половину 20 века. В третьем двустишии у него:

А в девятом двустишии в аналогичной синтаксической конструкции (в широком смысле понимания термина - это синтаксический параллелизм), украшенной звуковым подобием: карете - ракете (слова различаются лишь первым слогом - это та самая языковая игра, паронимическая аттракция, которую непринуждённо демонстрирует читателю мастер). Однако на фоне внешней лёгкости формы лаконично, талантливо-точно прорисовано время и его ощущение людьми двух разных поколений, заключённое в повторяющемся глаголе "мчит". Карета Есенина и ракета Гагарина, которые "мчат" - это символы двух эпох, а между ними менее полувека! Перед нами контекстные антонимы Сергея Сутулова-Катеринича, связанные моделью когезии (текстообразования) - эпифорическим повтором "...ещё живой" и нашим сегодняшним знанием - Есенин и Гагарин уже "всегда живые":

Поэлладу (поэму и балладу?) "Живой!" Сергея Сутулова-Катеринича нельзя воспринимать в суете сиюминутности. Она требует вдумчивой исследовательской работы. Эти 23 двустишия, 46 поэтических строк нужно прочесть, отстранившись от дня сегодняшнего почти на полстолетия, потому что текст - аллюзия спетого Владимиром Высоцким на шестидесятилетии Юрия Любимова в театре на Таганке, то есть в канву текста вплетены биографии наших великих актёра и режиссёра. Судите сами, узнавайте, сравнивайте:

Рефрен текста Владимира Высоцкого "Спасибо, что живой!" перекликается с днями сегодняшними и с иным жанром - жанром кинодрамы "Высоцкий. Спасибо что живой" Год выхода: 2011.

Круговорот жизни, который вечен, кольцевая композиция Поэллады "Живой!" Сергея Сутулова-Катеринича - это посыл читателям и творцам. Нужно успеть сказать своё слово между "...пока ещё живой" и "...уже всегда живой". В том числе, сказать самому поэту, "...пока ещё живой", пока возможен диалог с ним, хотя это ответственнее и труднее. А тот, кто "...уже всегда живой", возразить не сможет...

Название текста "Январёнок, Тать и ключик Ять" - словно шифр, загадка, код, криптограмма (по-гречески - тайнопись). Сергей Сутулов-Катеринич приглашает читателя решить эту головоломку, используя детективные методы. Что "просвечивает" в заглавии? Имя Татьяна, связанное с январём? Что там спрятано автором? Татьянин день? Текст начинается пиршеством определений-эпитетов, разнопланово характеризуя "жизнь январскую":

Сочное стихотворение "Земля-апельсин!" - это буйство слов-характеристик эпохи ушедшей и ожидание Иного Человека: "...давай так и скажем: эпохе конец! - /не только твоей и моей распрекрасной, /провальной, банальной, ужасной, опасной, / безумной, безродной, беспечной, бесстрастной, / но целой стране - неизбежный звездец./ не верил отец, сохраняя билет - / партийный, великий, воспетый, треклятый, / надменный, священный, расстрельный, распятый, / кремлёвский, солдатский, рабочий, измятый - / но прятал за зеркалом Новый Завет".

Каждое определение - точное, как выстрел снайпера, попадает в цель: нашу память. А дальше начинается удивительная работа со словом в нашем сознании: идёт "развёртка", за каждым эпитетом - фрагмент фотографии эпохи. Складываясь, как пазлы, они дают цельный портрет.

В "Каламбурах бытия" - аллюзии, россыпь ярких метафор, каждая из которых достойна отдельного эссе: "метранпаж...жития"; "доллары луковых пенсий"; "Алиса - весталка зеркал забугорья"; "абсент бытия"; "процент вытия"; "Млечная река"; "опечатки Господни"; "минор ноября...".

"стрекоза как заноза любви" - высокоэстетический текст, имеющий посвящение "милой тётушке - Валентине Н. Катеринич". Зная взыскательность и поэтический вкус адресата, автор начинает стихотворение изящным хиазмом - "мера времени в мире вранья, как химера вранья в море времени", а завершает запоминающейся развёрнутой метафорой - "стрекоза Сальвадора Дали, / как заноза любви в пятке Вечности!". В этой финальной метафоре перед нами предстаёт и эпатажный эстет Сальвадор Дали, и изящный намёк на ахиллесову пяту.

А внутри текста, населённого "графьями", генералами, печенегами, богинями смуглыми, трубачами, рифмачами, трюкачами - простор от Сырдарьи, Амударьи ("аморальной дамы с камелией") и Арала до Байкала и Амура с "дискурсом призрачного Хабаровска" - гулять так гулять!

Тексты Сергея Сутулова-Катеринича не позволяют читателю расслабиться. Держат его в интеллектуальном тонусе, кого-то заставляют "встать на цыпочки", потянуться, чтобы дотянуться и соответствовать в восприятии стихотворения уровню автора. Что ж, такой интеллектуальный фитнес очень полезен ценителям слова!




© Елена Крадожён-Мазурова, 2017-2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.
Орфография и пунктуация авторские.




(WWW) полная версия материала
[В начало сайта]
[Поэзия] [Рассказы] [Повести и романы] [Пьесы] [Очерки и эссе] [Критика] [Переводы] [Теория сетературы] [Лит. хроники] [Рецензии]
[О pda-версии "Словесности"]